А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Андерсон Пол Уильям

Торговец Ван Рийн -. Исав


 

На этой странице выложена электронная книга Торговец Ван Рийн -. Исав автора, которого зовут Андерсон Пол Уильям. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Торговец Ван Рийн -. Исав или читать онлайн книгу Андерсон Пол Уильям - Торговец Ван Рийн -. Исав без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Торговец Ван Рийн -. Исав равен 67.74 KB

Андерсон Пол Уильям - Торговец Ван Рийн -. Исав => скачать бесплатно электронную книгу



Торговец Ван Рийн -


«Приключения звездного торговца»:
Аннотация
Вас ждет мир невероятных приключений в глубинах Галактики. Благородные авантюристы космоса, члены всегалактического братства торговцев, рискуя жизнью, открывают новые звезды и планеты. Они, конечно, не упустят своей выгоды, но в первую очередь ими движет дух первопроходцев, ощущение опасности, радость победы. И именно им выпадает на долю столкнуться с иной, враждебной человеку цивилизацией.
Пол Андерсон, один из столпов космической фантастики, создал поистине грандиозную сагу о звездных торговцах будущего.
Пол Андерсон
Исав
Пройдя очистку с помощью специальных автоматов, машина опустилась на крышу Уинг-кросса. Эмиль Долмади рассчитался, вышел и внезапно почувствовал себя очень одиноко. Вокруг в глубокой синеве теплых сумерек благоухал сад, а шум Чикаго на такой высоте напоминал бормотание далекого океана. Высокие башни и соединяющие их скайвеи были похожи на волшебный лес, в котором блуждающими огоньками порхали флайеры, а внизу, словно Земля стала прозрачной, насколько хватало глаз, раскинулась фантастическая галактика многоцветных огней. Вздымавшаяся впереди возвышенность когда-то, возможно, была горой, на которой жил в своей берлоге медведь-гризли.
Долмади расправил плечи.
«Смелее, — сказал он себе. — Он тебя не съест. — С новой силой в нем закипела злоба. — С таким же успехом я сам могу его слопать».
Он зашагал вперед: приземистый, одетый в голубой костюм на молниях, мускулистый, с крупными чертами лица, высокими скулами, курносый, с зелеными, чуть раскосыми глазами и темными, с красноватым отливом волосами.
Но, как ни умел он владеть собой, все же факт оставался фактом: он не был готов к встрече лицом к лицу с каким-либо торговым принцем Политехнической Лиги, тем более в одном из собственных особняков последнего. И когда настоящий живой швейцар открыл перед ним дверь и он, пройдя по очень длинному великолепному ковру до невероятности роскошно обставленной гостиной, очутился перед Николасом Ван Рийном, Эмиль Долмади ощутил, что у него пересохло в горле, а ладони вспотели.
— Добрый вечер, — прогромыхал хозяин. — Прошу.
Он не счел нужным приподнять с кресла свои дородные телеса, а Долмади и не возражал. Рядом с этим человеком он чувствовал бы себя карликом. Ван Рийн махнул рукой в сторону стоявшего напротив него кресла; в другой руке он держал кружку с пивом.
— Сядьте. Расслабьтесь. А то дрожите, словно бланманже перед бандой поваров. Что вы предпочитаете: пить, курить, нюхать или как-нибудь развлекаться?
Долмади опустился на краешек кресла. Лицо Ван Рийна, со множеством подбородков, огромным крючковатым носом, усами и козлиной бородкой, обрамленное черными до плеч локонами, сморщилось в ухмылке. Из-под нависших бровей на гостя смотрели маленькие глазки цвета черного янтаря.
— Ну же, чувствуйте себя свободнее, — настойчиво повторил он. — Не бойтесь этого кресла, дайте ему подладиться к вашей фигуре. Конечно, это не утешает так, как объятия хорошенькой девушки, но зато и не так изматывает, а? Я думаю, стаканчик можжевеловой или горькой настойки со льдом станет для вас транквилизатором. — Он хлопнул в ладоши.
— Сэр, — хриплым от напряжения голосом начал Долмади, — я не хочу показаться нелюбезным, но…
— Но вы явились на Землю, пропахший дымом и серой, прорвались сквозь шесть ступеней твердолобых, постоянно твердящих «нет» секретарей и служащих Солнечной компании «Пряности и Напитки», словно бульдозер, преследующий корову, и все для того, чтобы увидеть подонка, уволившего вас несмотря на все ваши заслуги. И никто не соизволил вам ничего объяснить. Вся беда в том, что они полагали: вы знаете все, и считали это совершенно естественным. Поэтому вполне понятно, что их слова были для вас как нокаут, и вы шарахнулись от них, чтобы обратиться к кому-нибудь другому.
Ван Рийн предложил Долмади сигару из золотого хьюмидора явно внеземной работы. Молодой человек отрицательно покачал головой. Торговец взял одну для себя, откусил ее кончик, мастерским плевком отправил его в плевательницу и раскурил сигару.
— Ну вот, — продолжил он, — кто-то наконец должен был разобраться в вас, а когда мне стало все известно, я пригласил вас сюда. Так или иначе, мне все равно потом захотелось бы с вами поговорить. Я должен во всем досконально разобраться и выяснить все детали, чтобы они стали прозрачными, как масло индусов.
Если верить легендам об этом человеке, его радушие было почти таким же ошеломляющим, каким мог бывать и его гнев.
«Возможно, он просто готовит меня, чтобы я спокойно воспринял любой удар», — подумал Долмади и, отвечая, не стал сдерживать накипевшее возмущение:
— Сэр, если ваша компания недовольна моим поведением на Сулеймане, по крайней мере, можно было меня об этом уведомить и объяснить причины, а не посылать извещение о том, что меня заметили и что я должен представить отчет в штаб. Если вы не докажете, что я сделал что-нибудь не так, я не соглашусь с понижением в должности. И дело даже не в служебном положении — просто это вопрос чести. Там, откуда я прибыл, думают точно так же. Я уйду со службы. И… в Лиге полно других компаний, которые с радостью возьмут меня на работу.
— Да-да, и это несмотря на все свечки, поставленные мной Святому Диомасу. — Ван Рийн вздохнул, не вынимая сигару изо рта, и клубы дыма окутали Долмади. — Вечно они пытаются перехватить моих сотрудников, еще не присягавших на верность. Ну, чистый грабеж! А я всего лишь бедный, старый, толстый человек, пытающийся управлять персоналом предприятия, которое охватывает целые миры, с помощью современной компьютерной техники, постоянно перегревающейся от напряжения, и немногочисленных помощников, имеющих в основном куриные мозги и занятых, в свою очередь, переманиванием хороших специалистов откуда только можно. — Он шумно отхлебнул пива. — Так-то.
— Надеюсь, вы прочли мой доклад, сэр, — сделал Долмади первый шаг навстречу.
— Сегодня. Столько информации, излившейся из потока световых лет… Разве могла эта поношенная старая бочка удержать ее так, чтобы избыток сведений не полез из нее, словно ушная сера? Дайте-ка мне вспомнить и удостовериться, что все действительно разложено по полочкам. Что означает — хо-хо! — буквально все четыре измерения.
Ван Рийн вдавил свою тушу поглубже в кресло, сцепил на животе волосатые пальцы и закрыл глаза. Вошел дворецкий, неся на подносе запотевший холода шипящий кубок.
«И это называется слегка выпить!» — подумал Долмади. Усилием воли он заставил себя расслабиться и принялся потягивать крепкий напиток.
— Ну так. — Сигара покачивалась в такт словам. — Эта звезда, которую первооткрыватель назвал Османом, находится по ту сторону Антареса, на самой дальней оконечности района, который Лига охватила своей деятельностью, разместив там свои регулярные базы. Одна из планет, названная людьми Сулейманом, обитаема. Напоминает Юпитер: жизнь базируется на водороде, аммонии, метане. Аборигены — нация примитивная, но дружелюбная. Как оказалось, на самом большом континенте произрастает кустарник, который мы называем… ум… м-м… «голубой Джек». Аборигены используют его в качестве специй и тоника. Синэргетические анализы выявили сложную смесь химических элементов, в некоторой степени соответствующую нашему гормональному веществу. Для тех, кто дышит кислородом, толку никакого, но, чем черт не шутит, его можно продавать водорододышащим на других планетах.
Мы нашли очень мало рынков, по крайней мере таких, где можно продать все, что мы хотели. Чтобы «голубой Джек» проявил свои полезные свойства, необходима специальная биохимия, поэтому синтез обошелся бы нам дороже, учитывая исследования и стоимость перевозок из центров химлабораторий, чем непосредственная закупка растений у аборигенов Сулеймана с расчетом обычными товарами. В последнем случае мы могли бы рассчитывать на небольшую прибыль, прямо-таки крошечную — вся операция едва окупила бы себя. Но поскольку все шло тихо-мирно, что ж, почему бы и не получить несколько честных процентов?
И несколько лет все действительно было тихо-мирно. Аборигены охотно сотрудничали с нами, забивая пакгаузы «голубым Джеком». А мы, заключая контракты с фрахтовочной линией на регулярные рейсы, имели возможность не вкладывать капитал в эксплуатацию своих судов. Да, временами случались и непредвиденные осложнения: плохие урожаи, налеты бандитских шаек на караваны, возрастающая жадность вождей — в общем, самая обычная рутина, с которой без труда мог справиться любой компетентный агент, потому-то мне никогда и не докучали докладами на эту тему.
А потом — Ахмед, еще пива! — случилась настоящая беда. Лучший рынок «голубого Джека» находится на планете, которую мы называем Бабуром. Ее звезда, Могул, располагается в том же регионе, примерно на расстоянии тридцати световых лет от Османа. Наиболее развитая ее страна сотрудничала с Технической цивилизацией в течение десятилетий. Модернизируя свою технологию, бабуриты главным образом интересовались почему-то робототехникой, но наконец им все же удалось скопить межпланетной валюты достаточно, чтобы оплатить постройку нескольких гиперлетов и обучение экипажей. Так что с тех пор Солнечная Федерация и другие силы вынуждены обращаться с ними более уважительно: бласт-пушки и атомные ракеты, безусловно, благотворно влияют на манеры, черт побери! Они по-прежнему не ахти какие важные птицы, но зато амбиции у них — будь здоров. И по их мнению, «голубой Джек», пользующийся большим спросом на внутреннем рынке, — это далеко не второстепенная вещь.
Ван Рийн наклонился вперед, сминая расшитый камзол, обтягивавший его брюхо.
— Вы, наверное, не понимаете, зачем я рассказываю то, что вам и так прекрасно известно, а? — спросил он. — Когда мне нужен подробный доклад о какой-либо ситуации, особенно в таком плохо изученном мире, как Сулейман, я не могу изучить все сведения, поступившие за десятилетия. Поэтому я отбираю данные и затем суммирую их. И вот теперь с вашей помощью (ведь вы непосредственный участник событий) я проверяю, выдала ли мне машина все, что имеет значение для нашего разговора. Как по-вашему, все пока верно?
— Да, — ответил Долмади, — но…
Ивонна Веланкот подняла глаза от панели с приборами, когда мимо открытой двери ее сопоставительной лаборатории прошел Долмади.
— Что случилось, Эмиль? — спросила она. — Я слышала, как ты протопал через весь холл.
Долмади остановился, чтобы посмотреть на нее. Там, где условия жизни людей были приближены к земным, их одежда сводилась к минимуму, и он давно привык видеть женщин и мужчин полуобнаженными, но Ивонна… Он думал, что ее светлые волосы и стройная фигура потому производили на него такое впечатление, что сам он родился и вырос на Алтае. Колонистам этой холодной планеты волей-неволей приходилось постоянно носить теплую одежду. Тот же инстинкт выживания выработал в них аскетические привычки, и, кроме того, будучи фактически изолированными в огромном неисследованном пограничном секторе, они получали очень мало новостей о развитии Технической цивилизации.
Когда полдюжины людей оказываются в мире, самый воздух которого смертелен для них, когда существа одной с ними расы не прилетают даже в гости, потому что корабль, совершающий регулярные рейсы сюда, принадлежит грузовой компании с Артемиды, тогда им остается только одно: вести свободный и непринужденный образ жизни. Когда Долмади проходил подготовку перед назначением на этот пост, ему все доходчиво объяснили, и он понял и смирился с этим, но все же сомневался, что когда-нибудь привыкнет к поведению своих искушенных в житейских делах подчиненных.
— Не знаю, — ответил он девушке. — Талассократ хочет, чтобы я явился во дворец.
— Странно, ведь он прекрасно знает, как наносятся видеовизиты.
— Да, но какой-то чиновник принес вести о некоторых неприятностях в Нагорье, а подойти к видеофону он отказывается. Наверно, боится, как бы у него не похитили душу.
— М-м-м… не думаю. Как тебе известно, мы все еще пытаемся составить диаграмму основы психологии сулейманитов, и неадекватными по-прежнему остаются лишь данные о трех-четырех культурах… но у них, кажется, нет свойственной людям склонности к анимизму. Обряды — да, в изобилии, но ничего такого, что можно было бы назвать магией или религией.
Долмади отрывисто рассмеялся.
— Иногда мне кажется, что весь мой персонал считает нашу коммерцию чертовски досадной помехой на пути развития их драгоценной науки.
— Ты не так уж далек от истины, — обворожительно улыбнулась Ивонна. — Что еще могло бы нас здесь удерживать, как не возможность проводить исследования?
— И как долго продлились бы ваши исследования, если б компания вдруг закрыла эту базу? — вспылил Долмади. — А она это сделает, если мы начнем терпеть убытки. Моя обязанность — следить за тем, чтобы этого не случилось. И вы могли бы помочь мне.
Ивонна соскользнула с табуретки, подошла к нему и нежно поцеловала. От ее волос повеяло незабываемым запахом степной травы родного Алтая, нагретой оранжевым солнцем.
— Но разве мы тебе не помогаем? — пробормотала она. — Прости, дорогой.
Закусив губу, Эмиль смотрел мимо нее, и взгляд его скользил по многоцветным фрескам, которые годами рисовали на стенах колонисты, стараясь скоротать время.
— Нет, это я должен извиниться, — сказал он с неловкой прямотой, свойственной его народу. — Конечно же, вы все — ребята что надо, и… Все дело во мне. Ну кто я такой? Самый младший среди вас, полуцивилизованный пастух, от которого хотят, чтобы он следил за нормальным течением дел… на одном из самых преуспевающих аванпостов этого сектора… и после каких-то пятнадцати месяцев…
«Если у меня ничего не получится, — думал он, — что ж, я смогу вернуться домой, вне всякого сомнения, и тем самым перечеркну жертву, которую принесли мои родители, чтобы послать меня в школу управленческого персонала на другой планете; пренебрегу счастливой случайностью, благодаря которой „Пряности и Напитки“ заняли вакантное место, а опытного служащего, который мог бы возглавить это, в тот момент не нашлось; наконец, я должен буду оставить всякую надежду попасть когда-нибудь в новые, неисследованные миры, где от человека требуется абсолютно все, на что он способен. О да, неудача — это еще не конец. Так считал бы каждый, но только не я, хотя у меня нет слов, чтобы объяснить, почему такой исход был бы для меня фатальным».
— Зря ты так волнуешься. — Ивонна потрепала его по щеке. — Скорей всего, это просто очередная буря в стакане воды. Дашь кому-нибудь взятку, кому-нибудь оружие, кому-нибудь еще что-то, и этим все кончится.
— Будем надеяться. Но действия Талассократа… Ну, если отступить от свойственной ученым-ксенологам точности, то я бы сказал, что он тоже очень нервничал. — Долмади обнял девушку. — Спасибо, Ивонна.
Она смотрела ему вслед, пока он не скрылся из виду, затем вернулась к своей работе. Официально Ивонна была секретарем-казначеем данного торгового поста, но эти обязанности ей приходилось исполнять редко — лишь когда прибывал грузовой корабль. Остальное время она отдавала работе с компьютерами, пытаясь привести в систему клочки сведений, которые ее коллегам удавалось добывать в этом бесконечно разнообразном мире, и при этом надеялась, что какой-нибудь крупный ученый случайно наткнется на доклад о Сулеймане (одной из тысяч планет) и заинтересуется им.
Облачившись в скафандр, Долмади вышел с базы через главный шлюз для личного состава. Чтобы дать себе время успокоиться и собраться с мыслями, он пошел во дворец пешком через весь город, если их и в самом деле можно было назвать «дворцом» и «городом».
Утверждать или отрицать это он бы не стал. Книги, магнитные записи, лекции и нейроиндукторы напичкали его информацией о данной планете, но это были лишь обычные сведения, которые помогали выработать навыки, необходимые для торговых операций. Долгие беседы с подчиненными на базе помогли Эмилю кое-что понять, но и этого оказалось явно недостаточно. Случавшиеся время от времени контакты с коренными жителями давали Долмади гораздо больше, но при этом всегда приводили его в смущение и замешательство. И неудивительно, что его предшественники, заключив приемлемые соглашения с племенами Побережья и Нагорья, даже не попытались расширить сферы влияния компании или улучшить договорные условия. Если не разбираешься в механизме, но он вроде бы работает, лучше его и не трогать.
За пределами силового поля базы на Долмади мгновенно навалилась местная сила тяжести, на сорок процентов превышавшая земную. Хотя скафандр был почти невесомым, а мускулы Долмади сделали бы честь любому борцу-профессионалу, регенератор кислорода, как всегда, подключил дополнительные мощности для взаимодействия с водородом, проникавшим сквозь любой материал. Вскоре Долмади вспотел, и тем не менее ему казалось, что холод, несмотря на тепловые спирали, пронизывает его до мозга костей.
Высоко над головой висел Осман — ослепительная белая звезда, вдвое ярче солнца, но из-за своей удаленности посылавшая этой планете едва ли одну шестнадцатую часть того тепла, что получала Земля. Облака, имевшие красноватый оттенок, плыли, гонимые ленивыми ветрами, по темным небесам, где едва виднелась одна из трех лун. Давление здешней атмосферы было в три раза больше земного. Она состояла в основном из водорода и гелия, с примесью метана и аммония и со следами других газов.
Планетарное ядро было покрыто панцирем льда, смешанного с камнем и пронизанного пластами, почти не содержавшими металлов. Поверхность планеты была серой и местами блестела. Постепенно понижаясь, она переходила в темное неспокойное море жидкого аммония, горизонт которого терялся в необозримой дали. Радиус кривизны его поверхности составлял семнадцать тысяч километров, так что Долмади не мог рассмотреть абсолютно ничего.
Сооружения, громоздившиеся вокруг, тоже были изо льда. Их гладкие стены блестели, будто стеклянные, и этот холодный блеск нарушали только дверные проемы или непонятные резные символы. Улиц, в обычном смысле этого слова, не было, но наблюдатели с воздуха обнаружили бы в расположении построек очень сложный рисунок, о котором жители домов не могли или не хотели ничего сказать. Между сооружениями гулял порывистый ветер, и каждый издаваемый им звук в этой атмосфере был похож на визг.
Движение, весьма оживленное, походило на морские волны. В основном это были пешеходы-аборигены, спешившие по своим делам со странного вида инструментами и сосудами, которые наводили на мысль о культуре раннего неолита внеземной цивилизации. Тяжело громыхали повозки, нагруженные товарами из внутренних областей. Впряженные в них тягловые животные напоминали миниатюрных динозавров, сконструированных кем-то, кто краем уха однажды слышал о таких существах. Ближайшие их родственники, правда более изящные, использовались для верховой езды.
На морских волнах подпрыгивали рыбачьи лодки, сплетенные из чего-то вроде ивняка и обтянутые кожей. Конечно, рыбачьими их можно было назвать с большой натяжкой, поскольку настоящая рыба прожила бы здесь без специальной защиты не дольше, чем человек.
Через наушники шлема Долмади слышал лишь пронзительные взвизгивания ветра, отдаленный рокот волн, звук собственных шагов и скрип повозок. Сулейманиты никогда не заговаривали на улице, даже случайно; тем не менее они общались друг с другом, и причем непрерывно: жестами, волнообразными движениями жесткого меха, с помощью разных оттенков запахов. Человека они обходили стороной, но лишь потому, что его костюм был для них слишком горячим на ощупь. Эмиль подал и получил в ответ много сигналов приветствия.
По истечении двух лет четверть жителей Побережья и Нагорья попали в зависимость от таких коммерческих товаров, как металл, пластик и энергоэлементы. Местная рабочая сила была дешевой и использовалась как вспомогательная для постройки космопорта на горе, возвышавшейся над городом, да и теперь аборигены выполняли большую часть работ. Это избавляло от необходимости устанавливать автоматику и было одним из источников чистой прибыли здешней базы.
Наклонившись вперед, Долмади начал взбираться на гору.

Андерсон Пол Уильям - Торговец Ван Рийн -. Исав => читать онлайн книгу далее