А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Рощин Валерий

Двадцатый - расчет окончен


 

На этой странице выложена электронная книга Двадцатый - расчет окончен автора, которого зовут Рощин Валерий. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Двадцатый - расчет окончен или читать онлайн книгу Рощин Валерий - Двадцатый - расчет окончен без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Двадцатый - расчет окончен равен 242.49 KB

Рощин Валерий - Двадцатый - расчет окончен => скачать бесплатно электронную книгу




Аннотация
Двоих закадычных друзей - офицеров спецназа, угораздило остановить на проселочной дороге «уазик» с просьбой подбросить до госпиталя раненных сослуживцев. Из УАЗа начали стрелять, в итоге трое «мирных жителей» Чечни убиты. СИЗО, следствие, перспектива надолго потерять свободу... И вдруг странное предложение следователя военной Прокуратуры подписать некий документ. Но это лишь завязка романа. О том, что приключилось с друзьями, подписавшими «контракт» с таинственной «конторой», читатель узнает из дальнейшего текста.
Валерий Рощин
Двадцатый - расчет окончен
Пролог
Амстердам. 14 апреля; 04.35–04.45
Тяжелый неповоротливый грузовик пересекал голландскую сто­лицу, двигаясь с юга в северо-восточном направлении – к польдерам – искусственным островам, соединенным с материком намытыми на­сыпями с дорожным полотном. На одном из таких рукотворных ост­ровков бухты Эй предстояло встать под разгрузку. А через пару ча­сов, получив оформленные документы и завернув на заправочную станцию, отправиться в неблизкий обрат­ный путь – через Северный Брабант в Бельгию.
Перед рассветом город опустел, вероятно, отдав все силы отгре­мевшим подряд двум праздникам – фестивалю блюза и знаменитой ярмарке цветов. Последние возмутители ночного спокойствия: ро­керы, нарко­маны и проститутки исчезли с улиц, оставив о себе «доб­рую» память в виде разнообразной пивной посуды, мятых сигаретных пачек, ис­пользованных презервативов, одноразовых шприцев и про­чего мусора. Около пяти утра вдоль узких улочек и каналов появятся бес­численные ко­манды сто­личных дворников – молчаливых аккурати­стов в сине-жел­тых комби­незонах, которые займутся кро­потливой уборкой следов ночной жизни…
Яркий свет четырех автомобильных фар мягко стелился по ров­ному асфальту, разбавляя разноцветное марево городских фонарей и неоновых вывесок. Легковушки засидевшихся в ресторанах горожан попадались редко, потому сорокалетний водитель расслабленно отки­нулся на удобную спинку кресла и, прикурив очередную сигарету, предался далеким от рейса размышлениям.
Даже в этот предутренний час светофоры на центральных пере­крестках не настораживали постоянным миганием желтого, а ис­правно меняли цвета. Фура слегка прибавила скорость, спеша мино­вать перекресток на «несвежий» зеленый.
Не сбавляя ход, грузовик пересек одну полосу, вторую…
И вдруг справа в глаза мужчины ударил сноп света – наперерез, не думая останавливаться на запрещающий сигнал светофора, неслась целая кавалькада машин.
Сигарета выпала изо рта водителя. Он резко крутанул руль влево, нажал педаль тормоза, пытаясь избежать или хотя бы смягчить неиз­бежное столк­новение.
Резина противно завизжала, протяжно завыл громкий гудок…
Подкорректировав курс, серебристый «БМВ» успел проскочить перед тупоносой каби­ной. Следующий автомобиль в отчаянном за­носе протаранил правый бок фуры. «Вольво» с «тойотой», подвернув влево, удачно про­шмыгнули по освободивше­муся перекрестку – гру­зовик по инерции продолжал движение, все дальше забирая на пус­тую встречную полосу. Спустя несколько секунд он запрыгал, пре­одолевая высокий бордюр, словно соломинку уложил фонарный столб и… остановился.
– Нам немного подфартило – еще один отстал!.. – по-русски про­комментировал аварию на перекрестке пожилой пассажир «БВМ».
Сидящий за рулем светловолосый крепыш был слишком ув­лечен гонкой по ночному городу, чтобы озираться и считать пресле­довате­лей. Авто мчалось на бешеной скорости и все, что он мог себе позво­лить – лишь изредка косить взглядом в зеркала заднего вида. Минут пять назад, когда они угодили в эту чертову засаду, машин было аж четыре…
В тот злополучный момент неизвестные попытались блокировать серебристый «БМВ» возле кафе «Roux» на Аудзейдс Фоорбургваль, где планиро­вались короткая остановка, ранний завтрак и смена авто­мобиля. Но не тут-то было – блондина обучали выпутываться и не из таких переде­лок. Завидев не­ладное и не дожидаясь команды сидящего справа шефа, он вдавил до пола педаль газа. Распугав стайку полураз­детых шлюх, сбил целив­шего в него из пистолета мужика и, прилично бор­танув пытавшийся перегородить дорогу «мерс», помчался по уз­ким улочкам до широкой Вайзельграхт. По ее мостам, соединявшим бе­рега бесчисленных кана­лов, блондин метил добраться до южной ок­раины Амстердама. Там, по словам шефа, находилась неприметная квартирка в простеньком четырехэтаж­ном доме, где можно было спо­койно отсидеться пару дней и переждать свалившиеся на их головы неприятности. Или же, бросив «БВМ», рвануть на по­путках в Утрехт – резервное место для выполнения миссии, ради ко­торой и прибыли в Голландию. Од­нако на хвосте безнадежно повисли три машины. Теперь же, после удачной встречи на пере­крестке с грузови­ком их осталось две, но прежде чем выработать план дальнейших действий, необхо­димо оторваться и от них…
– Говорил же я вам, – процедил сквозь зубы телохранитель, – всегда нужно иметь при себе оружие.
– Оружие добавляет проблем. Поверь, не раз уж обжигались на подобной ерунде, – отвечал пожилой мужчина.
– Дорого бы я сейчас отдал за эту ерунду… – поморщившись, проворчал плечи­стый парень.
– Машину специально готовили для нашей поездки по Ам­стердаму. Сейчас посмотрю… – шеф наклонился вперед, пошарил рукой под приборной панелью и выудил небольшой револьвер с кус­ком прилипшего скотча, – вот разве что такой вариант. Устроит?
Лихо свернув на Стадхаудерс, водитель глянул на оружие и скеп­тически усмехнулся:
– Таким дерьмом только мух в сортире калечить.
– Выбора нет. Сейчас попробуем…
Пассажир переложил револьвер в левую руку, неловко припод­нялся над сиденьем, высунулся в открытое окно, неумело прицелился и дважды выстрелил. Темный «вольво» вильнул влево, едва не задев шедшую на полкорпуса сзади белую «тойоту», но выровнялся и про­должал погоню.
– Дайте-ка, – выхватил короткоствольное оружие молодой на­парник. – И чему вас только в этой разведке учат!?
– Я в основном дипломатию постигал…
Выбрав прямой участок дороги, светловолосый здоровяк быстро обернулся и, почти не прицеливаясь, прямо сквозь заднее стекло вы­пустил две пули. Теряя скорость, «вольво» стал забирать вправо, по­куда не врезался в низенькое металлическое ограждение, раскидав не­сколько припаркованных к нему велосипедов.
– Ого! – пробурчал «дипломат», – похвально.
Место «вольво» уже заняла «тойота», и молодой человек по ин­тересовался:
– Патроны еще есть?
Тот снова полез под панель и, досконально обшарив небольшое пространство, виновато пожал плечами:
– Нет. Больше ничего…
– Хреново. В «тойоте» сидят трое и у каждого, небось, по стволу…
Впереди показалась набережная Амстел; предстоял правый пово­рот и короткий отрезок пути до пригорода, а там оторваться от назой­ливой погони будет сложнее. К тому же с засвеченным «БВМ» все одно надлежит распрощаться – скоро полиция со спецслужбами будут искать его везде: и на улицах Амстердама, и на всех ведущих из сто­лицы Голландии трассах.
Парень одной рукой ловко откинул в сторону барабан, мимо­летно глянул на пятаки латунных гильз. Вздохнув, покачал головой – в его распоряжении оставался последний патрон пятизарядной «ком­натной игрушки»…
«Сейчас, свернем на набережную, я выберу момент и постараюсь использовать его с толком, – решил он, выезжая на полосу встреч­ного движения, дабы, не сбрасывая скорость, вписаться в поворот. – Всего-то и требуется слегка подранить того, что сидит за рулем. Пока оста­новятся, пока сменят водилу… Мы успеем оторваться на пяток квар­талов!..»
Машина прошла впритирку к бордюру сначала правым бортом; затем, завершая разворот – левым… Однако то, что Блондин увидел в двухстах метрах от перекрестка, заставило выдавить ядреное русское выражение:
– Суки позорные!..
В снопе дальнего света поблескивали борта трех легковых авто­мобилей, перегородивших проезжую часть набережной.
На принятие решения оставалась пара секунд.
– Только не останавливайся, – глухо простонал пассажир.
– Тогда держитесь! – крикнул парень, сильнее нажимая на газ.
Двигатель послушно взревел, стрелка спидометра моментально перескочила сотню…
Завидев такой оборот, вооруженные люди, занявшие позицию перед «баррикадой», спешно произвели несколько выстрелов и бро­сились к тротуару.
Блондин выбрал из трех автомобилей два – те, что были по­меньше габаритами, и направил серебристое немецкое авто в метро­вое пространство между ними.
От сильнейшего тарана обе припаркованные на дороге машины отлетели в разные стороны.
В воздух взмыли обломки, фонтан мелких осколков стекла; в па­рапет на­бережной грохнуло вырванное переднее колесо. «БМВ» за­крутило; посыпались искры от скрежетавшего об асфальт тормозного диска. Зацепив изуродованным передком тот же бетонный парапет, автомо­биль закувыркался по мостовой и… замер на правом боку мет­рах в ста пятидесяти от разрушенной «баррикады».
Истекающий кровью телохранитель повис в водительском кресле, удерживаемый ремнем безопасности. Признаков жизни он не пода­вал. Оказавшийся снизу пассажир копошился, отчаянно шарил вокруг себя руками и приговаривал:
– Где же ты? Ну, куда же ты подевался?..
Наконец, ладонь наткнулась на изогнутую рукоятку револьвера.
– Нашел!.. – радостно схватил он его и, взглянув на мертвого на­парника, виновато прошептал: – Прости. Тебе он уже не нужен. Да ты ничего и не знал… А вот мне к ним нельзя. Поверь, никак нельзя! Не могу я терпеть боль… Не могу! Выпотрошат они меня, понимаешь?.. И то­гда всему делу конец!.. Всему нашему делу…
Заслышав же голоса бегущих к перевернутому «БМВ» людей, торопливо прижал короткий ствол к виску и, не мешкая, выстрелил.
Часть первая
«Конец карьеры»
Глава первая
Чечня. 10 апреля
– Ося, возьми пару ребят и попытайся обойти их слева – по ло­щинке!
– А ты-то с кем останешься?! И бесполезно к тому же, Арчи – там уже «духи»!
– Вижу… Теперь вижу, – прокричал Дорохов, направляя ды­мя­щийся ствол левее – к неглубокой складке. Послав послед­ние три пули, автомат замолчал; капитан зашарил рукой по «лиф­чику», при­говари­вая: – Нам бы еще пяток минут продер­жаться! Еще пяток ми­нут, и все будет путем!..
Пустой магазин поскакал по камням, а звонкий стук потонул в грохоте стрельбы. Отработанным движением Дорохов вогнал в гнездо полный, передернул затвор…
Давний друг, занимавший позицию метрах в пяти, не унимался:
– Когда летуны обещали помочь?
– Скоро, Оська. Скоро… – мимоходом отвечал командир группы, коротко нажимая на спусковой крючок.
– Думаешь, продержимся? Смотри, сколько козлов бородатых навалилось!
– Продержимся – не вопрос! – крикнул капитан и тихо добавил: – Других вари­антов один хрен не вижу…
Вертушки должны были поддержать с воздуха еще ми­нут два­дцать на­зад, но отчего-то задерживались. Вечно на войне происходят какие-то накладки, неувязки, нестыковки… Иногда плевые, вызы­вающие веселый смех; но такие как сегодня обходились слишком до­рого – ценой в десяток молодых жизней.
Вон он, тот десяток – весь на виду. Лежат парни: окровавленные, измолоченные пулями. А долбани вертолетное звено своими НУР­Сами в положенное время – все повернулось бы иначе.
Оська или старший лейтенант Александр Осишвили – давний на­парник и лучший друг Артура Дорохова, заметно нервничал. Под­вижный, смуглолицый парень, двадцати четырех лет от роду, час­тенько от­влекался от целей, придир­чиво обращая взгляд к позициям рядовых бойцов; под­сказывал, отда­вал четкие команды. Говорил Александр без ак­цента, хотя внешность и тем­перамент с лихвой вы­давали кав­казские корни. Молчаливые парни дело знали и вполне могли обойтись без его напоминаний, но нервозность молодого офи­цера понимали – у самих на лицах были написаны недоумение с во­прос: где же обещанная поддержка с воздуха?
Группа таяла на глазах – навалившийся со стороны села Ведучи чеченский отряд имел слишком ощутимый перевес. До поры выру­чала выгодная позиция, загодя выбранная командиром; помогала от­менная выучка спецназовцев. Но, как говорится, всему есть свой пре­дел. Боевиков было раз в пять или шесть больше, а наличие у них пу­леметов и парочки гранатометов добавило головной боли бойцам ка­питана Дорохова. Время работало на банду и теперь уж не спасали ни позиция, ни выучка, ни первоклассная экипировка с навороченным современным оружием и с тройным боекомплектом…
Да… не дело это для спецназа – заниматься сдерживанием вра­жеских сил до подхода пехотных подразделений. Опять, видишь ли, накладочка вышла – банду по данным разведки ждали в полном со­ставе вос­точнее; а амир, не будь дураком, разделил свою орду на три отряда: два прорывались где-то северее, а третий… В общем, дыру возле узкой ре­чушки командование спешно заткнуло мало­численной груп­пой Артура…
Снова меняя магазин, он зло сплюнул на гладкий бок валуна, за которым прятался от пуль. Сплошные накладочки у мордатых штаб­ных толстяков, ря­женых в штаны с широкими лампасами. Их бы сюда – в устье мелко­водной Хельдихойэрк, впадающей в Аргун! В этот чертов каменный мешок, из которого теперь без помощи авиации или приличного ар­мейского подразделения не выбраться. Один лишь Ве­рещагин в этой гене­ральской банде заслуживает уважения – дело­вой, грамотный, спра­ведливый. Никогда глупости не сморозит – сто раз подумает, прежде чем отдать приказ или послать куда-то людей!
Остальные… А, мля! лучше не вспоми­нать!..
Сквозь грохот боя послышался слабый призывный писк рации. Сержант Игнатов на минуту оставил позицию у каменного распадка, подполз к ней, схватил гарнитуру…
– Товарищ капитан, вертушки на подходе! Просят уточнить ко­ординаты цели, – обрадовано доложил он.
Грузин Осишвили, около десятка лет проживший в России, на ре­плику Игнатова тут же отреагировал со свойственным южным темпе­раментом:
– Маймуно, виришвило! Все по-нашему – по-русски: время срать, а мы не жрали!!
– Какие тут на хрен уточнения?! – прервав стрельбу, обернулся к сержанту Дорохов. – Быстрее передавай наши координаты – «при­маты» со всех сторон! Пусть сюда же и лупят!..
Спустя пару минут после короткого сеанса связи сзади лавиной навалился ровный гул авиаци­онных двигателей. Две пары «крокоди­лов» сходу легли на боевой курс и с километровой дистанции дали залп по означенной радистом точке…
Спецназовцы распластались на камнях; упал, откатился в сторону и Дорохов. Еще до того, как все вокруг смешалось от разрывов не­управляемых ракет, ус­лышал под собой хруст; недовольно помор­щился…
Верто­летчики накрыли место недавнего боя полностью, не раз­бирая где и чьи позиции. НУРСы с противным шипящим звуком вспарывали воз­дух и врезались в каменистую почву бережка, повто­ряющего изгибы неглубокого речного русла. Взрывы гремели, не пе­реставая – сменяя друг друга, пары Ми-24 делали один заход за дру­гим…
Бойцы спецназа прятались меж валунов, в приямках и уж не ду­мали о «духах», не заботились о продолжении боя. Одна только мысль свербела в голо­ве у каждого: уцелеть, не погибнуть от масси­рован­ного ракетного удара своей же штурмовой авиации…
Все закончилось так же неожиданно, как и началось. Дорохов лежал, прикрывая руками затылок. Около минуты он вслушивался в удаляв­шийся гул, гадая: готовятся к очередному заходу или, отра­бо­тав, возвращаются на базу?..
Но скоро гул окончательно стих.
Он приподнял голову, осмот­релся… От множества небольших воронок поднимался сизый дым; всюду лежали изувеченные тела. Ос­татки изрядно потрепанного че­ченского отряда поспешно отходили вверх по речушке. Рядом копо­шились, поднимались, отряхивались его ребята…
– И то дело, – пробормотал капитан, похлопывая ладонями по за­ложенным ушам.
Усевшись, подтащил к себе автомат, смахнул с него светлую пыль. С сожалением вынул из-за пазухи раздавленный плеер с бол­тавшимися проводами маленьких наушников; кажется, он был безна­дежно испорчен. Под ноги упала половинка диска с начертанным именем «Па­вел»… Остатки аппарата он швырнул на камни и вдруг замер – взгляд наткнулся на изуродованное тело. Головы убитого бойца Ар­тур не видел; одна нога была полусогнута; из-под руки тор­чал авто­мат… Из разворо­ченного живота черными прожилками меж гладкой гальки растекалась кровь. Но взгляд Дорохова не мог ото­рваться от бело-красного месива, выва­лившегося из разорванного кишечника. «Сыр из козьего молока!.. – внезапно дога­дался он и с ужасом при­помнил: – По дороге сюда бойцов угостил этим сыром ка­кой-то дед из забытого богом аула. И, сидя на броне бэтээров, этот рыхлый сыр, похожий на сулу­гуни, жевали два рядовых бойца и… Сашка. Неу­жели?..»
И все еще не веря в гибель друга, он позвал:
– Ося! Ося, мля!.. ты где? Понос что ли про­шиб от кисломолоч­ных продуктов?..
– Похоже, он ранен, товарищ капитан! – донеслось будто изда­лека. Но тут же кто-то тронул за плечо – обернувшись, Артур увидел Игнатова. Показывая в сторону, тот прокричал громче: – Осишвили ранен, товарищ капитан!
– Где он? – облегченно вздохнул Дорохов. Затем встал и, покачи­ваясь, двинулся, куда указывал сержант…
Приятель лежал под угловатым обломком скалы, метрах в де­сяти-двенадцати; рядом – в трех шагах, зияла воронка от разрыва ра­кеты. Вероятно, огромный камень спас от осколков, но не уберег от силь­нейшей контузии. Сашкины глаза были открыты, из ушей текла кровь…
Слава богу – вроде, жив!.. Сердце восстановило нормальный ритм; присев возле него, Артур нащупал запястье. Вена, возле ко­то­рой красовалась крохотная татуировка – буковка «О», слабо подраги­вала, пульсировала…
Да, Оська был жив и даже слегка шевельнулся в ответ на прикос­новение.
– Игнатов, проверь – как там остальные, – распорядился коман­дир. – Свяжись с нашими, узнай скоро ли подойдут.
– Рация раздолбана…
– Что?
– Рация говорю, сломана, товарищ капитан! Я ее припрятал в камнях, да все одно осколком нутро разворотило.
– Мля… Ладно, подтяни сюда народ.
Вскоре вокруг командира собрались остатки группы. Из двадцати двух человек уцелели десять; двое из них, включая старшего лей­те­нанта Осишвили, были ранены.
– Значит так, – смачно сплюнув хрустевшие на зубах частички грунта, сказал Артур, – «духи» ушли, но на всякий случай надо поде­журить тут до подхода наших. Двое потащат до дороги Степанова – он тяжелый, а я как-нибудь один управлюсь с Осишвили. Остальные остаются здесь. Старший – Игнатов. Вопросы?
– Все ясно, товарищ капитан, – отозвался понятливый сержант.
– Вот и ладненько. Отправлю раненных и вернусь. Парней еще наших предстоит отсюда забирать… – кивнул он на тела мертвых со­служивцев. – И будь повнимательнее, Игнатов! Хрен знает, что у них на уме – могут вернуться…
Тот километр от позиции у реки до проселочной дороги, что ут­ром све­жие спецназовцы преодолели за десять минут, теперь пока­зался чудовищно длинной дистанцией. Два бойца тащили Степанова с наскоро перебинтованным плечом и наложенным на простреленное бедро жгутом; Дорохов, взвалив на спину товарища, медленно выша­гивал следом…
Чем-то особенным внешность командира группы спецназа не от­личалась. Обычный парень, каких в армии тысячи. Крепкая фигура среднего роста, ко­ротко подстриженные и слегка выгоревшие на юж­ном солнце волосы; типичное для европейской части России лицо с прямым носом, чуть полноватыми губами, высоким лбом и ус­талым взглядом светло-се­рых глаз. «Особых примет не имеет», – примерно так бы сказали о таком типаже в уголовном розыске.
Пожалуй, друг его Оська выглядел слегка поярче: смугловат, черноволос; повыше ростом, отчего казался худощавым; подвижен, улыбчив. И временами вспыльчив.
Скоро он пришел в сознание и даже пытался перебирать вялыми, осла­бевшими ногами.
– Не кисло тебя приложило, – ворчал Артур, вытирая рукавом камуфляжки взмокший лоб. – Ничего, Ося, потерпи… Вот отле­жишься пару-тройку дней и все будет путем. Потерпи, братан!.. А я сего­дня же напьюсь – даю слово! И всем штабным машинам колеса кин­жалом продырявлю! Козлы, гребанные!..
Братан один черт ничего не слышал, а из уст его срывались не­разборчи­вые звуки, похожие на мычание недорезанного телка. Ка­жется, ему было жутко плохо, но по спецназовской привычке старлей все одно ощупывал свободной рукой пространство вокруг себя в не­осознанных поисках утраченного в бою автомата…
Наконец, они добрались до пустынной дороги – те два бэтээра, на броне которых группа примчалась сюда в начале дня, сразу же спешно уехали в расположение пехотной части, дабы участвовать в переброске его подразделений.

Рощин Валерий - Двадцатый - расчет окончен => читать онлайн книгу далее