А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Меня знают как честного человека. Мое доброе имя – моя защита. – Фредерик сделал выразительную паузу. – Жаль, что ты не можешь сказать того же самого о себе.
– Я не верю напыщенным речам человека такого низкого происхождения, как ты, Фредерик. Ты недостоин даже произносить имя Маркема.
Диана уже была готова резко распахнуть дверь, чтобы защитить своего отца, но замерла, услышав, как он заговорил сам:
– Пусть я жалкий человек низкого происхождения, Чилтон Маркем, но моя дочь – нет. Ты ведь хорошо знаешь, что моей последней женой была дочь шотландского пэра. От нее Диана унаследовала большое состояние, кроме того, у нее будет хорошее приданое, которое ей дам я. И поэтому человек, который знается с такими проходимцами, как Маркус, никогда не станет мужем Дианы. Пожалуйста, не добивайся больше ее благосклонности.
Чилтон забормотал что-то бессвязное в ответ, но Диана уже потеряла интерес к разговору. Только одна мысль стучала в голове, от которой лицо озарилось радостной улыбкой. Чилтон больше ее не побеспокоит.
Диана направилась в танцевальный зал, ей хотелось прыгать от счастья. Чилтон больше не будет приставать к ней со своими предложениями! Фредерик Ковингтон не выносит, когда его обманывают, а если Чилтон действительно связан с пиратом Маркусом, то он явно недобросовестный человек.
Вряд ли что-то могло навредить безукоризненной репутации ее отца. А вот имя Маркема было запятнано еще тогда, когда отец Чилтона совершил самоубийство, проиграв семейное состояние. И только вера Фредерика в то, что сын не отвечает за ошибки отца, позволила ему сделать Чилтона своим партнером.
Диана вошла в зал, где яркий свет и музыка еще больше подняли ей настроение. Как только отец доложит о делишках Чилтона сэру Генри Моргану, настойчивый пэр будет наказан за свои преступления. Она избавится от ненавистного ухажера, а отец будет провозглашен героем, разоблачившим негодяя.
Довольная тем, что нежелательный поклонник больше не будет ей досаждать, Диана попыталась полностью раствориться в танце. Но за дверью в сад манила к себе ночь, будоража воспоминаниями о поцелуе незнакомца.
Глава 2
Лунный свет проникал в темную комнату, освещая заваленный бумагами стол. Через окно проскользнула фигура и как привидение растворилась в темноте кабинета.
В тишине комнаты щелчок взведенного курка прозвучал как гром.
– Стоять, иначе я размажу тебя по стене, – грозно сказал человек, сидевший за столом. Он взмахнул пистолетом, и в бледном свете на оружии стала видна золотая инкрустация. – Подойди сюда, чтобы я мог тебя видеть.
Незваный гость вышел из темноты, сверкая белоснежной улыбкой.
– Вот как вы встречаете друзей, Морган?
– Проклятие, это ты, Ротстоун! – Морган опустил пистолет и сунул его за пояс. – А что еще я должен был делать, зная, что кто-то шныряет вокруг моего дома? Я слышал, как ты пробирался через кустарник, и решил, что это вор.
– Я сделал так преднамеренно, чтобы вы услышали мое приближение. Не хотелось оказаться с простреленной головой раньше, чем вы бы поняли, что это я.
– Ты был почти труп, мой мальчик. – Морган ухмыльнулся и потянулся зажечь свечу. Мягкий свет озарил лицо, испещренное глубокими морщинами, которые оставила жизнь. – Садись, парень, и расскажи, что ты здесь делаешь. Я думал, ты сейчас в море.
– Я был там, – Алекс сел за массивный стол напротив Моргана, – но узнал кое-что и решил немедленно вам это рассказать.
Морган удивленно поднял бровь.
– Должно быть, дело действительно срочное, раз ты рисковал своей головой, тайком пробравшись в частные владения. Удивительно, что мои люди не подстрелили тебя.
Алекс усмехнулся:
– Сначала надо увидеть цель, чтобы открыть по ней огонь.
– Да, ты умеешь двигаться как ветер, если хочешь. Ладно, какая у тебя новость? Догадываюсь, что она касается Маркуса.
– Верно! – При упоминании этого имени глаза Алекса сверкнули холодным блеском. – Наш неуловимый беглец работает не один.
– Что? – Морган резко выпрямился. – Этому мерзавцу кто-то помогает?
– Чилтон.
Морган откинулся на спинку кресла, погрузившись в размышления.
– Не думаю, чтобы этот самодовольный павлин решился на такую подлую авантюру.
– У этого самодовольного павлина гнилое нутро.
– Чилтон и Фредерик Ковингтон – владельцы торгового флота Флитвуда. Ты думаешь, Ковингтон тоже участвует в преступном сговоре?
– Я не знаю этого человека. Мои источники указывают только на Чилтона. Но это не означает, что Ковингтон не причастен. Возможно, он просто умнее Чилтона.
– Ну, быть таким не трудно.
– Согласен.
Морган в задумчивости крутил кончик уса.
– Трудно придется Диане, если отца повесят за пиратство.
Это имя привлекло внимание Алекса.
– Диана?
– Да, Диана Ковингтон, дочь Фредерика. – Глаза бывшего пирата сверкнули озорством. – Был бы я моложе, мой мальчик! Эта женщина представляет собой редкое сочетание красоты и ума, к тому же богатая наследница. Рыжие волосы говорят о страстности, которая зажжет любого мужчину.
– Это точно.
Морган бросил на Алекса быстрый взгляд:
– Так ты встречался с ней?
– Встречался.
Этот короткий ответ, казалось, еще больше удивил Моргана.
– И она не стала жертвой твоей приятной внешности, а, Ротстоун? Если ты добиваешься именно этого, то тебе лучше было отправиться покорять штормовые моря.
– Меня интересует только Маркус. – Избегая любопытного взгляда Моргана, Алекс изучал замысловатую резьбу на подлокотнике кресла.
– У человека может быть множество интересов. – Морган встал и подошел к буфету: – Хочешь вина?
– Хочу. – Алекс наблюдал, как вице-губернатор наполнял вином два хрустальных бокала. – Я уже сказал, у меня один интерес – увидеть Маркуса мертвым.
Передавая, ему бокал, Морган смерил Алекса тем взглядом, который когда-то заставлял людей трепетать перед самым беспощадным пиратом в Карибском море.
– Мы договаривались, что ты поймаешь Маркуса, Ротстоун. Но ты не должен быть его палачом. Маркус предстанет перед судом за пиратство и будет повешен прилюдно, как и остальная его братия. Ты должен привезти его в Порт-Рояль живым.
Алекс постучал пальцами по подлокотнику.
– Мне трудно сделать то, о чем вы просите.
– Мы с тобой договаривались. – Морган поболтал вино в бокале. – Казнь Маркуса послужит примером для всех пиратов Карибского моря. Может быть, тогда они поймут, что существует всего два пути: либо они прекращают свою преступную деятельность и приходят ко мне за прощением, либо их ждет виселица.
– Маркус отличается от всех остальных. – Выпив вино залпом, Алекс встал и принялся ходить по комнате, так крепко сжимая в пальцах изящный хрусталь, что мог запросто раздавить его в руках. Было видно, что его переполняют эмоции.
– Спокойнее, парень. – Морган с тревогой посмотрел на Алекса. – Я понимаю, как трудно тебе сдерживать, себя, но ты должен дать восторжествовать правосудию. Ты получишь удовлетворение, наблюдая, как он будет дергаться в предсмертных судорогах на виселице.
– Он убил моего брата! – прорычал Алекс и запустил бокалом в стену. Во все стороны полетели осколки хрусталя. Пораженный собственной яростью, Алекс уставился на стену, по которой стекали похожие на кровь бордовые ручейки вина.
– Чертовски дорогой бокал, Ротстоун, – нарушил молчание Морган.
– Я могу себе это позволить. – Потерев пульсирующую жилку на виске, Алекс посмотрел на Моргана. – В конце концов, я граф Ротстоун.
– Но ты также Эль-Морено. – Морган бросил сердитый взгляд на осколки разбитого бокала. – Твой гнев не доведет тебя до добра, Ротстоун. Я поручил это задание тебе из-за того, что ты великолепно управляешь кораблем, а не из-за твоего брата.
– А я принял ваше предложение из-за своего брата. Или вы думаете, что любой человек способен сыграть роль пирата? – Алекс провел рукой по длинным волосам. – Если бы я хотел приключений, то нашел бы их и без вас.
– Но ты больше не можешь совершать кругосветные плавания. – Морган наклонился вперед с безжалостным выражением на лице. – Уильям мертв, и теперь ты – владелец титула. Ты был только счастлив получить возможность превратиться в Эль-Морено, ходить в плавания, подставляя лицо вольному ветру, и не думать о своих обязательствах. Признайся, Ротстоун.
– Хорошо! – В два шага Алекс оказался у стола Моргана. – Вы правы, сэр, мне не нравится быть связанным графским титулом. Но я не могу уклоняться от своих обязанностей. Я последний из рода Роупсли, мой долг – носить титул. И ничего с этим поделать невозможно. – Алекс наклонился к Моргану. – Единственное, что я могу, – это расправиться с Маркусом. Он убил моего брата, а теперь я узнал, что Чилтон помогал ему в этом.
Морган медленно встал.
– И поэтому будет повешен рядом с Маркусом за свои преступления. Терпение, парень.
– Терпение! – С надменным смехом Алекс сел в кресло и с вызовом, граничащим с дерзостью, вытянул ноги. – Дух моего брата требует отмщения, и я не успокоюсь, пока не накажу убийцу. Посмотрите на меня, Морган, что вы видите?
Морган уставился на него.
– Я вижу Эль-Морено, грозу морей и соперника кровожадного Маркуса.
– Вы видите человека в трауре, – поправил его Алекс и показал на свою одежду в черных тонах. – Я поклялся носить черное каждый день своей жизни, пока не отомщу за брата. То, что эта одежда стала отличительным знаком Эль-Морено, – случайное совпадение.
– Но эффектное, – дополнил Морган, снова усаживаясь в кресло. – Из тебя получился настоящий пират, Ротстоун. Ты словно член моей бывшей команды, с которой я сам плавал когда-то в этих водах.
Алекс помолчал немного. От такой высокой оценки ярость, кипевшая в нем, утихла.
– Благодарю, сэр.
– Отблагодаришь меня позже, когда поможешь заковать в кандалы Маркуса и этого напомаженного Чилтона.
Алекс улыбнулся, ясно представив себе эту картину.
– Я уже послал человека наблюдать за Чилтоном, только объясните, что вы задумали.
Наклонившись через стол, Морган рассказал ему о своих планах.
– Теперь, милая, сиди спокойно!
– Мод, в этом нет необходимости, я сама могу справиться со своими волосами. – Сидя перед туалетным столиком, Диана наблюдала в зеркало, как кузина матери расчесывает ее спутанные рыжие кудри.
Мод Данстан поджала губы.
– Замечательная идея! Леди с твоим положением сама расчесывает волосы! Твоя мать спустила бы с меня шкуру, если бы увидела.
Диана хихикнула, представив, как мать делает это. Мод сама могла спустить шкуру с кого угодно. У нее было суровое лицо, золотое сердце и покровительственные инстинкты львицы. Она приехала из Шотландии вместе с матерью Дианы после того, как та вышла замуж. Когда лихорадка унесла жизнь Маргарет Ковингтон, Мод стала для Дианы матерью и подругой.
– Хорошо повеселилась сегодня вечером? – спросила Мод, прерывая мысли Дианы. Вопрос был задан абсолютно невинным тоном, но Диана знала, что Мод всегда тщательно подбирает слова, будто генерал, который планирует широкомасштабное наступление.
– Все было хорошо, – осторожно ответила Диана.
– А я не уверена. Я заметила, как ты пыталась отделаться от этого… лорда Чилтона. Это из-за него твой отец приказал, чтобы ты никуда не ходила одна? – Мод помолчала, потом продолжила: – Кстати, если уж мы заговорили об этом, не скажете ли, мисс, куда это вы исчезали на добрых полчаса?
В памяти Дианы сразу всплыл образ незнакомца в черном, его темные глаза и усмешка на губах, искушавшая ее. Если бы Мод узнала правду, то в будущем ни на миллиметр не отпустила бы от себя.
– Как вы могли увидеть, выходила ли я куда-нибудь, – Диана пыталась отлечь внимание женщины, – если были окружены членами Собрания? Вам никто никогда не говорил, что женщине неприлично спорить с политиками?
– Не заговаривайте мне зубы, мисс. Отвечайте на вопрос.
Диана обреченно вздохнула:
– Я была в саду.
– В саду? Ночью? Одна? – Мод резко провела расческой по волосам. – Ты с ума сошла? С тобой могло что-нибудь случиться!
Диана вздрогнула и мрачно посмотрела на Мод:
– Что-нибудь может случиться даже в моей спальне.
– Не перебивай. Ты хорошо знаешь правила поведения. Твой отец приказал никуда не выходить одной. В наши дни вокруг полно всяких негодяев.
– Я знаю и больше не буду так делать. – Диане было давно известно, что Мод может часами читать лекции о хорошем поведении, поэтому постаралась сменить тему разговора. – Скажите, вы слышали что-нибудь интересное, когда были на днях на рынке?
– Не понимаю, о чем ты?
– Ну, Мод! – Диана улыбнулась, увидев, как покраснели у Мод щеки. – Вы ведь слышали, да? Расскажите! – Диана сложила руки на коленях и мило улыбнулась. – Обещаю, что ваш рассказ не окажет на меня дурного влияния.
Мод положила расческу на столик.
– Девушке с твоим положением не стоит так увлекаться рассказами о мужчинах, подобных Эль-Морено.
– Эль-Морено. – Диана наслаждалась сочетанием звуков. – Даже имя этого человека восхищает меня. Говорят, он пытается сколотить состояние, чтобы жениться на леди, которую любит.
– Сколотить состояние? Воровство – вот как я это называю. – Мод подала Диане знак встать и распустила шнуровку платья. – В Шотландии за такое бы повесили.
Диана выскользнула из темно-зеленого шелкового платья и нижней юбки. Теперь она терпеливо ждала, пока Мод расшнурует корсет.
– Я уверена, что Эль-Морено не собирался быть пиратом.
– Вздор, он такой же мерзавец, как этот Маркус. Они оба нападают на корабли, захватывают пленников и. требуют выкуп. Если это не пиратство, тогда я не знаю, как это назвать.
– Почему вы думаете, Мод, что все пираты одинаковы? И даже не верите сэру Генри Моргану, который был назначен вице-губернатором самим королем.
– Разбойники! Они все – разбойники!
– Сэр Генри Морган не разбойник, – настаивала Диана. – А вот Маркус – настоящий хладнокровный убийца. Что касается Эль-Морено, все знают, что своих пленников он высаживает на берег в следующем порту. Мне кажется, что его манит золото, а не кровь. А вы не любите его, потому что он испанец.
– Да, испанец! – Мод тряхнула нижней юбкой, которую держала в руке. – Ни одна приличная женщина не посмотрит на жалкого испанца!
Оставшись в одной сорочке, Диана присела, чтобы снять чулки с подвязками.
– Мод, я понимаю вашу ненависть к испанцам, но вспомните, война закончилась, когда я была еще ребенком. И потом, учитывая то, что я слышала о внешности Эль-Морено, сомневаюсь, что вы бы отказались хоть разок взглянуть на него.
– У вас дурной язык, мисс. – Мод прошествовала через комнату, чтобы взять из шкафа пеньюар. – Не знаю, у кого вы научились так разговаривать.
– У вас, конечно.
Мод пробормотала что-то невнятное и вернулась с пеньюаром.
– Приличной леди, как ты, не пристало говорить такие слова. Этот человек – преступник.
– Я слышала, он благородных кровей, – не отступала Диана.
– Благородных кровей? Он? Непохоже! – Мод помогала Диане облачиться в белоснежный пеньюар. – Нет, девочка, этот человек – пират и негодяй.
– Симпатичный и отважный негодяй. И так великолепно владеет шпагой, что никто не осмеливается бросить ему вызов! – Диана взмахнула воображаемым клинком.
– Пират и убийца, – подытожила Мод. – Молодой леди только и думать о нем! Что бы сказал твой отец, если бы услышал, что ты говоришь об Эль-Морено как о поклоннике, который пришел просить твоей руки. А я знаю, что бы он сказал. Он бы попросил меня покинуть этот дом, потому что я не могу справиться с непокорной девчонкой.
Диана подошла к открытым дверям террасы и стала всматриваться в темноту душной ямайской ночи.
– Мод, мое девичество не будет длиться бесконечно. Отец скоро выдаст меня замуж. Я никогда не отправлюсь в кругосветное путешествие и не увижу далекие страны. Я благосклонно и с достоинством отнесусь к выбору отца. Разве нельзя мне сейчас хоть немного помечтать и окунуться в эти романтические фантазии, пока еще можно?
– Помечтай, – уступила Мод. – Говорят, Эль-Морено сейчас на Ямайке. Может, он хочет украсть серьги самого Генри Моргана!
С этими словами она выскользнула из комнаты, оставив Диану в недоумении. Эль-.Морено на Ямайке? Ей снова пришел на ум тот незнакомец в саду. В ее бурных фантазиях Эль-Морено и таинственный Алекс стали одним лицом. Диана коснулась губ и на мгновение задумалась. А что, если ее целовал тот самый испанец? Но мысль показалась ей глупой, и она тотчас отбросила ее.
Всю жизнь ей страстно хотелось пережить какое-нибудь приключение, воспоминания о котором она возьмет с собой в скучное будущее. Теперь Диана знала: это будет поцелуй симпатичного незнакомца.
Она бросила последний задумчивый взгляд в звездную даль и вернулась в комнату. Задув свечу, забралась на кровать. Теперь, глядя на бледную луну, она всегда будет вспоминать озорную улыбку Алекса.
Ее разбудил звук шагов.
Диана открыла глаза, как раз когда кто-то сдвинул в сторону москитную сетку над ее кроватью. На мгновение туда проник лунный свет, но его тут же загородила фигура человека. Прежде чем она успела закричать, ее рот зажала грубая рука, пахнущая элем. Диана вцепилась в лицо этого человека, но тот немедленно схватил ее за запястья и стал держать, посмеиваясь над яростной попыткой борьбы.
– Держишь ее? – отрывисто спросил голос другого мужчины.
Диана постаралась вывернуться, откатившись в сторону, когда первый взобрался на кровать. Перехватив запястья, он посадил Диану и сам сел сверху, прижав ногами ее бедра.
– Не спеши, – бросил ему товарищ.
– Но мне это дело нравится.
– Ты не очень-то раскатывай губу, капитан хочет быть первым.
От этих слов девушку пронзил страх. Она изо всех сил попыталась сбросить мужчину и закричать, несмотря на закрытый рукой незнакомца рот.
– Мне кажется, я ей нравлюсь. – От похотливого смеха и запаха пота бандита Диану охватили ужас и дрожь. Она резко дернулась, надеясь, что мужчина потеряет равновесие. – Поскорее свяжи ее, дружище, – ухмыльнулся он, – девчонке не терпится стать моей.
Рука перестала зажимать ей рот, и Диана сделала глубокий вдох, чтобы закричать. Но ей тут же запихнули в рот кусок ткани, который сверху завязали тряпкой, чтобы она не могла вытолкнуть кляп.
– Лакомый кусочек, а? – прозвучал хриплый голос первого. – Я бы не отказался и сам его попробовать. – Он грубо обмотал тонкой веревкой запястья Дианы и связал ей руки.
– Всем достанется, когда капитан сделает свое дело. – Мужчина, сидевший на ней сверху, похотливо провел руками по ее телу. – Надеюсь, он даст нам время повеселиться.
Злость и страх дали Диане такую силу, о существовании которой она даже не подозревала. Когда первый мужчина решил связать ей ноги, она ударила связанными руками по голове того, кто оседлал се. От неожиданности тот свалился на пол.
Изрыгая проклятия, первый бросился на нее. Диана подняла обе ноги и ударила его в живот. Мужчина согнулся, задыхаясь от боли, а Диана скатилась с кровати и бросилась бежать.
– Дрянь! – Ее схватили за волосы всего в нескольких шагах от двери. Мужчина, которого она сбросила на пол, развернул Диану к себе лицом. – Дрянь! – прорычал он снова и ударил по лицу.
Боль оглушила ее, и Диана стала медленно оседать. Мужчина подхватил ее и взвалил на плечо, как мешок муки. Когда кровь прилила к голове, пульсация от удара усилилась, сознание затуманилось. Диана смутно понимала, что ей связывают ноги.
– Поторопись! – Мужчина переместил свою ношу на другое плечо, и новый приступ боли пронзил ее мозг. Диана застонала.
– Готово, – ответил первый, тяжело дыша.
– Тогда возвращаемся на корабль. Вместе с вами, миледи– Кто-то шлепнул ее по ягодицам.
Несмотря на все попытки Дианы сохранить ясность ума, смех ее похитителей стал куда-то отдаляться. Она почувствовала прохладный бриз и поняла, что ее вынесли на террасу, даже различила каменную баллюстраду. Но тут сознание ее помутилось, и она провалилась в черную бездну…
Глава 3
Кандалы отбрасывали зловещие тени на стены каюты, освещенной свечами.
Вздрогнув, Чилтон отвел взгляд от неприятного предмета и взял бокал с вином. Каюту Маркуса украшали и другие орудия пытки, но Чилтон давно знал, что о деятельности его приятеля лучше не думать тем, кто не может выносить даже вида крови.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22