А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Даже лестница Воксхолла, украшенная в честь праздника Летней ночи, выглядела по-другому. Повсюду были развешаны мерцающие фонари, радужные отблески которых отражались в темной, покрытой рябью воде Темзы. Перекрывая гул голосов и нетерпеливые выкрики лодочников, лодки которых выстроились вдоль берега в ожидании высадки пассажиров, из парка доносились звуки оркестра.
— Добро пожаловать в Воксхолл, любезные дамы! — воскликнул с веселой усмешкой молодой человек, который помог им подняться но лестнице и подучил за услугу от каждой по пенни. Подмигнув, он добавил:
— Уверен, такие красотки быстро найдут себе галантных кавалеров на эту ночь.
Аманда пониже надвинула голубой капюшон.
— Эльф, — прошептала она, — ты уверена, что это разумно?
— Ne craignez rien, Aimee ? — проговорила Эльф, стараясь успокоить подругу, а также напоминая ей, что они должны говорить по-французски, дабы их не узнали.
Она потащила Аманду вперед, продолжая на французском:
— В любом случае мы не можем уйти. Смотри: лодки только выгружают гостей, и отплывающей нам практически не найти. Пойдем.
Девушки присоединились к потоку посетителей, устремившихся в направлении темных аллей Воксхолла. Эльф много раз бывала в парке и знала, что короткие, заполненные людьми аллеи не представляют никакой опасности. Контраст между светом и тенью только делал более выразительным сверкающее великолепие озаренного огнями парка.
Тем не менее ее сердце тревожно забилось, когда она вступила в полумрак аллеи, так как отсутствие спутников превращало ее затею в настоящее приключение. Аманда настояла на том, чтобы взять нож, который спрятала в карман, и заставила Эльф засунуть за лиф кинжал. И все же с ними не было мужчины, который мог бы их защитить.
Необычная ситуация вовсе не пугала Эльф. На самом деле она смаковала ее как терпкое вино, надеясь в глубине души встретить внушающего трепет опасного незнакомца. Именно в этот вечер, когда ее братья не могут вмешаться.
В конце концов должны же существовать мужчины, способные вызвать волнение в ее душе!
Временами свет тысячи фонарей выхватывал девушек из мрака аллеи. Гирлянды цветных фонариков свисали с деревьев, обвивали изящные арки, змеились по подобию греческих храмов и древних гротов. Неподалеку была устроена поляна фей, где прохаживались актеры, одетые в костюмы персонажей из «Сна в летнюю ночь» Шекспира.
— «Я знаю холм в лесу, там дикий тмин растет…» — процитировала Аманда, захваченная всеобщим возбуждением, не в силах устоять перед буйным весельем и разноголосым гомоном оживленной, разряженной ,в пышные костюмы публики.
— Ты была права, Эльф. Это необыкновенное зрелище!
— Лизетт, — напомнила ей Эльф.
— Ну Лизетт.
— А ты — Эми.
— Знаю, знаю. Но мне кажется, вымышленные имена — это уж слишком, — пожаловалась Аманда, впрочем, без особого пыла, куда более увлеченная тем, что творилось вокруг. — Пожалуй, я предпочла бы костюм, вместо домино. Ты только посмотри на Титанию!
Дама, о которой шла речь, испытывала немалые неудобства, пытаясь справиться с большими неуклюжими крыльями, но сам костюм был удивительно красив. Эльф пришла в восторг от ее изобретательности, но не сожалела о собственном выборе. Она не могла пренебречь предосторожностями — даже самый замысловатый костюм не скрывает так надежно, так венецианское домино. Оно скроено так, что муж может танцевать с собственной женой и не узнать ее. И наоборот. Многие мужчины этим вечером одеты в домино.
Увлекаемая шумной толпой, Эльф размышляла о том, сколько здесь представителей высшего сословия и сколько джентльменов рискуют соблазнить собственных жен. Или наоборот.
Заинтригованная, она гадала, в какой момент незадачливые любовники узнают друг друга и останутся ли довольны. Станет ли очаровательный партнер неприятным, когда снимет маску?
Что же создает здесь такую атмосферу?
Возможно, именно дух приключения и порока.
Что-то запретное, как она сказала Аманде. Разумеется, девушка не собиралась совершать ничего действительно порочного, а просто хотела перемен.
Эльф почувствовала, что Аманда тянет ее за плащ.
— Эльф… Лизетт. Вот роща.
В роще, являвшейся сердцем Воксхолла, играл оркестр и продавались всевозможные закуски. Там располагались киоски и павильоны, где можно было перекусить, сидя и наблюдая за другими. У Ротгара имелся собственный павильон в роще, и, бывая здесь, Эльф преимущественно проводила время в нем. Она могла бы воспользоваться им и сейчас, если бы хотела. Ведь это безопасно.
И так скучно.
Ну нет. Эта ночь будет другой. Эльф обняла подругу за талию и решительно повела ее по широкой южной аллее.
— Разве может что-нибудь произойти в таком месте? — заявила она и, желая поддразнить подругу, добавила:
— Давай поищем аллею друидов.
От залитых светом главных аллей ответвлялись плохо освещенные тропинки — прибежище разнообразных пороков.
Аманда испуганно вскрикнула.
— Успокойся, милая, засмеялась Эльф, —Я не способна на подобное безрассудство.
— Эльф…
— Лизетт, — поправила ее Эльф. — Ты ведешь себя как мышка, Эми! Признайся: подготовка к маскараду и то, как нам удалось удрать от твоих слуг, — самое забавное, проделанное нами за последние годы,
— Честно говоря, это было весело, — согласилась Аманда, натягивая пониже капюшон. — Но аллея друидов…
— Я пошутила, солнышко. — Эльф откинула капюшон подруги. — Так ты налетишь на дерево. Аманда, да твоя родная мать не узнала бы тебя сейчас! Послушай, ты же замужняя женщина и должна быть смелее.
— Ты же Маллоран. Я всегда считала тебя непохожей на своих братьев, но теперь начинаю сомневаться.
Эльф потянула подругу в тихое местечке под развесистым буком.
— Ты действительно хочешь домой? Если так, мы уходим.
Педумав, Аманда отрицательно покачала головой:
— Конечно, нет. Иногда и меня тянет к приключениям. — Она надула пухлые губки. —И я хочу отплатить Стефену за то, что он пренебрег мной.
— Не надо было выходить замуж за политика, солнышко. По крайней мере он полностью предан тебе.
— Знаю, но… Я просто скучаю. Даже когда он дома, то всегда так занят… — Она решительно тряхнула головой, сбросив капюшон с напудренных волос. — Так и быть, вперед к приключениям! Но не стоит забывать об осмотрительности, Лизетт, — видишь, я усвоила. Гляди-ка, мужчины буквально пожирают нас глазами.
— Надеюсь, что так. — Эльф направилась назад в самую толчею. — Я не прочь начать строить глазки. Ты только посмотри туда! Разве это не лорд Баклторп? Ему вет-вот стукнет шестьдесят, а он все еще считает себя лихим парнем.
Престарелый граф был в костюме Карла II.
— Как ты думаешь, он заказал этих девиц в придачу к костюму? — спросила Эльф, уставившись на выставленную напоказ грудь двух продавщиц апельсинов, повисших на руках графа.
— Думаю, в любом случае ему придется выложить им кругленькую сумму за эту ночь, — пробормотала Аманда. — Нам следует быть поосторожнее.
Эльф ослепительно улыбнулась подруге:
— Обещаю не виснуть на мужчинах за деньги, дорогая. Вообще-то, — заявила она, — я поклялась не связываться здесь ни с кем, если только не встречу героя моих грез.
Аманда пренебрежительно посмотрела на развлекающуюся толпу.
— Тогда нам ничто не угрожает. Но умоляю тебя, дорогая Лизетт, открой, кто является тебе во сне?
Они не спеша прогуливались, пока Эльф вслух раздумывала над ответом.
— Рыцарь в сияющих доспехах? Или сногсшибательный Кавалер в шляпе с развевающимися перьями? — Ее взгляд упал на ярко освещенный муляж дракона. — Может быть, победитель драконов?..
— Господи! — Аманда подняла к глазам лорнет, служивший чисто декоративным целям, и обвела взглядом толпу. — Здесь ты определенно не найдешь такого.
— Я и не рассчитывала, — солгала Эльф, понимая, что Аманда права. Каждый, кто был в состоянии заплатить за вход, мог посетить Воксхолл, и маскарад явно привлек самых беспутных. Она смотрела на подвыпивших молодых щеголей, городских авантюристов всех мастей, отпускных военных.
Никого похожего на предмет ее мечтаний.
— Полагаю, чтобы встретить победителя драконов, — проговорила Эльф, — надо вначале найти хоть одного дракона.
— А кому это нужно? — возмутилась Аманда.
Даме, которая страждет мужчину, похожего на ее братьев, подумала Эльф, но предпочла промолчать.
…Частити в отчаянном порыве спасти свою сестру Верити, как настоящий разбойник, остановила карету Шона. Затем они втроем пересекли страну, скрываясь от врагов и даже от армии.
…Порция, невеста Брайта, выставленная на аукцион в борделе, чтобы заплатить долги своего брата, спаслась только благодаря сообразительности Брайта. После этого родственники долго удерживали ее в заточении, и ей пришлось бежать через окно.
Эльф знала, что обе подвергались настоящей опасности и натерпелись страху. Разумеется, она не хотела, чтобы ее преследовала армия или продали в публичный дом. Но чего-то ей явно не хватало, и она; мечтала о победителе драконов…
В Воксхолле не было драконов, кроме ярко раскрашенных китайских. И разодетые в костюмы герои являлись такой же бутафорией.
Несмотря на разочарование, Эльф не собиралась отказываться от приключения. Она наслаждалась своим инкогнито, тем более что реальной опасности не было. Эльф презрительно отвернулась от четырех молокососов. Будущие повесы выкрикивали двусмысленности, пытаясь привлечь их с Амандой внимание. Заметив пьяных мужчин с остекленевшими глазами, которые, расталкивая всех, пробирались к ним, она инстинктивно бросила на них знаменитый взгляд Маллоранов, способный осадить каждого, вышедшего за пределы дозволенного. Даже через маску он произвел должный эффект. Пьяницы остановились, неловко посмеиваясь, и повернули в поисках более легкой добычи.
Эльф стало смешно. Какие уж тут приключения, если одним взглядом можешь остановить любого, проявившего интерес?
Высоченный широкоплечий военный преградил ей путь:
— Привет, куколка. Ты позволишь угостить тебя вином?
Под влиянием своих мыслей Эльф, заставив себя перестать сверкать глазами, улыбнулась:
— Я не хочу пить, сэр, но…
Аманда тут же втиснулась между ними.
— Пойдем, кузина, мы опаздываем на свидание! — затараторила она по-французски и, схватив подругу за руку, потащила ее прочь.
Эльф позволила себя увести, не скрывая досады.
— Как мне развлекаться, если ты не даешь и слова сказать джентльмену?
— Поверь мне, этот джентльмен хотел большего, чем просто поговорить!
— Эми, хоть я и не замужем, но не настолько же глупа. Знаю я, что ему нужно. И знаю также, что он не может принудить меня силой, пока я остаюсь в пределах главных аллей. Честно говоря, гулять по этим аллеям довольно скучно…
— Эльф… Лизетт… или как там тебя! — набросилась на нее Аманда. — Я не сильна в этих уловках. Но всему есть предел. Никаких боковых тропинок. Разве ты не слышала жутких историй об этих местах? Просто верх неприличия. Ограбления, изнасилования…
— Уверена, это преувеличение, — возразила Эльф из чистого упрямства. — Да здесь не найдется закоулка, удаленного от общественных мест. Крики были бы слышны.
— Но откликнутся ли на них?
Эльф бросила понимающий взгляд на подругу. Аманда далеко не глупа. Эльф не приходило в голову, что люди могут сознательно проигнорировать крики о помощи. Но, глядя на разряженную, сверкающую публику, она готова была в это поверить.
— Поэтому, — твердо сказала Аманда, — либо мы остаемся на главных аллеях, либо возвращаемся домой.
— Ты не лучше моих братьев, — раздраженно выдохнула Эльф.
— А ты, несмотря на показное смирение, все тот же сорванец, из-за которого в детстве завязывались все драки.
— Ну конечно, — согласилась Эльф с долей иронии, — просто делаю вид, что я леди. — Она посторонилась, пропуская пьяную, нетвердо ступающую парочку. — Но я больше не ребенок. Хотелось бы понять, кто я на самом деле.
— Мэ-эм…
Эльф оценивающе посмотрела на молодого человека, пытавшегося представиться им. Слабая челюсть и, наверное, служит в лавке. Она бросила на него взгляд Маллоранов, и он тотчас исчез.
— Я уже говорила тебе. Эльф, ты должна выйти замуж. Предложений, думаю, достаточно.
— Ты повторяешь это слишком часто. Я выйду замуж только за необыкновенного человека.
Эльф сообразила, что они перешли на английский, но не стала возражать. Аманда явно не в ладах с иностранными языками, да и вся затея начинала ей казаться глупой.
— Ну, знаешь, — заявила Аманда. — Если ты ждешь кого-то вроде твоих братьев, то сгниешь на полке. И поверь мне, иметь дело с обычным человеком гораздо приятнее.
Пораженная, Эльф даже остановилась.
— Чем же плохи, по-твоему, мои братья? — возмутилась она.
— Сдаюсь, — подняла руки Аманда. — Ничем. Я сама одно время грезила о них. Но они сделаны из слишком крутого теста. А в обычной жизни хочется иметь рядом приятного человека, который скоротает с тобой вечерок у камина. Признаюсь, — доверительно добавила она, медленно двинувшись дальше, — мне всегда было интересно, каков Маллоран в постели. — Она оборвала фразу, испуганно прикрыв рот рукой.
— Не беспокойся, — улыбнулась Эльф. — Я ничего не скажу Стефену.
Увидев киоск, где продавался лимонад, девушки направились к нему.
— Кого бы ты предпочла, Аманда? — спросила Эльф, когда они остановились со стаканами в руках. — Великолепного партнера в постели, все остальное время выводящего тебя из себя, или надежного, спокойного человека, который и в интимной близости только надежен и спокоен?
— Если ты намекаешь на Стефена…
— Я этого не говорю. Итак, — спросила она, придав лицу сладострастное выражение, — каков он?
Аманда яростно взглянула на подругу, но губы ее дрогнули.
— Он замечательный. Беда в том, что Стефен слишком редко бывает дома и очень устает после целого дня в Уайтхолле. Вот тогда мои мысли устремляются к запретным плодам. Вроде Ротгара.
Эльф приподняла брови, услышав такое исполненное томления упоминание о своем старшем брате маркизе Ротгаре.
— Не то чтобы он красив, — мечтательно продолжала Аманда, — но что-то в нем есть…
— Возможно, то, что он не собирается жениться, — практично предположила Эльф. — Недоступное всегда притягивает.
— Что правда, то правда, — фыркнула Аманда. — А теперь, когда я выдала мой самый большой секрет, ты должна поведать мне свой.
— Мой секрет? — Эльф допила лимонад, который оказался чересчур разбавленным водой и сладким. А есть ли у нее секреты? Она чувствовала, что где-то в глубине ее сознания затаились тревожные мысли, но старалась отгородиться от них. — Я ведь уже говорила тебе, — наконец сказала она. — Это победитель драконов.
— Ты можешь объяснить точнее?
— Победитель драконов? Святой Георгий, полагаю… Нет. Никакой он не святой. Это опасный, даже порочный человек, способный убить, защищая меня. Конечно, по отношению ко мне он не будет опасен. Разве что для моего сердца…
Аманда почти замурлыкала от удовольствия, выражая свое одобрение.
— Что с тобой, Аманда? Для почтенной матроны ты ведешь себя довольно глупо.
— Как почтенная матрона, я могу позволить себе иногда совершать маленькие глупости. А вот незамужние девушки должны быть безупречны. Все же я не считаю, что узнала твою сокровенную тайну. А нет ли определенного мужчины, который вызывает у тебя подобные мысли?
— Десятки. Начиная с сына мельника, когда мы были еще подростками.
— О да! Такие мускулы! Мы прятались возле запруды и истекали слюной, подглядывая за ним…
Эльф надеялась, что отвлекла подругу, но Аманда спросила:
— А сейчас?
— Уолгрейв, — ответила Эльф, чтобы покончить с щекотливой темой. — Меня посещают странные, порой эротические мысли о графе Уолгрейве.
Глава 2
— Лорд Уолгрейв? — удивилась Аманда. — Он ведь наш ровесник. Красив, не женат и считается завидной партией. Не вижу в этом ничего странного, тем более порочного.
— Но он совершенно невыносим и, кроме того, заклятый враг нашей семьи! Пойдем. Торчать здесь, прислонившись к дереву, — пустая трата времени. — Она втащила подругу в поток веселящейся публики. — Давай по крайней мере найдем место, откуда можно посмотреть на фейерверк.
— Но разве граф не брат Частити? — не унималась Аманда, следуя за ней. — Он же твой шурин!
Эльф могла бы догадаться, что Аманду так просто не угомонить.
— Уверяю тебя, это не предполагает братскую любовь. Конечно, ради Частити и Шона мы стараемся соблюдать вежливость, насколько это возможно.
— Господи! Совсем как Ромео и Джульетта!
Эльф остановилась как вкопанная, и напирающая сзади толпа чуть не сбила их с ног. Когда им удалось наконец выпутаться из возникшей свалки, она возмущенно воскликнула:
— Ромео и Джульетта! Ты не в своем уме. Он презирает меня. Ему нравятся мягкие, покорные женщины. Я тоже презираю его. У этого беспутного человека хватает наглости учить меня приличиям!
Аманда потянула Эльф к скамейке, которую только что освободила парочка, направившаяся, как отметила Эльф, на одну из аллей, служивших приютом порока. Она позволила подруге усадить себя, зная, что дотошного допроса не избежать.
Эльф сожалела, что не смогла придержать язык, полагая Уолгрейва вполне безопасным объектом для беседы. По сути, так оно и было. Она действительно презирала его, хотя ее завораживал взгляд его холодных голубых глаз и она ощущала его эротическую энергию. Он действовал ей на нервы, и девушка была бы не прочь поиздеваться над ним, чувствуя себя уютно за спиной братьев.
Тем не менее Эльф слишком часто думала о нем, иногда даже видела во сне и не понимала почему. Последнее время он совсем не улыбался, разве что цинично, и пребывал в скверном расположении духа.
Должно быть, она спятила.
— Учит приличиям? — вцепилась в нее Аманда как гончая, учуявшая след. — Наверное, ему трудно освоиться со своим новым положением. Он привык к беззаботной жизни. Могу поручиться: Уолгрейв — повеса, но вряд ли злостный. И вдруг стал графом! Совсем не просто принять на себя обязанности человека, прозванного Неподкупным.
— Признаться, он старается. Старается выглядеть таким же нестерпимо напыщенным, как его отец.
Аманда бросила на нее проницательный взгляд:
— Ему далеко до отца, как я понимаю. Но наверное, насчет напыщенности ты права. — Она задумалась на минуту. — Разве старый граф умер не в Ротгарском аббатстве?
— Да. С ним случился удар.
Это по официальной версии. На самом деле граф потерял рассудок и пытался убить королеву-мать. Его успели застрелить. Возможно, это сделал Ротгар. Нынешний лорд Уолгрейв определенно винил маркиза в смерти своего отца и не упускал возможности навредить Маллоранам.
Дело, разумеется, замяли. Попытка убить члена королевской семьи расценивается как измена, а это означало бы крушение всего рода Уолгрейвов. Титул и собственность старого графа подлежали бы немедленной конфискации, а двум сыновьям и дочерям был бы закрыт путь в высший свет.
Аманда задумчиво постукивала лорнетом по губам.
— У тебя, наверное, было много поводов встречаться с новым графом. Свадьба и другие события.
— Немного, но, уверяю тебя, Аманда, больше чем нужно. Если ты подумываешь о сватовстве, забудь об этом. Трудно найти более неподходящую пару.
Аманда не казалась обескураженной.
— Кажется, Уолгрейв ответственно воспринял свои обязанности, — продолжала она как ни в чем не бывало. — Стефен поражен тем, сколько внимания граф уделяет делам государства, и разумной позицией, которую он занял в парламенте.
Эльф сделала вид, что зевает.
— Приятно слышать, но давай поговорим о чем-нибудь более интересном.
— Эльф! Ты признала, что думаешь о нем. Он необычайно красив. Почти как Брайт. — Закатив глаза, она выразительно вздохнула.
Эльф ухватилась за предлог изменить тему разговора:
— Сначала Ротгар. Теперь Брайт. Скоро ты сообщишь мне, что согреваешь душу мечтами о Шоне!
— Нет, — засмеялась Аманда. — По какой-то причине совместная ловля рыбешек в грязи перевела его в статус брата. — Она обняла Эльф. — Может быть, дело в том, что ты — как сестры, а он — твой близнец.
Эльф нежно прижала к себе подругу, искренне надеясь не пожалеть в будущем о своей необдуманной откровенности.
Однако Аманда не считала тему исчерпанной.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34