А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Карр Джон Диксон

Тайна закрытой комнаты


 

На этой странице выложена электронная книга Тайна закрытой комнаты автора, которого зовут Карр Джон Диксон. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Тайна закрытой комнаты или читать онлайн книгу Карр Джон Диксон - Тайна закрытой комнаты без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Тайна закрытой комнаты равен 19.25 KB

Карр Джон Диксон - Тайна закрытой комнаты => скачать бесплатно электронную книгу




Адриан Конан Дойл
Тайна закрытой комнаты
«Было только два дела, с которыми Холмc познакомился через меня, — случай с большим пальцем мистера Хатерли и безумие полковника Ворбертона».
(Из рассказа Артура Конан Дойла «Большой палец машиниста»).
Как отмечено в моей записной книжке, у моей жены была небольшая простуда, когда в памятное утро 12 апреля 1888 года мы так неожиданно столкнулись с одним из самых необычайных случаев в жизни моего друга Шерлока Холмса.
Моя медицинская практика проходила тогда в районе Паддинггона. Молодой и жизнерадостный, я обычно вставал рано. В то утро в восемь я уже был внизу и, вызывая неудовольствие прислуги, растопил камин в прихожей, как вдруг услышал настойчивый звонок.
Пациент не пришел бы в такой час по маловажному делу. Когда я распахнул дверь и яркое апрельское солнце ворвалось в комнату, я был поражен бледностью, возбуждением и красотой молодой женщины, которая, дрожа, стояла у моего скромного порога.
— Доктор Уотсон? — спросила она, поднимая вуаль.
— Это я, мадам.
— Простите меня за это раннее вторжение. Я пришла… Я пришла…
— Проходите, пожалуйста, в приемную, — пригласил я посетительницу, одновременно показывая ей дорогу и внимательно наблюдая за ней. Доктору Полезно произвести впечатление на пациента, распознав симптомы его болезни, а следовательно, и самую болезнь раньше, чем больной успеет раскрыть рот.
— Погода довольно теплая для этого времени года, — продолжал я, когда мы вошли, — все же легко простудиться, если не закрыть комнату и в ней будет сквозняк.
Эффект этого замечания оказался необычайным. Некоторое время посетительница глядела на меня широко раскрытыми серыми глазами, ужас исказил ее прекрасное лицо.
— Закрытая комната! — вскрикнула она. — О Боже, закрытая комната!
Ее крик перерос в истерический вопль, который разнесся по всему дому, и она без чувств упала на ковер перед камином. Испуганный, я быстро налил в стакан воды из графина, плеснул туда бренди и, бережно уложив пациентку в кресло, заставил ее проглотить эту смесь. Только я успел это сделать, как моя жена, встревоженная криком, вошла в приемную.
— Ради Бога, Джон, что случилось? — Она вздрогнула. — Да это Кора Меррей!
— Ты знаешь эту молодую женщину?
— Знаю ли я ее? Еще бы! Я знакома с Корой Меррей с Индии. Наши отцы были друзьями в течение многих лет, и я написала ей письмо, когда мы с тобой поженились.
— Ты писала ей в Индию?
— Нет, нет. Она живет теперь в Англии. Кора — очень-очень близкий друг Элеоноры Грант, которая вышла замуж за этого чудака полковника Ворбертона. Они живут где-то на Кэмбридж Террас.
Жена умолкла, и в ту же минуту наша посетительница открыла глаза. Жена взяла ее за руку.
— Успокойся, Кора, — сказала она. — Я лишь рассказала мужу, что вы живете на Кэмбридж Террас с полковником Ворбертоном и миссис Ворбертон.
— Больше не живу! — с отчаянием вскрикнула мисс Меррей. — Полковник Ворбертон мертв, а его жена так тяжело ранена, что, может быть, сейчас умирает. Когда я увидела их лежащими там, перед страшной маской смерти, я подумала, что именно эта отвратительная вещь свела полковника Ворбертона с ума. Он, должно быть, потерял рассудок. Как мог бы он иначе застрелить свою жену, а затем пустить пулю себе в лоб в запертой комнате? И все-таки я не iiao поверить, что он преступник.
Схватив обеими руками руку моей жены, она умоляюще посмотрела на меня.
— О доктор Уотсон, я так надеюсь на вашу помощь! Не может ли ваш друг Шерлок Холмс сделать что-нибудь?!
Можете представить себе, с каким изумлением слушали мы рассказ о происшедшей семейной трагедии.
— Но вы говорите, что полковник Ворбертон мертв, — заметил я мягко.
— Да, но его имя останется запятнанным. О, неужели моя миссия так безнадежна?
— Нет ничего безнадежного, Кора, — сказала моя жена. — Джон, что вы предполагаете делать?
— Что делать? — переспросил я, бросая взгляд на часы. — Немедленно в кэб — и на Бейкер-стрит! Мы как раз застанем Холмса до завтрака!
Как я и предполагал, Шерлок Холмс с нетерпением ожидал завтрака; комната была наполнена едким дымом первой трубки, в которой со вчерашнего дня оставался недокуренный табак. Холмс не выразил никакого удивления при нашем появлении в столь ранний час, хотя и был явно не в духе.
— Дело в том, Холмс, — сказал я, — что этим утром ко мне…
— Да, да, мой дорогой друг, — сказал он, — это произошло, когда вы, как обычно, разжигали огонь в камине, о чем свидетельствует большой палец вашей левой руки.
Он заметил убитое горем лицо мисс Меррей, и голос его стал мягче.
— Я думаю, — добавил он, — вы оба могли бы позавтракать со мной, прежде чем мы обсудим потрясение, которое, как можно видеть, пережила эта молодая леди.
И он не позволил произнести ни слова до тех пор, пока я немного не поел, хотя мисс Меррей смогла лишь прикоснуться к чашке кофе.
— Гм, — произнес Холмс; тень разочарования промелькнула по его лицу после того, как наша красивая посетительница, запинаясь, повторила свой рассказ.
— Да, мадам, это действительно тяжелая трагедия. Но я, право, не знаю, чем могу быть вам полезен. Некий полковник Ворбертон сошел с ума: сначала он застрелил свою жену, затем себя. Я полагаю, эти факты не вызывают сомнения?
— К несчастью, это так, — ответила она. — Хотя сначала мы надеялись, что это — дело рук грабителя.
— Надеялись, что это — дело рук грабителя?
Меня неприятно задел язвительный тон Холмса, хотя я не мог не отгадать его причину. С тех пор как месяц назад его перехитрила и победила г-жа Годфри Нортон, урожденная Ирэна Адлер, его отношение ко всему женскому полу стало еще более горьким, чем прежде.
— Ну что вы, в самом деле. Холмс! — запротестовал я несколько резко.
— Мисс Меррей имела в виду, что если бы это оказался взломщик-убийца, имя полковника Ворбертона было бы избавлено от позора. Надеюсь, вы не будете порицать ее за неудачно выбранное выражение.
— Неудачно выбранное выражение, Уотсон, привело однажды убийцу на виселицу, — сказал Холмс. — Ну хорошо, не будем огорчать молодую леди. Но, мадам, можете ли вы рассказать об этом более подробно?
К моему удивлению, бледное лицо нашей посетительницы озарилось улыбкой, выражавшей как глубокую грусть, так и силу характера.
— Мой отец, мистер Холмс, — капитан Меррей, служивший во время сипайского восстания. Вы сейчас увидите, могу ли я подробно рассказывать.
— Начинайте, это явно лучше! Итак?
— Полковник Ворбертон и его жена, — начала она, — жили в доме ј 9 на Кэмбридж Террас. Вы, наверное, видели много таких красивых солидных домов в районе Гайд-парка. По обе стороны от парадного входа, за узкой полосой газона, декорированного валунами, находятся комнаты с двумя французскими окнами. Полковник Ворбертон и моя дорогая Элеонора были одни в комнате, слева от парадного входа, которую у нас называют комнатой-музеем. Это произошло вчера вечером, как раз после обеда. Дверь была заперта изнутри. Оба французских окна закрыты двойными задвижками с внутренней стороны, хотя шторы не были задернуты. В комнате никого, кроме них, не было, никто там не прятался. Другого входа в комнату не существует. Револьвер лежал около правой руки полковника. Никто не дотрагивался до задвижек или запоров. Комната была закрыта, как крепость. Таковы факты, мистер Холмс.
Как я теперь могу подтвердить, мисс Меррей говорила сущую правду.
— Да, сейчас рассказ более удовлетворителен, — сказал Холмс, потирая свои длинные тонкие пальцы. — Что, у полковника Ворбертона была такая привычка — запираться в комнате-музее, как вы ее называете, по вечерам вместе с женой?
На лице нашей посетительницы мелькнуло недоумение.
— Боже мой, да нет же, — ответила она. — Я никогда об этом не думала.
— И все-таки боюсь, что это не может повлиять на исход дела. Напротив, это только подтверждает тот факт, что он сошел с ума.
Серые глаза Коры Меррей были теперь спокойны.
— Никто, мистер Холмс, не знает об этом лучше, чем я. Если полковник Ворбертон решил убить Элеонору и себя, — могу ли я отрицать, что он намеренно запер дверь?
— Разрешите мне заметить, мадам, — сказал Шерлок Холмс, — что вы исключительно здравомыслящая молодая женщина. Но если не говорить об увлечении полковника индийскими древностями, сказали бы вы, что он был человеком без каких-либо странностей?
— Безусловно. И все же…
— Вы хотите сказать о женской интуиции?
— Сэр, а чем являются ваши прославленные умозаключения, как не мужской интуицией?
— Это логика, мадам. Однако прошу прощения за то, что по утрам я так раздражителен.
Мисс Меррей любезно наклонила голову.
— Дом был поднят на ноги двумя выстрелами, — продолжала она. — Когда мы посмотрели в окно и увидели на полу две неподвижные фигуры и холодный голубой блеск ляпис-лазуревых глаз этой ужасной маски смерти, меня охватил суеверный ужас.
Холмс полулежал в кресле с усталым и недовольным видом, набросив на плечи старый, мышиного цвета халат. — Мой дорогой Уотсон, — сказал он, — вы найдете сигары в ведерке с углем. Будьте добры, передайте мне коробку, если, конечно, мисс Меррей не возражает.
— Дочь англичанина, живущего в Индии, мистер Холмс, — сказала наша прелестная посетительница, — привыкла к табачному дыму. — Она помедлила, кусая губы. — В самом деле, когда майор Эрншоу и капитан Лэшер вломились в комнату и я вбежала вслед за ними, я отчетливо ощутила запах сигары полковника Ворбертона.
Несколько секунд длилось напряженное молчание. Шерлок Холмс вскочил на ноги, держа коробку с сигарами в руке, и пристально смотрел на мисс Меррей.
— Простите, мадам, но твердо ли вы уверены в том, что говорите?
— Мистер Шерлок Холмс, — ответила леди, — я привыкла отвечать за свои слова. Я вспоминаю даже, что у меня мелькнула нелепая мысль: в комнате, где тускло мерцают бронза и деревянные идолы и еле светят розовые лампы, более уместен запах ладана, чем сигарного дыма.
Некоторое время Холмс молча стоял перед камином.
— Вполне возможно, что существует сто сорок первый сорт, — задумчиво произнес он. — Мисс Меррей, я хотел бы услышать еще подробнее о том, что случилось. Вы упомянули некоего майора Эрншоу и некоего капитана Лэшера. Эти джентльмены тоже гостили в доме?
— Майор Эрншоу гостит в доме. Но капитан Лэшер… Показалось ли мне или румянец действительно выступил на лице Коры Меррей при упоминании этого имени?
— .Капитан Лэшер пришел лишь с кратким визитом. Он племянник полковника Ворбертона, его единственный родственник, и он.., он.., намного моложе майора Эрншоу.
— Но что же произошло вчера вечером, мадам?
Кора Меррей помолчала, как бы собираясь с мыслями, и затем начала говорить тихим, но напряженным голосом.
— Элеонора Ворбертон была моей лучшей подругой в Индии. Она исключительно красивая женщина, и я не погрешу против истины, если скажу, что мы все были поражены, когда она согласилась выйти замуж за полковника Ворбертона. Он был солдатом с заслуженной репутацией и сильным характером, но, на мой взгляд, довольно тяжелым человеком в семейной жизни. Он был раздражителен и вспыльчив, особенно если дело касалось его большой коллекции индийских древностей. Поймите, пожалуйста, что, в общем, я относилась к Джорджу хорошо, иначе бы я сюда не пришла. И хотя у них случались ссоры — они поссорились и вчера вечером, — клянусь, в их отношениях не было ничего такого, что могло бы привести к этому кошмару.
Когда они уехали из Индии, я переехала вместе с ними в дом на Кэмбридж Террас. Там мы жили почти Так же, как в военном поселении в Индии. Даже дворецкий Джорджа индус Чандра Лал, всегда закутанный в белые одежды, находился вместе с нами в доме, наполненном чужеземными богами и чужеземным духом.
Вчера вечером после обеда Элеонора заявила, что хочет поговорить с мужем. Они удалились в комнату-музей, а майор Эрншоу и я находились в маленькой комнате, называемой рабочим кабинетом.
— Один момент, — прервал Шерлок Холмс, который делал пометки на манжете рубашки, — вы сказали, что две комнаты выходят окнами в передний сад; одна из них — комната-музей полковника Ворбертона… Вторая — кабинет?
— Нет, вторая комната, выходящая в сад, — столовая. Кабинет находится за нею, они не сообщаются. Майор Эрншоу довольно скучно что-то рассказывал, когда быстро вошел Джек. Джек…
— Приятное появление? — прервал Холмс. — Я полагаю, вы говорите о капитане Лэшере?
Наша посетительница подняла на Холмса свой ясный, открытый взгляд.
— Очень приятное, — улыбнулась она. Затем ее лицо помрачнело. — Он сказал, что дядя и Элеонора ссорятся. Бедный Джек, как ему это было неприятно!
«Я приехал из Кенсингтона, чтобы увидеться со стариком, — воскликнул он, — а теперь не решаюсь прервать их ссору. Почему они все время ссорятся?» Я возразила, что он несправедлив. «Ненавижу ссоры, — продолжал он, — и считаю, что хотя бы ради дяди Элеонора могла бы проявлять больше терпения и выдержки».
«Она предана вашему дяде, — сказала я, — а что касается вас, то она, как и все мы, полагает, что вы ведете слишком безрассудную жизнь, — в этом все дело».
Когда майор Эрншоу предложил сыграть втроем в вист по два пенса за взятку, боюсь, что Джек был не слишком учтив. Если уж он прослыл безрассудным, сказал он, то он предпочитает выпить стакан портвейна в столовой. Майор Эрншоу и я сели играть вдвоем.
— Выходили ли вы или майор Эрншоу из комнаты после этого?
— Да! Майор вспомнил, что ему нужно сходить за табакеркой.
Я почувствовал, что при других обстоятельствах Кора Меррей рассмеялась бы.
— Он выбежал из комнаты, шаря во всех карманах, ругаясь и клянясь, что он не может играть в карты без нюхательного табака. Я сидела с картами в руках, и, пока я ждала в этой тихой комнате, мне казалось, будто все смутные ночные страхи медленно окружают меня. Я вспомнила блеск в глазах Элеоноры за обедом. Вспомнила бронзовое лицо Чандры Лала, индуса-дворецкого, который, казалось, чему-то тайно радовался с тех пор, как в доме появилась маска смерти. Именно в этот момент, мистер Холмс, я услышала два револьверных выстрела.
В возбуждении Кора Меррей поднялась на ноги.
— О, пожалуйста, не думайте, что я ошиблась! Не думайте, что меня ввел в заблуждение какой-то другой шум или что это были не те выстрелы, которыми были убиты Джордж и… Она замолкла и, издав глубокий вздох, снова опустилась в кресло.
— На какой-то момент я совершенно оцепенела. Потом я побежала в холл и почти столкнулась с майором Эрншоу, который что-то бессвязно бормотал в ответ на мои вопросы. В это время из столовой вышел Джек Лэшер с графином портвейна в руке.
«Вам лучше остаться здесь, Кора, — сказал он мне, — может быть, там бандит».
Оба мужчины подбежали к двери комнаты-музея.
«Закрыто, черт возьми! — воскликнул майор Эрншоу. — Помоги-ка мне, приятель, мы высадим эту дверь».
«Послушайте, сэр, — отвечал Джек, — против такой двери вам потребуется осадная артиллерия. Стойте здесь, а я выскочу на улицу и попробую проникнуть через французское окно».
В результате мы все выбежали из дома…
— Все?
— Майор Эрншоу, Джек Лэшер, Чандра Лал и я. Заглянув в ближайшее окно, мы увидели Джорджа и Элеонору Ворбертон лежащими навзничь на красном брюссельском ковре. Кровь все еще струилась из раны в груди Элеоноры.
— А дальше?
— Вы, возможно, помните, я говорила, что на газоне перед домом лежали декоративные камни.
— Я запомнил это.
— Крикнув остальным, чтобы они охраняли двери и не упустили бандита, Джек поднял большой камень, разбил окно и влез в комнату. Но никакого взломщика там не оказалось, мистер Холмс. Бросив взгляд, я убедилась, что оба французских окна все еще были заперты двумя задвижками с внутренней стороны.
Сразу, прежде чем кто-либо приблизился к двери, я подошла к ней. Дверь была заперта изнутри. Видите ли, мне кажется, я знала, что там не могло быть взломщика.
— Знали?
— Джордж очень боялся за свою коллекцию, — простодушно ответила мисс Меррей. — Даже камин в этой комнате заложен кирпичами. Чандра Лал остолбенело смотрел в каменные голубые глаза маски смерти, висящей на стене, а майор Эрншоу ногой отшвырнул револьвер, лежавший около руки Джорджа.
«Это — скверное дело, — сказал майор Эрншоу, — нам бы следовало послать за доктором».
Вот, пожалуй, все, что я могу рассказать.
Некоторое время после того, как она кончила говорить, Холмс неподвижно стоял перед камином.
— Гм, — произнес он, — и каково же положение теперь?
— Бедная Элеонора, тяжелораненая, лежит в больнице на Бейзуотер. Она вряд ли поправится. Тело Джорджа отвезли в морг. Еще до того, как сегодня утром я ушла из дома на Кэмбридж Террас в смутной надежде заручиться через доктора Уотсона вашей помощью, прибыла полиция в лице инспектора Макдоналда. Но что он может сделать?
— В самом деле, что? — эхом отозвался Холмс. Но его глубоко посаженные глаза горели. — Все же инспектор Мак! Это намного лучше. Сегодня я не мог бы вынести Лестрейда или Грегсона. Если леди подождет, пока я надену пальто и шляпу, мы тотчас поедем на Кэмбридж Террас.
— Холмс, — запротестовал я, — было бы чудовищно поощрять ложные надежды у мисс Меррей.
Мой друг посмотрел на меня холодным снисходительным взглядом.
— Дорогой Уотсон, я не поощряю надежд и не разбиваю их. Я изучаю факты. Только и всего.
Я заметал, что он положил в карман увеличительное стекло. Сидя в экипаже, который вез нас к даму полковника, он молчал, покусывая губу.
В этот солнечный апрельский день Кэмбридж Террас была тихой и пустынной. За каменной стеной и узкой полосой сада, украшенного валунами, стоял каменный дом с белыми окнами и зеленой парадной дверью. Я невольно вздрогнул, увидев около окон, слева от парадной двери, белую фигуру и тюрбан индуса-дворецкого. Чандра Лал, неподвижный, как индусский идол, смотрел на нас. Затем он вошел в дом.
Было заметно, что Чандра Лал произвел впечатление и на Шерлока Холмса. Я видел, как поднялись его плечи под пальто, когда он смотрел вслед удаляющейся фигуре слуги-индуса. Хотя первое окно слева от парадной двери осталось целым, выемка в клумбе показывала, откуда был вытащен большой камень; а второе окно, еще левее двери, было разбито вдребезги. Именно через это отверстие бесшумными шагами и ушел в дом индус-дворецкий.
Холмс присвистнул, но не произнес ни слова до тех пор, пока Кора Меррей не отошла от нас.
— Скажите мне, Уотсон, — сказал он. — Вы не заметили ничего странного или непоследовательного в рассказе мисс Меррей?
— Странное и ужасное, да! — признался я. — Но непоследовательного? Нет, ничего.
— Не вы же сами первый протестовали по этому поводу.
— Дорогой мой, я не произнес ни слова протеста сегодня утром.
— Возможно, не сегодня утром, — сказал Шерлок Холмс. — А, инспектор Мак! Мы с вами сталкиваемся еще на одной проблеме!
В разбитом окне, осторожно переступая через валявшиеся осколки, появился молодой человек с веснушчатым лицом, светлыми волосами и характерными манерами полицейского офицера.
— Боже мой, мистер Холмс, неужели вы называете это проблемой? — воскликнул Макдоналд, поднимая вверх брови. — Если, конечно, вы не имеете в виду вопрос, почему полковник Ворбертон сошел с ума.
— Хорошо, хорошо, — добродушно сказал Холмс. — Я полагаю, вы разрешите нам войти в комнату.
— С удовольствием! — ответил молодой шотландец.
Мы оказались в высокой узкой комнате; хотя в ней стояли удобные кресла, она походила на какой-то варварский музей. Напротив окна на комоде из черного дерева стоял необычайный предмет — коричневая с позолотой маска с большими глазами из твердых и сверкающих голубых камней.
— Хорошая штучка, не правда ли? — хмыкнул Макдоналд. — Это маска смерти, которая действует на индусов, как на шотландцев заклинания. Майор Эрншоу и капитан Лэшер сейчас в кабинете, у них уже головы распухли от разговоров. К моему удивлению. Холмс едва взглянул на отвратительный предмет.
— Как я понимаю, инспектор Мак, — сказал он, расхаживая по комнате и заглядывая в застекленные этажерки и витрины с экспонатами, — вы уже допросили всех обитателей этого дома?
— Только этим и занимался, — простонал инспектор Макдоналд.

Карр Джон Диксон - Тайна закрытой комнаты => читать онлайн книгу далее