А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Рощин Валерий

Пес войны


 

На этой странице выложена электронная книга Пес войны автора, которого зовут Рощин Валерий. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Пес войны или читать онлайн книгу Рощин Валерий - Пес войны без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Пес войны равен 263.51 KB

Рощин Валерий - Пес войны => скачать бесплатно электронную книгу




«Пес войны»: Эксмо; Москва; 2005
ISBN 5-699-11657-5
Аннотация
Думал ли майор Баринов из спецподразделения «Шторм», что будет безропотно выполнять задания главаря террористической организации «Слуги Ислама»? Но так уж случилось... Хитрую паутину для строптивого майора сплели террористы и оборотни из ФСБ — в руках у них его любимая девушка, а ради нее он готов на все. Так что, хочешь не хочешь, а приказ выполняй. Приказ — дело святое, это майор знает, но также знает, что разумная инициатива — тоже неплохо. Вот он слегка и импровизирует, да так, что его «опекунов» становится все меньше, а Баринов все ближе и ближе подбирается к главарям. Главное, чтобы фортуна улыбнулась ему, а остальное он сделает сам. Своими руками.
Валерий Рощин
Пес войны
Часть первая
Любимчик фортуны
Глава первая

Горная Чечня
— Не спеши. Постарайся выбрать самого крайнего — того, что поближе к ущелью… Чтобы наверняка слетел вниз, — шептал возле самого уха опытного снайпера майор. — Целься в переднюю правую ногу…
Прапорщик Кобзарь послушно водил стволом «Винтореза», плавно перемещая перекрестье оптического прицела от одного барана к другому, выбирая для единственного, верного выстрела того, который, лишившись одной из четырех опор, обязательно сорвется и закувыркается по пологому каменистому откосу. Остальные бойцы, спрятавшись сзади за валунами, терпеливо выжидали, чем же закончится сия затея…
Группа спецназовцев из восьми человек под командованием майора Баринова совершенно неожиданно столкнулась с медлительным, заторможенным чабаном, неспешно ведшим небольшую отару на высокогорные луга. Встречаться с кем-либо бойцам спецотряда было крайне нежелательно, потому майор и принял решение сбросить одно животное вниз выстрелом из бесшумного «Винтореза». Простой народец в горной Чечне большим достатком не отличался, и пастух непременно спустится с узенького — в два-три метра, прохода меж скалами и ущельем за двадцатью килограммами свежайшего мяса. Тогда группа Александра Баринова и получит долгожданную возможность незаметно прошмыгнуть дальше по этой чертовой тропе, где немыслимо иначе разминуться с нежелательным свидетелем их пребывания на перевале.
Приглушенного хлопка из специальной автоматической винтовки с интегрированным глушителем чабан не слышал. Зато, услышав жалобное и громкое блеяние одного из баранов, лениво повернул вправо голову, облаченную в каракулевую папаху и, увидел, как один из полсотни подопечных кубарем катится по склону. Флегматичный чеченец молча сбросил с плеча мешок, вероятно, наполненный скудной провизией и, осторожно ощупывая длинной палкой почву, полез вниз…
— Вперед! — тихо скомандовал майор, когда силуэт пастуха скрылся за линией, обозначенной валунами на краю обрыва.
Все восемь спецназовцев, включая раненного в шею Василюка, проворно просочились меж смиренно стоящих баранов и вскоре исчезли за ближайшим поворотом извилистой стези…
Бойцы Отряда специального назначения «Шторм» возвращались в базовый лагерь, расположенный на окраине Ханкалы, после успешно проведенной операции по физическому устранению главаря чеченской банды, регулярно совершавшей дерзкие вылазки и нападения на представителей местных администраций и силовых структур. Полевой командир был мастерски уничтожен неподалеку от его же логова — на проселочной дороге между лагерем бандгруппы и ближайшим горным селением. Два разведчика из отряда Баринова, разместившись на вершине соседнего с лагерем склона, своевременно доложили командиру о покинувшем пределы базы «уазике». Ну а дальше наступил черед везения, ходившего по пятам за везунчиком Сашкой. Автомобиль был буквально изрешечен из бесшумного оружия и остановился, уткнувшись бампером в скалу. Кто-то из охранников главаря успел дать короткую ответную очередь, да через секунду был сражен несколькими пулями. Майор на пару со старшим лейтенантом Галкиным резво сбежали вниз и убедились, что в салоне, помимо трех смертельно раненных охранников, находиться убитый наповал главарь боевиков. Порадовавшись легкому успеху, отряд без промедления стал собираться в обратный путь. Тут-то и выяснилось, что одного из бойцов зацепило шальной чеченской пулей…
Старший прапорщик Василюк тяжело, хрипло дышал, и все чаще шепотом просил командира сделать короткий привал для отдыха. Пуля небольшого калибра удачно, если бы так было позволительно выразиться, прошила боковые мышцы у основания шеи, не повредив при этом аорту и не задев позвонков. Однако бинтовые повязки все равно набухали от беспрестанно сочившейся крови, и Баринов, частенько оглядываясь при движении на подчиненного, через каждые тридцать-сорок минут отдавал команду отряду остановиться. Бойцы накладывали Василюку свежую повязку, закапывали использованные бинты и, дав товарищу отдышаться, продолжали марш-бросок…
На командирской карте этот сложный перевал был обведен оранжевым овалом — таким способом разведка ФСБ обозначала места дислоцирования горных лагерей сепаратистов, предупреждая спецназ о вероятности нежелательных встреч на пути к цели или при возвращении с задания. Знал об опасности подобного исхода и Баринов, но на риск пошел осознанно — дорога через перевал давала выигрыш во времени, равный как минимум суткам. А сутки для раненного и постоянно теряющего кровь Василюка значили очень много. «Надеюсь, и в этом случае фортуна от меня не отвернется, — рассуждал Александр днем ранее, принимая решение вести группу кратчайшим путем. — Нам бы только просочиться через хребет, а там до ближайшего блокпоста рукой подать — километров тридцать ходу. Прорвемся!.. Не в первой…»
В течение двух часов после небольшой заминки на горной тропе все шло хорошо. Вокруг не было ни души, самая высокая точка перевала осталась позади — дорога постепенно пошла вниз и дыхание Василюка уже не звучало с хриплым надрывом. Все проистекало отменно — как по маслу, пока впереди — там, где двигалась пара лидеров, внезапно не случилось непредвиденное…
Сначала до слуха майора донесся вскрик, а мгновением позже средь каменистых склонов и заснеженных вершин эхом пронесся дробный звук автоматных и пулеметных очередей. Один из передовой пары разведчиков как-то неловко повалился набок; лицо его исказилось болью, удивлением; автомат скользнул по камням вниз и позже молодой парень — младший сержант, признаков жизни боле не подавал… Второй лидер — контрактник Горбунов, успел спрятаться от ураганного огня за обломками скалы и, обернувшись, закричал, предупреждая товарищей:
— Засада, мужики! Засада!..
— Рассредоточиться! Занять оборону! — машинально отдавал указания командир, пытаясь понять: кто и откуда в них стреляет.
Но пока разобрать этого было невозможно — эхо в горах многократно повторялось, хаотично отражаясь от скал и меняя направление. Когда Александр определил, что они попали под перекрестный обстрел с двух, расположенных выше точек, к убитому разведчику добавился тяжело раненный в голову снайпер…
— Нет, это не засада!.. — шептал Баринов, выискивая засевших на склоне «чехов» и поливая их короткими очередями из автомата, — это самые обычные стационарные дозоры, узреть которые первыми попросту немыслимо. Однако ж нам от этого не легче — ежели имеются дозоры, значит где-то поблизости тот самый лагерь. И раз мы засвечены боевиками, то дело принимает серьезный оборот…
Влипла группа действительно серьезно. Проигрывая противнику и в численности, и позиционно, спецназовцы не могли ему долго противостоять. Еще более майора удручало справедливое предположение о скором прибытии к месту перестрелки подкрепления из базы сепаратистов. Тогда минуты сопротивления отряда и вовсе будут сочтены…
Исходя из этих невеселых соображений, он отдал единственно верный в данной ситуации приказ:
— Взяли раненного и отходим назад!
— Может, попытаться прорваться вперед? — вопросительно глянул на него старший лейтенант Галкин, прервав стрельбу из мощного «Вала».
— Не получится. Далее над тропой, наверняка, имеются дополнительные дозоры, да и основные силы подтянутся с того направления.
В этот момент он заметил, как сержант Нефедов заряжает в подствольник гранату…
— Отставить, сержант! Нас самих же камнями и накроет после первого же разрыва, — громко предупредил Александр, чтобы и остальные не вздумали использовать в бою гранаты.
Убитого разведчика из-под огня вынести не удалось, да к тому же остаткам отряда предстояло транспортировать тяжелораненого снайпера. Благо еще Василюк с простреленной шеей передвигался самостоятельно. Они успели пробежать в обратном направлении метров сто пятьдесят, как вдруг кто-то из «чехов», обнаружив поспешное отступление федералов, воспользовался тем самым приемом, который пару минут назад был строжайше запрещен бойцам спецназа майором. Несколькими выстрелами из подствольных гранатометов по склону в направлении движении группы, бандиты устроили интенсивный обвал. Как всегда следовавший первым лидер — контрактник Горбунов, на этот раз не уберегся и был сметен камнепадом вниз — в глубокое ущелье. Остальные, пригнувшись и спрятавшись под спасительный монолит невысокого скального выступа, молча наблюдали, как сель заваливает единственный путь к спасению…
— Ну, мужики, остается одно… — с металлическими нотками в голосе проговорил Баринов, когда грохот от камнепада немного поутих. — Принять бой в надежде на маленькое чудо.
Подчиненные с серыми лицами безмолвствовали. Каждый понимал: гибель неминуема. Или от пули в бою, или от пыток в плену у моджахедов. Увы, но в этой последней спецоперации фортуна от Сашки Баринова отвернулась, и выбор теперь оставался невеликим…
— Надо драться до конца и попытаться с боем прорваться вперед, — опять напомнил о своем предложении Галкин.
— Вперед не получится. Вон сколько их уже там… — прошептал раненный в шею старший прапорщик, указывая взглядом на то место, где отряд был обстрелян дозорами.
Все разом повернули головы вправо… Подтверждая предположение Александра о прибытии подкрепления с той, северной стороны, по тропе медленно перемещались фигурки вооруженных бандитов.
— Приготовиться к бою, — отчеканил командир, поудобнее пристраивая автомат на камне. — Более не запрещаю использовать гранаты, но боеприпасы зря не расходовать. Огонь!!
Глава вторая

Владивосток
— И постарайся обойтись без своих жестоких выходок, — предупредил Хасана мрачный, как туча Газыров. — Просто поговори, попытайся еще раз объяснить ситуацию…
— Ты считаешь, этот упрямый мул одумается? — с сомнением покачал головой заместитель по безопасности и усмехнулся какой-то странной, с затаенной злобой улыбкой.
Президент компании по перепродаже японских автомобилей не нашел, что ответить. Похоже, и он мало верил в откат от своих убеждений и позиций Тимура — совладельца и соучредителя компании.
Руслан Селимханович Газыров — чистокровный чеченец невысокого роста с мягкими чертами лица и коротко подстриженной седой бородой, пользовался немалым авторитетом и у дальневосточной кавказской диаспоры, обосновавшейся во Владивостоке, и у сородичей, оставшихся на берегах Терека. Отчасти благодаря хитрости и незаурядному уму, а может быть из-за удачи, нередко сопутствующей в бизнесе, он легко добивался успехов в делах, проворачивать которые брался всерьез и настойчиво, используя всю свою недюжинную хватку.
— Ладно, попытаюсь, — процедил в ответ, возведенный в ранг заместителя преуспевающего коммерческого предприятия бывший уголовник.
Хасан, принимавший самое деятельное участие в первой чеченской войне и получивший от Басаева грозное прозвище Волк, вышел, плотно прикрыв за собой дверь кабинета. Газыров же повелел секретарше никого к нему не пускать и по телефону не соединять. Он поставил на огромный письменный стол бутылку коньяка, рюмку, и с мрачным видом, будто на похоронах, принялся ее опорожнять безо всякой закуски.
Руслан не верил в успех переговоров с Тимуром — давним другом, отчего-то решившим вдруг разделить их детище — огромную компанию, пополам. Еще больше его настораживало страстное желание Хасана лично провести эти переговоры. Уголек нехороших подозрений тлел где-то у него внутри с самого утра…
Много лет назад, только начиная заниматься торговлей в родном Очхое, еще молодой, безбородый и не обремененный жизненным опытом Руслан, уже отличался способностью быстрее других ориентироваться в сложных и, подчас, экстремальных ситуациях.
В конце восьмидесятых, изрядно намаявшись с организацией поставок больших партий фруктов в среднюю полосу России, Газыров, осознал, что в тесной от конкурентов из Азербайджана и Армении нише, большого состояния не заработать. Подсчитав с двумя земляками — Тимуром и Мухарбеком общие сбережения, они задумали приобрести еще диковинные тогда японские автомобили. Но не просто заказать их перекупщикам, а съездить самим, выбрать, а заодно и повнимательнее приглядеться к экзотическому в ту эпоху виду бизнеса.
Все лето, прожив в небольшой приморской гостинице с видом на бухту «Золотой Рог», встречая и провожая торговые суда шедшие через Японию, Газыров обзавелся нужными связями и до тонкостей изучил механизм проворачиваемых автомобильных махинаций. Схватывающий все на лету Руслан, с ликующей радостью понял тогда, что это и есть тот самый российский Клондайк, о котором так давно мечтал. Главным же и самым удивительным открытием стал факт, о котором позже он вспоминал как о переломном в его деловой жизни. В схеме доставки, распределения и продажи подержанных иномарок, полностью отсутствовал единый координирующий центр. Моряков, занятых в этой операции, волновал процесс дешевой закупки, погрузки и продажи автомобильного хлама у родных берегов. Портовое руководство, закрывая глаза на вопиющие нарушения, интересовалось лишь своей долей от немалого навара. А перекупщики старались побыстрее и поближе найти страждущих покупателей «Мазд», «Тойот» и «Ниссанов».
Очень скоро наметив свою главенствующую роль в разобщенном и пока еще хаотичном бизнесе, Газыров стал терпеливо закладывать фундамент под будущую монопольную империю. Несколько лет понадобилось, чтобы подчинить или выжить вовсе самых настойчивых конкурентов, наладить надежную для сбыта связь с западными регионами страны и, наконец, стать желанным гостем в кабинетах местной власти.
Уважаемый человек, пожилой и пополневший Руслан Селимханович, мог бы посчитать свой ответ Крестовым походам вполне удачным, а нынешнюю жизнь в Приморье счастливой и налаженной, если бы не два обстоятельства… Во-первых, в родной Чечне шла вторая в новейшей истории жестокая война, и он не часто, но все же с волнением вспоминал об оставшихся там престарелом отце и старшем брате. Вторым и куда более раздражающим обстоятельством явилась последняя ссора с Тимуром. Ссора возникла не на пустом месте — разногласия копились месяцами и то, что недавно казалось его шутками, внезапно обернулось серьезными намерениями. Упрямый и не очень дальновидный напарник, все ж таки решился делить фирму. Сколько сил и терпения потратил Газыров на уговоры! Он пытался втолковать товарищу абсолютно элементарные понятия: что вместе они сильнее; что конкуренция друг с другом ни к чему, и этот раздел означает начало их конца. Доходы они распределяли поровну, и Руслан соглашался даже на уступку нескольких процентов! Но, все было тщетно…
Завтра компаньон готовился перейти к активным действиям по претворению своих планов в жизнь. А сегодняшним утром Хасан неожиданно сам предложил отправиться к нему и побеседовать в последний раз…
Глава третья

Горная Чечня
Жестокий бой, кажется, не предвещал стать затяжным. Зажатые на узкой тропе меж ущельем, невысокой отвесной скалой и беспорядочным нагромождением каменных глыб спецназовцы, огрызались короткими очередями, экономя боеприпасы и действительно надеялись лишь на чудо. Напрасно они поглядывали в бездонное синее небо в ожидании счастливого стечения обстоятельств, которое даровало бы им появление парочки вертолетов армейской авиации, способных одним залпом неуправляемых ракет очистить склон от наседавших боевиков. Напрасными были в эти минуты их сожаления об отсутствии связи — на спецзадания группы, укомплектованные сотрудниками «Шторма», всегда отправлялись «глухонемыми» — без радиостанций и систем спутниковой связи — слишком уж велика была опасность засветиться во время выхода в эфир, находясь в глубоком тылу невидимого противника…
Минут через десять интенсивной перестрелки к двум погибшим разведчикам и тяжело раненному в голову снайперу Кобзарю, добавился убитый осколками гранаты контрактник Дробыш. Четверо оставшихся бойцов, рассредоточившись за камнями вдоль вертикали скалы, только изредка высовывались из-за своих укрытий, чтоб навскидку и почти не прицеливаясь полоснуть из автоматов в сторону бандитов, чуть задерживая тем самым их стремительное приближение. Будь сейчас на спецназовцах все положенное облачение: «Кирасы» — отличные бронежилеты четвертой степени защиты и титановые шлемы, спасающие иной раз даже от мощных винтовочных пуль, сдерживать натиск сепаратистов было бы гораздо проще. Но так уж повелось, что члены спецгрупп, отправляясь в дальние рейды по лесам и горам, никогда не перегружали себя этими массивными вещицами. За их спинами в объемных ранцах и в «лифчиках» — разгрузочных жилетах и так размещался приличный вес жизненно необходимой поклажи: боеприпасы, питание, медикаменты… Да плюс оружие на плечах…
Теперь они не заботились о том, как бы не завалило камнями тропу. Напротив, приблизительно через каждые две-три минуты сержант Нефедов посылал верхом из подствольника гранату, а потом все четверо получали несколько секунд передышки — «чехи» так же прятались под скалу от летевших со склона булыжников и не осыпали оборонявшихся градом пуль.
Следующим погиб Нефедов. Откуда-то сверху время от времени продолжали сыпаться мелкие камни, на которые никто из бойцов не обращал внимания. И напрасно!.. Ведь именно там, на склоне, по-прежнему находились воины Аллаха из тех двух дозоров, приметивших на тропе и угостивших огнем чужаков. И сейчас, воспользовавшись тем, что федералы засели за скальным уступом и, обозревая тропу, совершенно не видят горного склона, кто-то из чеченцев спустился ниже — на расстояние броска и метнул «лимонку». Страшный «подарок» скатился и упал вместе с крошкой и обломками камней рядом с Нефедовым. Тот даже не повернул головы, продолжая выискивать сквозь прорезь прицела фигурки моджахедов. Секундой позже раздался взрыв, а когда слабенький ветерок развеял дым и поднятую пыль, на том месте, где лежал молодой парень, оставалась лишь его оторванная окровавленная нога, да автомат с искалеченным прикладом. Трех других спецназовцев основательно обдало взрывной волной, слегка поцарапав при этом мелкими камнями, но пощадив от смертоносных металлических осколков…
— Юрка, смени позицию и держи под прицелом склон! — прокричал Галкину Баринов, вытирая лицо банданой. Многочисленные кровоподтеки на щеках и подбородке смешались со слоем белесой пыли, образуя какую-то страшную маску, да в эти роковые минуты никому до этого не было дела.
Старлей осторожно перекатился ближе к ущелью, нашел приличный по размерам валун, прикрывавшего его от прицельного огня боевиков, находящихся на тропе и, обозрел пространство над скалой.
Тут же сверху прогремел выстрел…
— Косяк! — крикнул Юрка боевику, после того, как пуля вжикнула по краю валуна, и незамедлительно ответил из «Вала». Через мгновение тело бандита сползло вниз и безжизненным кулем упало на тропу…
А майор с Василюком продолжали методично обстреливать подступы к своим нынешним позициям. Узкая, местами не шире двух метров тропа была сплошь усеяна убитыми и раненными чеченцами, а с северной стороны снова и снова подходило свежее подкрепление. На смену одним — убитым и умирающим, о чем-то неистово просящим Аллаха, настойчиво появлялись другие — с горящей ненавистью в глазах, с озлобленными лицами и с тем же Аллахом на устах…
Изредка с позиций сепаратистов раздавались какие-то громкие выкрики на ломанном русском языке. Кажется, федералам милостиво предлагали сдаться…
Скоро у остатков группы Баринова начались проблемы с оружием и боеприпасами.

Рощин Валерий - Пес войны => читать онлайн книгу далее