А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Та демонстративно облизнулась и повязала на шею салфетку.
— Лучше всех, да никто не завидует, — отмахнулась я, аккуратно отрезала вторую ножку и положила ее в Баксюшину мисочку. — А у вас там что нового?
— Да вот, собачка бешенная объявилась, и как на грех в моем районе, — злобно глядя на обедающего кота, пожаловался он.
Витька — парень чрезмерно простой, политесу не обучен, и мысль о том, что вопросы типа «Как дела» задаются из чистой проформы — ему и в голову не приходят. Он всегда подробно и с радостью расскажет о том, как выглядел вчерашний полусгнивший труп из лесочка, а с утра он видимо что-то такое несвежее съел и поэтому теперь мается с желудком.
— И что собачка? — пришлось мне его поддержать.
Витька молча проследил как я ставлю перед ним тарелку с нелюбимой им грудкой и мрачно буркнул :
— Что собачка, что собачка… Третий труп с почти отгрызенной башкой за неделю!
Тут Мульти раскрыла рот и невинно заявила:
— Как интересно, Витенька. Ты знаешь, расскажи поподробнее, Машка ведь решила с колдовством завязывать и писать детективы!
Витька замер, так и не донеся вилку до рта, нахмурился и недоверчиво посмотрел на меня.
— Ну, — ежась под его взором, промямлила я. — А что? Я в школе помнишь какие сочинения писала? Тебе за них всегда пятерки ставили!
— Так то сочинения, — наконец открыл он рот и покрутил пальцем у виска. — А то — книжки!
Чувствовалось, что Витьку мы здорово потрясли.
Я уперла руки в боки и со значением переспросила:
— Я не понял, Витя! Ты что, хочешь сказать что я книжку не напишу, что ли?
— Да написать-то может и напишешь, дурное дело нехитрое, — пробурчал он, — кто читать будет?
— Пошел к черту, — раздельно сказала я, обидевшись до глубины души.
В кухне повисла тягостная тишина.
— Козёл ты, все-таки, Витька, — вздохнула наконец Мультик. — Девчонка только решила с темным прошлым завязать…
— Да я чего, против, что ли? — забубнил пристыженный Корабельников. — Пусть пишет, может чего и получится. Машка, ты не обижайся, я ведь только за, я твое колдовство сроду не одобрял, сама знаешь. Ну Мааашк!
— Спасибо что разрешил, — сухо ответила я.
— Ну так вот, — как ни в чем не бывало, продолжила Мульти. — Мы вот тут по сюжету спорим насчет преступления — давай ты нас рассудишь?
— Рассказывай, — кивнул Витька, снова принимаясь за утку.
— В общем, там две девушки и парень едут в машине. Парень — за рулем. Они сбивают пешехода насмерть и уезжают. Кто из них сколько получит? — деловито осведомилась Наташка.
— Что значит — кто сколько? — пожал Витька плечами. — Статья тут только для лица, управлявшего транспортным средством. До пяти лет ему.
— А для соучастников? — не вытерпела я.
Витька посмотрел на меня как на дуру:
— Детективистка, блин! Какие тут могут быть соучастники? Они что, баранку ему крутить помогали?
Мы с Мульти обменялись долгим взглядом.
— Совсем — совсем соучастникам нисколько? — недоверчиво переспросила она.
Витька посмотрел как на дуру и на нее, поморщился и снова принялся терзать утиную грудку.
Ну Олег! Ну гад! «Я законы знаю, я сяду, но и вам как соучастницам лет с пяток перепадет!»
— Витя, я все поняла, — ангельским тоном молвила я. — Я все просто отлично поняла!
— Ну то-то же, слушай умных людей, — буркнул он. — Сама—то чего не ешь? Поди пургену насыпала в подливку, а?
Мне было не до его шуточек. Я обдумывала, каким именно заклинанием проклясть Олега.
— Пост на дворе, — рассеянно ответила я, попивая зеленый чай с корочкой хлеба.
— Так ты же вроде с колдовством завязать решила, какой пост? — покосился он. — Книжку вон пишешь…
— Так книжку я пока напишу, — отмахнулась я — А пока — жить—то на что—то надо!
— Мда, — неопределенно протянул он. — Так о чем, говоришь, книжка?
— Ты чего привязался? — поморщилась я. — Про тебя! Напишу — дам почитать.
— Мда? — снова протянул он. — Ну ладно, почитаем…
Через полчасика мы наконец выперли разомлевшего Витьку на работу и засели на кухне, держать военный совет.
Мульти бегала по кухне кругами и вопила:
— Нет, ты представляешь, какой козел, а? Мы тут трясемся от страха, я всю ночь сегодня ни минуточки не спала, а он! Правильно ты его в ментовке оставила!
— То-то мне его рожа сразу не понравилась, — мрачно заметила я, попивая холодный чаек.
Что крыльями зря махать? Сделаю вечером на этого гада проклятье, будет знать как ведьм подставлять. Я даже выбрала обряд — буду сеять просо на ветер. Сначала было хотела крестом проклясть, но потом решила — ну его в сад, грех на душу брать из-за такого гада. Не люблю я черной магии, я добрый фей.
— И знаешь что? — остановилась Мульти посреди кухни и вперила в меня гневный взор. — Неспроста, ох не спроста он нас в ментовку поволок! Уж не хотел ли он все на нас свалить, как думаешь?
Я иногда замечаю, что у нас с Мульти мысли в одном направлении идут.
— А кто его знает? — пожала я плечами. — Но то, что он товарищ мутный — это несомненно. С какой целью он нас соучастием вообще пугал? Видимо, имел себе на уме мыслишку.
— Так! — зло постановила она. — Ты как хочешь, а я желаю исполнить свой гражданский долг! Пойду — ка я, настучу в ментовку про вчерашнее ДТП!
— Да ну, — скептически протянула я. — Ночью прокляну его да и все.
— А мне что с твоего проклятья? — недовольно спросила она. — Я хочу чтобы он сел, потому как если он не сядет, да ты его проклянешь — вот мне весело будет на него смотреть у себя дома! Забыла про его амуры с Ленкой?
Я посидела, соображая.
Если решать проблему в комплексе — надо его проклясть, заговорить Мультиковский порог, чтобы он туда не ходил, и обязательно полечить от таких амуров Ленку.
Да ну его в сад!
Это ж сколько работы. Идеально было б его проклясть да из города выслать — только вот как это сделать — я совершенно не в курсе.
— Хорошо! — решительно сказала я. — Поехали стучать в ментовку, только машину мою сначала заберем, она недалеко тут в автосервисе стоит.
Глава пятая
В ментовку — тот самый ГОМ, предмет наших кошмарных снов, мы явились злые как черти, накрутив себя по дороге предположениями об Олеговых намерениях. Строевым шагом мы зашли туда, мрачным взглядом посмотрели на дежурного и Мульти рявкнула своим учительским голосом:
— Заявления где принимают???
— А что у вас? — бесстрастно спросил мент, слава богу что не засоня — Сербин.
— Свидетели мы! — со значением сказала я.
— Чего? — так же бесстрастно осведомился мент.
— ДТП вчерашнего на Республике! — отрубила Мульти.
— Которое со смертельным исходом! — веско добавила я.
Мент взглянул на нас гораздо внимательней и махнул вглубь коридора:
— В сто седьмой!
Мы, чеканя шаг, двинулись в указанном направлении.
— Надеюсь, вчерашних оперов мы тут не встретим, — тихонько, себе под нос, заметила я.
Но Мульти услышала.
— Сплюнь! — мрачно посоветовала она.
По коридору ходили люди, так что плеваться я не стала, но пальчики скрестила.
В сто седьмом сидел усатый дядька и болтал по телефону.
— Здравствуйте, — вразнобой сказали мы.
— Здравствуйте, — выжидательно уставился он на нас.
— Мы свидетели по вчерашнему ДТП на Республике, хотим дать показания! — скандальным голосом заявила Мульти.
— Да-да! Которое со смертельным исходом! — вякнула я.
Дяденька, нахмурившись, озадаченно на нас посмотрел, указал на стулья у стены и сказал:
— Присаживайтесь пока.
Мы чинно, словно девочки в воскресной школе уселись и сложили руки на коленках.
Дядька зашуршал бумажками, одел очки и начал внимательно что-то читать.
— Гхм! — вредно кашлянула Мульти.
— Да-да, — рассеянно отозвался дядька. — Так где, говорите, ДТП-то было?
— На Республике, около сквера! — дружно ответили мы.
— И со смертельным? — так же рассеянно, не отрываясь от бумажек, уточнил он.
— Да!
Дядька еще пошуршал бумажками, потом поднял на нас глаза и сказал:
— А нету никакого ДТП на Республике. Тем более со смертельным.
— Как нет? — тупо спросила я.
— Вот так! — развел он руками.
— Постойте! — возмутилась Мульти. — Может какая-то ошибка вкралась! Откуда вы знаете, было вчера ДТП или нет!
— Так вот передо мной сводка за сутки, — сухо кивнул дядька на бумажки перед собой.
Мы с Мульти недоуменно переглянулись.
— Вы знаете, может его просто не зарегистрировали? — спросила я.
— Ну как могут не зарегистрировать ДТП на главной улице города и со смертельным, девушка? — сказал мент и так на нас посмотрел, что я поняла — если мы сейчас не уйдем, то нам помогут это сделать.
— Да я сама видела, как парня белый мерс переехал! — повысила голос Мульти. — Поди ваши сделали вид что он от инфаркта загнулся, чтобы дела не заводить, а?
Дядька начал наливаться краской и потянулся к телефону.
— Все-все, мы уже уходим! — пискнула я, цапнула Мульти за руку и вылетела в коридор.
— Не трогай меня! — заорала она на меня.
— Пошли отсюда скорей, — прошипела я. — На нары хочешь? Так дядька после твоих речей сильно злой!
Упоминание о нарах Мультика отрезвило, она нервно оглянулась на дверь кабинета, из которого мы вышли и нервно сказала:
— Да, и правда, валим отсюда поскорее.
Мы быстренько выбежали на улицу, сели в мою бээмвушку, и задумались, что делать дальше.
— Поехали хоть за детишками съездим, что ли, — вздохнула Наташка.
— Да погоди ты со своими детишками, — отмахнулась я. — Что за непонятная ситуация со сбитым пешеходом?
— Да мне вот тоже интересно! — возмутилась она. — Надо б узнать поточнее!
— А надо ли? — усомнилась я.
— Надо! — твердо сказала она. — Слышал, что Витька сказал — водителю до пяти лет. Меня вполне устраивает!
— И у кого узнавать будем? — скептически молвила я и покосилась на ГОМ. Больше я туда не пойду.
Мульти тоже покосилась, видимо припомнила о тамошнем гостеприимстве и неуверенно спросила:
— Может у Витьки спросим?
— Ты чего, совсем? — удивилась я. — Да он тут же вытряхнет из нас вся правду — матку! Тебе-то без разницы, а меня-то он ведь потом запилит!
— Мдяя, — вздохнула Мульти и нервно поерзала на сидении. — И мента у меня знакомого нет, как на грех…
Я внимательно на нее посмотрела и тут меня осенило! Ведь есть Женька Щербаков, Витькин сослуживец, с которым я познакомилась совсем недавно на корпоративной вечеринке Ленинского райотдела, посвященной празднованию восьмого марта. Так вот, тот Женька трогательно за мной ухаживал под бдительным оком моего старого друга детства и украдкой целовал руки. Будем надеяться что с трезвых глаз он меня припомнит.
— Мультик! Есть у меня мент, кроме Корабельникова! — победно сказала я.
— Ну так поехали! — оживилась она.
В Витькин райотдел я по привычке заходила как к себе домой. Я тут частенько бываю, примелькалась.
Незнакомый мент — дежурный, увидев меня через окошечко, радостно заулыбался, махнул рукой — мол, проходи, и что-то сказал напарнику, кивая в мою сторону.
Во как меня тут все знают!
Я же склонилась к окошечку и спросила:
— Щербаков-то на месте?
— Тут вроде был, — с готовностью ответил мент.
— А где это — тут? — уточнила я.
— Двести шестнадцатый кабинет! — ответили мне.
Для того чтобы попасть на второй этаж, требовалось до конца пройти по коридору первого и лишь тогда взгляду изумленной публики открывалась ободранная лестница.
Мы строевым шагом туда и направились.
Все встречные менты как один чуть ли не показывали на меня пальцами, как-то странно смотрели и оборачивались вослед.
— Чего это они? — шепотом спросила Мульти.
— Откуда я знаю? — недовольно ответила я, похлопывая кончиком косы по коленке. Обычно меня тут встречают гораздо прохладнее.
Тем не менее все менты дружно пялились на меня как макаку в зоопарке.
Вот так мы и дошли с Мульти до лестницы. Около поворота размещалась дверь с нарисованным значком мужского силуэта и я еще издали услышала оттуда подозрительно знакомый голос. Тут дверь распахнулась, вместе с облаком густого табачного дыма вывалился какой-то парень и я явственно расслышала:
— Вот, значит, она мне и говорит: А давай-ка, друг мой ситный, напишу я про тебя книжку! Вон про какого-то толстого Дукалиса — и книжка, и фильм, а ты чем хуже? И ведь напишет, братцы! Да какое там напишет — я уже полкниги прочел, да все так ладно и хорошо! Она ж у меня в школе сочинения сразу за полкласса писала, натренировалась!
Мы с Мульти аж остановились, заслушавшись хвастливой Витькиной тирадой.
— И фильм, говорит, Витька, про тебя снимем! Ты у нас парень красивый, не то что этот Дукалис — хоть сейчас тебя снимай! А то про какого-то толстого Дукалиса…
Тут кто-то изнутри плотно прикрыл дверь и мы с Мульти не сдержавшись заржали.
Ну Витька! Ну понторез! Книжку про него пишут! Фильм снимают!
Более не обращая на пристальное внимание окружающих, мы взобрались на второй этаж и ввалились в кабинет к Щербакову.
— Здравствуйте! Вы меня помните? — скромно улыбнулась я, глядя на него.
— Манечка! — ответно разулыбался он. — Конечно помню!
Терпеть не могу когда меня зовут Манечкой.
— Я к вам по делу, — с ходу заявила я.
Тот слегка скуксился и посмотрел на меня с некоторой обидой.
— Такого занятого человека я по пустякам тревожить бы не посмела! — тут же исправилась я.
— Ну что вы! — снова заулыбался он. — Для вас я все дела брошу!
— Все не все, — деловито отозвалась я, — а мне узнать надо только про одно. У меня вот подруга ДТП видела вчера на республике, около сквера. Там человека вроде как насмерть сбили. Можете посмотреть что там на него?
— Конечно! — кивнул Женька.
что-то он больно услужлив. Не дай боже начнет свидания назначать…
Женька пошуршал бумажками, сделал пару звонков и хохотнул:
— Подруга случаем чем-то крепким не увлекается? За ближайшую неделю вообще никого не сбивали на дорогах. Ни на Республике ни вообще. Восьмого правда тетку на Червишевском тракте слегка задавили, с переломом бедра увезли на скорой.
— Подруга крепким не увлекается! — прервала я его. — Может быть такое, что это ДТП немного не заметили?
— Да ты что? — вытаращился он на меня. — Это ведь прежде всего со скорой были бы бумажки, свидетели, пэпээсники опять же в рапорте доложили б.
— То есть — вроде как и не было сбитого? — тупо переспросила я.
— Да не вроде, а совсем не было! — развел руками Щербаков.
Мы с Мульти обменялись долгим взглядом.
— Манечка, — слегка заискивающе подал тут голос Щербаков. — А вот ты про Корабельникова пишешь, а ведь у меня тоже в жизни было всякого — на две книжки хватит! Может встретимся, я б тебе порассказывал?
Мы снова переглянулись с Мульти и неприлично заржали.
— Вы чего? — насупился Женька.
— Да не, — давясь смехом, — ты не подумай, к тебе отношения не имеет!
Тот недоверчиво посмотрел на меня и мы поспешили прочь из его кабинета.
— Ну Витька! — ржали мы до самой машины.
Размах его и правда обескураживал. Прошло всего-то пара часиков с тех пор как он трескал утку на моей кухне, а весь его райотдел уже в курсе что Витенька — герой мирового бестселлера, ну а там и до съемок фильма недалеко (Корабельников, конечно, в главной роли). Оскар, неистовствующие толпы, овации — и все это нашему скромному менту из заштатного РОВД.
Отсмеявшись, я повернулась к Мульти:
— Теперь куда?
— Ну… — протянула она, — может еще какой знакомый мент есть?
— Для чего??? — поразилась я.
— Так наезд ведь…, — жалобно начала она.
— Блин, — я посмотрела на нее как на дуру. — Не было никакого наезда, неужели неясно!
— Да как не было! — скуксилась Мульти, словно ребенок, у которого отобрали погремушку. — Скажи еще, что мы парня не сбили и ты ничего не видела!
— Наташ, — устало сказала я. — Я понятия не имею, что там случилось. Но скорее всего у нас — массовая галлюцинация. И правда — если б мы сбили парня даже не насмерть, это ДТП было б в любом случае зарегистрировано. А так — тебе уже два мента сказало что никакого ДТП на Республике ВООБЩЕ не было! Чего тебе еще надо?
— Так Олега ж посадить надо, — жалобно сказала она.
— Ну так вот и пиши на него заяву, что он в тебя стрелял! — рявкнула я.
— Так он же не убил, и вообще лишь слегка зацепил, — задумалась она и вздохнула: — Боюсь, много не дадут за меня.
— Ладно! — отрезала я. — За детками поедем?
— Поедем, — уныло согласилась она. — Давай ко мне домой сначала заедем, надо матери кое — чего захватить.
Я кивнула, завела машинку и мы покатили на Беляева, где она жила.
По пути меня одолевали невеселые мысли. Все-таки — что за чертовщина с наездом? Нет, мне безусловно приятно было бы узнать что мы никого не убили, но ведь я своими глазами видела как мы его сбили!
— Мульт, — позвала я, не отрывая взгляда от дороги.
— Ну?
— Ты лицо того парня видела?
Та даже не спросила — какого. И так понятно было. Она просто ответила:
— Не, не видела. А что?
— Да ничего, — пожала я плечами и вздохнула: — Красивый он был. Очень.
Около Мультиковской квартиры нас поджидал сюрприз. За дверной косяк была воткнута бумажка, оказавшаяся при ближайшем рассмотрении повесткой, где Мульти велено было явиться сегодня, к девяти утра в тот самый ненавистный ГОМ. Где нас вчера чуть не закрыли, слава богу что я у них разум вовремя отняла. Где нас сегодня так неласково приняли…
Ясно дело, что Мульти на бумажку наплюет.
— Ой, — огорченно сказала тут Мульти. — А ведь девять утра уже прошло!
— И что? — непонимающе воззрилась я на нее.
— Так ведь сейчас меня наверно и не примут, — объяснила она, доставая сотовый.
— Так в чем проблема? — до меня никак не допирало, что она пыталась мне рассказать.
— Проблема в том что эта повестка — как раз шанс настучать на Олега, — пояснила она и закричала в трубку : — Алло! Милиция! А это Березнякова, мне сегодня повестка пришла, мне в девять назначено было! Так я только сейчас ее получила, можно подойти к вам прямо сейчас? Что? В сто седьмой мне назначено! Ага, Крылов! Да? Ну спасибо!
Она захлопнула крышечку телефона и облегченно на меня посмотрела:
— Слава Богу, разрешили сейчас дать показания! Вези меня в ГОМ!
— А детишки? — кисло спросила я. — Если сейчас не выедем к матери, то потом я не смогу. Время ведь уже к вечеру, мне на закате работать надо будет.
— Сама съезжу, — отмахнулась она. — С утра их к тебе закину.
— Прямо с утра? — нахмурилась я. — Так ведь я не знаю, в какую школу их везти, в какой садик…
— Настя все знает, она объяснит. Ну, едем?
— Едем, — вздохнула я.
Мы снова спустились вниз, сели в бээмвушку и я ее высадила у ГОМа.
Не успела я помахать ручкой, как зазвенел сотовый.
— Машка, — настороженно спросил меня неверный Макс. — Ты про брательника-то помнишь? А то Галка уж обрадовалась, ему про тебя сказала, он собирается!
— Да конечно помню, — промямлила я.
На самом деле в свете последних событий я о Максе и брательнике напрочь позабыла. Господи, как нехорошо — то!
— Ну ладно тогда! — обрадовался он. — В полдвенадцатого, верно?
— Верно, — вяло подтвердила я. — Как брательника зовут-то хоть?
— Тинни его зовут!
— Тинни? — озадачилась я.
— Ага, Тин Кайгородов. Он ведь археолог с мировым именем, не смотри что он молодой, из загранок не вылазит! Ну все, пока, у меня Галка пришла! — сказал Макс и отключился.
А я озадаченно посмотрела на трубку сотового, с трудом соображая, какое отношение имеет профессия археолога к непонятному имени. То что он по загранкам мотается — так это еще не повод называть его так. Teen — подросток на инглише, а тут вроде что-то об ученом с мировым именем говорилось. Явно не кличка а просто сокращение, но вот от какого имени?
Ну да ладно. Вот придет — я у него и спрошу. Пока же я взглянула на часы и с огромным удивлением обнаружила что сейчас всего-навсего пятый час.
«Вот и отлично!», — подумалось мне. Я с чистой совестью поехала домой, загнала машину в подземный гараж, поднялась к себе в квартиру и с наслаждением завалилась спать. Мерзавец Бакс мне ночью поспать не дал, а если пациент действительно тяжелый-то мне его будет сложно вытянуть, если не отдохну.
Подумав об этом, я щелкнула пультом от кондиционера, устанавливая температуру на четырнадцать градусов, завернулась в легчайшее пуховое одеялко и мгновенно заснула.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23