А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Рощин Валерий

Покойник претензий не имеет


 

На этой странице выложена электронная книга Покойник претензий не имеет автора, которого зовут Рощин Валерий. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Покойник претензий не имеет или читать онлайн книгу Рощин Валерий - Покойник претензий не имеет без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Покойник претензий не имеет равен 174.89 KB

Рощин Валерий - Покойник претензий не имеет => скачать бесплатно электронную книгу




Аннотация
Жизнь отставного подполковника ФСБ Аркадия Лавренцова рушится на глазах: умер отец, развалился бизнес, ушла жена, появилось пристрастие к алкоголю. К тому же подоспело известие об убийстве лучшего друга… Поднимая когда-то свой бизнес, Аркадий сделал доброе дело для врача-психотерапевта Фролова, и тот при случае обещал отблагодарить. Отчаявшись, бывший контрразведчик звонит ему и… скоро осознает, что все предыдущие беды были пустяком по сравнению с новым кошмаром. Что это — череда странных совпадений или эксперимент гениального Фролова, разработавшего "теорию брутальной реанимации"?
Повесть вышла в изд-ве «Эксмо» в 2002 году. Авторское название повести «Теория брутальной реанимации»
Валерий Рощин
ПОКОЙНИК ПРЕТЕНЗИЙ НЕ ИМЕЕТ
Все события и персонажи книги вымышлены. Любое совпадение — случайность…
Глава I
Черное и темно-серое
Весь последний год жизнь над Аркадием Лавренцовым откровенно издевалась. Любимчик капризной судьбы и сам не заметил, как та, долгое время баловавшая не дюжими авансами, стала воротить нос и бессовестно ухмыляться. Некогда полученное без особых усилий место среди преуспевающего среднего класса постепенно сменилось на тоскливую безысходность маргинальной среды…
Сначала стал давать сбои отлаженный механизм его детища — риэлторской фирмы. И все, вроде бы, оставалось как прежде — клиенты, интересные, перспективные объекты, но… Компании, занимающиеся схожей деятельностью, плодились в офисах Санкт-Петербурга, словно кролики в ижорском подсобном хозяйстве ресторана «Метрополь». Конкуренция росла день ото дня, и ни одной, сколько-нибудь приличной сделки, позволявшей подсчитав доход — с облегчением перевести дух, за прошедшие полгода не состоялось. Тому, что с натугой и по инерции обстряпывалось в его агентстве, только и напрашивалось определение — мелкие делишки…
Контора рассыпалась на глазах. Уволился бухгалтер — ушлая женщина, знающая и умело использующая множество лазеек, частенько до кризисного, лихого периода выправлявшая неустойчивый баланс предприятия. Разбежались пронырливые агенты, на которых он рассчитывал и надеялся. Тот, что остался… Лучше бы он исчез вовсе!
Несколько причин происходящего, Лавренцов, пожалуй, мог перечислить себе в оправдание. Хотя каждая, скорее, являла отдельную, трагичную страничку судьбы и самому Аркадию Генриховичу временами становилось непонятно — что было первостепенным в странной, гиблой цепочке, а что выплывало из-за горизонта в качестве неизбежного следствия.
Отношения с женой потихоньку, будто исподволь, начали рушиться гораздо раньше, но, не придавая мелким конфликтам, недомолвкам и обидам значения, игнорируя собственную интуицию, он только в последний — роковой год обнаружил ужасающие масштабы семейной катастрофы. Валентина более не сдерживая эмоций, выплескивала на мужа все то, что появлялось и копилось, обрастая, как снежный ком, всю их долгую, совместную жизнь. Вместо того чтобы успокоить, поддержать в трудную минуту, направить его устремления в нужное русло по спасению «тонущего» дела, близкий человек, как справедливо полагал глава семейства, создавал в доме совершенно нетерпимую, нервозную обстановку. Вскоре добавилось отчуждение взрослеющей дочери — учеба в дорогостоящем лицее вдруг разом опостылела, завелись ухажеры-переростки, звонившие и навещавшие юную девушку едва ли не ночью, появилась скрытность и чванливая надменность в общении с родителями. Но ко всему прочему три месяца назад позвонила мачеха и сквозь слезы известила о скоропостижной смерти старшего Лавренцова, Генриха…
«Что же за времена такие настали!? — уныло рассуждал Аркадий, лежа на диване в пустой однокомнатной квартире, — все рухнуло, исчезло, испарилось… Не осталось ни семьи, ни работы, ни родителей… Даже сотовый телефон молчит уже второй месяц — никому до меня нет дела! Господи, хорошо, что хоть пенсия есть и эта вот убогая лачужка…»
Перед разъездом с женой он разменял их замечательную, огромную квартиру, на трех и однокомнатную. Почти новую БМВ, купленную незадолго до кризиса, забрала Валентина, ему же остался старенький, потрепанный Опель, долгое время простоявший на приколе в отцовском гараже.
Запасы денежных средств давно иссякли, и Лавренцов едва сводил концы с концами благодаря приличной, по нынешним меркам, пенсии. Иногда, правда, небольшие суммы подкидывал единственный друг — Семен Донцов, приговаривая при этом: «Потом сочтемся… Все равно жизнь наладится! Не подаваться же тебе в компанию к бомжам!?»
Целыми днями бедоносец слонялся из кухни в комнату, пролеживал бока на кожаном диване — последней вещи из прошлой, достойной жизни, вспоминал старое, доброе время, друзей, растерявшихся по стране и работу в контрразведке…
Еще в молодости проходя службу офицером морской пехоты в элитном подразделении, задачей которого являлась подрывная и диверсионная деятельность в тылу предполагаемого агрессора, Лавренцов, сам того не подозревая, привлек к себе внимание командования. Отмечая аналитический склад ума, прозорливость и осторожность капитана, чины из Особого Отдела предложили поработать в их епархии. Немного подумав и сравнив перспективы, Аркадий согласился. Так и дослужил он сотрудником военной контрразведки до конца перестройки, ознаменовавшего начало развала страны и многих, сложившихся к тому времени устоев. Но, как говорится: чекисты на пенсии не умираю. Попав под сокращение, майор обосновался в Питере, где через полгода с ним вышли на связь представители КГБ. Вскоре он оформлял документы, устраиваясь советником в только что созданный при местном Управлении отдел по борьбе с терроризмом.
Работа по предотвращению того, чему долгое время учился бывший «диверсант в законе» устраивала и нравилась. Жизнь в большом, красивом городе, сносный, относительно свободный график, новые друзья — все это захватило и заставило поверить — годы активной деятельности только начинаются. Еще десять лет Лавренцов ощущал себя нужным человеком при нужном деле…
Как справедливо кто-то заметил: спецслужбы — последний довод королей. К сожалению настоящих королей, к тем «достославным» временам в полуразвалившемся государстве не осталось — недальновидная власть постепенно добиралась и до заповедных ведомств. Реорганизация, сокращения, пертурбации… Вместо серьезных дел по предупреждению терактов, ставших обыденным и едва ли не каждодневным явлением, сотрудникам столь необходимого отдела все чаще приходилось собираться в актовом зале и выслушивать лепет чиновников о тяжелом положении в стране, об отсутствии финансирования… Когда подполковнику окончательно опостылела постоянная нервозность, ожидание увольнения, задержки жалования и неуверенность в завтрашнем дне, он положил на стол начальника отдела кадров рапорт об уходе…
Сон не шел, а лежать на диване становилось уже невмоготу. Лавренцов нехотя встал и направился на кухню варить кофе. Посудой при разделе жена не обделила, одарив аж двумя коробками всяческого хлама. Пару месяцев назад, въехав в «каморку папы Карло» — как нарек новое жилище Аркадий, он высыпал содержимое фанерных ящиков на пол посреди пустой шестиметровой кухни и отыскал первым делом турку и помятую временем, старую чашечку, выполненную каким-то древним мастером, похоже, из серебра…
Впрочем, назвать кухню совсем пустой было бы неправильно. Из отцовского гаража отставной чекист перевез на Опеле обеденный стол от старинного букового гарнитура и теперь одну его половину занимал компьютер, не так давно в спешке эвакуированный из брошенного офиса. Иногда Лавренцов, переместив единственный стул с трапезной половины стола к компьютерной, присаживался напротив монитора. Рядом с системным блоком в беспорядке лежали диски со свежими игрушками, но голова, сплошь загруженная насущными проблемами, воспринимала только карточные игры для начинающих или туго соображавших пользователей.
Подхватив со слабого огня турку с закипающим кофе, Аркадий плеснул напиток в чашку и, привычно стукнув указательным пальцем по пробелу, запустил компьютер…
— Надоело… Как все осточертело — спасу нет… пошариться что ли по сайтам с тетками в неглиже? — мучился он, глядя в большой экран, — вся моя жизнь в последнее время ни дать, ни взять — порнография! Сам скоро в одном неглиже останусь… Донцову что ли позвонить?..
Взгляд Лавренцова бессмысленно блуждал от монитора с броской заставкой, скользил по столу и, дойдя до порожних бутылок, притулившихся друг к другу на косо прибитой полке, вновь возвращался к экрану. Так продолжалось, пока зрение не сфокусировалось на начатой бутылке мартини, стоящей отдельно от длинной «батареи» пустой посуды. Выпить, как и бедному Штирлицу в осажденном Берлине, было не с кем. Но того хоть изредка развлекали фрау Заурих, Габби и бродячие псы. У Аркадия оставался только единственный друг — Семен Данилович Донцов, но и тот, собиравший по крохам средства для существования небольшой семьи, появлялся в его сумрачной, померкшей действительности крайне редко…
* * *
«Опять напился… Каждый день заканчивается одним и тем же… — глумились едва ворочавшиеся, мутные мысли, не способные отогнать тяжелый сон, — Когда же наступит просвет? Хоть не просыпайся…»
Аркадий все же попытался пересилить слабость и продрать глаза. С первой попытки не получилось…
«Господи, к тебе обращаюсь… Помоги вспомнить, где лежит цитрамон? Ну что я тебе сделал плохого? Намекни, или наведи на таблетки луч солнца…»
Приподняв невыносимо тяжелую голову от кожаного валика, Лавренцов посмотрел вокруг. Солнце не проглядывало сквозь серый слой облачности, и день за окном грозил надолго остаться пасмурным. Кое-как придав верхней части тела вертикальное положение, мужчина сел и снова в изнеможении прикрыл веки — в голове шарахало при каждом ударе сердца. Положив палец на запястье, он принялся считать пульс…
— Мама… — пробормотал страдалец и, встав окончательно, пошлепал босиком в душ.
Подполковнику запаса недавно исполнилось сорок два — не такой уж предсмертный возраст, как считал он сам. Седина пробивалась только на груди, оставляя нетронутой густую, темную шевелюру головы. Морщины обосновались в единственном месте — вокруг глаз и становились заметными лишь с близкой, почти интимной дистанции. Небольшой животик, разумеется, появился, но при его росте и достаточно стройной фигуре в целом, сей недостаток в глаза не бросался и общего вида не портил. Иногда, после пробуждения в добром здравии, Аркаша по давней привычке делал зарядку — отжимался по пятьдесят раз от пола и тягал пятикилограммовые гантели. При разделе имущества, несмотря на его настойчивые предложения, жена взять самодельные чугунные болванки, наотрез отказалась…
— Седина на груди — вся жизнь впереди… — оптимистично заявлял друг Семен, когда, бывало, в совместных застольях речь заходила о возрасте офицеров запаса.
Полковник Донцов, в отличие от закадычного приятеля и сослуживца вообще никогда не унывал. Если бы ни его неиссякаемая энергия и поддержка во всех начинаниях, Лавренцов давно бы напрочь спился…
Час спустя отставной фээсбэшник почувствовал облегчение. Голова не раскалывалась, но все же настойчиво напоминала о вчерашнем пасьянсе под мартини. Он опять сидел на диване, служившем и офисной мебелью, и пристанищем для ночлега и местом, где отменно думалось и болталось с самим собой. Рядом с диваном покоилась стопка старых договоров с клиентами. Аркадий нехотя опускал руку, брал несколько верхних скрепленных листочков и, пробежав взглядом по вписанным фамилиям и адресам, небрежно бросал их обратно на пол…
Унылым голосом чекист ворчал:
— Отчего все так скверно происходит?.. Ну почему пару лет назад все складывалось нормально, а потом пошло-покатилось под откос!?
Всю свою недлинную жизнь он полагался исключительно на судьбу. Любимым девизом давно стала расхожая фраза: что ни делается — все к лучшему. Возможно оттого, что течение плавно несло его, минуя опасные пороги и отмели, или потому что никогда не ставил заоблачных целей, по большому счету, все происходящее до последнего, кошмарного года, устраивало и не давало повода к философскому переосмыслению действительности. Волюнтаризм Шопенгауэра и превознесение воли до основ человеческого бытия, вместе с заумными книгами остались в далекой юности и постепенно были преданы забвению…
Звонить Ефиму Плотникову, на которого свалились немногие оставшиеся дела риэлторской фирмы, не хотелось. На связь они выходили пару раз в неделю скорее по привычке — все равно выгодных сделок не происходило и разговоры с молодым агентом — не слишком разворотливым парнем, вызывали лишь раздражение и досаду.
Гробовая тишина «каморки папы Карло» одолевала с каждым днем все сильнее. Даже тихие соседи — мечта любого жильца, понемногу начинали выводить из себя…
— Ну, чем же заняться? Опять пасьянс, мартини, цитрамон?.. Может жениться на богатенькой дуре? — он взял маленькое зеркальце и глянул в размытое отражение: — физиономия явно не с обложки журнала. Особенно сейчас — с перепоя. Но, в принципе, идея заслуживает тщательного пережевывания… Да, но для этого нужно еще развестись с Валькой. Какого хрена она тянет с разводом? Что ей еще от меня надо?
Монолог мог тянуться до захода солнца, но, продолжая с тоской и меланхолично просматривать документы, Аркадий неожиданно наткнулся на один из первых договоров. Прочитав текст внимательнее, он откинулся на спинку дивана и блаженно прикрыл глаза. Да, та сделка от начала до конца проистекала образцово. Около трех лет назад, к нему, в только что открывшуюся, молодую контору обратился врач-психолог. Симпатичный, статный мужчина, примерно одного с ним возраста, искал большое помещение под офис. Старое уже не устраивало — удачная практика приносила немалый доход, выстраивала на прием очередь из богатых пациентов, и деятельный профессионал от медицины задумал расширение.
— Займусь-ка я этим вопросом сам, — решил тогда полный сил и энтузиазма Лавренцов.
И занялся. Серьезный, кропотливый подход дал неплохие результаты — клиенту предложили несколько отменных вариантов. На показы помещений директор риэлторской фирмы, не жалея времени, ездил с известным врачом сам. Они даже немного сдружились во время коротких вояжей по Питеру. В конце концов, хозяин клиники остановил выбор на одном из офисов и через десять дней, после вручения безукоризненно оформленных документов, они с Олегом — так звали доктора, распивали дорогое шампанское.
— Вот что, Аркадий, — припомнил чекист задушевные слова довольного клиента, — возникнут проблемы — звони, а лучше заезжай, попробуем решить их вместе. Причем неважно, какого рода сложности, мы — психологи, специалисты широкого профиля. Обращайся Аркаша, я у тебя в долгу…
«Так ведь и сказал… — размышлял о давнем разговоре Лавренцов, не поднимая головы и не открывая глаз, — как сейчас помню: «я у тебя в долгу…»
Он встал и в задумчивости походил по комнате. Что, собственно, мешало связаться с хирургом человеческих душ? Хотя бы для разнообразия уже осточертевшей и беспросветной жизни. Прихватив договор с номером телефона в реквизитах, отчаявшийся бизнесмен подошел к аппарату…
— Компания «Прозрение», здравствуйте…
«Господи… «Прозрение»… Он что с психологии на культовые секты переключился?..»
— Доброе утро, я хотел бы поговорить с Фроловым Олегом Давидовичем.
— Как вас представить?
— Лавренцов Аркадий Генрихович, директор риэлторской компании, — с весомой небрежностью обронил звонивший.
— Одну минуту…
Из трубки полилась однообразно тренькающая музыка. Слушать нехитрую мелодию вместо минуты пришлось куда дольше…
«Мы, видать, шибко заняты!» — успел в сердцах подумать терпящий бедствие, но, как следует разозлиться, не успел — на другом конце вдруг послышался знакомый голос:
— Алло, я слушаю…
— Олег Давидович, доброе утро, Лавренцов беспокоит…
— Здравствуйте. Лавренцов?.. Простите…
«Забыл, сволочь… А какие песни пел…»
— Совершенно верно, — Аркадий Генрихович…
— Аркадий Генрихович… Извините еще раз, что-то не припомню… Вы проходили у нас курс лечения?
— Нет, пока… Я искал вам офис, из которого вы сейчас говорите.
— Ах, боже мой!.. Ну, конечно же! Аркадий, рад вас слышать! Простите, столько звонков ежедневно — голова идет кругом… Давненько мы с вами не пересекались, давненько…
— Да, как-то не возникало повода заглянуть…
— Сколько раз вспоминал вас с благодарностью. Так мило все устроили, любо-дорого иметь дело с подобными людьми… Вы, должно быть процветаете?
— В том-то и дело, что «процветаем» с видом на помойку…
— Что такое? Сложности? — в голосе врача появилась профессиональная озабоченность.
— В некотором роде… Вот и решил с горя позвонить…
— С горя… — медленно повторил доктор, — у вас есть время, Аркадий?
— Сколько угодно.
— Сколько угодно… — опять вторил тот, — это уж никуда не годится. Тогда вот что. Не откладывайте в долгий ящик, а приезжайте сегодня же. Сейчас, я только гляну в блокнот…
В трубке зашелестело, завозилось…
— С тринадцати до пятнадцати устроит?
— Вполне…
— Вот и чудненько. Жду вас Аркадий Генрихович, адрес, надеюсь, помните…
Положив трубку, отставной контрразведчик в задумчивости постоял посреди комнаты, затем, подошел к развешанным на гвоздиках плечикам, и стал неспешно выбирать костюм. Одежду, к счастью, жена забрала только свою. До назначенного часа еще оставалось немного времени, и одевался сорокалетний мужчина тщательно, словно собираясь на собеседование с дирекцией нового места работы…
«Попробуем силу психоанализа. Кто знает, вдруг поможет?! Что-то я давно не звонил Семену! Кстати, он ведь тоже мог бы пособить — не делами, так советом. Свяжусь-ка с ним сегодня вечером, если снова не напьюсь…»
Обшарпанный Опель перестроился в правый ряд и свернул на знакомую улицу. До нужного места оставалось несколько минут езды, и подполковник впервые отчетливо ощутил стыдливое волнение — сейчас придется признаваться чужому, едва знакомому человеку в безволии и беспомощной несостоятельности…
«Почему бы, самому не исправить положение? — мрачно и с горечью вопрошал фээсбэшник, — или я уже настолько опустился, что не могу рассчитывать на собственные силы? Ведь желание реализовать имеющийся потенциал и что-то изменить, безусловно, имеется, иначе бы я не ехал сюда. Да, но одного желания маловато… требуются еще, как минимум, настойчивые действия, этакая стройная система по выходу из кризиса, практическое воплощение задуманного… А вы Аркаша — чистой воды теоретик! Вам никогда не светит угнаться за вашими же мыслями и устремлениями, потому как бренное тело не в состоянии отползти далее трех метров от кожаного дивана и начатой бутылки мартини…»
Автомобиль подрулил к стоянке, напротив клиники Фролова. Захлопнув дверцу, Лавренцов невольно устыдился контраста между роскошными, новенькими иномарками, аккуратно стоявшими вряд и его блеклой, давно потерявшей лоск машиной. Тяжело вздохнув, мученик толкнул массивную деревянную дверь…
— Как вас представить? — хлопнула длиннющими ресницами секретарша.
— Лавренцов Аркадий Генрихович. Назначено на тринадцать… — уже привычно отрапортовал посетитель, покосившись на охранника, расслабленно восседавшего в кресле неподалеку от входа.
— Одну минуточку, — попросила, мило улыбнувшись, девушка, поднимая трубку телефона.
Постукивая пальцами по блестящей столешнице элегантной стойки, он окинул взглядом обширный холл. Изнутри здание изменилось до неузнаваемости. Последний раз глава риэлторской конторы отмечал тут удачную сделку с главврачом и с тех пор коридоры, холлы и кабинеты претерпели значительную перепланировку и колоссальный ремонт. Стены и потолок сияли ослепительной белизной. Полы, небольшой фонтан и множество различной формы вазонов с цветами, отливали светло-серым с разводами мрамором…
«Серьезный мужик, — щурясь от яркого света, поражался Лавренцов здешнему великолепию, — видать, выгодно иметь дело с психами. Молодец…»
— Олег Давидович ждет, — проворковала длинноногая коридорная служительница и, плавно подняв белоснежную ручку, указала нужное направление: — вот сюда, четвертая дверь слева.
Пройдя длинным коридором, он снова оказался в похожем холле.

Рощин Валерий - Покойник претензий не имеет => читать онлайн книгу далее