А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Вайнер Аркадий Александрович

Часы для мистера Келли


 

На этой странице выложена электронная книга Часы для мистера Келли автора, которого зовут Вайнер Аркадий Александрович. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Часы для мистера Келли или читать онлайн книгу Вайнер Аркадий Александрович - Часы для мистера Келли без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Часы для мистера Келли равен 199.33 KB

Вайнер Аркадий Александрович - Часы для мистера Келли => скачать бесплатно электронную книгу



Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер
Часы для мистера Келли
"…Мистер Уильям Келли, вице-президент компании «Тайм продайте лимитед», которая ввозит в Англию часы из Швейцарии, Франции, Западной Германии, Японии и СССР, заявил вчера корреспонденту газеты «Таймс», что русские часы дешевы потому, что советские заводы организованы по принципу крупного производства. Он не знает в Швейцарии ни одного завода, который работал бы в масштабах, похожих на русские.
Вице-президент сказал, что у русских более совершенная, чем в западных странах, система массового производства. Вместо того, чтобы цепляться за протекционистскую политику тридцатилетней давности, английским часовым фирмам нужно улучшить свои методы, чтобы выдержать конкуренцию русских. Не удивительно, сказал мистер Келли, что русские часы производятся более эффективными способами.
Английский импортер часов отметил также их высокое качество и надежность…"
Газета «Таймс», 11 февраля 196* года. Лондон
ЧАСТЬ I.
Порфирий Коржаев - тихий человек
Пузырек из-под валокордина
Переходя улицу, Порфирий Викентьевич Коржаев мельком взглянул направо. Рядом с собой он увидел тупой горячий капот «Волги», надвигавшийся неотвратимо и беззвучно, как в немом кино. Он даже не успел испугаться, а только подумал почему-то: «До чего же некстати…», и все погрузилось в вязкий сумрак беспамятства…
Спросите у любого орудовца - и он вам категорически заявит, что основная масса зевак исчезает с места происшествия одновременно с машиной «Скорой помощи». Лишь наиболее упорные еще некоторое время мешают милиции.
Когда капитан милиции Приходько садился в машину, чтобы поехать в больницу, куда отвезли полчаса назад Коржаева, на месте оставалось всего несколько человек, настоящих энтузиастов - любителей уличных драм.
- Послушайте, Подопригора, вы здесь были буквально через две минуты после наезда, - обратился Приходько к растерянному белобровому старшине милиции. - Неужели вы не нашли в толпе ни одного человека, который бы заметил номер «Волги»?
- Так если бы он его на середине улицы ударил, а то гражданин прямо из-за табачной будки побежал через дорогу. Тут «Волга» его крылом шмяк - тут же за угол, на Госпитальную, и исчезла. Ее и в глаза никто не видел…
Дежурный врач, вытирая вафельным полотенцем мускулистые, поросшие рыжими волосами руки, усмехнулся:
- Жив ваш старичок. Машина его только отбросила… Испугался сильно - глубокий обморок. Ушибы, конечно, но переломов нет. Если хотите, можете с ним побеседовать. Мы его на всякий случай пока оставим. Все-таки возраст - шестьдесят семь лет! Вот посмотрите, кстати, опись его вещей.
Приходько молча кивнул, взял опись и сел сбоку от стола.
Инспектор ОБХСС Приходько автотранспортными происшествиями вообще-то не занимался, но сегодня трудный день, а он дежурил по городу, вот и пришлось выехать…
«Пропуск в Центральное конструкторское бюро на имя Коржаева П. В.; часы „Победа“; 2 рубля 76, копеек; пузырек из-под валокордина, наполненный металлическими предметами».
Он механически прервал чтение и спросил у врача:
- А где пузырек?
- Какой пузырек?
- Из-под валокордина?
- Пожалуйста. - Врач подошел к двери и крикнул в соседнюю комнату. - Даша, принесите вещи Коржаева!
В мутном стекле пузырька, переливаясь, сверкала какая-то масса, похожая на ртуть. Да и по весу - чистая ртуть. Приходько осторожно отвернул пробку и на чистый лист бумаги стряхнул несколько сверкающих микроскопических булавочек…
- Дайте, пожалуйста, пинцет.
Врач с интересом следил за пальцами Приходько, потом спросил:
- А что это такое?
- Мне и самому любопытно. Впрочем, это сейчас неважно, потом спросим у потерпевшего.
Коржаев лежал у окна, и его длинные худые ноги высовывались из-под байкового одеяла. Шевеля седыми, щеткою, усами, он обстоятельно рассказывал Приходько, как все произошло.
- Нет, любезный друг, я и не пытаюсь говорить, что совсем не виноват! Нет-с. Конечно, перебегал я дорогу в неуказанном месте, но ведь вот так давить людей - это же бандитизм!
При этом он закрывал глаза, и веки-шторки тоненькими пленками укрывали зрачки, и Приходько казалось, что Коржаев видит его сквозь веки.
- Скажите, а цвет машины вы тоже не разглядели?
- Цвет? По-моему, это была светлая «Волга». Знаете, цвет «само»? А может быть, нет… Все так сверкало на солнце..
Бестолковый, испуганный старичок с фиолетовыми пятками. Приходько стало ясно, что ничего путного он у него не узнает. Уже в конце разговора вспомнил, протянул старику пузырек:
- Что это такое?
- Простите? Не понимаю-с, - старик близоруко щурился. - Полагаю, что это сердечное лекарство.
- Нет, это не лекарство. Посмотрите внимательнее. - Приходько дал ему пузырек в руки.
Удивленно, высоким фальцетом Коржаев сказал:
- Однако, я не понимаю, молодой человек, почему вы меня спрашиваете об этом? Я сей предмет вижу впервые.
Где ты откопал Креза?
Приходько вернулся в Управление милиции и вновь с головой окунулся в бесконечную сутолоку дежурной части. Непрерывный перезвон телефонов, сообщения, проверки, запросы: куда мог деться мальчик семнадцати лет, которому родители не велят ездить без них купаться; почему техник-смотритель считает, что за протечку водопровода должен отвечать жилец, который понятия не имел, что на трубах левая резьба, а он крутил втулку направо: и так далее, и так далее… Ей-богу, тяжело поддерживать порядок в большом городе!
Отправляясь с опергруппой на очередной выезд (кража со взломом, улица Бебеля, 7), Приходько полез в карман за сигаретами и нащупал там пузырек из-под валокордина. Тяжелый. Ничей. Бегом поднялся в научно-технический отдел. Эксперт Сеня Рапопорт колдовал за своим столом над микроскопом.
Приходько протянул ему пузырек.
- Сеня, будь другом, посмотри-ка, что это может быть?
- Пожалуйста, справки - бесплатно. - Эксперт подкинул бутылочку на ладони. - Ого!
Он вытряхнул несколько деталек на стол, вынул из ящика мощное увеличительное стекло.
- Тэк-тэк-тэк. А где взял?
- У пострадавшего изъяли. Что это такое?
- Похоже на часовые детали. Хотя точно сказать не могу.
- Видишь ли, я-то в этом деле ни черта не понимаю. Мне почему интересно стало: владелец от них категорически отказался. Однако медперсонал приемного покоя утверждает, что пузырек вынули из кармана пострадавшего.
- Хорошо, к вечеру позвоню. Рапопорт позвонил около девяти.
- Слушай, Сергей, а бутылочка-то твоя интересная!
- Какая бутылочка? - В сутолоке дня Приходько успел забыть о пузырьке.
- Ну, знаешь!.. - обиделся Семен.
- Прости, дорогой, закрутился я тут совсем. Так что же?
- А то, что в бутылочке - аксы. Оси баланса от часов. Без этой маленькой булавочки можешь подарить свои часы бабушке. Эти аксы - от новейшей модели часов «Столица». Прекрасные часы, должен тебе сказать! Высокого класса. Толщина - как две сложенные трехкопеечные монеты. Высоко ценятся за границей. Я тут навел справки: оказывается, в розничной продаже аксы не бывают. Завод поставляет их как запчасти только в мастерские. Но наши мастерские еще ни разу их не получали. И это еще не все: аксы в твоей бутылочке не запчасти.
- Почему?
- Это абсолютно кондиционный товар, идущий только в производство. Аксы закаленные, полированные, с закругленными краями. Меня заверили - товар прямо с завода, транзитом.
- А сколько стоит акс?
- Двадцать копеек. В этой бутылочке их не меньше десяти тысяч. На две тысячи рублей… Интересно, где ты откопал Креза, который не моргнув отказывается от двух тысяч рублей?
- В приемном покое горбольницы…
Приходько сразу же позвонил в больницу. Дежурная сестра ответила сонным голосом:
- А Коржаева у нас уже нет. Он на такси домой уехал.
Штучки Хромого
Коржаев притворил за собой дверь, и давно не смазанная петля противно заскрипела. Он вздрогнул и оглядел свою комнату, пыльную, захламленную, чужую. Сел на старый, продавленный стул и долго задумчиво смотрел перед собой. Хаос, хаос. И вокруг - хамы, сплошные хамы. Сердце больно, с шумом шевелилось в груди.
Порфирий Викентьевич сварил на спиртовке кофе и, закутавшись в махровый халат, улегся на тахту. Комната, освещенная небольшим самодельным торшером, была погружена в полумрак.
«Погорел, погорел. Погорел, - думал Коржаев. - Растерялся как молокосос зеленый. Чего, спрашивается? Ну, мои детальки. Для работы, для нового оборудования, мол. Что врачишка этот, что милиционер - много они в аксах понимают? Сказал бы „мои“ - и все тут, конец. Отвязались бы. Господи, господи! Отказался, отказался, дурак! Конечно, подозрительно. Не психи же они - своими руками товарец-то вынули. И погорел. Теперь вся надежда, что мент, растяпа, пузырек в больнице оставил. А то сидеть мне на нарах. Теперь Хромого надо предупредить. Мало ли что получиться может. Пусть к любым гостям будет готов. На него-то наплевать. А если его за штаны, да он - в раскол? Тогда как? Да-а, видать, стар я становлюсь. Ай-яй-яй, столько лет по краю ходил, и ничего, и ничего… А тут все сразу… И пес этот на „Волге“. Господи боже, за что караешь? Две тыщи - как корова языком…»
Коржаев встал, охая, подошел к старому, рассохшемуся письменному столу, долго копался в ящиках, наконец нашел почтовый конверт и мятый, пожелтевший лист бумаги. Аккуратным, каллиграфическим почерком написал: «Джага, Фуражкин случайно снял последнюю перелетную дичь. Но псы след не взяли. Не знают, откуда нюхать. Скажи Хромому, чтобы на охоту не ходил. Пусть ждет сезона». Долго вспоминал что-то, потом вывел на конверте: «Москва, Большая Грузинская улица, дом 112, квартира 7, Мосину Ю.». Послюнил языком край конверта, заклеил, провел еще раз по нему рукой. Задумался.
Невеселые размышления Коржаева прервал короткий звонок в уличную дверь. «Один звонок. Это ко мне. Кого бы еще в такую поздноту нелегкая принесла?..»
Коржаев положил письмо в карман халата, вышел в коридор и открыл дверь. На лестнице стоял красивый, хорошо одетый молодой человек в очках.
- Мне Коржаева Порфирия Викентьевича, - негромко сказал посетитель.
- Это я.
- Из ОБХСС. Разрешите войти. - Молодой человек небрежным движением выдвинул из верхнего кармана пиджака красную книжечку и направился в квартиру.
- П-пожалуйста, - проговорил, холодея, Коржаев. «Вот оно, не кончилось, значит, с аксами-то…» - пронеслась торопливая мысль.
- Я из ОБХСС, - повторил, войдя в комнату Коржаева, молодой человек. - На основании ордера прокурора мне поручено произвести в вашей квартире обыск. Оружие, ценности, отравляющие вещества предлагаю выдать добровольно.
- Да какое у меня, старика, оружие? - пролепетал Коржаев. - Да и ценностей никогда у меня, милостивый государь, не было, вы хоть весь дом переверните… - «Очкарик проклятый, пес, вынюхал все-таки…» Коржаев с ненавистью посмотрел на посетителя… -
- Это все вы так поначалу говорите, - отрубил молодой человек. - А как начнут облигации да бриллианты сыпаться, так сразу «ах!», да «ох!», да «не мое это все, бабушка в наследство оставила», - а бабушка-то до войны умерла; какие у нее трехпроцентные облигации?
- Да нет у меня облигаций никаких, - повторил Порфирий Викентьевич. - Ищите-с.
- Распишитесь вот здесь, на протоколе, да и начнем.
Дрожащими руками Коржаев расписался на бланке, и «очкарик» приступил к обыску. Спокойно и методично, быстрыми, ловкими движениями молодой человек открывал ящики шкафа, стола, шифоньера, выкидывал их содержимое на тахту, осматривал и небрежно запихивал вещи обратно.
Было тихо. Коржаев постепенно приходил в себя. Он был напряжен, как человек, который хочет вспомнить что-то давно знакомое, реальное и все же неуловимое. Мысли гремели в голове торопливо и бестолково, как медяки в копилке. Память, словно патефонная игла в заезженной борозде, заела на какой-то дурацкой блатной песенке: «Дело сделал свое я, и тут же назад, а вещи к теще, в Марьину рощу…» Какие вещи, к черту? Господи, спаси и помилуй! К теще - в Марьину рощу… Почему в Марьину рощу? Я жил в Москве на Пушечной улице. Да, в маленькой комнате на Пушечной улице, уютной и спокойной, как бомбоньерка. К теще, к теще… Почему к теще? Жена. Да, жена сидит в мягком кресле, а я стою около письменного стола. И так же, как сейчас, в комнате идет обыск. Так же, как сейчас. Так же, как сейчас. Так же? Нет, не так… Вспомнил, вспомнил! Не было тишины! В комнате был шум: с соседкой-понятой громко разговаривала дворничиха; другая соседка - тоже понятая - часто и шумно вздыхала: «Надо же, надо же!..» Пожилой следователь беседовал с оперуполномоченным…
Вот, вот что он пытался вспомнить! Во время обыска были люди, много людей, и перед обыском следователь дал ему прочитать бумагу, в которой было ясно написано, почему, за какие грехи производится обыск. А сейчас? Понятых нет, и следователя нет, и бумаги никакой! И еще - он вспомнил это четко - был бланк протокола обыска. Бланк! Бланк, а не бумага, отпечатанная на машинке. Нет, тут что-то не так!
Он прокашлялся, хрипло спросил:
- Позвольте узнать, молодой человек, за что у меня делают обыск?
- А то вы сами не знаете! Нечего прикидываться.
- Да я и верно не знаю. Вы уж мне скажите - это по закону полагается!
- Ишь ты, законник! Не мешай работать. Про закон вспомнил. Ты лучше припомни, где ворованные часовые детали лежат!
- Опять же без понятых ищете, гражданин. Непорядок…
- Понятых? Что ж, давай соседей позовем. Я же для тебя, дурака, старался. От соседей стыда потом не оберешься!
- Ничего, стыд не дым, а вы уж мне свой документик-то покажите, уважаемый начальник. А то искать ищете, а кто ищет - неизвестно.
- Сколько раз тебе повторять, из ОБХСС я. И нечего тебе о моих документах думать, о себе лучше подумай!
«Жулик, точно жулик. И в какой момент подгадал! Сволочь. Это Хромого номера! - Старика захлестнула волна острой ненависти к проходимцу. - Хотел воспользоваться растерянностью, ограбить, отнять кровное…»
- Ладно, - твердо сказал Коржаев, - хватит комедию-то ломать! Давай документ, или я сейчас милицию позову!
- Ты что, дед, с ума сошел? Или ты милиции что-нибудь про часики рассказать хочешь? - сказал «очкарик» и шагнул к Коржаеву.
- Стой, жулик! - обезумев от ярости, захрипел старик. - Я сейчас людей, соседей позову. Я тебе, негодяй, покажу, как честных людей грабить!
Сознание своей правоты перед законом по сравнению с этим проходимцем опьянило Коржаева. Теперь он уже был твердо уверен, что это штучки Хромого. Лихорадочно выкрикивая угрозы, он пошел навстречу грабителю…
- Стоп! - неожиданно спокойно и негромко сказал тот. - Вот мой документ.
Он сунул руку во внутренний карман пиджака, резко вынул ее, и боль, оглушительная, палящая, ударила в глаза Порфирию Викентьевичу, в переносицу, отдалась в затылке, перевернула весь его мир и куда-то ушла, забрав с собой и незнакомца, и комнату, и все мысли и заботы…
СВОДКА
о происшествиях по городу за 22 июня 196* года
П. I. Убийство
В квартире 112 дома No 77 по улице Чижикова в 7 часов 20 минут соседями обнаружен труп гр. Коржаева Порфирия Викентьевича, 1898 года рождения.
На место происшествия выезжали опергруппа дежурного по городу и судебно-медицинский эксперт. Установлено, что смерть гражданина Коржаева наступила в результате сильного удара тяжелым предметом в область переносицы. Денег и ценностей не обнаружено. Сохранность имущества Коржаева проверяется через его соседей и знакомых.
С места происшествия изъяты:
1) Настольные часы со свежим пальцевым отпечатком, отличающимся по типу папиллярных узоров от пальцевого отпечатка Коржаева.
2) Зашифрованное письмо, адресованное гражданину Мосину Ю. в Москву.
По заявлению соседки потерпевшего - Осовец О. А. - в 23 часа 30 минут у него находился посетитель, мужчина, голос которого она слышала. Приметы посетителя неизвестны.
По факту убийства Коржаева возбуждено уголовное дело, следствием принимаются срочные меры к розыску убийцы…
Самое дорогое

"…Я, капитан милиции Приходько, допросил в качестве свидетеля гражданку Осовец Ольгу Андреевну, которая по существу поставленных перед ней вопросов показала следующее:
«С покойным Коржаевым я проживала в одной квартире. Поскольку он был одиноким, договариваться о его похоронах по просьбе остальных соседей поехала я. Я приехала на Новое кладбище, где в прошлом году Коржаев похоронил свою жену. С комендантом кладбища я договорилась о том, чтобы Коржаева похоронили рядом с могилой его жены, в той же ограде. Потом я с рабочими пришла к этой ограде. На могиле стояло небольшое надгробие с портретом покойной и табличкой: „Здесь я оставил самое дорогое в жизни. Незабвенной Анне“. Когда рабочие снимали надгробие, они отодвинули каменный цветничок, а под ним оказался железный ящик серого цвета. Рабочие открыли ящик и нашли в нем целый клад: много советских и иностранных денег, золотые монеты, бриллианты. Потом приехали работники милиции, составили об этом протокол, и мы все в нем расписались…»

В Управление милиции гор. Одессы тов. Приходько С. В.
На Ваш запрос Управление гострудсберкасс и кредита сообщает, что Коржаевым П. В. в московских сберкассах сделаны вклады по четырем лицевым счетам на общую сумму 7888 рублей.

В Управление милиции гор. Одессы
СПРАВКА
На Ваш запрос Центральная справочная картотека сообщает:
Коржаев Порфирий Викентьевич, 1898 г. р., уроженец гор. Ростова, судим:
1) В 1935 г. - Магаданским горсудом за скупку самородного золота.
2) В 1954 г. - Мосгорсудом за спекуляцию часовой фурнитурой…

ПРИКАЗ
No803 24 июня 196* г.
22.6.6* г. неизвестным преступником убит в своей квартире Коржаев Порфирий Викентьевич, 1898 года рождения.
Коржаев, ранее неоднократно судимый, располагал крупными валютными ценностями и значительными денежными средствами. У него обнаружены похищенные часовые детали московского производства и зашифрованное письмо в Москву.
Для выявления преступных связей Коржаева и работы по установлению его убийцы командировать в гор. Москву старшего инспектора капитана милиции Приходько С. В.
Срок командировки - двадцать дней.
Зам. начальника управления Горчаков

ЧАСТЬ II.
Земные тяготения
Крот
Он сидел возле иллюминатора и боялся закрывать глаза. Как только он опускал веки, перед ним всплывало лицо убитого старика, и все, что было в его жизни раньше, сейчас, как только он закрывал глаза и видел убитого старика, казалось ему маленьким, далеким и пустячным. И он понимал, что все, случившееся в Одессе сломало тот ритм, которым он жил все свои тридцать лет. Он понимал, что, лишив старика жизни, он навсегда лишил себя покоя.
«Стоп… - остановил он себя на этой мысли. - Теперь или я - всех, или все - меня. Об этом стоп. Хватит. Иначе свихнусь». Он заглянул в иллюминатор, посмотрел на землю и заставил себя думать о чем угодно, только не о том, что было.
«…Смешно будет, если весь этот ИЛ вдруг загремит на землю. Вот шум бы поднялся! Всю самолетную службу в уголовку затаскают. И за меня будут тоже отвечать. Как за всех остальных. А если бы мне кто-то просто так дал по черепу и доставил им мой молодой труп? Наверное, медаль получил бы? За охрану какого-то там порядка. Образцового, что ли? Или общественного? Только этот номер не пройдет. Лучше я сам вперед дам кому-нибудь по черепу… И с милицией больше не играю. Я теперь Хромого за горло возьму. Пусть он сейчас крутит шариками - я свое сделал. Мне надо отлеживаться на дне. Тихо-тихо. Я свое сделал. Все. А долю у него вырву. Теперь мне нужны деньги. Много денег, или заметет меня уголовка как миленького. А с деньгами прожить можно. С деньгами я их всех имел в виду. Уеду куда-нибудь в Сибирь, годика на три, пока все не засохнет, а там всплывем. Сибирь, она большая! Ищите мальчика! И поживем еще, Генка, поживем! Или в Самарканд поеду. Теплый город, круглый год можно кишмиш с урюком трескать. Лизку с собой возьму. А впрочем, какого черта за собой хвост таскать? Она же дура. Не по подлости, так по глупости запродаст. Так что, уважаемая невеста, Елизавета Алексеевна, придется вам остаться соломенной вдовой!..»
На табло загорелись слова: «Не курить», «Пристегнитесь к креслу ремнями!

Вайнер Аркадий Александрович - Часы для мистера Келли => читать онлайн книгу далее