А-П

П-Я

 Чандлер Раймонд - Филип Марлоу - 06. Долгое прощание 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Улаири Ч.К.

Черный толкинист


 

На этой странице выложена электронная книга Черный толкинист автора, которого зовут Улаири Ч.К.. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Черный толкинист или читать онлайн книгу Улаири Ч.К. - Черный толкинист без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Черный толкинист равен 19.96 KB

Улаири Ч.К. - Черный толкинист => скачать бесплатно электронную книгу



Улаири Ч К
Черный толкинист
Ч. К. УЛАИРИ
ЧЕРНЫЙ ТОЛКИНИСТ
Скверный детектив
Обдумывался: с кошмарного сна в ночь на 5.01.1995
Начат: 13.01.1995
Закончен: 26.01.1995
Все лица и события, описанные в данной книге
вымышленные, все совпадения имен, мест и происшествий
носят чисто случайный характер.
Всякое распространение в коммерческих целях без
уведомления автора запрещено и преследуется по закону
джунглей.
1
Для меня эта история началась с ХИ-96. Точнее, не совсем с ХИ, а с отъезда на эти ХИ. Мы приперлись на Фин Бан минут за сорок до электрички. Мы, это были: собственно я, Улаири, командир Черной Гвардии, назгул, Гронт, человек, Уфтханг, урук-хай, Акела, человек, Хельм, человек и Брего, тоже человек. Это были бойцы моего отряда, в нем было вообще-то восемь человек, но двое всегда садились на Удельной, когда мы ездили на север. Минут через двадцать-тридцать должны были подойти Манор и Ресвальд со своими восьмерками. Ожидая их, мы свалили мешки у стены в довольно спокойном закутке у разменных автоматов и расположились на отдых.
Тех гопников привлекла, очевидно, наша амуниция. Оно, конечно, понятно, одеты мы были что надо - на ХИ ехали, как-никак. Плащи, мечи у поясов, да еще и такая живописная команда - мы, все шестеро, были как на подбор под два метра ростом - могли привлечь внимание даже полного идиота, слепого и глухого. Думаю, что любой из нас предпочел бы разговаривать с полным дебилом, чем с гопником...
Их было добрых два десятка человек - мерзких моральных уродов с большими кулаками и тупыми рылами. Мать, как я их ненавижу! Не дело назгулу проявлять эмоции, но... Приставать они начали к Акеле, наезды были довольно стандартные, какой крутой, че встал, я тебе сказал или нет и тэ дэ. Акела, как и положено черному гвардейцу, бойцу личной охраны Короля-Призрака, хранил презрительное молчание. От слов они перешли к делу, один ткнул Акелу кулаком в плечо. Акела даже бровью не шевельнул. Тогда он с силой толкнул Акелу в бок. Реакция была та же - попробуйте-ка сдвинуть с места девяносто килограммов хороших мускулов! Гопник, разъяренный насмешками своих дружков бросился с разбегу, но Акела чуть повел плечиком и нападавший с жутким грохотом влетел своей тупой башкой в разменный автомат. Смотрелось это так хорошо, что я не удержавшись громко хрюкнул от восторга. Мои ребята отреагировали соответственно темпераменту. Равно как и сбитый с ног гопник. Он вскочил на ноги с глухим рычанием, лишний раз доказав, что доброй свинье все впрок, даже такой поцелуй с железным шкафом, и с рыком бросился на нас. Встретил его Хельм. Успевший одеть латную рукавицу, он просто двинул этому придурку кулаком в лоб, а кулак у него был - что у того самого, Молоторукого. Это послужило сигналом к общей атаке. Двацать против шести - неважное соотношение сил, но зря что ли мастера натаскивали моих обормотов? Еще пять тел оказалось на полу, но наши противники, к сожалению, относились к тому печальному классу дураков, которые не учатся даже на своих ошибках. В их серой массе, как мне показалось, даже увеличившейся, замелькали ножи, дубинки, арматурины и прочие подручные предметы. Когда они стройной шеренгой двинули вперед, то я понял, что терять уже нечего, кромя жизней и рванул из ножен клинки, а мечи у нас были, слава богу, не деревянные. Дальнейшее смешалось в какую-то жуткую кровавую кашу.
Гопники очень нескоро оценили всю пагубность этого инцидента. Когда до них дошло, что надо бы делать ноги, их оставалось уже человек семь, не больше. Они медленно отходили назад, ища выход из нашего закутка. Я мельком оглянулся по сторонам. Странно, народу определенно прибавилось. Пополнение было одето в серые плащи без эмблем. Следопыты. Тут обернулся мой сосед, и я узнал прикрывавшего мне спину. Это был Эрлон - командир отряда. Забавно. Чтобы командиры Черной Гвардии и Следопытов рубились спина к спине - в жизни такого не бывало. Н-да, ладно, где наши? Уже начав отходить от боевой злости, я обернулся, считая черные плащи, и тут во мне все оборвалось. Нет, еще раз, один, два, я третий... Мать! Где еще трое?! Тут я заметил на полу черный плащ Акелы с белым ижображением его тезки на плече. Ну, все, братья-гопники, идет в моем лице ваш печальный конец!
Гопота, похоже, оценила выражение моего лица, так что не сговариваясь рванула к выходу с хорошей спринтерской скоростью. Я бы, наверно, побежал бы за ними, но вовремя увидел входящий через главный вход отряд Ресвальда в полном составе.
- Ресвальд!! - заорал я на весь вокзал, - взять их, живыми, мать-перемать!!!
Ресвальда я не зря взял к себе командиром. Он быстро понял, что случилось, понял и мою интонацию, и окровавленный меч у меня в руке, и рожи бегущих на него - и отдал короткую команду своим ребятам. Гопники едва не налетели на их мечи, и, слава тебе Господи! догадались поднять ручки.
Ресвальд и его ребята повели их наверх по ступенькам, в наш закуток, а я швырнул клинки в ножны и повернулся, желая выяснить, что с моими ребятами.
И вот тут-то до меня дошло, что мы натворили. Я увидел наконец-то и море разливанное кровищи, и гору тел на полу - на глаз человек тридцать, из них четверо точно убиты - и мне стало просто худо. Последним осмысленным движением было отойти в уголок, а там я просто рухнул на пол с единственной мыслью: "Ну все, финиш, век воли не видать!". После чего я, кажется, отключился.
2
В отключке я провалялся не слишком долго. В чувство меня привел тот же Ресвальд. Не, чего-то не так. По полю боя болталось слишком много народа. А, это отряд Манора. Долго, интересно, я все-таки отдыхал?
- Минуты две, - буркнул Ресвальд.
- Как там наши?
- Не знаю, мне тебя хватало.
Красота! Командир Черной Гвардии шлепнулся в обморок, как кисейная барышня! Я тихо ругнулся и встал. Хельмом уже занимались следопыты, зажимая ему кровоточащую рану на шее. Я нагнулся к Акеле и похлопал его по щеке.
- Эй, друг, очнись!
Акела приоткрыл глаза. Над плечом у меня возник Эрлон.
- Они его ногами... - Мы стянули с Акелы кольчугу. Эрлон ощупал ему бока. - Три сломаных ребра. Нужен врач. - Он подложил Акеле под голову сложенную кольчугу. - Лежи и не рыпайся, а не то свяжем.
Акела чуть кивнул и мы перешли к Брего. Его угостили топором, целились в голову - попали в плечо. Я вспомнил тот светлый миг, когда чуть ли не силой заставил Брего положить на плечи кольчугу в три слоя. Два были пробиты. Плечо было в жутком состоянии - размозжена ключица, задет сустав. Одна надежда - на хорошего хирурга. К счастью, Брего был в глубоком обмороке. Я выпрямился, прикидывая, прибить пленных сразу, или сперва помучать.
- Что делать, командир? - это Ресвальд.
- Расставь оцепление, никого не пускать, кроме милиции и "скорой".
Ресвальд молча отдал честь и отправился исполнять приказание. Выполнял он его очень лихо - его парни быстро очистили поле битвы, выбрасывая черезчур назойливых зевак рукоятками мечей, и встали шеренгами у двух входов с клинками наголо, без особых церемоний тыкая остриями в грудь самым любопытным. Следопыты и остатки моего отряда на скорую руку перевязывали раненных, своих, в основном, но и чужих тоже. Дело с чужими осложнялось тем, что рубленную рану заткнуть пальцем обычно непросто, тем более что бинтов у нас было не так уж чтобы и много. Я мрачно наблюдал за происходящим, прикидывая, сколько получит каждый - по пятнадцать лет, или по молодости, все-таки по десять. Из раздумий меня вырвал крик одного из караульных. Милиция.
3
Ментов было человек десять, вел их здоровенный майор.
- Что такое? - рявкнул он вместо приветствия. Ребята заворчали. Такой тон был не по вкусу всем.
- Разбойное нападение, - дипломатично ответил Эрлон. - На нас напали, нам пришлось защищаться.
- На вас - это на кого?
- На нас - это на нас, - сказал я. - Что вас так интересует? Нападающие - вон, на полу валяются. Мы - перед вами, почти все.
- А! Предумышленное убийство! - У майора, видно, давно не было никаких серьезных происшествий.
- Ну да, - сказал я, стараясь придать голосу саркастические интонации. - Мы вшестером напали на двадцать громил среди бела дня, рассчитывая на свое превосходство в силах.
Из мрачной шеренги наших плеснуло коротким смешком.
- Да ты!.. Да я тебя!.. - захрипел майор.
- Меньше эмоций, пожалуйста! - проворчал Эрлон с омерзением на лице. - Разговоры, как у этих идиотов, - он кивнул на груду тел на полу.
- Вы "скорую" вызвали? - спросил я.
- Да ты кто такой, чтобы я тебе отчеты давал! - завелся майор.
- Вы - сотрудник милиции, который не выполняет свои обязанности!
Тон беседы начал опасно повышаться.
- Вы настаиваете на сказанном?
- У нас что, уже допрос?
- Раз я здесь, то можете считать себя под арестом!
- Ого! Зарываешся, майор!
- А также осужденными и расстрелянными?
- За этим дело не станет! Вы оскорбили сотрудника милиции!
- Думаете, что фуражка дает вам право на все?
- Взять его! Перед бросившим последние слова Эрлоном сомкнились плечи Следопытов и Гвардейцев. Майор потянулся к кобуре, какой-то не слишком выдержанный следопыт схватился за меч, один из патрульных потянулся к автомату, Уфтханг и Ресвальд схватились за метательные ножи, Манор вскинул арбалет. Тут я понял, что будет бойня похуже предыдущей и бросился вперед, между дерущимися группировками, вскинул пустые руки и гаркнул: "Стоять!", так, что у самого в ушах зазвенело. Я не рассчитывал на это, но все замерли. "Убрать оружие! - хрипло сказал я. - Убрать, я сказал!". Майор убрал пистолет.
- Слушай, майор, - повернулся я к нему, - ты дурак, или родился такой? Вопрос риторический. А теперь вопрос конкретный. Знаешь, что мы бы сейчас вас всех уложили рядом с этими? - я кивнул на пол.
Майор скептически ткнул пальцем в арбалет Манора.
- Этим, что ли?
- Смотри! - я вытряхнул из рукава метательный нож. - Мне нужно полсекунды, чтобы метнуть эту игрушку. С ножом в горле не до стрельбы, правда? А что касается арбалета, то эта хреновина у меня на глазах с полутора сотен метров уложила кабана. В голову. Еще вопросы будут?
Майор скептически усмехнулся. Я вздохнул.
- Манор, нам не верят!
Манору не нужно намекать по десять раз. Он моментально вскинул арбалет и нажал на спуск. Разменник номер тринадцать, и без того несчастный, с грохотом слетел со своего постамента. Уфтханг перевернул его и продемонстрировал торчащий из задней стенки наконечник стрелы.
- Так будут вопросы? - переспросил я.
- Не будет, - в голосе майора послышалось уважение. - Сейчас подойдет "скорая", а нам придется прогуляться в отделение. Оружие можете оставить.
Похоже, нас начинают уважать...
4
У следопытов было двое тяжелораненных - одного подвела кольчуга, на другом ее и вовсе не было. У гопников шестеро были уже мертвы, трое умирали, человек двадцать было ранено. Я тогда не ошибся - к ним пришло подкрепление.
В отделении состоялся следующий разговор.
- Не знаю, что и делать, - начал майор. - По показаниям - чистая самооборона. Тогда я должен вас отпустить. По осмотру - вообще черт знает что, больше тридцати убитых и раненных. Тут я должен вас посадить в полном составе. Что делать - ума не приложу.
- Было бы что... - начал было Ресвальд, но я коротко стукнул его по почкам, отбив при этом руку.
- Простите, что? - не понял майор.
- Нет-нет, ничего, - поспешил сказать я. - Так что вы делать предлагаете?
- Даже не знаю, - майор то ли сделал вид, то ли действительно задумался. - Нет, я не могу брать на себя такую ответственность. Я должен посоветоваться с начальством.
Майор принялся насиловать телефон, а мы тем временем вполголоса обсуждали сложившуюся ситуацию. Ресвальд предлагал просто встать и уйти, его поддержал кто-то из следопытов, кажется, его звали Келаст - один из старших офицеров. Мы с Эрлоном и Манором уперлись рогами, считая, что только навредим себе.
Майор бросил трубку.
- Вас хочет видеть начальник милиции города, - удрученным тоном сказал он. Видно, ускользала хорошая запись в послужном списке.
- Подъем, ребята! - скомандовал Эрлон, лениво поднимаясь. - На Игры мы, похоже, уже не попадем.
От высокого начальства мы вышли только под вечер. Результаты беседы с начальником милиции города были довольно средненькие. Мы остались на свободе, это уже хорошо. Но начальник обломил нам массу кайфа, приказав дать подписку о невыезде, в результате чего мы потеряли возможность съездить на эти чертовы ХИ-96, и слово не влезать больше в драки или, хотя бы, не убивать всех, кто попадется в драке под руку. За это же Начальник нам выдал по ксиве типа доки Ришелье: "Все, что сделал предъявитель сего..." за его личной подписью и примечанием, о необходимости обо всех инцидентах, в которых поучаствовал "предъявитель сего" сообщать лично ему и немедленно. Мы с ребятами тянули жребий, кому сообшать Мастерам благостную весть об обломе игр. Я ожидал своей скорой кончины, но короткая спичка вышла Келасту, которому я и вручил свой радиотелефон. В процессе разговора Келаст сначала покраснел, потом побледнел, потом снова покраснел, потом приобрел нежно-пурпурный оттенок, а под конец разговора посерел. Видно ему пришлось выслушать немало приятных вещей. Вдоволь налюбовавшись на его колористические упражнения, я протянул ему четвертинку коньяку. Келаст глотнул прямо из горлышка и чуть порозовел. После чего сообщил нам, что Игры накрылись, без нас никто играть не хочет, а командирам, то есть мне и Эрлону, Мастер Берен обещал вставить так, что небо с колечко покажется. Я только выругался.
До дома я добрался только в начале первого. Как и следовало ожидать, предки укатились на дачу. Я завалился было спать, но ben presto понял, что черта с два у меня это получится. Гора мертвецов, а особливо тот, со снесенной башкой, и его башка, мирно лежащая в уголке, отказывались отпускать душеньку на покой. Промаявшись часа полтора, я не выдержал и соорудил себе в качестве снотворного литрового "ерша". Это средство оказалось весьма действенным, и через двадцать минут я провалился в нирвану.
5
Никогда не используйте "ерша" в качестве снотворного! Проснулся я с такой головной болью, что остро пожалел, что меня не прибили во вчерашней драке. Звонок телефона был похож на едущюю по мозгам мотодивизию, вооруженную циркулярками. Я с трудом дотянулся до трубки. Лена.
Удивительно, как она определяет, когда она мне нужна! Выслушав мои спутанные жалобы на похмелье, она молча повесила трубку и уже через полчаса позвонила в мою дверь. Бедная девочка! Откуда у нее только силы взялись? Она принесла целый ящик, я еле мешок поднял!.. Осушив пять бутылок, я почувствовал, что в состоянии передвигаться вертикально. Сидя на кухне, она рассказывала мне свежие новости, а я молча слушал и тихо радовался, что она здесь.
Мне повезло с девушкой. Позже она сыграла важную роль в происходивших событиях, но даже если бы нет, то все равно заслуживала бы упоминания. Лена была на год младше меня, нормального среднего роста, нормального среднего сложения. Из толпы же всяких химических красоток ее всегда выделяло спокойное открытое личико без тени косметики. Плюс ко всему этому у нее были чудные золотые волосы. При более же близком рассмотрении у моей милой выявились кроме разных других положительных качеств ангельское терпние и железный характер. В какой-то момент она попросила научить ее пользоваться каким-нибудь оружием, чисто так, на всякий пожарный случай. В результате через год у нее на поясе появились два длинных ножа, а за душой прозвище "Лючиэнь". Тусовка немало позубоскалила на предмет союза эльфийской принцессы и назгула, но приняла ее очень тепло. В общем понятно, ее было за что любить. Что же она нашла во мне - даже сейчас, спустя четыре года после нашей свадьбы, мне непонятно.
На мой рассказ она отреагировала коротко и ясно: "Обошлось? Ну и хорошо! А чтобы тебя не мучали кошмары, сообщу одну хорошую новость. Мои родители уехали на курорт, так что на ближайшие недели две-три я свободна". И спустя каких-то десять минут мне уже было не до того идиота с отрубленной головой...
Наша идиллия продолжалась целую неделю. А на восьмой день нас разбудил телефонный звонок. Злой голос Большого Начальника прорычал в трубку: "Так-то вы держите свое слово!", а на вполне резонный вопрос, какого рожна и вообще, отрубил: "Думаю, что вам лучше бы подъехать сюда!"
6
Вам - это, интересно, кому? После недавних событий ходить в одиночку как-то не хотелось. Я позвонил своим ребятам, они еще кому-то, кто-то не поехал, но в итоге в кабинет Большого Начальника ввалилась компания в следующем составе: я, Лена, Эрлон, Ресвальд, Келаст, новый телохранитель Эрлона - Санделло и еще человек десять-пятнадцать бойцов разных отрядов. Не дав слегка ошарашенному Большому начальнику опомниться, я моментально наехал на него, потребовав объяснений. Он, чуть отойдя, объяснил, что совершено новое убийство. Зарублено, заколото и застрелено шестнадцать человек, все вместе и одного контингента. Все были гопниками. Услышав такие новости ребята слегка ошалели, а потом резонно спросили: "Ну а мы-то тут при чем?", на что получили в ответ: "При том, что это вы его убили!". Лена выразила общие чувства: "А с чего бы это вдруг?". "А с того!", безаппеляционно заявил начальник. "А как же презумпция невиновности?". "Принцесса Лючиэнь! Он же Самый Большой Начальник! Он как скажет - так все и будет!", горько протянул в ответ Эрлон. "Я так не говорил", смутился начальник. "Тогда давайте поговорим без взаимных обвинений", вынес я конструктивное предложение. Начальник смягчился, и даже выдал нам пачку фотографий с места происшествия и из лабораторий. Фотографии привели нас в состояние тихого обалдения - кладбище там было не хуже, чем на вокзале. А только опомнившись, мы снова впали в состояние легкого замешательства, когда Келаст обратил наше внимание на снимки ранений. Они нас оправдывали. Дело в том, что наши Мастера учили нас приемам вполне конкретных школ боя: Черная Гвардия использовала западноевропейскую школу рубки, с упором на удар мечом и укол кинжалом, а Следопыты - старорусскую, школу рубящего боя одним длинным одноручным мечом. На фотографиях же были ясно видны следы работы двуручным мечом, причем как рубленные, так и колотые раны, а укол двуручником как-то не практиковался на Играх. Самое интересное, что двуручных мечей было на Играх всего четыре штуки, и все четверо, бойцы минас-тиритского гарнизона, были приезжими откуда-то из Сибири. Большой Начальник, выслушав наши соображения, надолго задумался. Потом родил: "Вообще-то это не положено, но так уж и быть, скажу. На месте преступления остались все стрелы. Я могу их вам показать, но они вам наверно, ничего не скажут", после чего достал из стола четыре арбалетные стрелы. Стрелы нам действительно ничего не сказали: единственное, что на них было - это изображение стрелы, выжженное на древке. Большой Начальник еще подумал, и выжал из себя следующую тираду: "Вообще-то они спешили, и оставили в ране один кинжал с какой-то эмблемой". Уфтханг сделал такое движение, будто хотел кого-то придушить. Я понял его эмоции, но сдержался. Келаст вырвал у Большого Начальника кинжал, и тут же над его плечом раздался отчетливый треск столкнувшихся голов, а потом удивленное "О-о-о!". На кинжале стояло клеймо - три стрелы вылетают из моря в звездное небо. Символ, никогда не использовавшийся на играх по простой и понятной причине отсутствия страны, которой принадлежал этот герб. Это был символ падшего Нумерона.
7
Наш стройный коллектив вырвал из раздумий телефонный звонок. Большой начальник послушал, бросил трубку и встал.
- Новое. Я туда. Телеграф он, что ли?
Впрочем, суть была ясна. Я молча встал, жестом приказал своим раздолбаям следовать за мной и направился за Начальником, на ходу потребовав объяснить поподробнее. Факт был коротким и вполне определенным: новая милая находка - шестнадцать свежих, еще тепленьких трупов. Большой Начальник мрачно посмотрел на нашу тусовку и вызвал по телефону автобус.
По прибытии я с удовольствием обнаружил, что место происшествия (мы даже уже устали говорить каждый раз "преступление" - привыкли!

Улаири Ч.К. - Черный толкинист => читать онлайн книгу далее