А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Но вдруг заколебался и внимательно посмотрел на него.
— Тебе ведь не больше двенадцати, правда? — спросил он задумчиво. — Тебе будет сложно распилить золотой.
Но мальчишку, который, не отрываясь, смотрел на вожделенную монету, эта проблема не волновала.
— Не волнуйся, — усмехнулся маркиз. — Я не собираюсь тебя обманывать. Предлагаю поехать со мной, я дам тебе приют и улажу твои дела. Согласен?
— На лошади, сэр? — Мальчишка в испуге попятился.
— Конечно, на лошади. — Маркиз вскочил на огромного гнедого жеребца. — Ну, так как? Решай скорее, — поторопил его маркиз.
Мальчишка подошел, и Арден, подхватив его, усадил позади себя.
— Держись крепче! — бросил он через плечо и пустил коня галопом.
Вскоре разгоряченный конь подлетел к огромному особняку на площади Мейфэр, которая находилась очень далеко от того места, где обитал мальчик. Господин спрыгнул на землю и, крикнув: «Присмотри за конем. Я быстро», бросился к парадной лестнице. Колокол на соседней церкви пробил один раз, когда двойные двери особняка распахнулись, пропуская господина в дом.
Мальчишка по прозвищу Спэрроу-Воробей, — или просто Спарра, съежился от холода на ледяном ветру.
— Мерзавец, так я и знал, — пробурчал он. — Бросил меня мерзнуть на лошади. Слава Богу, что она еле живая и стоит смирно, а то ведь так и разбиться недолго.
Однако лошадь стала понемногу возвращаться к жизни, и мальчишка выбрал меньшее из зол. Вцепившись в луку седла, он соскользнул вниз и шлепнулся в лужу. Лошадь беспокойно косила глазом в его сторону.
— Все в порядке, — успокоил ее Спарра, счищая грязь со своих промокших лохмотьев. — Скоро кто-нибудь придет, отведет тебя в стойло и накормит. Они ведь заботятся о своих лошадях. Надо было мне сразу взять этот проклятый золотой.
Он внимательно осмотрел лошадь — нельзя ли чего-нибудь стащить? И в этот момент тяжелая рука схватила его за шиворот и тряхнула так, что у Спарры клацнули зубы. Обернувшись, он увидел перед собой огромного и очень сердитого господина.
— Что ты делаешь с моей лошадью, дьявольское отродье?
— Я… я… — Спарра от страха не мог вымолвить ни слова. Он попробовал вывернуться из руки господина, но у того была мертвая хватка.
— Я научу тебя, как воровать коней у господ, сукин сын! — прорычал господин и занес кнут над его хрупким телом.
— О! Пожалуйста, сэр… А-а!
Кнут просвистел над головой мальчика и опустился на спину.
— Не думаю, что это подходящее место наказывать провинившегося слугу, сэр, — вдруг раздался спокойный голос. Господин опустил кнут, но своего пленника не отпустил.
— Черт возьми, кто вы такой, сэр? И какое вам дело до того, чем я занимаюсь?
Этот новый господин только что подъехал к дому — Спарра видел его роскошный экипаж. Все в его внешности и манерах говорило о том, что он из высшего общества. И дело было не в шикарной одежде — он держался так уверенно и говорил так спокойно, что Спарра безошибочно определил его социальный статус.
За спиной господина возвышался напудренный лакей, который держал над головой хозяина большой черный зонт.
— Я герцог Белкрейвен, сэр. А это мой дом, который вы оскорбляете своими действиями.
Спарра хотел бы увидеть в этот момент лицо своего обидчика. И еще ему хотелось, чтобы тот наконец отпустил его, а не сжимал воротник изо всех сил. Тогда он смог бы убраться отсюда подальше, и главное — быстро. Он не хотел иметь ничего общего с герцогами и конокрадством, ведь оно наказуемо кнутом.
— Простите, ваша светлость, — пробурчал незнакомый господин. — Я наказывал этого проходимца за то, что он украл мою лошадь, которую я оставил здесь неподалеку.
Герцог вставил в глаз монокль и оглядел огромного гнедого коня, размер которого соответствовал размерам его владельца. Затем перевел взгляд на обвиняемого.
— Если этот мальчишка действительно украл вашего жеребца и загнал его до такого состояния, что он еле дышит, вам следует не бить его, а нанять в жокеи, — бросил он насмешливо.
Спарра представил, как всю оставшуюся жизнь он будет скакать на таких огромных лошадях, и попытался возразить. Но твердая рука призвала его к молчанию.
В этот момент снова распахнулись двери особняка, и громкий голос произнес:
— Что за черт?.. Отпустите мальчишку! — И затем другим тоном, начисто лишенным эмоций: — Ваша светлость, я не ожидал вас увидеть.
Герцог повернулся на голос. На верхней ступеньке мокрой от дождя лестницы появился должник Спарры в окружении слуг и других господ. Рядом с ним стояла маленькая леди, но она тут же спряталась за спинами гостей. Монокль выпал из глаза герцога, и он решительно направился к лестнице; лакей с зонтиком неотступно следовал за ним.
— Не сомневаюсь, — холодно ответил герцог. — Если причина этого скандала в вас, Арден, немедленно прекратите его.
Герцог вошел в дом и отдал себя в руки слуг, которые тут же забыли о фамильярном обращении с маркизом и его друзьями и вспомнили о том, что перед ними сам герцог.
— Я удаляюсь в свою комнату, где и поужинаю. А затем лягу спать. Завтра я хотел бы видеть вас после завтрака, Арден, — все так же холодно проговорил герцог.
— Да, сэр, — бесстрастно отозвался маркиз.
В сопровождении камердинера герцог медленно поднялся по массивной, украшенной изысканной резьбой лестнице.
Маркиз посмотрел вслед отцу, затем обернулся и увидел сквозь запотевшее стекло, что ошарашенный хозяин лошади по-прежнему крепко держит мальчишку за шиворот. Он поежился, но тем не менее вышел под проливной дождь с таким видом, словно на улице сияло солнце.
— Отпустите этого мальчика, и немедленно! — ледяным тоном потребовал он.
— Правда? — усмехнулся господин, сбитый с толку промокшим и потерявшим вид костюмом маркиза и тем, что герцог говорил с ним свысока. — Знаешь, любезный, этот пострел заслуживает хорошей порки и получит ее, и никакой герцогский лакей не посмеет мне указывать.
— Если тронешь мальчишку, я размозжу тебе голову. Это я украл твою лошадь, — заявил маркиз.
Мучитель выпустил Спарру, но тот не смог сбежать, потому что тут же ощутил на своем плече не менее сильную руку.
— Не убегай, — попросил молодой господин, и Спарра почему-то послушался. Он не понимал, почему поступил так: то ли от страха, то ли от усталости, то ли потому, что доверился этому спокойному голосу.
«Молодой господин» был так высок и силен, что мог бы схватиться с Джексоном, но «большой господин» был гораздо старше, тяжелее и тоже, безусловно, мог постоять за себя. Он наотмашь ударил молодого господина в живот, но тот хоть и согнулся пополам, но все же удержался на ногах и погрузил кулак в толстый живот противника.
Спарра надеялся лишь на то, что молодого господина не изобьют так сильно, что он забудет о своем долге.
Впрочем, такая опасность маркизу не угрожала. Вскоре стало очевидно, что «молодому господину» не впервой драться на кулаках, и почти все удары противника ему удавалось отражать. Наконец он ринулся в атаку, заставив «большого господина» отступить, и нанес ему решающий хук слева, продемонстрировав редкостное мастерство и повергнув его на землю.
Должник Спарры осмотрел поверженного господина, потирая разбитые костяшки пальцев.
— Упрямый тип! Я с радостью заплачу ему за то, что воспользовался его лошадью. — Он достал из кармана несколько гиней. — Вот, положите ему в карман.
Кто-то выполнил его просьбу, другой взял за руку, чтобы увести его в дом, но господин оттолкнул его.
— Где мальчишка?
В душе Спарры блеснула надежда, и он выступил вперед. Победитель осмотрел его с головы до пят и, прикоснувшись к его исполосованному кнутом рубищу, брезгливо скривился.
— От моей одежды почти ничего не осталось, сэр, — смутился Спарра.
— Не страшно. Я ведь должен тебе кое-что за услуги и за то, что ты стал моим мальчиком для битья, не так ли? У тебя есть дом, куда ты можешь вернуться?
— У меня есть место, где я сплю, — пробормотал Спарра.
— Я имею в виду, есть ли у тебя семья, которая станет тебя искать?
— Нет, сэр. Моя мать умерла.
— Тогда оставайся на ночь с конюхами на конюшне. Я прослежу, чтобы тебе дали сухую одежду и накормили, а завтра мы поговорим. Сейчас мне некогда.
— Понятно, — отозвался мальчишка, сочувственно глядя на маркиза.
Наконец высокие двери захлопнулись, и Спарра снова остался один.
Он в который раз подумал о том, что надо бы смыться и забыть об обещанном золотом. Герцоги, лорды… Эти ребята никогда не бывают чересчур благосклонны к тем, кто ночует на Фиггерс-лейн.
Не успел он прийти к какому-нибудь решению, как к нему подошел молодой парень, чуть старше его по возрасту.
— Это про тебя говорил хозяин? — спросил он пренебрежительным тоном.
— Да, — буркнул Спарра.
Старший мальчик оглядел его с ног до головы.
— Никогда не знаешь, что придет в голову Ардену. Не дергайся, приятель. Это хороший дом, даже когда сам герцог здесь и приходится держать ухо востро. Пошли.
Они направились к уютным огням кухни, и Спарра осмелился спросить:
— Если это дом герцога, то почему молодой господин разрешил мне здесь остаться?
— Потому что он его сын и когда-нибудь этот дом будет принадлежать ему. Теперь понял?
Спарра кивнул и пошел за своим провожатым.
Даже в столь поздний час Белкрейвен-Хаус был готов к приему нежданных гостей. Повар-француз приготовил одновременно два ужина: изысканные кушанья, достойные самого взыскательного гурмана, для герцога и миску супа с куском хлеба, намазанного маслом, для Спарры, который уселся в буфетной на полу, чтобы его съесть. Шеф-повар взглянул на мальчишку и тут же прогнал его прочь.
Спарре это было все равно. До этой минуты он никогда не был в раю. Он в секунду проглотил горячий суп с мясом, а затем начал думать, как спасти своего благодетеля от гнева его сурового отца. Он перестал думать об этом только тогда, когда его завернули в теплые одеяла и отправили спать в теплое стойло. Впервые с тех пор, как умерла его мать, он заснул спокойно.
* * *
На следующее утро маркиз проснулся с чувством смирения и покорности судьбе. Какова бы ни была причина, побудившая герцога бросить все дела и навестить сына, для маркиза его неожиданный визит был как гром с ясного неба. Пока камердинер брил его, Арден размышлял над тем, почему он никак не может наладить отношения с отцом. Он восхищался им, уважал его, но стоило им оказаться вместе, их отбрасывало друг от друга, словно заклятых врагов. Достаточно было малейшего повода, чтобы они разругались не на жизнь, а насмерть.
Внезапно он вспомнил о мальчишке.
— Хьюго, как там тот парень? — спросил он, повязывая черный шейный платок. Именно такой цвет отразит как нельзя лучше настроение грядущего дня.
— Похоже, он очень доволен, сэр, — без особой почтительности ответил камердинер. — Должен заметить, что после того как ему показали, как живут в приличных домах, ему будет трудно вернуться к прежнему образу жизни.
— Черт побери, да откуда тебе знать, что я собираюсь с ним сделать? — рассердился маркиз, разглядывая себя в зеркало. — Ладно, я подумаю о нем после встречи с отцом.
Маркиз в последний раз крутанулся перед зеркалом.
— Надеюсь, я произведу на отца благоприятное впечатление? — спросил он Хьюго, застегивая темно-синий сюртук.
— Любой отец гордился бы таким сыном, — ответил камердинер искренне.
Маркиз был такого же роста, что и герцог — выше шести футов — но отличался более массивным телосложением. Он вовсе не был тяжеловесным, но обладал широкими плечами и сильными ногами отчаянного наездника. И конечно же, он был похож на мать, только по-мужски — у него было красивое лицо и прекрасно очерченный рот, которому могла позавидовать любая девушка. Кроме того, он унаследовал у герцогини золотистую копну волос.
Герцог принял его в своем кабинете, сидя в крутящемся кресле у камина.
— Доброе утро, сэр, — поклонился маркиз, не осмеливаясь сесть без приглашения.
Герцог оглядел сына с головы до пят, и под его взглядом маркиз вдруг почувствовал себя грязным и неряшливым.
— Вы не могли бы объяснить мне, что происходило в доме прошлой ночью, когда я приехал, Арден?
— Ничего особенного, сэр.
— Эта актриса твоя любовница?
— Да, сэр.
— Никогда больше не приводи в дом ни ее, ни ее поклонников.
Маркиз нахмурился, но не посмел возразить.
— Хорошо. Простите меня, сэр.
— А что это был за мальчишка? — снисходительно проговорил герцог.
— Я подобрал его на улице, и он, похоже, понравился слугам. Я думаю подыскать ему место…
— Я понимаю твое стремление отдать долг, ведь ты должен ему гинею. Полагаю, ты всегда платишь долги?
Маркиз подивился проницательности герцога. Сейчас у него появилась возможность хоть как-то расположить его к себе.
— Разумеется, сэр.
Дисциплинарная часть разговора на этом закончилась. Маркиз почувствовал, что самое главное ему еще предстоит выслушать.
— Присядь, Арден. Я хочу обсудить с тобой одно дело.
Маркиз послушно сел в другое кресло, глядя на отца с возрастающим беспокойством.
— Надеюсь, с мамой все в порядке? — спросил он.
— Абсолютно.
Но маркиза ответ герцога не успокоил.
Невнимание отца к его костюму лучше всяких слов говорило, что он пал ниже стандартов де Во, что отец стыдится своего сына и наследника. В детстве подобное поведение герцога обижало маркиза, и он часто плакал.
Почему нынешняя ситуация так напоминает ему те ужасные времена, когда маркиз сразу понимал, что герцог на него сердится?
— Нет необходимости ходить вокруг да около, Арден, — наконец нарушил молчание герцог. — Правда, я так и не решил, в какой последовательности следует преподнести тебе новости. — Он пристально взглянул на маркиза. — Ну что ж, начну по порядку. Прежде всего ты должен знать, что ты мне не родной сын.
— Вы лишаете меня наследства? Господи, за что? — Маркиз растерянно посмотрел на отца. На отца?
— Нет! — качнул головой герцог. — Ты не понял. Я всегда знал, что ты не мой сын.
Маркиз пришел в ярость:
— Вы порочите мою мать!
— Не будь идиотом, — спокойно произнес герцог. — Репутация герцогини дорога мне не меньше, чем тебе. Можешь сам спросить ее, если хочешь. Это правда. Грехи молодости…
Маркиз уловил застарелую боль в голосе отца — нет, не отца…
Комната закружилась у него перед глазами, и он вынужден был ухватиться за подлокотники кресла. Сердце глухо стучало в груди. Дышать стало трудно. Нет, взрослые мужчины не должны падать в обморок!
— Это случилось, когда я был в Шотландии. Там я сломал ногу. Я никак не мог быть твоим отцом. — Голос герцога доносился до него словно из глубокого ущелья.
Его отец не может лгать. Его отец — тот человек, который сидит рядом с ним в кресле, — всегда говорил правду и всегда был равнодушен к нему. Теперь все стало на свои места. Маркизу показалось, будто у него из груди вырвали сердце, а вдобавок выкачали всю кровь из жил. И все же он сумел сосредоточиться на главном:
— Почему вы признали меня?
— У меня уже было два сына, — пожал плечами герцог, не глядя на него. — Такие вещи происходят часто и могут случиться в любой семье. А я очень любил твою мать. Она никогда не рассталась бы с ребенком добровольно. — Он бросил взгляд на наследника и тут же, побледнев, отвернулся. — Потом случилось несчастье, а она уже собиралась рожать. Наверное, мы могли бы сделать вид, что ребенок умер. Я думал об этом… но это убило бы ее. — Он тяжело вздохнул. — Она была привязана к тебе, как ни к одному из своих детей. В такой ситуации нельзя было принимать кардинальные решения.
Маркиз почувствовал, что все начинает преобразовываться в стройную картину, принадлежащую чужому, мрачному миру. Он опустил глаза и увидел, что его пальцы, вцепившиеся в подлокотники, мертвенно бледны. Он не мог заставить себя расслабиться.
— Если я правильно понял, вы хотели избавиться от меня? — Лицо маркиза превратилось в окаменевшую маску. Он посмотрел герцогу прямо в глаза, но тот не испугался его взгляда, только еще сильнее побледнел.
— Я хотел и продолжаю хотеть, чтобы ветвь де Во не прерывалась.
Маркиз сделал над собой невероятное усилие и выпрямился в кресле. И даже расправил плечи:
— Полагаю, я понял вас, сэр. Может быть, вы хотите, чтобы я застрелился? Или отправился в Новый Свет под другим именем? Но я не понимаю, как это поможет вам заполучить прямого наследника. Может быть, мама… — Он не смог договорить.
— Она уже не в том возрасте, чтобы иметь детей, — отчеканил герцог. — И перестань нагнетать обстановку. Я вовсе не собираюсь отказывать тебе в наследстве, равно как и удалять тебя из дома! Я хочу, чтобы ты повел себя, как мой сын. — Герцог сам удивился, что произнес это слово. — Я хочу, чтобы ты женился на моей дочери.
Маркиз устало опустил плечи.
— Тот идиот, должно быть, ударил меня по голове сильнее, чем я предполагал, — пробормотал он. Возможно, впрочем, ему только кажется, что голова отделяется от тела, а мысли повисли в воздухе, как клочья утреннего тумана. Однако одну мысль ему все же удалось ухватить за хвост. Он получил помилование. Как тот, кого приговорили к повешению, но в последнюю секунду ужасный приговор заменили поркой.
Герцог поднялся и налил бренди в два бокала. Один из них он втиснул в руку маркиза.
— Выпей и послушай меня внимательно, Арден.
Крепкий напиток разлился по жилам маркиза и разогнал туман, окутавший мозг. Ему даже удалось сосредоточиться на том, что говорил герцог.
— Твое рождение, Арден, очень сильно на меня повлияло… Я совершенно сознательно пошел на эту любовную связь, в результате которой — без моего ведома! — на свет появился ребенок. И вот сегодня утром я получил известие, что у меня есть дочь. В ее жилах течет кровь де Во, хотя никто об этом не знает, кроме нас с тобой и матери, поскольку ее мать умерла. Если ты женишься на ней, мой род продлится.
— У меня есть идея получше, — пробурчал маркиз, который не мог в этот момент думать ни о чем, кроме как о том, что герцог изменил его обожаемой матери. — Сделайте своей наследницей ее.
— Ты соображаешь, что плетешь? — Слова были для него как ушат холодной воды. — Ты что же, отказываешься жениться?
Маркиз, страдая от обиды и унижения, с трудом сдержался, чтобы не нагрубить герцогу и не послать его куда подальше вместе с его незаконнорожденной дочерью. Однако в нем все же текла благородная кровь, и он постарался взять себя в руки, чтобы вести с герцогом разговор на равных.
— Вам известно что-нибудь об этой девушке? — вежливо спросил он.
— Только ее возраст. Ей недавно исполнилось двадцать четыре, она на год младше тебя.
— Иными словами, старая дева, — равнодушно подытожил маркиз. — Похоже, только такая невеста мне и подходит. И где же она живет? — после паузы спросил он.
— В Челтнеме. Она преподает в школе для молодых леди мисс Маллори, близкой подруги ее покойной матери.
— К тому же еще и синий чулок. Превосходно! Будем надеяться, что я в отличие от принца смогу исполнить свой долг.
— Но принц произвел на свет дочь, — напомнил ему герцог.
— Это, как вы понимаете, не может быть нам полезно. — Маркиз больше не в силах был продолжать этот разговор. Он разрывался между желанием дать герцогу пощечину и потребностью упасть к его ногам и со слезами просить пощады. Но оба варианта были равносильны самоубийству. Он поднялся с кресла, но не смог взглянуть герцогу в глаза. — Нам еще нужно что-то обсуждать? У меня дела.
— Я навожу справки об этой девушке. Я приехал сюда так неожиданно только потому, что твоя мать заявила, будто ты собираешься свататься к дочери Суиннамера.
Хорошенькая китайская фарфоровая куколка, о которой маркиз в последнее время подумывал как о своей жене, подошла бы на эту роль не хуже и не лучше, чем любая другая.
— Могу вас заверить, что я полностью отказался от этой идеи, — с видом полного безразличия ответил маркиз, но вдруг обнаружил, что разрывает в клочья кисточку с обивки кресла, возле которого стоит.
— Ты хочешь сказать, что разбил ей сердце? — уточнил герцог. — Кстати, а что у тебя с мисс Бланш?
— У мужчин бывают свои маленькие развлечения. — Маркиз стиснул в кулаке кисточку. — Не сомневаюсь, что вы понимаете меня, милорд герцог, — дерзко ответил маркиз и, смело взглянув в глаза человеку, которого еще час назад считал своим отцом, развернулся на каблуках и вышел из комнаты.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31