А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Карр Джон Диксон

Рассказы о Шерлоке Холмсе -. Приключение в Камберуэлле


 

На этой странице выложена электронная книга Рассказы о Шерлоке Холмсе -. Приключение в Камберуэлле автора, которого зовут Карр Джон Диксон. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Рассказы о Шерлоке Холмсе -. Приключение в Камберуэлле или читать онлайн книгу Карр Джон Диксон - Рассказы о Шерлоке Холмсе -. Приключение в Камберуэлле без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Рассказы о Шерлоке Холмсе -. Приключение в Камберуэлле равен 48.58 KB

Карр Джон Диксон - Рассказы о Шерлоке Холмсе -. Приключение в Камберуэлле => скачать бесплатно электронную книгу



Рассказы о Шерлоке Холмсе –

nbl
«Весь Шерлок Холмс. Вариации»: Лениздат; Санкт-Петербург; 1994
ISBN 5-289-01805-0
Джон Диксон Карр
Приключение в Камберуэлле
Под 1887 годом значится длинный список более или менее интересных дел. Все они записаны мною. Среди них: Камберуэллское дело об отравлении.
Пять апельсиновых зернышек
– Мистер Холмс, эта смерть – наказание Божье!
Множество необычайных умозаключений слышали мы в нашей квартире на Бейкер-стрит, но немногие превосходили по своему впечатлению это высказывание, сделанное его преподобием мистером Джеймсом Эпли.
Мне нет нужды заглядывать в записную книжку, ибо я и без того помню, что был прекрасный летний день 1887 года. Телеграмма пришла во время завтрака. Мистер Шерлок Холмс с возгласом нетерпения перебросил мне ее через стол. В ней всего-навсего говорилось о том, что его преподобие Джеймс Эпли испрашивал позволения нанести визит в это утро, чтобы проконсультироваться по вопросу церковных дел.
– Право же, Уотсон, – с некоторой резкостью высказался насчет телеграммы Холмс, закуривая после завтрака трубку, – дела и впрямь приняли скверный оборот, если служители церкви советуются со мной по поводу продолжительности проповеди или же проведения праздника урожая. Я польщен, но бессилен чем-либо помочь. Что там говорится о нашем странном клиенте в служебнике?
Пытаясь предвосхитить ход мысли моего друга, я уже снял с полки служебник. Я смог лишь узнать из него, что джентльмен, о котором шла речь, был священником небольшого прихода в графстве Сомерсет и что он является автором монографии о византийской медицине.
– Не совсем обычное занятие для деревенского священника, – заметил Холмс. – Но вот, если я не ошибаюсь, и он сам.
Едва он произнес эти слова, как внизу раздался требовательный звонок. Не успела миссис Хадсон доложить о нашем госте, как он стремительно вошел в комнату. Это был высокий, худощавый, узкоплечий мужчина в облачении деревенского священника, с доброжелательным лицом человека, расположенного к занятиям науками; щеки его закрывали старомодные длинные пушистые бакенбарды.
– Уважаемые джентльмены, – вскричал он, близоруко глядя на нас сквозь круглые очки, – прошу вас, примите мои уверения в том, что только безотлагательные обстоятельства заставили меня нарушить ваше уединение!
– Входите, входите, – добродушно сказал Шерлок Холмс, указывая гостю на плетеное кресло перед незажженным камином. – Я сыщик-консультант, и потому мое уединение столь же мало значит, как и уединение врача.
Едва священник уселся, как тотчас же произнес те необыкновенные слова, с которых я начал свой рассказ.
– Эта смерть – наказание Божье, – повторил Шерлок Холмс. Хотя он говорил приглушенным тоном, мне показалось, что в его голосе прозвучала некоторая дрожь. – Но если это так, то дело это относится скорее к вашей компетенции, нежели к моей.
– Прошу прощения, – поспешно проговорил священник. – Возможно, я был слишком категоричен и даже непочтителен. Но вы должны понять, что это ужасное происшествие, это… – Он подался вперед и почти перешел на шепот: – Мистер Холмс, это тяжкое преступление: хладнокровное, преднамеренное преступление!
– Поверьте мне, сэр, я весь внимание.
– Мистер Джон Трелони – мы называли его сквайр Трелони – был самым богатым землевладельцем на мили вокруг. Четыре дня назад, когда до его семидесятилетия оставалось только три месяца, он умер в своей постели.
– Гм! Это не такой уж редкий случай.
– Нет, сэр. Но послушайте! – вскричал священник, подняв длинный указательный палец, кончик которого был чем-то запачкан. – Джон Трелони был здоровым и энергичным мужчиной, никакими органическими болезнями не страдал и по меньшей мере еще дюжину лет мог бы заниматься земными делами. Доктор Пол Гриффин, наш местный практикующий врач и, между прочим, мой племянник, наотрез отказался выписать свидетельство о смерти. Еще предстояло произвести такую страшную вещь, как вскрытие.
Холмс, не успевший снять свой халат мышиного цвета, полулежал в своем кресле. При этих словах он приоткрыл глаза.
– Вскрытие! – сказал он. – Оно было произведено вашим племянником?
Мистер Эпли замялся.
– Нет, мистер Холмс. Сэром Леополдом Харпером, нашим самым крупным среди ныне живущих специалистов по судебной медицине. Должен сказать вам, что бедный Трелони умер не своей смертью. Была вызвана не только полиция, но и сыщики из Скотленд-Ярда.
– Ага!
– С другой стороны, – взволнованно продолжал мистер Эпли, – Трелони не был убит, да и никак не мог быть убит. Лучшие медицинские силы были привлечены для того, чтобы заявить: для его смерти вообще не было никакой причины.
С минуту в нашей гостиной царило молчание. Лучи летнего солнца не проникали в комнату, так как шторы были задернуты.
– Мой дорогой Уотсон, – ласково произнес Холмс, – не могли бы вы быть так любезны, чтобы подать мне мою глиняную трубку, которая лежит на полке над диваном? Благодарю вас. Я считаю, мистер Эпли, что трубка из глины весьма способствует размышлению. Кстати, где у нас ведерко для угля? Могу я предложить вам сигару?
– Cras ingens iterabimus aequor, – сказал священник, поглаживая свои замечательные бакенбарды. – Благодарю вас, не сейчас. Я не могу курить. Просто не смею! Я задохнусь от дыма. Я обязан изложить вам факты в мельчайших подробностях. Но это трудно. Вы, быть может, обратили внимание на то, что я несколько рассеян.
– Пожалуй.
– Да, сэр. В молодости, прежде чем меня призвала церковь, я был увлечен медициной. Но покойный отец запретил мне это, именно по причине моей рассеянности. Будь я врачом, говорил мой отец, я бы первым делом дал хлороформ пациенту, который пришел ко мне с жалобой на легкий кашель, и удалил бы у него желчный камень.
– Так-так, – проговорил Холмс с оттенком нетерпения. – Но сегодня утром вы ощутили некоторое беспокойство, – продолжал он, пристально рассматривая нашего клиента. – И несомненно, именно поэтому, прежде чем сесть сегодняшним утром на поезд, отходящий в Лондон, решили заглянуть кое в какие книги в вашем кабинете, не так ли?
– Да, сэр. Это были сочинения на медицинские темы.
– Вам не кажется неудобным то, что книжные полки в вашем кабинете расположены так высоко?
– Да вроде нет. Разве комната может быть слишком большой или слишком высокой для книг?
Неожиданно священник умолк. Его продолговатое лицо с длинными бакенбардами вытянулось еще больше.
– Я уверен, я совершенно уверен, – сказал он, – что ничего не говорил ни о книгах, ни о том, на какой высоте расположены полки в моем кабинете! Откуда вы обо всем этом узнали?
– А, пустяки! Откуда я, к примеру, могу знать о том, что вы либо холостяк, либо вдовец и что ваша прислуга – сущая неряха?
– В самом деле, Холмс, – вскричал я, – не один только мистер Эпли хотел бы знать, как вы вывели все это!
– Пыль, Уотсон! Пыль!
– Какая еще пыль?
– Обратите, пожалуйста, внимание на указательный палец правой руки мистера Эпли. На кончике его вы увидите ту темно-серую пыль, которая собирается на книгах. Эта грязь уже не очень заметна, однако видно, что появилась она не позднее чем сегодня утром. Поскольку мистер Эпли высокий человек с длинными руками, то очевидно, что он снимал книги с высокой полки. Если к этой пыли мы добавим невычищенную шляпу, то не потребуется большой проницательности, чтобы заключить, что у него нет жены, но есть ужасная служанка.
– Замечательно! – воскликнул я.
– Ничего особенного, – сказал он. – Я прошу прощения у нашего гостя за то, что прервал его рассказ.
– Уму непостижимо, как случилось, что он умер! Но вы еще не слышали худшего, – продолжал наш гость. – Должен сказать вам, что у Трелони есть один ныне здравствующий родственник: племянница в возрасте двадцати одного года. Ее зовут мисс Долориз Дейл, она дочь покойной миссис Копли Дейл из Глэстонбери. В течение нескольких лет юная леди вела домашнее хозяйство в большом, заново отделанном доме Трелони, который называется «Приют владыки». Всегда подразумевалось, что Долориз, которая помолвлена с красивым молодым человеком по имени Джеффри Эйнзворт, унаследует состояние своего дяди. Если я скажу о том, что более нежной и доброй души никогда не существовало, что волосы ее роскошнее воспетого Гомером моря и что, как бы оправдывая свое южное происхождение, она по временам столь бурно обнаруживает чувства…
– Да-да, – произнес Холмс, закрывая глаза. – Но вы сказали, что я еще не слышал худшего.
– Это так. Вот факты. Незадолго до смерти Трелони переписал свое завещание. Лишив наследства племянницу, которую этот строгий старик считал слишком легкомысленной, он завещал все свое состояние моему племяннику, доктору Полу Гриффину. Поверьте, сэр, это был скандал на всю округу! Спустя две недели Тре-лони умер в своей постели, а мой несчастный племянник находится под подозрением в убийстве.
– Прошу вас, не упускайте подробностей, – сказал Холмс.
– Прежде всего, – продолжал священник, – я должен описать покойного сквайра Трелони как человека по характеру строгого и неумолимого. Я так и вижу его, высокого и кряжистого, с большой головой и седой бородой, стоящим на фоне вспаханного поля или густых деревьев.
Каждый вечер он в своей спальне читал главу из Библии. Потом заводил часы, которые почти всегда останавливались именно в это время. Затем ровно в десять ложился в постель и вставал каждое утро в пять.
– Одну минуточку! – перебил его Холмс. – Изменял ли он когда-нибудь этим своим привычкам?
– Увлекшись чтением Библии, он мог засидеться допоздна. Но это случалось так редко, мистер Холмс, что, по-моему, вы можете не принимать это в расчет.
– Благодарю вас, это мы вполне выяснили.
– Во-вторых, к сожалению, должен сказать, что со своей племянницей он никогда не был в ладах. Он был строг, а подчас и жесток. Однажды, два года назад, он отхлестал бедную Долориз ремнем для правки бритв и посадил ее в комнату на хлеб и воду за то, что она съездила в Бристоль, чтобы послушать комическую оперу Джильберта и Салливана «Пейшенс». Мее не раз приходилось видеть, как по ее розовым щечкам текут слезы. Вы должны простить ее несдержанность в выражениях. «Старый дьявол, – сквозь рыдания говорила она. – Старый дьявол!»
– Правильно ли я понимаю, – прервал его Холмс, – что будущее благополучие юной леди зависит от наследования этих денег?
– Это совсем не так. Ее жених, мистер Эйнзворт, начинающий приобретать известность молодой адвокат, уже пробил себе дорогу в жизни. Сам Трелони был среди его клиентов.
– Мне показалось, что в вашем голосе прозвучала некоторая тревога, когда вы упомянули своего племянника, – сказал Холмс. – Поскольку доктор Гриффин наследует это состояние, значит, он был в дружеских отношениях с Трелони?
Священник беспокойно заерзал в кресле.
– В самых дружеских, – отвечал он с некоторой поспешностью. – Да, он как-то спас жизнь сквайру. В то же время должен сознаться, что он всегда был человеком горячим и невыдержанным. Его вспыльчивость привела к тому, что местные жители имеют против него сильное предубеждение. Если полиция сумела представить соображения насчет того, как умер Трелони, мой племянник, возможно, уже находится под арестом.
Священник умолк и обернулся. В дверь настойчиво постучали. Спустя секунду она распахнулась, и миссис Хадсон мелькнула за спиной человека невысокого роста, худого, с крысиным лицом, в клетчатом костюме и котелке. Увидев мистера Эпли, он остановился на пороге и что-то удивленно проворчал.
– У вас определенный дар, Лестрейд, являться в ту минуту, когда не обойтись без театральных эффектов, – неторопливо произнес Холмс.
– И кое для кого это оборачивается весьма неприятным образом, – заметил сыщик, кладя свою шляпу рядом с газовой горелкой. – Судя по присутствию этого достопочтенного джентльмена, я делаю вывод, что вы уже в курсе убийства в Сомерсете, которое не представляет большой загадки. Факты вполне очевидны, и обстоятельства выстроились в одном направлении, словно указательные столбы, не так ли, мистер Холмс?
– К сожалению, указательные столбы можно легко переставить, – сказал Холмс. – Это банальность, но в прошлом, Лестрейд, я пару раз имел возможность убедить вас в ее истине.
Агент Скотленд-Ярда гневно покраснел.
– Ладно, мистер Холмс, возможно, что-то там и было. Но сейчас-то какие могут быть сомнения? Есть и мотив, и возможность для совершения преступления. Виновника мы знаем, и остается лишь найти орудие убийства.
– Повторяю – мой несчастный племянник… – встревоженно заговорил священник.
– Я не называл имен.
– Но вы не скрывали, кого имеете в виду, с той самой минуты, когда узнали, что он лечил мистера Трелони! Разумеется, это злосчастное завещание ему первому отдает предпочтение.
– Вы позабыли упомянуть о его репутации, мистер Эпли, – неумолимо продолжал Лестрейд.
– Да, он несдержан, романтичен, горяч, если вам угодно! Но хладнокровный убийца – никогда! Я его знаю с пеленок.
– Ладно, посмотрим. Мистер Холмс, мне бы надо переговорить с вами.
Во время этой словесной перестрелки между нашим несчастным клиентом и Лестрейдом Холмс рассматривал потолок с тем безучастным и мечтательным выражением лица, которое я замечал у него только в те минуты, когда мозг нашептывал ему, что в клубке очевидных фактов и не менее очевидных подозрений появилась трудноуловимая нить доказательств. Неожиданно он поднялся и обратился к священнику:
– Я полагаю, вы возвращаетесь в Сомерсет сегодня днем?
– В 2.30 с Паддингтонского вокзала. – Он вскочил на ноги, и по лицу его расплылся румянец. – Значит ли это, мой дорогой мистер Холмс…
– Мы с доктором Уотсоном поедем вместе с вами. Не могли бы вы, мистер Эпли, попросить миссис Хадсон подозвать кэб?
Наш клиент кинулся вниз по лестнице.
– Весьма любопытное дельце, – сказал Холмс, набивая кисет табаком.
– Рад, что наконец-то вы увидели его в этом свете, мой дорогой друг, – заметил я, – ибо мне в самом деле показалось, что вы с самого начала проявляли некоторое нетерпение в отношении почтенного священника, особенно когда он принялся разглагольствовать о своей юношеской мечте стать врачом и о том, что по причине своей рассеянности он вполне мог бы удалить у здорового пациента желчный камень.
Эффект, произведенный этим вскользь брошенным замечанием, был необычаен. Какое-то время Холмс сидел, неподвижно уставившись в пространство, а затем вскочил на ноги.
– Боже милостивый! – вскричал он. – Ну конечно же!
Краска бросилась ему в лицо, а в глазах появился тот неожиданный блеск, который был мне давно знаком.
– Как всегда, Уотсон, ваша помощь неоценима, – с оживлением продолжал он. – Хотя сами вы и не излучаете свет, но указываете к нему дорогу.
– Я вам помог? Упомянув о желчном камне, о котором говорил священник?
– Именно.
– Будет вам, Холмс!
– В данную минуту мне надобно отыскать одну фамилию. Да, вне всяких сомнений, мне надобно отыскать фамилию. Не подадите мне тетрадь для заметок на букву «Б»?
Я подал объемистую тетрадь, одну из многих, в которые он приклеивал вырезки из газет о происшествиях, привлекших его внимание. Зачем она ему может понадобиться, я подумать не успел.
– Но, Холмс, в этом деле нет никого, чья фамилия начиналась бы с буквы «Б»!
– Совершенно верно. Я это знаю. Ба… Бар… Барлет! Гм! Ха-ха! Отличный алфавитный указатель!
Нетерпеливо перелистывая страницы, Холмс внимательно перечитал, что ему было нужно, после чего захлопнул тетрадь и принялся барабанить по ее обложке своими длинными нервными пальцами. Стеклянные трубки, мензурки и реторты, которыми был заставлен стоявший за его спиной стол для проведения химических опытов, сверкали в лучах солнца.
– Разумеется, я располагал не всеми данными, – задумчиво добавил он. – Даже и сейчас они не полны.
Лестрейд перехватил мой взгляд и подмигнул мне.
– А мне их вполне хватает! – усмехнулся он. – Меня не проведешь. Этот рыжебородый доктор и есть убийца. Кто убил, мы знаем, известен нам и мотив.
– Тогда почему же вы здесь?
– Потому что недостает только одного. Мы точно знаем, что это сделал он. Но вот как он это сделал?
Не меньше полудюжины раз повторил Лестрейд тот же самый вопрос в ходе нашей поездки, пока мне не стало казаться, что с каждым стуком колес этот вопрос отзывается эхом у меня в голове.
Жаркий летний день тянулся нестерпимо долго; и когда мы наконец вышли из поезда на небольшой деревенской станции, отсвет заката лег на отлогие гребни сомерсетширских холмов. На склоне этих холмов, от которых нас отделяли деревянно-кирпичные фасады деревенских домов, стоял среди благородных вязов сверкающий белыми стенами большой дом. Даже на расстоянии оттуда веяло вечерней свежестью и доносились крики грачей.
– Туда не меньше мили будет, – мрачно произнес Лестрейд.
– Я бы предпочел пока не появляться там, – сказал Холмс. – Есть ли в этой деревне гостиница?
– Да, «Герб Камберуэлла».
– Вот туда и отправимся! Я предпочитаю начинать дело на нейтральной территории.
– Послушайте, Холмс! – вскричал Лестрейд. – Не могу понять…
– Вот-вот, – бросил Холмс и не произнес более ни одного слова, покуда мы все не устроились в небольшом зале старинного постоялого двора.
Холмс нацарапал несколько строк в своей записной книжке и вырвал два листка.
– Могу я, мистер Эпли, взять на себя смелость послать вашего слугу с этой запиской в «Приют владыки», а с другой – к мистеру Эйнзворту?
– Разумеется.
– Прекрасно. Значит, мы еще успеем выкурить трубку, прежде чем к нам присоединятся мисс Долориз и ее жених.
Какое-то время мы сидели молча, каждый был погружен в свои мысли. Что до меня, то я был слишком уверен в своем друге, который не станет принимать очевидное за чистую монету, тем более что вид у него был несколько недоуменный.
– Итак, мистер Холмс, – наконец строго заговорил Лестрейд. – Вы достаточно долго сохраняли таинственный вид, чтобы заинтриговать даже доктора Уотсона. Давайте выкладывайте вашу теорию.
– У меня нет теории. Я лишь изучаю факты.
– Ваши факты обходят стороной преступника.
– Это мы еще посмотрим. Кстати, святой отец, каковы отношения между мисс Долориз и вашим племянником?
– Странно, что вы заговорили об этом, – отвечал мистер Эпли. – В последнее время их отношения были для меня источником страданий. Но, справедливости ради, должен добавить, что вина лежит на юной леди. Не имея на то никаких причин, она ведет себя оскорбительно по отношению к нему. А самое худшее, что она выказывает свою неприязнь на людях.
– Вот как! А что мистер Эйнзворт?
– Эйнзворт слишком добр, чтобы не сожалеть по поводу поведения своей невесты в отношении моего племянника. Он воспринимает это почти как личное оскорбление.
– Понимаю. Весьма похвально. Но, если я не очень ошибаюсь, вот и наши гости.
Старая дверь со скрипом отворилась, и в комнату с достоинством вступила высокая изящная девушка. Ее темные глаза сверкали неестественным блеском; она подолгу останавливала на каждом из нас свой пытливый взгляд, в котором отражалась враждебность и, сверх того, отчаяние. Стройный белокурый молодой человек со свежим цветом лица и необычайно ясными проницательными голубыми глазами вошел вслед за ней и дружески приветствовал Эпли.
– Кто из вас мистер Шерлок Холмс? – громко спросила юная леди. – Ах, да. Я полагаю, вы обнаружили новые доказательства?
– Я приехал, чтобы услышать о них, мисс Дейл. Я, правда, слышал уже все, кроме того, что в действительности произошло в ту ночь, когда ваш дядя… умер.
– Вы делаете акцент на слове «умер», мистер Холмс?
– Но, черт побери, дорогая, что он может еще сказать? – спросил молодой Эйнзворт, натужно рассмеявшись. – У тебя в голове, наверно, все перемешалось из-за того, что гроза в ночь на вторник вывела твоего дядю из душевного равновесия. Но она кончилась прежде, чем он умер.
– Откуда вам это известно?
– Доктор Гриффин сказал, что он умер не ранее трех часов ночи. Да он был в полном порядке до этого.
– Судя по всему, вы в этом вполне уверены.
Молодой человек посмотрел на Холмса с видимым смущением.
– Конечно, уверен. Вам и мистер Лестрейд может сказать, что в течение ночи я трижды заходил в эту комнату.

Карр Джон Диксон - Рассказы о Шерлоке Холмсе -. Приключение в Камберуэлле => читать онлайн книгу далее