А-П

П-Я

 Харрис Роберт - Цицерон - 1. Империй 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Дэвис Анна

Миллионерша-подросток


 

На этой странице выложена электронная книга Миллионерша-подросток автора, которого зовут Дэвис Анна. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Миллионерша-подросток или читать онлайн книгу Дэвис Анна - Миллионерша-подросток без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Миллионерша-подросток равен 57.53 KB

Дэвис Анна - Миллионерша-подросток => скачать бесплатно электронную книгу



Дэвис А
Миллионерша-подросток
А.Дэвис
МИЛЛИОНЕРША-ПОДРОСТОК
Вскоре после прибытия в Вашингтон я уже сидел за столом напротив Старика в его офисе на Пенсильвания-стрит.
- Твое прикрытие, кажется, работает превосходно, Джерри, - сказал он. - Как тебе удается совмещать роль частного детектива с деятельностью агента службы безопасности? - спросил он.
- Как нельзя лучше, сэр. Никто, даже местная полиция, ничего не подозревает.
- Насколько я знаю, один из служащих полицейского управления - твой лучший друг.
- Cол Конвейл, сэр. Мы росли вместе.
- Хорошо, - кивнул Старик. - Очень хорошо. - Он помолчал, продолжая просматривать бумаги. - Думаю, тебе любопытно знать, зачем я вызвал тебя в управление, - сказал он наконец, посмотрев на меня поверх очков.
- Новое задание, я полагаю. Что - Атланту передают другому агенту?
- Нет, - ответил шеф. - Ты остаешься на своем месте. Причина же, по которой я вызвал тебя сюда, заключается в том, что исчез особо ценный и пользующийся особым доверием сотрудник Государственного Департамента, а единственная его родственница, родная мать, живет в Атланте. Его зовут Cидни Брайн.
- Как он исчез, сэр?
- Исчез, и все. Просто пропал и никаких следов. Имел, между прочим, доступ к нашим сверхсекретным кодам. - Старик поднялся, наклонился через стол и передал мне папку. - Здесь досье на него и некоторые сведения о его матери. Ознакомься, а за обедом изложи свои соображения.
Пообедав, Старик отложил салфетку в сторону и откашлялся.
- Джерри, - начал он, и мне показалось, что я уловил нотку смущения в его голосе, - я слышал, как ребята в нашем офисе однажды говорили о тебе, и мне хотелось бы задать тебе один весьма деликатный... э-ээ... даже интимный вопрос, который совершенно не входит в сферу наших служебных отношений. Ты не возражаешь?
- Вовсе нет, - недоуменно ответил я.
- Благодарю тебя. Я спрашиваю тебя только лишь из любопытства, так как в моем возрасте подобного рола сведения уже абсолютно бесполезны. Но я слышал, что ты владеешь... как бы сказать... э-ээ... таким методом, при котором можешь долго удовлетворять женщину, не исчерпывая себя при этом до конца. Это правда?
- Да. - Я ухмыльнулся, смекнув, куда он клонит.
- Но как? Как это возможно?
Я доходчиво объяснил ему. Мой сосед по комнате в колледже, бакалавр-психолог по имени Билл Эванс, разработал за время нашей учебы теорию, заключающуюся в том, что во время полового акта каждый мужчина в состоянии определить момент наступления оргазма - и может сам предотвратить этот процесс, с усилием сосредоточившись на каком-то, совершенно постороннем предмете, желательно, представляющем для него большой интерес.
Билл проверял на практике свою теорию с любой подвернувшейся студенткой, пока не достиг совершенства. Для него "абсолютно посторонним предметом" - или "финтифлюшкой", как он называл это - было огнестрельное оружие. Будучи коллекционером старинного огнестрельного оружия, он клялся, что разбирал по винтику, чистил и снова собирал каждый из своих старинных мушкетов или пистолетов во время продолжительных половых актов.
Однажды, чтобы доказать правдивость своей теории на вечеринке во время уик-энда, где вино лилось рекой, он оттрахал и совершенно очаровал семерых молодых студенточек, непрерывно продержавшись без оргазма восемь часов и девятнадцать минут. Студенточки кончили раз по десять. Они наперебой пытались заставить его излить в них сперму, заключая пари, но никто так и не выиграл. Когда слух о невероятных способностях Билла распространился по колледжу, нет необходимости говорить, что он стал сверхжеланным гостем для большинства девичьих компаний.
Финтифлюшкой для Билла служило оружие. Я же предпочел цифры. Тренируясь, я обнаружил, что умножая два ряда цифр, я могу продолжать половой акт бесконечно долго.
- Я понимаю. - Старик как-то печально вздохнул, когда я кончил рассказывать, затем на его морщинистом лице появилась одна из его редких улыбок. - Если бы только я знал об этом раньше, когда был молодым.
Четыре часа спустя я уже возвратился в Атланту и, забрав на стоянке аэропорта свою машину, покатил домой.
Гроза налетела внезапно. Порывы ветра бросали потоки дождя, закрывая сплошной пеленой ветровое стекло моего автомобиля, когда я свернул с Четвертой авеню на Мемориальное шоссе. Внезапно свет фар выхватил из темноты грязную, насквозь промокшую и пьяно пошатывавшуюся девчушку. Увидев, что, сделав несколько нетвердых шагов, она упала прямо на обочину, я резко затормозил.
Когда я подбежал, она лежала в луже, не двигаясь. Я перевернул её на спину, чтобы посмотреть на её лицо. Свежие кровоподтеки покрывали правую щеку, губы были разбиты и отекли, глаза заплыли так, что их почти не было видно. В общем, выглядела она так, будто её молотили, перепутав с боксерской грушей.
- Пожалуйста, не бейте меня больше, - хрипло прошептала она, когда я поднял её за плечи и откинул волосы с её лица.
- Никто не собирается бить тебя, малышка, - сочувственно произнес я.
Хрупкой девчушке было, на мой взгляд, около восемнадцати.
- Пожалуйста, не бейте меня, - снова прошептала она.
- Никто больше не будет тебя бить, - повторил я.
Она, очевидно, не расслышала меня в первый раз, а теперь съежилась от страха при звуке моего голоса и попыталась закрыть лицо руками, при этом у неё из груди вырвался какой-то животный стон.
Я подтащил её к тротуару, вернулся к машине, отыскал в бардачке бутылку виски и поднес к её распухшим губам.
Когда виски обожгло её кровоточащий рот, девчушка вздрогнула и попыталась оттолкнуть меня, но я держал бутылку до тех пор, пока она не закашлялась и не выплюнула последний глоток прямо мне на пиджак. Я отнес девочку, весившую не больше сотни фунтов, к машине и осторожно посадил на переднее сиденье.
- Куда тебя отвезти?
Ярость, которую я испытывал, глядя на её изуродованное лицо и зная, что кто-то избил её умышленно, сменилась клокочущим, почти бешеным гневом.
- Я не знаю, - глухо пробормотала она - слова с трудом слетали с её губ. - У меня нет дома.
Туфель на ней не было, а чулки имели такой вид, будто побывали в мясорубке; блузка спереди была разорвана снизу до верху, а юбка была такая грязная, будто на ней целую неделю спала стая бездомных собак. Однако с первого взгляда было видно, что её одежда была куплена не в дешевой лавке.
Я преркасно понимал: тот, кто мог позволить себе носить такую одежду, конечно же не ночевал под открытым небом. Но я пропустил её ответ мимо ушей и закинул другую удочку.
- Где твои родные? - спросил я.
- У меня никого нет.
- Где ты остановилась?
Господи, подумал я про себя, во что я влип на этот раз?
- Нигде.
- Тогда я отвезу тебя в Пирсонскую Мемориальную больницу, - сказал я. - Там тебя поставят на ноги.
- Нет! - Девчушка вздрогнула. - Я... Мне туда нельзя!
Я внимательно посмотрел на нее, недоумевая, почему человек, избитый до полусмерти, не хотел, чтобы ему оказали медицинскую помощь.
Похоже, виски наконец подействовало, потому что девчушка выпрямилась, изучающе посмотрела на меня и заговорила:
- Мне все равно, что вы собираетесь делать... Все равно со мной потом сделают то же самое... Я полностью полагаюсь на вас. У вас доброе лицо.
Я с трудом сдержался, чтобы не рассмеяться - моя физиономия может понравиться только очень нежно любящей матери, да и то, если она слепа, как одряхлевшая курица. Капитан Cол Конвейл однажды в шутку заметил, что у меня такая рожа, от которой любое парное молоко прокиснет через тридцать секунд.
- Повтори-ка, - попросил я. - Насчет того, что с тобой сдлеают то же самое.
- Они хотят убить меня, вот и все. - Девушка слегка поежилась. - Я не знаю, кто они такие, но слышала как они говорили, что должны убить меня, иначе им придется вернуть половину денег, которые они получили при заключении контракта - не знаю, какого. Они везли меня куда-то, чтобы убить и закопать, но мне удалось сбежать.
- Кто это - они? - спросил я.
- Я уже сказала, что не знаю.
Какого черта я ввязался в это дело - спросил себя я. И как частному сыщику, и как секретному агенту службы безопасности мне часто приходилось иметь дело с запутанными случаями, но этот был из ряда вон выходящим.
Может, она проститутка, подумал я, и её избили сутенеры? Впрочем, взглянув на нее, я тут же отмел эту мысль прочь. Вдруг она напряглась и сжалась, как пружина. Я быстро поднял голову и какого-то типа.
- Это он! - в ужасе выдохнула она. - Один из них!
Незнакомец был приземистым, грузным и шел походкой, выдающей сильных, уверенных в себе мужчин - медленно и решительно, слегка раскачиваясь из стороны в сторону. Не обращая внимания на ливень, он подошел к машине с моей стороны и властно стукнул по дверце. Я опустил стекло.
- О'кей, приятель, - пробурчал он. - Мне нужна эта девка. Я видел, как ты посадил её в машину. Выпусти её или тебе не поздоровится.
Рожа у него была премерзкая - толстые губы, кожа иссечена шрамами. Я раскусил его прежде, чем он кончил говорить. Профессиональный убийца.
Мне вдруг даже на душе полегчало. Терпеть не могу бандюг и убийц.
- Отдай девку, сука! - прорычал неандерталец и врезал ножищей по дверце. - Или мне самому её вытащить?
- Нет, сэр, - ответил я так кротко, как только мог, и, открыв дверцу машины, вылез под дождь. - Вам не придется вытаскивать её.
Точно определить из-за дождя я не мог, но до полудюжины зубов вылетели у него изо рта после моего мощного хука с левой. Верзила громко взвыл от боли и неожиданности, кровь ручьем хлынула ему на рубашку. Не дав ему опомниться, я нанес сокрушительный удар в живот, затем, когда он сложился вдвое, резким движением врезал ему правым коленом по роже, почувствовав, как треснул нос. Я громко засмеялся, чувствуя себя в своей стихии. Эта свинья теперь дважды подумает, прежде чем ещё раз связаться с Джерри Рэмом.
Затем он сделал то, что я и ожидал от него: попятился и - рука его юркнула за пазуху. Он почти успел достать пистолет, когда я выхватил из рукава нож и нагнувшись, с силой всадил нож ему в правый бок, чуть повыше ремня.
Страшный мучительный крик смертельной боли разорвал ночь. В следующий миг подонок, как мешок с дерьмом шлепнулся прямо на мокрую мостовую, тупо уставившись на груду кишок, медленно выползавших на колени.
Признаю, я ошибся. Этому ублюдку больше никогда не придется дважды подумать, прежде чем снова связываться со мной. Не пройдет и пяти минут, как он сдохнет от потери крови.
- Зря ты так, парень, - с трудом прохрипел он разбитыми губами. Тошнотворное зловоние фекалий, смешанных с горячей кровью, тяжело повисло в сыром воздухе. - Она того не стоит.
- Ты прав, - ответил я, усмехаясь. - Надо было отдать тебе девчонку, чтобы ты ещё раз избил её, прежде чем убить.
- Пожалуйста, мистер, - попросил он дрожащим голосом, - вызовите мне скорую помощь. Умоляю!
- Конечно, - прорычал я в ответ. - Может, тебя ещё сигаретой угостить?
Я прыгнул обеими ногами на его изувеченную, истекающую кровью физиономию! Послышался леденящий душу хруст и - ударившись затылком о мостовую, он уже больше не шевелился. Я схватил труп за воротник и подтащил к обочине.
Я неспешно залез в машину и, взяв девушку за плечи, приподнял её, усаживая на сиденье:
- Послушай, малышка, нам нужно сматываться отсюда.
Дождь ещё более усилился. Я промок до нитки, да и она была такой мокрой, что сквозь тонкую одежду просвечивало нижнее белье.
- Но где... - начала она.
- Не думай больше о нем, - оборвал я её. - Давай подумаем о нас. Куда мы поедем?
- Я уже говорила вам, что у вас доброе лицо, - сказала девушка. - Я поеду с вами куда угодно, но только не в больницу и не в полицию.
- Тогда поедем ко мне. Возможно, я сам сумею помочь тебе, если у тебя внутри ничего не сломано.
- Я поеду с вами, но...
Она замолчала. Затем склонилась к моему плечу со слабым стоном, напомнившим мне о том, что я должен оказать ей помощь, причем как можно быстрее. До моего дома было уже рукой подать.
Слава богу, моя квартира была на первом этаже, поскольку девчушку так колотило, что вытащить её из машины оказалось делом не простым. Я на руках втащил её в гостиную и уложил на кушетку. Она лежала тяжело дыша и дрожа, А вода тонкими струйками стекала на пол с подола её мокрой юбки.
Не мешкая, я пошел в кухню, достал из бара бутылку "Джека Дэниелса", наполнил стакан наполовину, выжал в него сок из четырех лимонов, чтобы заглушить вкус алкоголя, добавил сахара и хорошенько размешал.
- Вот, - сказал я, возвратившись в гостиную. Приподняв девушку за плечи, я поднес стакан к её губам. - Выпей.
Пить она не захотела. Или не смогла. После двух глотков она попыталась оттолкнуть мою руку, а когда у неё это не получилось, просто перестала пить. Но даже двух глотков оказалось достаточно, чтобы она перестала дрожать.
Мой собственный опыт давно научил меня всегда иметь при себе аптечку первой помощи; когда я принес её из ванной, девушка лежала на кушетке абсолютно неподвижно. Скорее всего кости её были целы, иначе она не смогла бы дойти от машины к подъезду, но я ничего не знал об ушибах и кровоподтеках на её теле. Промыл её мордашку водой, я увидел, что она вовсе не в таком ужасном состоянии, как мне показалось вначале, и приложил холодный компресс, чтобы снять отеки.
Взяв ножницы, я начал разрезать на ней окровавленную одежду. Девушка протестующе вытянула вперед руки и я услышал приглушенное "нет" через компресс.
- Что значит "нет"? - воскликнул я. Злости в моем голосе не осталось была только жалость. - Послушай, детка, - сказал я как можно мягче, - ты ведь не хочешь, чтобы я отвез тебя в больницу, поэтому я делаю то, что в моих силах.
Она медленно опустила руки и лежала неподвижно; только слегка раздвинула бедра, когда я разрезал её тоненькие трусики и стаскивал их. Реденькие темно-каштановые пушистые кудряшки еле прикрывали её едва сформировавшийся лобок - должно быть, девчушка ещё моложе, чем показалось мне сначала, подумал я. Она попыталась прикрыть лобок рукой, но сделала это так неловко, что от моего взора не укрылось ровным счетом ничего. Лет шестнадцать, а то и пятнадцать, решил я. Недозрелые грудки чуть больше грецких орехов. Нежные, но уже налитые бедра, что так свойственно юности. Счастлив будет тот парень, который лишит её невинности, невольно подумал я. При одной этой мысли мой член предательски зашевелился.
Я снял компресс с её лица.
- Встать-то можешь? - спросил я, собираясь осмотреть её спину.
Она послушалась. Попочка у неё была нежная и круглая. В иных обстоятельствах показалась бы мне необычайно заманчивой. Не увидев на спине никаких ушибов, я велел ей лечь снова.
- У тебя что-нибудь ещё болит, кроме лица?
- Мне больно везде, - ответила она. - Они били меня мокрыми полотенцами и резиновым шлангом.
- На теле ничего не заметно. Следы остались только на лице, но они скоро пройдут.
- Но мне все равно очень больно.
Я порылся в аптечке и нашел бутылочку со спиртовой примочкой. Когда я плеснул жидкость на нежный лобок и бедра, девчушка опять протестующе прикрылась руками.
- Опусти руки, черт побери! Ты же сказала, что у тебя все болит.
- Но...
- Ты хочешь в Пирсонскую Мемориальную больницу?
- Нет, - прошелестела она.
- Ты хочешь, черт возьми, уйти отсюда и вернуться туда, где ты жила то есть никуда?
- Нет, - опять еле слышно ответила она.
- Тогда убери руки и лежи спокойно. Двигайся только по моей команде.
- Ты жестокий, - сказала она тихо. - Ты беспощадный. Я видела, как ты убил этого человека.
Вместо ответа я большим и указательным пальцами раздвинул маленькую розовенькую щель, спрятанную под мягким пушком, и легонько ущипнул за клитор.
Девчушка слегка дернулась, но её бедра, до этого напряженные, расслабились.
- Я же сказал - лежи смирно, - прорычал я.
И она лежала не двигаясь, как мертвая, пока я не велел ей повернуться. Впрочем, мертвой её никак нельзя было назвать. Попочка у неё была загляденье, а кожа гладкая и нежная, с золотистым загаром.
Закончив растирание, я откинул голову назад, чтобы не щипало глаза от спирта и посмотрел на часы. Стрелки показывали начало десятого. Да, насыщенный получился вечерок, ничего не скажешь.
- Пошли, - сказал я, протягивая ей руку. - Пора ложиться спать.
Девочка промолчала, а я рывком поднял её на ноги и, указав на спальню, добавил:
- Иди туда. Ложись с той стороны, где телефон.
Оставив её в спальне, я вышел из квартиры и направился к Эмме Проделл, своей хозяйке. Эмма встретила меня в халатике, под которым - она этого не скрывала - не было ничего.
- Заходи, - проворковала она. - Я, правда, не одна.
- А кто у тебя? - не скрывая разочарования, поинтересовался я. Я был уверен, что у неё любовник, поэтмоу заранее горевал. Прелести невинной девчушки возбудили меня так, что так яйца заныли.
- Младшая сестра, - хихикнула Эмма. - Не бойся, она нам не помешает.
Войдя в гостиную, я увидел неописуемо прекрасную девушку. Длинноногую голубоглазую блондинку в мини-юбке. В её взгляде сквозило любопытство. На столике перед диваном стояли два недопитых бокала и бутылка виски. Рассмотрев раскрасневшиеся лица сестер, я сразу понял, что обе навеселе. Дело начинало приобретать более интересный оборот.
- Герти, познакомься с Джерри, - сказала Эмма. И снрова хихикнула. Это тот гигант, о котором я тебе все уши прожужжала.
- Я тебе не верю, - заявила Герти. - Мужчина как мужчина. И вдруг она игриво облизнула губки. - Представляете, Джерри, Эмма клянется, что у вас двадцатидюймовый... Ну, этот...
- Хер! - радостно закончила Эмма. - Он у него как хобот. Джерри, снимай портки! Покажи ей!
- Что ты мелешь? - притворно засмущался я.
Но Эмма уже вцепилась мне в ремень и, преодолев мое вялое сопротивление, быстро стянула с меня брюки вместе с трусами.
- Вот, полюбуйся! - гордо сказала она, показывая на моего уже просыпающегося зверя. - Видала что-нибудь подобное?
В ответ Герти широко раскрыла глаза и застонала. Ее длинные ноги задвигались, словно она пыталась мечтательно мастурбировать.
- Смотри, встает, подлец! - восторженно заявила Эмма, усиленно дроча мой член. - Только люстру не разбей, Джерри.
Герти, не выдержав, сорвалась с дивана, подскочила ко мне и, опустившись на колени, принялась лизать и целовать мой уже вздыбленный орган.
- Вот так-то оно лучше, - удовлетворенно хмыкнула Эмма, сбрасывая халатик. Как я и думал, под ним ничего не оказалось. - Полегче, Герти, а то он кончит. Не давай ему спустить, пока он нас не оттрахает.
Герти с сожалением выпустила мой член из своих очаровательных губок, а Эмма раскинулась на диване, раскорячив ноги.
- Джерри, иди ко мне! - позвала она.
Я взгромоздился на неё и с размаху вонзил своего приятеля в её жаркое жерло. Герти поспешно сбросила одежду и присоединилась к нам. Пока я скакал на Эмму, она вылизывала мою промежность, одновременно засунув палец в мой анус. Затем они с Эммой поменялись местами. Я сбился со счета, сколько раз мы кончили, но твердо помню, что три раза спустил в Эмму. Или в Герти.
Когда я вернулся к себе и вошел в спальню, моя юная гостья лежала, вытянувшись, как струна под одеялом и мирно посапывала. Я молча разделся до трусов и улегся рядом. Девочка зашевелилась. В тишине комнаты раздавалось её прерывистое и частое дыхание.
- Ты собираешься меня изнасиловать? - вдруг спросила она.
- А ты боишься? - переспросил я
- Ну... я... - запинаясь, залопотала она. - Мы же голые, в одной кровати.
- И поэтому я могу тебя изнасиловать, не так ли? - спросил я, поворачиваясь к ней спиной и гася свет в изголовье кровати. - Спи, приказал я. - Я никогда не был насильником. А кроме того, я не уверен, что ты достаточно взрослая, чтобы с тобой было интересно.
- О, - сказала она с интонацией обиженного ребенка, - я понимаю.
Заснул я почти мгновенно. Когда же на какой-то миг проснулся перед рассветом, то обнаружил, что её голова лежит на моем плече, ручонка покоится на моем спящем члене, а нога перекинута через мою ногу.

Дэвис Анна - Миллионерша-подросток => читать онлайн книгу далее