А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Андерсон Пол Уильям

Торговец Ван Рийн -. Коэффициент прибыли


 

На этой странице выложена электронная книга Торговец Ван Рийн -. Коэффициент прибыли автора, которого зовут Андерсон Пол Уильям. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Торговец Ван Рийн -. Коэффициент прибыли или читать онлайн книгу Андерсон Пол Уильям - Торговец Ван Рийн -. Коэффициент прибыли без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Торговец Ван Рийн -. Коэффициент прибыли равен 33.78 KB

Андерсон Пол Уильям - Торговец Ван Рийн -. Коэффициент прибыли => скачать бесплатно электронную книгу



Торговец Ван Рийн -

Пол Андерсон
Коэффициент прибыли
Разумеется, это анахронизм — живая секретарша в приемной из светящегося пластика, среди машин, которые мигают и бормочут между нефритовыми колоннами, вздымающимися к сводчатому потолку, но анахронизм весьма приятный, тем более что девушка была ошеломляюще длинноногой и рыжеволосой. Капитан Торранс, лихо щелкнув каблуками, встал как вкопанный и отрекомендовался. Он скользнул взглядом по плавным формам секретарши и с удивлением увидел игольчатое ружье, висевшее у нее на поясе.
— Добрый день, сэр, — улыбнулась она. — Сейчас я узнаю, готов ли фримен Ван Рийн принять вас.
Она включила интерком. Оттуда загремел трехэтажный мат.
— Нет, он все еще проводит конференцию по видеофону. Может быть, пока присядете?
Прежде чем она выключила интерком, Торранс успел уловить несколько фраз:
— …Либо он даст нам исключительные привилегии, либо мы наложим эмбарго, да и, может быть, даже организуем небольшую блокаду. Кем, дьявол их задери, возомнили себя эти царьки на изолированных планетах? О'кей, у него есть миллион солдат под ружьем. Так вот, поди скажи ему, чтобы он взял этих солдат с ботинками на сапожных гвоздях и дырявыми винтовками и засунул их…
Торранс подогнул накидку и сел, закинув ногу в сверкающем сапоге на ногу, так что белоснежные рейтузы туго обтянули колени, и у него возникло странное чувство, будто он одновременно и чересчур разодет, и совершенно гол. Официальная форма начальника отделения Объединенного Братства Космонавтов вовсе не походила ни на мундир, который он носил на своем корабле, ни на костюмы, которые надевал во время отпуска на Земле. И охранники в вестибюле, километром ниже, не только тщательно проверили его пропуск и рисунок сетчатки его глаз, но и заставили сдать поясное оружие.
Черт бы побрал этого Николаса Ван Рийна и всю Политехническую Лигу! Чтоб его забросило на Плутон без нижнего белья!
Конечно, торговому принцу и в самом деле стоило опасаться наемных похитителей и убийц, хотя, по слухам, Ван Рийн и сам обладал молниеносной реакцией и превосходно владел револьвером. Тем не менее вооружать своего секретаря, по меньшей мере, невежливо.
С некоторой долей зависти Торранс подумал, не была ли эта девушка одной из любовниц старого дьявола. Скорей всего, нет. При теперешних трениях между компанией, а в перспективе всей Лигой, и Братством у нее, вероятно, просто не было времени на это, хотя в ее контракт наверняка входил пункт о ее личной лояльности. Торранс перевел взгляд на эмблему Лиги, висевшую на стене позади девушки, — древняя ракета на фоне солнечных лучей, сделанных из чистого золота, в кольце драгоценных камней и девиз: «Все дает движение».
«Это можно понять по-разному», — угрюмо подумал он.
Под эмблемой располагался торговый знак земного отделения Солнечной компании «Пряности и Напитки».
Девушка снова включила интерком, по-прежнему выдававший нескончаемый поток непристойностей.
— Вот теперь, пожалуйста, входите, — обратилась она к Торрансу, а в микрофон произнесла: — Начальник отделения капитан Торранс, сэр, прибыл для назначенной ему аудиенции.
Астронавт поднялся и направился к внутренней двери. Черты его худого смуглого лица оставались неподвижными. Забавно будет встретиться со своим главным боссом. Прошло уже десять лет с тех пор, как ему приходилось называть кого-нибудь «сэр» или «мадам».
Кабинет был огромен. Через одну его стену, целиком прозрачную, открывался вид на неприступные башни Джакарты, окруженные буйной зеленью тропических лесов, и на сверкающее море Явы. Вдоль других стен располагались элементы самого большого информационного компьютера из всех, что доводилось видеть Торрансу, стеллажи с внеземными диковинками и, что казалось совершенно удивительным, с десятками сотен рукописных книг, прекрасные кожаные переплеты которых носили на себе следы времени. Вся поверхность письменного стола, несмотря на его необъятность, была захламлена до предела. Наиболее примечательным предметом на столе была маленькая фигурка Святого Диомаса, вырезанная из марсианского песчаного корня. Несмотря на хорошую систему вентиляции, в комнате стояла завеса едкого табачного дыма.
Вошедший четко и отрывисто произнес слова приветствия:
— Начальник отделения капитан Торранс от лица Братства. Добрый день, сэр.
Ван Рийн что-то хрюкнул в ответ. Это был огромный человек, двухметрового роста и более чем соответствующей этому росту ширины. Тройной подбородок и отвисший живот не придавали его наружности никакой мягкости. Кольца сверкали на волосатых пальцах, браслеты — на мускулистых запястьях, под пожелтевшими от табака кружевами. Маленькие черные глаза, посаженные близко к огромному крючковатому носу, смотрели из-под нависших бровей с пронзительностью лазера. Он продолжал набивать свою трубку и заговорил лишь после того, как выпустил огромное облако дыма.
— Итак, — пророкотал он затем густым басом с таким же мощным, как он сам, акцентом. — Вы, надеюсь, выражаете интересы всего вашего союза. И женщин, являющихся его членами, тоже? Я никогда не мог понять, почему им так хочется считать, что они принадлежат к Братству.
Навощенные усы и козлиная борода заколыхались над великолепно расшитым жилетом, под которым был только саронг, обнажавший колоннообразные лодыжки и босые ноги с плоскими вывернутыми ступнями.
Торранс сдержался.
— Да, сэр. Конечно, частным, неофициальным образом… Это так, мне оказана честь быть посланцем всех провинций Федерации, и отделения Солнечной системы выразили свою солидарность с нами. Мы полагаем, вы должны выступить в качестве полпреда старших торговцев Лиги.
— Ну, это слишком громко сказано. Я просто передам ваши требования своим компаньонам — точнее, тем из них, кому не удастся спрятаться в их конторах и гаремах. Сядьте.
Торранс не стал погружаться в мягкие глубины кресла, а, присев на самый край, продолжил:
— Вопрос очень простой. Голосование прошло, и результат не может вас удивить. Вы прекрасно знаете, что мы не призываем к забастовке. Но независимо от контрактов мы не поведем больше корабли через район, который контролируется Коссалютом, до тех пор, пока не минует опасность. Любой из владельцев, кто попытается принудить нас к выполнению всех условий и послать нас туда, получит отпор. Главная цель нашей сегодняшней встречи, фримен Ван Рийн, — уведомить вас об этом и получить согласие Лиги, пока она может сделать это добровольно, не привлекая внимания общественности. Если же поднимется большая шумиха, то это может привести к настоящему столкновению.
— Черт побери, да вы же перерезаете себе глотки ножом для масла — медленно и противно. — Голос торговца звучал на удивление мягко. — Это не только потеря жалованья и должности. Нет, это означает еще и то, что, если мы прекратим регулярные поставки в сектор Антарес, он, возможно, утратит вкус к корице и сухому лондонскому джину. Другим компаниям тоже не стоит дремать у корыта, из которого они кормятся. К примеру, если «Техническое Обслуживание Старины Джо» не будет больше рассылать повсюду инженеров и ученых, то колонии начнут обучать своих собственных. Проклятые сифилитические красотки! Через несколько лет ни на одной планете в тех краях уже не будет рынка. Теряете вы, теряю я, все мы теряем.
— Выход найти совсем несложно, сэр. Мы будем делать крюк, чтобы обойти Борту. Я знаю, для этого нам придется лететь через много опасных в астрономическом отношении районов, если только не отклоняться от обычной трассы на значительное расстояние. Однако братья и сестры согласны на любой путь из этих двух.
— Что?! — воскликнул Ван Рийн, если только этот громоподобный звук можно назвать восклицанием. — Вы что, изобрели способ перерабатывать собственные испражнения для их повторного употребления в пищу? Вдвое или вчетверо увеличить протяженность маршрута! Взвинченные до небес жалованье, капитальные потери в товарах, компенсации уцелевшим, страховки! Половина или четверть прежнего количества поставок в год! Разорение! Уж лучше сразу отказаться от Антареса!
Торранс знал, что маршрут и так обходился недешево, и не был уверен в том, могли ли компании позволить себе дополнительные расходы; их бухгалтерия хранилась в секрете. Подождав, когда торговец закончит вопить, он терпеливо сказал:
— Отряды вербовщиков с Борту, как вам известно, действуют уже два года. С тех пор, что бы ни предпринималось, ничего не могло их остановить. Мы не поддавались панике. Что касается большинства сиблингов, будь на то наша воля, мы сразу бы отказались заходить в эту мерзкую дыру. Но начальники отделений колебались, надеясь, что отыщется какое-то решение. Однако найти его, видимо, невозможно.
— Послушайте, — нетерпеливо перебил его Ван Рийн. — Мне все это нравится не больше, чем вам. А может, даже еще меньше. Убытки, которые потерпела одна только моя компания, могли бы кого угодно заставить распустить сопли. И тем не менее мы можем сделать то, что вы предлагаете. Правда, останемся без штанов. Давайте прикинем. Около пятнадцати процентов наших кораблей уже захвачены. А путь через Туманность Гаммы или через Каменные поля означает новые потери, причем экипажи этих кораблей будут уже не пленниками, на освобождение которых мы пока не теряем надежды, а мертвецами. Что же касается еще большего удлинения маршрута, чтобы он проходил через прекрасный чистый вакуум, что ж, это, видимо, безопасно, но означает абсолютную убыточность каждого рейса. Даже если ваше Братство согласится на значительное сокращение своего непомерного жалованья, подумайте о забастовках, которые могут устроить низы по поводу таких длительных перелетов. Где только мы ни торговали, чтобы сохранить дело!
Терпению Торранса пришел конец.
— Можете спустить в унитаз свои грязные расчеты! Попытайтесь хоть раз подумать о людях. Нам придется иметь дело с метеоритными потоками, инфрасолнцами, бродячими планетами, черными дырами, радиационными выбросами, враждебными аборигенами… Но вы видели хоть одного их тех заклейменных людей? Я видел. И это убедило меня настолько, что по моей инициативе Братство начало действовать. Я не собираюсь рисковать ни собой, ни кем-либо из сиблингов своего отделения. Почему бы вам и вашим друзьям-толстосумам не повести корабли лично?
— Хо-о-о, — проворчал Ван Рийн. Казалось, он ничуть не обиделся и, согнув руки в локтях, навис над столом:
— А ну, расскажите-ка.
Торранс вынужден был, делая заметные усилия, еще раз повторить эту историю.
— Я встретил его на Аркане-3. Это автономная планета на окраине района Коссалюта, как вам известно. Мы сели туда с грузом чая. Их корабль тоже был там, и, можете мне поверить, мы передвигались только вооруженными группами, готовые пристрелить любого бортудианца, похожего на вербовщика, или вообще первого попавшегося бортудианца, но они не высовывали носа. Вместо этого я увидел его — человека, которого они сцапали. Он шел с каким-то поручением. Я заговорил с ним. Я и мои друзья попытались даже захватить его, чтобы привезти на Землю и попробовать исправить то, что сотворила с ним эта дьявольская электронная машина, но он вырвался и убежал. Боже! Даже если б он был закован в цепи, и то был бы более свободен. И все же я чувствовал, как ему хочется избавиться от этого. Внутренне он рыдал, но не мог преодолеть кондиционирование и сойти с ума тоже не мог…
Торранс вдруг очнулся и увидел, что Ван Рийн обошел вокруг стола и сует ему в руки бутылку.
— Эй, выпей-ка немного, — сказал купец.
Пламенная жидкость обожгла горло.
— Давным-давно, когда я был еще ни то, ни се, мне довелось самому увидеть одного кондиционированного парня. С ним это проделал некий мелкий туземный принц, чтобы оставить его у себя в качестве технического эксперта, в то время как ему хотелось вернуться домой. В тот раз нам-таки удалось его поймать и привезти назад для лечения. — Ван Рийн вернулся в свое кресло и снова набил трубку. — Однако первым делом мы с корабельным инженером тогда состряпали небольшую хлопушку, а потом подорвали ее в королевском дворце. — Он фыркнул. — Мощность была килотонн пять, не меньше.
— Если вы захотите снарядить карательную экспедицию, сэр, — сквозь зубы процедил Торранс, — я гарантирую, что проблем с набором экипажей не будет.
— Нет. — Ван Рийн покачал головой, и сальные пряди длинных черных волос замотались из стороны в сторону. — Вы знаете, что Лига не располагает достаточно сильным боевым флотом. Строить линейные корабли невыгодно, поскольку они связывают капитал. Одно дело — припугнуть мелкого властителя на окраине планетарной системы, и совсем другое — открыть огонь по тому, кто вполне может ответить тем же. Одна только подготовка к войне с Борту, не говоря уже о самом нападении, вплотную приблизила бы к банкротству большинство компаний, которые приняли бы участие в этом деле.
— Значит, тот прецедент вас ничему не научил, если вы спокойно взираете на то, что насилия продолжаются? Кто станет следующей жертвой?
— Да. — Он произнес это слово по-немецки. — Кое в чем вы правы. Но кроме нас есть еще правительство Федерации. Стоит нам, торговцам, предпринять какую-нибудь рискованную операцию, будь это даже далеко за пределами Солнечной системы, и нам тут же начинают трещать о нашем «империализме». И вот теперь здесь, в самом сердце цивилизации, нам грозят неисчислимые беды. Возможно, нас назовут пиратами, поскольку мы не представляем собой правительства с политиками и бюрократами, которые умеют руководить людьми. Возможно, вся Солнечная система ополчится против нас из-за Коссалюта, который «всего лишь осуществляет суверенитет в рамках своего законного сектора». Вы же знаете, дипломаты с Земли не предприняли ни одной серьезной попытки остановить Борту. Фактически, говорю я вам, большинство политиков искренне ликует, если нам, безнравственным барышникам, кто-то подкладывает свинью.
Торранс поерзал в кресле:
— Да, безусловно, официальная реакция или, вернее, отсутствие всякой реакции вызывает у меня такое же отвращение, как и у вас. Ну а как насчет самой Лиги? Ее руководство, должно быть, пыталось использовать меры, далекие от войны, и, насколько мне известно, они свелись к нулю.
— Вам это известно, так держите свои сведения при себе, поскольку я, вне всякого сомнения, не желаю об этом слышать. Да. Вот так. Бортудианцы чихают на все наши угрозы, поскольку знают, до какой степени мы ущемлены и в чем именно. Не подействовали ни выгодные торговые предложения, ни экономические санкции — они не заинтересованы в торговле с нами. Более того, они полны надежд, что мы вскоре начнем остерегаться заходить в их район, — как раз это вы нам сейчас и предлагаете. Это вполне устраивает их главарей, не испытывающих влияния извне… Подкуп? Но как подкупить существо, которое занимает высокое положение в своем обществе, среди своего народа, тогда как и первое, и второе совершенно чуждо вам? Наемные убийцы? Боюсь, мы потеряли бы несколько хороших убийц, не добившись при этом никакого полезного результата. — Ван Рийн разразился потоком ругательств, который длился не менее двух минут и при этом не содержал ни одного повтора. — И вот они расселись, жирные сволочи, поперек дороги к Антаресу и ко всем звездам за ним! Разве можно такое терпеть? Ни в коем случае! С этим надо покончить!
Наконец он резюмировал более спокойно:
— Этот ваш ультиматум — последняя капля. И раз уж речь зашла о каплях, то крепкое холодное пиво сейчас было бы в самый раз. Скоро я проведу небольшое совещание со своими сокорытниками, попытаюсь промыть им мозги и посмотрю, что из этого получится. Может быть, нам удастся что-то придумать. А вы передайте экипажам, чтобы они на время залегли на дно, идет? Как насчет того, чтобы составить мне компанию в баре? Нет? Что ж, тогда всего вам доброго, капитан, если это возможно.
Утверждение, будто структура общества в основном определяется его технологией, давно стало банальностью. Разумеется, не в прямом смысле, ведь вполне могут существовать абсолютно различные культуры, пользующиеся схожими орудиями труда, но от степени развития технологии зависят возможности того или иного общества. Межзвездная торговля немыслима без космических кораблей. Раса, имеющая в своем распоряжении всего одну планету и обладающая широкими познаниями в механике, но вынужденная помещать огромные капиталы в свою основную промышленную и военную технику, неизбежно придет к коллективизму под тем или иным названием. Свободное же предпринимательство нуждается в просторе.
Автоматизация и сырьевые богатства Солнечной системы привели к удешевлению производства большинства товаров. Цены на энергию начали резко падать после появления маленьких, чистых и простых фьюжн-блоков. На смену гравипланам пришли гиперлеты, что открыло путь к освоению Галактики и одновременно послужило как бы клапаном для выпуска лишнего пара. Люди, не довольные правительством, получали возможность эмигрировать, результатом чего стал так называемый «Распад», принесший дух свободы во многие миры. Их влияние, в свою очередь, ослабляло узы, связывавшие людей с родной планетой.
Межзвездные расстояния были огромны, а каждая разумная раса имела свои собственные взгляды на развитие культуры — вот почему между ними не существовало политического союза. Правда, почти не было и вооруженных конфликтов: если не считать угрозы разорения, немногие имели повод для войн.
Раса редко становится разумной, если в ее истории не было чрезмерной доли жестокости, поэтому далеко не везде процветали гуманизм и богатство, однако соотношение сил оставалось довольно стабильным. Тем временем потребность в поставках росла не по дням, а по часам. Это объяснялось не только тем, что колонии нуждались в удобствах прежнего дома, а дом — в товарах, производимых колониями, но и тем, что более древние цивилизации обладали обширным фондом обмена. Как правило, оказывалось гораздо дешевле импортировать синтетику и ее заменители, чем содержать промышленность для их производства.
Все это обусловило бурное развитие капитализма. Кроме того, возникла необходимость поиска взаимных интересов, заключения союзов и распределения сфер влияния. Могущественные компании, естественно, конкурировали между собой, но у их боссов хватало ума понимать, что кооперация во многих делах и справедливое разрешение возникавших время от времени спорных вопросов необходимы, и они выступали единым фронтом против требований государства — любого государства.
Влияние правительств распространялось в лучшем случае на несколько планетарных систем. Как тут было наладить контроль над всеми торговцами-космополитами? Одно за другим, посредством подкупа, насилия или просто в отчаянии, правительства вынуждены были прекратить борьбу.
Эгоизм — могущественная сила. Правительства, официально преданные идее альтруизма, оставались разобщенными. Политехническая Лига превратилась в некое подобие суперправительства, распространявшего свое влияние от Канопуса до Денеба и включавшего в свой состав членов и предпринимателей по меньшей мере тысячи разных рас. Это было своеобразное общество, свободно пересекавшее политические и культурные границы. Оно проводило собственную политику, заключало собственные договоры, развивало собственные основы, вело собственные войны… и за некоторый период времени, в процессе «выдаивания» Млечного Пути, сделало для распространения истинно универсальной цивилизации и утверждения прочного мира больше, чем все дипломаты во все исторические эпохи.
Тем не менее и у него были свои проблемы.
Огромный особняк, один из многих принадлежавших Николасу Ван Рийну, был сооружен на пике Килиманджаро, среди вечных снегов. В случае чего он мог послужить надежным укрытием, и хозяин любил проводить конференции именно здесь.
Его флайер скользил по ночному небу, усыпанному острыми, словно иглы, звездами, вниз, к высоким башенкам и освещенным окнам особняка. Сквозь стекло флайера он всматривался в созвездия, отыскивая среди них Скорпион. Антарес сиял красным светом. Ван Рийн пригрозил кулаком солнцам, находившимся между ним и Землей, невидимым, но затуманивающим свет Антареса.
— Итак! — пробормотал он. — Вы валяете дурака, мистер Ван Рийн.

Андерсон Пол Уильям - Торговец Ван Рийн -. Коэффициент прибыли => читать онлайн книгу далее