А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Хэммет Дэшил

Кошмарный город


 

На этой странице выложена электронная книга Кошмарный город автора, которого зовут Хэммет Дэшил. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Кошмарный город или читать онлайн книгу Хэммет Дэшил - Кошмарный город без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Кошмарный город равен 38.28 KB

Хэммет Дэшил - Кошмарный город => скачать бесплатно электронную книгу



Рассказы – 00
OCR: Денис
Оригинал: Dashiel Hammett, “Nightmare Town”
Перевод: А. Новиков
Дэшил Хэммет
Кошмарный город
* * *
«Форд», выбеленный путешествием через пустыню до такой степени, что его кузов стал почти неотличим по цвету от клубящихся вокруг облаков пыли, катился по главной улице Иззарда. И, подобно пыли, мчался быстро и сумасбродно, шарахаясь из стороны в сторону.
В этот момент на улицу вышла невысокая девушка лет двадцати в коричневом фланелевом платье. «Форд», дернувшись в очередной раз, промчался лишь в паре дюймах от нее, не зацепив девушку только потому, что она по-птичьи проворно успела отпрыгнуть в сторону. Прикусив белыми зубами нижнюю губу, девушка бросила возмущенный взгляд на удаляющийся автомобиль и зашагала через улицу.
Вблизи противоположного тротуара машина набросилась на нее вновь. Совершив разворот, она немного сбавила скорость, и на сей раз девушка спаслась, прыжком преодолев оставшиеся до тротуара пару футов.
Из все еще движущегося автомобиля выскочил мужчина. Каким-то чудом он сумел удержаться на ногах и, спотыкаясь, пробежал несколько шагов, пока резко не остановился, зацепившись рукой за столб. То был крупный человек в костюме цвета хаки — высокий, широкоплечий, с мускулистыми руками и налитыми кровью серыми глазами. Его лицо и одежду толстым слоем покрывала пыль. Сжимая в одной руке толстую черную трость, другой он стянул с головы шляпу и, наткнувшись на разгневанный взгляд девушки, нарочито медленно поклонился.
Выпрямившись, незнакомец небрежно швырнул шляпу на мостовую и улыбнулся, потревожив корку пыли на лице Улыбка подчеркнула массивность грязного и заросшего щетиной подбородка.
— Пршу прщения, — произнес он. — Чуть-чуть вас не зац... зпил. Ткая нен... ненадежная мшина. Одлжил ее у ин... инжнера. Никогда не одлжвайте мшину у инжнеров. Ненадежные штуковины.
Девушка посмотрела на незнакомца, как на пустое место, повернулась и с подчеркнутой невозмутимостью зашагала прочь.
Мужчина следил за ней с туповатым удивлением, пока она не вошла в одну из дверей в середине квартала. Тогда он почесал темя, пожал плечами и взглянул в конец улицы, где его машина, уперевшись носом в красную кирпичную стену банка, все еще стучала мотором и подрагивала, словно пришла в ужас, оказавшись без хозяина:
— Гляньте-ка на этого жестянкиного сына! — воскликнул он.
На его плечо опустилась чья-то ладонь. Мужчина повернул голову. И хотя он был добрых шести футов ростом, на сей раз ему пришлось задрать голову, чтобы взглянуть в глаза стоящего рядом великана.
— Придется немного прогуляться, — произнес гигант.
Мужчина в выцветшем хаки осмотрел незнакомца от кончиков тупоносых ботинок до черной шляпы, и в его красных глазах вспыхнуло откровенное восхищение. Массивная фигура тянулась ввысь почти на семь футов. Ноги-колонны подпирали бочкообразное туловище с широкими плечами — слегка обвисшими, словно от непомерного веса. На вид ему было лет сорок пять, лицо с крупными чертами, флегматичное, с морщинками у маленьких светлых глаз — лицо решительного человека.
— Господи, ну и шкаф! — воскликнул человек в хаки, завершив осмотр, затем его глаза блеснули. — Давай бороться! Ставлю десять долларов против пятнадцати, что смогу положить тебя на лопатки. Давай!
Гигант басовито хмыкнул, ухватил мужчину в хаки за руку и за воротник и зашагал вместе с ним по улице.
* * *
Проснувшись, Стив Фрифолл не удивился непривычности окружающей обстановки — ему было не привыкать просыпаться в незнакомом месте. Еще не открыв глаз, он уже знал самое главное. Жесткая откидная койка и резкий запах дезинфектанта поведали ему, что он в тюрьме. Тяжесть в голове и привкус во рту подсказали, что он был пьян, а трехдневная щетина — что пьян был весьма.
Когда он сел и опустил ноги на пол, вспомнились и подробности. Два дня в Уайттафтсе, по ту сторону границы между Невадой и Калифорнией, он беспробудно пил вместе с владельцем отеля Харрисом и инженером-ирригатором Уайтингом. Возник бурный спор о путешествиях через пустыню, когда он противопоставил свой опыт в пустыне Гоби американскому опыту собутыльников. Они побились об заклад, что Стив с рассвета до вечера проедет на машине от Уайттафтса до Йззарда, причем пить всю дорогу будет только то пойло, которым они накачивались два дня. Вспомнилось начало поездки в одолженной у Уайтинга машине, то, как Уайтинг и Харрис ковыляют рядом в предрассветных сумерках, оглашая еще спящие улицы язвительными советами и пьяными выкриками. Потом поездка через пустыню по дороге, на которой было жарче, чем в самой пустыне... Поездку Стив решил не вспоминать. Но спор он таки выиграл, хотя и не мог припомнить, на какую сумму они спорили.
— А, пришел наконец в себя? — услышал он рокочущий голос.
Обитая стальными полосами дверь распахнулась, проем заполнила огромная фигура. Стив улыбнулся — это оказался тот самый великан, не пожелавший с ним бороться. Без пиджака и жилетки он казался еще крупнее. Одну из подтяжек украшал сияющий значок с эмблемой начальника городского полицейского участка.
— Позавтракать хочешь? — спросил он.
— Отдал бы что угодно за канистру черного кофе, — признался Стив.
— Ладно. Только тебе придется глотать его быстро. У судьи Денвира уже руки чешутся тобой заняться, и чем дольше ты заставишь его ждать, тем круче окажется приговор.
Мировой судья Тобин Денвир вершил правосудие в большом скупо обставленном помещении на третьем этаже деревянного дома: стол, ветхая конторка, полочка с книгами, дремлющими под многонедельным слоем пыли, десяток неудобных стульев, полдюжины потрескавшихся и обколотых фаянсовых плевательниц, и как украшение — гравюра с изображением Дэниела Уэбстера.
Судья сидел между конторкой и столом, водрузив на него ноги. Ноги, как и их владелец, были маленькими. Лицо судьи покрывали мелкие морщинки, возникающие обычно у раздражительных личностей, тонкие губы плотно сжаты, а ясные, с почти незаметными веками глазки напоминали птичьи.
— Ну, так в чем его обвиняют? — поинтересовался он высоким скрипучим голосом с металлическим оттенком, не убирая ног со стола.
Начальник полиции набрал в грудь воздуха и нараспев произнес:
— Езда по встречной полосе, превышение скорости, управление машиной в нетрезвом состоянии и без водительских прав, угроза жизни пешеходов — ехал, сняв руки с руля, и парковка в неположенном месте — на тротуаре возле банка. — Потом он перевел дух и с явным сожалением добавил: — Было еще обвинение в попытке преднамеренного наезда, но та девушка — Вэлленс — не придет, так что обвинение придется снять.
Судья взглянул на Стива.
— Как ваше имя? — рявкнул он.
— Стив Фрифолл.
— А это настоящее имя? — поинтересовался полицейский.
— Конечно, — фыркнул судья. — Вряд ли найдется дурак, который сам назовется таким идиотским именем, так ведь? — Потом спросил у Стива: — Ну, что? Признаете себя виновным или нет?
— Я был немного...
— Виновен или нет?
— Гм, полагаю, что да...
— Достаточно! Вы приговариваетесь к штрафу в сто пятьдесят долларов и уплате судебных издержек в размере пятнадцати долларов восьмидесяти центов, что составляет в сумме сто шестьдесят пять долларов и восемьдесят центов. Будете платить или отправитесь в тюрьму?
— Заплачу, если хватит денег, — ответил Стив, поворачиваясь к начальнику полиции. — Вы забрали у меня деньги. Там наберется нужная сумма?
Верзила кивнул массивной головой.
— Наберется. Как раз столько. Правда, забавно, что так совпало, а?
— Да... забавно, — подтвердил Стив.
Пока мировой судья выписывал квитанцию на штраф, Стив получил обратно часы, табак, спички, карманный нож, ключи и черную трость, которую полицейский, прежде чем вернуть, взвесил на руке и внимательно осмотрел. Толстая, из черного дерева, она была тяжеловата для деревянной, а сбалансированность в руке подсказывала, что наконечник и рукоятка чем-то утяжелены. Трость была шершавой и усеяна вмятинами и насечками, которые не смогла скрыть даже тщательная полировка. Гладкий поясок в центре шириной в ладонь был не столь черен и совпадал по цвету с рукояткой — очевидно, владелец часто держал трость за середину.
— Неплохое оружие, если дойдет до драки, — многозначительно произнес начальник полиции, протягивая трость Стиву. Тот принял ее так, как люди встречают верного и надежного компаньона.
— Неплохо, — согласился Стив. — А где моя тарахтелка?
— В гараже за углом на Мейн-стрит. Пит сказал, что она еще не до конца развалилась. Если хочешь, он сможет ее залатать.
Судья протянул ему квитанцию.
— Я здесь все уладил? — поинтересовался Стив.
— Надеюсь, — кисло ответил судья Денвир.
— Я тоже, — добавил Стив. Надев шляпу, он сунул под мышку трость, кивнул верзиле-полицейскому и вышел.
Спускаясь по деревянной лестнице к выходу, Стив радовался — правда, радость его омрачалась тем обстоятельством, что внутри у него все горело после выпитого, а покрасневшая после поездки по пустыне кожа яростно зудела. То, что судья обчистил его карманы до последнего цента, мало его тревожило. Он знал, что судьи повсюду так обходятся с незнакомцами, к тому же большая часть его денег осталась у владельца отеля в Уайттафтсе. Ему удалось избежать тюрьмы, и потому он счел себя везунчиком. Ничего, отправит телеграмму Харрису, попросит выслать сюда некоторую сумму, подождет, пока починят машину, а потом поедет обратно в Уайттафтс — но на сей раз утоляя жажду не виски.
— Ты этого не сделаешь! — вдруг раздался громкий крик.
Стив подпрыгнул, но тут же рассмеялся, вспомнив о своих расшатанных алкоголем нервах. Слова предназначались не ему. Он находился возле распахнутого окна у поворота лестницы между этажами, и лишь узкий переулок отделял его от другого открытого окна в соседнем здании. В нем виднелось конторское помещение, где по разные стороны стола лицом к лицу стояли двое мужчин.
Один из них, полноватый и средних лет, был облачен в костюм из тонкого черного сукна; из расстегнутого пиджака торчало обтянутое белым жилетом брюшко. Лицо его было пунцовым от ярости. Стоящий напротив мужчина был моложе — лет тридцати, с черными усиками на четко очерченном лице. У него были шелковистые темно-каштановые волосы, а гибкое тело атлета безупречно облегал серый костюм, дополненный серой рубашкой и серебристо-серым галстуком. На столе перед ним лежала шляпа-панама с серой лентой. Бледное, почти белое лицо молодого человека резко контрастировало с красным лицом его собеседника.
Полноватый произнес несколько слов, но так тихо, что Стив не смог их разобрать. В ответ молодой отвесил собеседнику пощечину и мгновенно выхватил из кармана пиджака тупоносый автоматический пистолет.
— Запомни, бочонок с салом, — прошипел он, — или ты отваливаешь, или мне придется испортить тебе жилетку!
Он ткнул стволом пистолета в жилет толстяка и рассмеялся ему в искаженное от страха лицо, угрожающе блеснув ровными зубами и прищурив темные, слегка раскосые глаза. Потом подхватил шляпу, сунул пистолет в карман и исчез из поля зрения Стива. Толстяк плюхнулся на стул.
Стив зашагал по улице.
* * *
Явившись в гараж, где стоял его «форд», Стив обнаружил там механика в замасленном комбинезоне, отозвавшегося на имя Пит, и узнал, что через два дня машина Уайтинга сможет передвигаться самостоятельно.
— Какая чудная у вас вчера была физиономия, — ухмыльнулся Пит.
Стив улыбнулся в ответ и вышел. Дойдя до телеграфа, отыскавшегося рядом с отелем «Иззард», он ненадолго задержался полюбоваться сверкающим кремовым «воксхолл-велоксом», столь же неуместным в этом грязном фабричном городишке, как и переливающийся опал в витрине продуктовой лавочки.
В дверях телеграфа Стив внезапно замер.
За стойкой сидела девушка в коричневом фланелевом платье — та, которую он дважды едва не задавил накануне вечером. Та самая «девушка Вэлленс», что отказалась увеличить зачитанный судье список прегрешений Стива Фрифолла. А перед ней, облокотившись о стойку с видом старого приятеля, стоял один из тех двоих, кого он полчаса назад видел в окне, — стройный щеголь в сером, наградивший толстяка пощечиной и угрожавший ему пистолетом.
Девушка подняла голову и, узнав Стива, напряженно выпрямилась. Сняв шляпу, Стив улыбнулся и подошел к стойке.
— Я очень сожалею о том, что произошло вчера, — сказал он. — Я так по-дурацки...
— Вы желаете послать телеграмму? — холодно осведомилась девушка.
— Да. Еще я хотел бы...
— Бланки и карандаши на столе возле окна, — бросила она и повернулась к Стиву спиной.
Стив почувствовал, что краснеет, но поскольку он был из тех, кто улыбается, потерпев неудачу, то улыбнулся и тут же ощутил на себе взгляд темных глаз мужчины в сером.
— Неплохо вы вчера повеселились, — заметил тот, растянув в улыбке губы под черными усиками.
— Неплохо, — согласился Стив и направился к столу с бланками. Взяв один, он написал:
Генри Харрису, отель «Харрис», Уайттафтс. Добрался в целости, но сижу на мели. Вышли двести долларов. Вернусь в субботу. Фрифолл.
Кончив писать, он не вернулся к стойке сразу, а посидел немного, держа листок с телеграммой и разглядывая мужчину и девушку, вновь увлеченных разговором. Более всего его заинтересовала девушка.
Она была невысока — не более пяти футов ростом, если не меньше, — и обладала той странной округлой стройностью, что создает обманчивое впечатление хрупкости. Белизна кожи овального лица пока еще сопротивлялась ветрам Иззарда, нос самую малость не дотягивал, чтобы считаться курносым, фиолетово-черные глаза — театрально большими, а темно-каштановые волосы — слишком пышными по сравнению с головкой, которую они увенчивали; но ни у кого не повернулся бы язык назвать ее менее прекрасной, чем любую из красавиц с полотен Монтичелли.
Стив задумался, теребя в пальцах телеграмму, и чем больше думал, тем больше ощущал настоятельную необходимость в том, чтобы его извинения оказались приняты. Объясняйте это как пожелаете — сам Стив старательно гнал из головы всяческие объяснения, — но что есть, то есть. Секунду назад ничто на всех четырех континентах, где Стиву довелось побывать, не представлялось ему столь важным, но сейчас его снедало стремление завоевать благосклонность невысокой девушки в коричневом фланелевом платье, отороченном ленточками на запястьях и на воротнике.
Молодой человек в сером перегнулся через стойку и что-то прошептал девушке. Та покраснела, ее ресницы дрогнули. Из внезапно ставших неуклюжими пальцев выпал карандаш. Она подняла его и, что-то с улыбкой ответив, снова стала писать, но улыбка на ее лице выглядела неискренней.
Стив порвал бланк и написал новый текст:
Я доехал, проспался в каталажке и хочу здесь немного поболтаться. Тут мне кое-что пришлось по вкусу. Переведи мне телеграфом деньги и вышли вещи в местный отель. Выкупи у Уайтинга машину для меня как можно дешевле.
Стив подошел к стойке и положил бланк. Карандаш девушки запорхал над листком, подсчитывая слова.
— Тридцать шесть, — объявила она тоном, невольно укорявшим в отсутствии телеграфной краткости.
— Да, длинная. Но ничего страшного — ее оплатит получатель, — заверил Стив.
— Я не могу послать такую телеграмму, — возразила она, холодно взглянув на Стива, — пока не буду уверена, что отправитель сможет ее оплатить, если получатель не захочет этого сделать. Таковы правила.
— Я попросил бы вас сделать на сей раз исключение, — хмуро произнес он, — потому что иначе вам придется одолжить мне денег.
— Мне придется...
— Придется, — подтвердил Стив. — Вы меня впутали в неприятности, вам меня и вытаскивать. Бог свидетель, мне это и так уже обошлось недешево — почти в две сотни долларов! И во всем виноваты вы.
— Почему же я?
— Именно вы! А теперь я предоставляю вам возможность исправиться. Передайте телеграмму побыстрее, пожалуйста, потому что я голоден и хочу побриться. Я посижу на улице на скамейке.
Стив повернулся и вышел.
* * *
На одном краю скамьи возле телеграфа уже сидел мужчина. Не обращая внимания на незнакомца, Стив поудобнее расположился на противоположном. Зажав трость между коленями, он с задумчивой неторопливостью стал сворачивать сигарету, размышляя о разговоре с телеграфисткой.
Ну почему, гадал он, всякий раз, когда необходимо быть серьезным, он неизменно ведет себя легкомысленно? Почему, сталкиваясь с чем-то важным, он невольно начинает прикидываться клоуном? Стив закурил и, нахмурившись, пришел к выводу, к какому приходил уже десятки раз: причиной всему его ребяческие попытки скрыть собственную застенчивость, и несмотря на свои тридцать три года, восемнадцать из которых ему довелось отирать плечами всевозможные углы мира, как острые, так и сглаженные, в душе он так и остался мальчишкой, взрослым ребенком.
— А неплохо вы вчера порезвились, — произнес незнакомец, с другого конца скамейки.
— Угу, — буркнул Стив, не поворачивая головы. Похоже, ему до самого отъезда будут напоминать о его появлении в Иззарде.
— Полагаю, старый хрыч Денвир обчистил вас до последнего цента? Он это любит.
— Ага! — сказал Стив, поворачиваясь к собеседнику.
Рядом с ним, развалившись на скамейке и вытянув на тротуар длинные тощие ноги, сидел высокий и худой мужчина лет сорока в костюме цвета ржавчины. Его узкое меланхоличное лицо покрывали морщины столь глубокие, что казались складками кожи. Глаза у него оказались скорбно-каштановые, как у бассета, а нос длинный и острый, словно нож для бумаг. Он курил черную сигару, извлекая поразительное количество дыма, который выпускал вверх, рассекая длинным худым носом на две серые струи.
— Не доводилось бывать в нашем прекрасном городе прежде? — поинтересовался у Стива сей меланхоличный субъект. Его голос отличался некой ритмичной монотонностью, впрочем, не резавшей слух.
— Нет. Я здесь впервые.
Худой незнакомец кивнул:
— Если останетесь, он вам понравится. Здесь очень интересно.
— И что же здесь такого особенного? — спросил слегка заинтригованный Стив.
— Натриевая селитра. Ее добывают в пустыне, выпаривают и по-всякому обрабатывают, а потом продают производителям удобрений, азотной кислоты и всем прочим, кто может что-то изготовить из натриевой селитры. Фабрика в которой, для которой и из которой все это проделывается, находится вон там — за железной дорогой.
Он лениво махнул рукой в сторону унылых бетонных строений, торчащих в пустыне за переездом.
— Допустим, селитра меня не интересует, — произнес Стив — скорее, чтобы не дать худому незнакомцу смолкнуть, чем удовлетворить свое любопытство по части местных достопримечательностей. — Чем я еще могу заняться?
Незнакомец пожал острыми плечами.
— Это зависит от того, кто вы такой, — ответил он. — Если вы Дэйв Брэкетт, — он шевельнул пальцем в направлении красного здания банка на другой стороне улицы, — то станете чахнуть над закладными, или чем там еще банкиры занимаются; если вы Грант Ферни и слишком велики для человека, но маловаты для лошади, то цепляете на грудь значок и суете не умеющих сидеть за рулем незнакомцев в кутузку, пока те не протрезвеют; а если вы Ларри Ормсби и ваш папаша владеет селитряной фабрикой, то вы катаетесь по улицам на крутой заокеанской машине, — кивок в сторону кремового «воксхолла», — и целыми днями волочитесь за прелестными телеграфистками. Но вы, как я понял, сейчас на мели, только что послали телеграмму с просьбой прислать денег, а теперь дожидаетесь результатов эксперимента. Это так?
— Так, — рассеянно отозвался Стив. Значит, щеголя в сером зовут Ларри Ормсби, и он сын владельца фабрики.
Незнакомец подтянул тощие ноги и встал.
— В таком случае настало время ленча, меня зовут Рой Кемп, я проголодался, но не люблю есть в одиночестве и буду рад, если вы разделите со мной риск перекусить в забегаловке Финна.
Стив тоже встал и протянул руку:
— С удовольствием приму ваше приглашение. Кофе, который я выпил на завтрак, уже соскучился по компании. А меня зовут Стив Фрифолл.
Они пожали друг другу руки и зашагали вместе по улице. Навстречу им шли два увлеченных разговором человека — один из них тот самый толстяк, которому Ларри дал пощечину. Подождав, пока парочка пройдет мимо, Стив осторожно спросил у Кемпа:

Хэммет Дэшил - Кошмарный город => читать онлайн книгу далее