А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Все встретили дедушку с большой радостью и крепко с ним подружились, будто знали его с малых лет. Пуще же прочих радовалась волшебная трость Дубинушка, которая наконец-то зажила рядом с теми, кого любила сильнее других: с бабушкой, Мурлышкой, Микешем и своим сказочным старичком.
В гостях у пастушков
Когда Микешу хотелось уединиться или поразмышлять в тиши о прожитой жизни, он приходил в бабушкин сад. Там, на пригорке, стояла высокая раскидистая яблоня, в кроне которой Микеш с детства облюбовал несколько уютных местечек. Возле той яблони котик всякий раз снимал сапоги, и не успели бы вы произнести: "Кукарача", как он уже был наверху! Обычно Микеш устраивался на стыке четырех могучих сучьев, откуда открывался прекрасный вид на деревню, поля и густые леса, расположенные за бабушкиным домиком.
Микешу нравилось смотреть с высоты на дорогу, по которой когда-то он отправился в странствия, чтобы заработать денег и купить бабушке новый кувшин взамен нечаянно разбитого им по пути из погреба. Вам, ребята, уже прочитавшим первый том этой книги о котике Микеше, хорошо известно, на какую безрадостную стезю ступил поначалу котик. Однако потом Микешу улыбались и удача, и счастье, он заработал не на один, а на добрую тысячу кувшинов, и теперь котику было приятно вспоминать свои скитания, мысленно перебирать события минувшего. Он уже без страха смотрел на виднеющиеся впереди дремучие леса, сквозь которые пробирался с тючком за спиной, не зная, вернется ли когда-нибудь домой живым и здоровым.
Однажды, когда Микеш сидел вот так на старой яблоне и смотрел поверх соломенной крыши милой его сердцу избушки в сторону Мышлина и Кожаного холма, ему вдруг подумалось: что-то делают сейчас та славная девчушка, поделившаяся с ним булкой, и те пастушки, которые так сердечно приняли у себя беглеца котика, предложив ему обогреться у костра?
"Как они там?- думал Микеш.- Пасут ли по-прежнему коров возле леса?"
Вспомнив же, как бедные пастушки отдали ему все, что имели, котик решил как можно скорее навестить их и отблагодарить за подарки, которыми по-товарищески наделили его мальчики.
Вернувшись в тот день домой, Микеш позвал к себе Франтика и попросил его подготовить завтра автомобиль к дороге - мол, они вместе поедут на пастбище за Стругаржовом. От такого известия глаза у Франтика загорелись радостью.
- Будет сделано, шеф! - весело ответил он и при этом облизнулся.- А как ты думаешь, Микеш, раз уж мы все равно будем на пастбище, не согласятся ли пацаны испечь для нас в золе пару картофелин? Елки-моталки, Микеш, я и вкус-то их позабыл!
На другой день, поутру, Микеш отобрал в библиотеке "Райской обители" несколько интересных детских книжек и заботливо уложил их в машину.
- Это, так сказать, пища для ума и для сердца. Но надо бы подобрать им какие-нибудь вещицы и для развлечения. Ладно, игрушки я куплю завтра в Мниховицах,- радостно бормотал себе в усы котик, занятый этими приятными хлопотами.
Дополуденное время следующего дня тянулось для Микеша необычайно медленно. Обеда он ждал с огромным нетерпением - так ему хотелось побыстрее свидеться с пастушками! Микеш предлагал выехать сразу, как только отобедают, но опытный Франта Кулдан посоветовал отправляться не раньше трех часов, поскольку, мол, пастушки выгоняют скотину на пастбище после четырех вечера, когда солнышко палит не так сильно.
- Ты прав! - согласился с ним умный котик.- Выедем позже! До Стругаржова мы доберемся в два счета, даже если по пути и остановимся в Мниховицах, чтобы сделать покупки. Знаешь, Франтик, мне так хочется приятно удивить этих пастушков у костерка!
Наконец три часа пробили. Франтик выкатил машину из гаража, Микеш сел с ним рядом, и они помчались по деревне, а потом и по дороге в Мниховицы. Там котик накупил разных подарков, которые не оставят равнодушным ни одного мальчишку; среди них были волчки, барабаны, дудочки, губные гармоники, большие и маленькие мячи, машинки, паровозики и многое другое. Умный котик устроил все таким образом, чтобы ребята не рассорились между собой из-за этих игрушек. Для всех пятерых пастушков он купил одинаковые: получилось пять волчков, пять барабанов, пять дудок и так далее. Для доброй же девочки, Марженки Кудлачковой из Стругаржова, Микеш приобрел красивую куклу, что открывала и закрывала глаза и умела говорить "Мама!", а еще он купил ей комнатку, кухоньку и карету для куклы. Подарков набралась целая машина! К стругаржовскому пастбищу Микеш с Франтиком подъезжали в половине пятого. Котик с волнением всматривался в даль, не появились ли уже пастушки, и очень обрадовался, заметив дым от костра.
- Ура! Они там, чертяки! - восторженно закричал он и с удовольствием отметил про себя, как быстро приближается к ним автомобиль.
Пастушки сидели вокруг костра. Это были те са--мые ребята, которых он видел здесь прежде, когда грелся у огня. По счастливому совпадению, оказалась среди них и Марженка, которая поначалу так ругала Микеша, а потом дала ему на дорогу половину своей единственной булки.
Когда автомобиль свернул с дороги на пастбище, ребята встали и замерли в нетерпеливом ожидании. Широко раскрыв глаза от удивления, они смотрели на приближающийся автомобиль и, когда он остановился прямо напротив костра и оттуда выпрыгнул нарядно одетый кот, разинули рты и впились в него взглядами. Но длилось это всего минуту. Затем, будто вспомнив о чем-то одновременно, ребята заулыбались, начали подталкивать друг друга локтями, и Микеш страшно обрадовался, услыхав, о чем они шепчутся между собой:
- Да ведь это тот самый котик, что однажды грелся с нами возле костра! Он родом из Грусиц и умеет разговаривать совсем как люди!
- Привет, ребята! - поздоровался котик, сняв шапку. Ребята поблагодарили его за приветствие и в знак дружеского расположения потянули к нему руки. Девочка тоже потрясла Микешу лапку, и котику стало очень приятно от такого сердечного приема. Минуту-другую он задумчиво смотрел на огонь, потом заговорил дрогнувшим голосом:
- Мальчики, и ты, Марженка Кудлачкова, я приехал к вам для того, чтобы отблагодарить вас за теплоту, с которой вы приняли меня, когда без крейцера в кармане и без куска хлеба я шел на заработки. Совершенно не зная меня, вы отдали тогда все, что имели, хотя и понимали: навряд ли мы когда-нибудь свидимся. Но я о вас, дорогие мальчики и Марженка Кудлачкова, не забывал. Из странствий, слава богу, я вернулся разбогатевшим и теперь могу отблагодарить вас за вашу доброту. Я привез с собой немного игрушек, и поскольку не помню, какие вещицы дал мне каждый из вас, когда вы устроили между собой складчину, то подарю всем вам игрушки одинаковые, разве что книжки вы получите разные. Еще раз большое вам спасибо, и примите от меня несколько скромных подарков, которые я вручаю от чистого сердца и на долгую память. Давай, Франтик, выгружай из машины пакеты и дели их поровну между ребятами. Тот, что с розовой ленточкой,- для доброй Марженки; все остальные выглядят одинаково, и в каждом из них одинаковые игрушки!
Видели б вы, дорогие ребята, с каким любопытством наблюдали мальчики и девчушка за Франтиком Кулданом, вынимавшим из автомобиля пакет за пакетом, и как дрожали от волнения их ручонки, когда они брали подарки из рук Франты. Пакеты были столь велики, что самый маленький из ребят едва удержал на весу свой подарок, скрывшись за ним почти полностью. Мальчики визжали и прыгали от восторга: на ощупь они сразу определили, что именно купил для них добрый котик.
Ребята не стали тут же разворачивать пакеты. С горящими от радости глазами наперебой они сердечно поблагодарили Микеша, и потом им уже было не до пастьбы. Ребята спешно разыскали своих коз и коров и погнали их прямиком в деревню, дабы похвастаться своими неожиданными подарками перед родителями, родственниками и друзьями.
Микеш смотрел им вослед со счастливой улыбкой и, когда они скрылись за первыми деревенскими постройками, забрался в машину к Франтику. Домой они возвращались окольным путем, не через Стругаржов: скромный котик не нуждался в новых словах благодарности. Ехали они по дороге, ведущей в Тршемблаты, и вдруг произошло непредвиденное. Навстречу им двигалась старушка с коробом, доверху наполненным какими-то товарами. От усталости она едва переставляла ноги.
С первого же взгляда Микеш признал в ней ту самую бабушку, в коробе которой прятался в свое время от жандармов и которая таким образом пронесла его на себе часть пути, хотя ноша ее и без того была достаточно тяжела.
- Боже мой! Франтик, остановись, разворачивайся и следуй за старушкой! Спросишь, куда она идет, посадишь вместе с коробом в машину и доставишь по ее желанию хоть на край света! Это та бабушка, что несла меня в своем коробе. Сам я не могу с ней заговорить, еще напугаю бедную старушку.
Франтик незамедлительно выполнил просьбу друга котика. Он развернул автомобиль и, обогнав старушку, остановил его. Выпрыгнув из машины, Франтик поприветствовал бабушку и предложил ей прокатиться вместе со своим коробом на автомобиле. Старая женщина смотрела на него как на привидение. Когда он спросил ее, куда, мол, она направляется, старушка решила, будто паренек попросту шутит с ней, старой уставшей бабкой, между тем он предлагал ей столь милый способ передвижения, что она подумала и согласилась. Франтик помог старушке снять со спины короб и, поставив его в машину на заднее сиденье, сказал ей, чтобы она усаживалась рядом с ним поудобнее. Когда бабушка расположилась на заднем сиденье возле короба, Франтик хлопнул дверцей и сел за руль, под которым, прячась от старушки, затаился сгорбленный Микеш.
И они помчались к Своетицам, а потом - через Србин в Мукаржов, где жила бабушка. Сама она сидела в машине тихо как мышка и изо всех сил держалась за сиденье. Ей казалось, что она не едет, а летит как на крыльях - такой приятной была для нее эта поездка. Старушка едва успевала подмечать, какие места они проезжают, и еще прежде, чем она разобралась в происходящем, автомобиль остановился возле мукаржовского костела, по соседству с которым и стоял ее низенький домишко.
Франтик выгрузил из машины бабушкин короб и отнес его прямо к ней в горенку. Женщина благодарила мальчика со слезами на глазах - не постеснялся, мол, везти ее, старую, да еще с коробом, в своей замечательной машине. В ответ Франтик небрежно махнул рукой и, попрощавшись с бабушкой, побежал к Микешу. Когда они возвращались домой, котик за всю дорогу не проронил ни слова: перебирал в памяти события минувшего дня. Он был несказанно рад, что сегодня ему посчастливилось разделаться сразу с двумя старыми долгами: отблагодарить бабушку из Мукаржова и пастушков со стругаржовского пастбища. Он-то хорошо знал, как редко приходит радость к бедным детям. И котику вспомнилась вдруг история с каруселью, которую однажды поведал им в "Райской обители" дядюшка Малиновский.
О чем рассказал дядюшка Малиновский
Как-то раз, после долгой отлучки, в Грусицы снова приехал старый Явурек со своей каруселью. Сей дед был уже очень стар, но по-прежнему работал один, чтобы ни с кем не делить выручки: был он ужасно жаден. Помимо карусели, которую звали Круговерть, имел он еще и шарманку. Когда ребятишки хорошенько осмотрели ее, они сразу признали в ней Вертиручку. О Вертиручке я уже вам рассказывал. Помните: она жила у шарманщика Бабачека и как-то однажды сама разъезжала по дворам и играла, пока дядюшка лежал в сарае больной. Точно не знаю, каким образом Вертиручка попала к старому Явуреку. Быть может, она всего лишь нанялась к нему в услужение и отсылала заработанные деньги дядюшке Бабачеку, дабы он не бродил по белу свету на старости лет.
Когда Круговерть с Вертиручкой прибыли на деревенскую площадь, их тут же обступили ребятишки. Но тщетно старый Явурек зазывал их покататься. Они бы и рады, да денег для этого было у них недостаточно: отцы у ребят давно уже сидели без работы. Дети могли предложить Явуреку пять, десять, от силы двадцать геллеров; Явурек же был известный скаредник и меньше, чем за пятьдесят геллеров, катать не соглашался. Откуда ребятам было взять столько денег, а им ох как хотелось прокатиться!
- Раз денег нет, убирайтесь! - рявкнул на детей старый Явурек.-Проваливайте; когда принесете сколько нужно, тогда и покатаемся. А сейчас не морочьте мне голову! За считанные геллеры я вас возить не собираюсь. Пойду лучше прилягу. Так что марш по домам, с богом!
Пробурчав еще что-то в этом роде, он забрался к себе в фургон и сердито хлопнул дверью.
Ребятишки постояли немного около Круговерти, но, видя, что старый Явурек и не думает выходить из фургона, в самом деле разбежались по домам. Лишь Тоник Копанек задержался возле нее, не будучи в силах оторвать глаз от разноцветных лошадок.
- Елки-палки! - проговорил он со вздохом.- Как здорово мог бы я покататься, будь у меня в кармане хоть пара крон! - И с этими словами мальчик побежал было вслед за ребятами.
Он не слышал, как у него за спиной карусель что-то пробормотала шарманке, однако сразу остановился, когда позади раздался оклик:
-Эй, Франта, Вашек или Пепик, как там тебя, поди сюда! Мы хотим тебе кое-что сказать!
Тоник Копанек поспешил назад к карусели.
-Что вы хотите сказать? - полюбопытствовал Тоник и с удивлением отметил, что вокруг нет ни одной живой души.
- Послушай, мальчик, беги к ребятам и скажи им, чтобы, как только начнет смеркаться, они приходили на площадку за кофейней! Но пусть держат язык за зубами: я прибуду туда вместе с шарманкой и покатаю вас задаром. Беги же передай им мои слова!
Тоник Копанек догадался, кто к нему обращается, однако времени удивляться у него не было, и он вприпрыжку пустился бежать к ребятам.
- Обождем чуток, пускай хозяин заснет,- проговорила карусель, и шарманка кивнула ручкой.
Некоторое время они продолжали стоять без движения; когда же из хозяйского фургона донеслись сопение и храп старого Явурека, обе потихоньку двинулись к кофейне. Вертиручка тронулась в путь на своих четырех колесиках; Круговерть же покатилась на круглом основании, словно большая бочка, перемещаемая на боку. Вы видите это на картинке. На траве за кофейней их уже поджидала целая орава ребятишек. Увидев приближающуюся карусель, дети громко закричали от восторга, но шарманка пригрозила им ручкой, с тем чтобы они перестали шуметь. Несколько мальчиков постарше бросились к карусели навстречу, дабы оказаться в числе первых, но Круговерть не подпустила их к себе.
- Подождите, ребята, не торопитесь! - добродушно сказала она.- Раз уж мы будем катать вас бесплатно, то позвольте нам самим решить, как это делать. Ваше дело - сохранять спокойствие, соблюдать порядок и во всем нас слушаться! Итак, внимание! Отличники, занимайте места! К сожалению, дорогие друзья, таких ребят оказалось немного! Всего три мальчика и пять девочек. Когда мальчики сели на лошадок, а девочки в кареты, Круговерть попросила самого старшего из ребят зажечь на ней лампочку. Потом шарманка тихонько заиграла веселую песенку и пошло-поехало: тра-та-та, та-та-та, трам-пам-па, пам-пам-па, там-там-там, там-там-там, трам-та-ра-там! Карусель вращалась вокруг своей оси, а вместе с ней крутилась и ярко горящая лампочка. Вот она осветила вывеску кофейни, вслед за тем амбар приходского священника, потом свет скользнул по стене сада Балачека, озарил дикорастущую грушу, промелькнул по полю священника, саду кузнеца, и так снова и снова в той же последовательности. Ребятам это очень нравилось. На карусели звучал веселый смех, а рядом с ней нетерпеливо переминались с ноги на ногу те, кто ожидал своей очереди. Им ужасно хотелось, чтобы отличники поскорее закончили кататься и сошли вниз. Шарманке Вертиручке приходилось то и дело прерывать мелодию и урезонивать шумливую детвору. Наконец отличники достаточно покатались, Круговерть остановилась и подозвала к себе старшего из ребят, Франтика Свободу, предложив ему роль распорядителя. Карусель не хотела, чтобы дети перессорились между собой из-за очередности, и поэтому установила, что они будут заходить на нее в алфавитном порядке. Если алфавит закончится, но места еще останутся, то их снова займут Бартачкова, Брабец, Бубеник и так далее.
Должен вам сказать, ребята беспрекословно слушались Франтика, не ссорились друг с дружкой и рассаживались так, как он говорил. А может быть, они попросту боялись, что карусель возьмет да рассердится на них и укатит на площадь. Был теплый летний вечер, смеркалось. В деревне постепенно наступала тишина, лишь за кофейней было по-прежнему шумно и весело.
Между тем на деревенской площади проснулся в фургоне старый Явурек. Он протер глаза и устремил свой полусонный взгляд через окно на площадь.
- Мать честная! - вскричал он, будто его укололи шилом.- Да сплю я или бодрствую?! Где Круговерть с Вертиручкой! Куда они запропастились, черти их носят!
Старый Явурек схватил шапку и, распахнув дверь, выбежал на площадь. Он едва не свернул себе шею, крутя головой направо и налево, однако карусель с шарманкой как сквозь землю провалились.
- Куда же делись эти негодницы?! - недоумевал старик.- Будь они овцы, можно было бы предположить, что с голоду удрали на пастбище, а так где их носит нелегкая? А, кажется, знаю! Они, верно, слышали, как днем я грозился, что-де лучше отправлюсь обратно в Козоеды, нежели буду задаром катать этих остолопов, и двинулись туда без меня! Только бы они благополучно добрались до места, черт возьми! Не заблудились бы по дороге, не свалились бы куда-нибудь и ничего себе не сломали. Ох уж эта моя скаредность! Все, больше никогда не буду жадничать! И чего я не стал катать детей бесплатно? Теперь может случиться так, что у меня не будет ни денег, ни шарманки, ни карусели. О, кто бы отлупил меня веником и выбил из меня всю дурь! Что ж, не остается ничего другого, как бежать вслед за ними в Козоеды; может, их еще удастся догнать!
С этими словами старый Явурек побежал по площади, оставил за спиной трактир и припустил по дороге на Козоеды. В пути, едва не надавав самому себе подзатыльников за свою жадность, он дал слово, что больше никогда не будет скаредничать и с удовольствием станет катать бесплатно всех бедных детей, только бы отыскались карусель с шарманкой. Явурек бежал изо всех своих старческих сил, пока наконец не выбежал на окружную дорогу, где в этот поздний час продолжал сгребать камни дорожный рабочий Вавра.
- Скажите, родненький, тут карусель с шарманкой не появлялись? Я потерял их сегодня вечером и никак не могу понять, куда они делись?! взволнованно бормотал старый Явурек.
Рабочий Вавра разогнул спину и, опершись на черенок лопаты, удивленно уставился на владельца карусели:
- Как вы сказали? Карусель с шарманкой? Нет, сударь, ничего похожего я не видел, хотя работаю здесь с самого утра! Если они и впрямь куда-нибудь побежали, то скорее всего в другую сторону, к Турковицам! Все остальные дороги отсюда хорошо просматриваются, я обязательно бы их заметил. Так что бегите, уважаемый, в Турковицы!
Старый Явурек поблагодарил рабочего и, повернувшись обратно к Грусицам, побежал вниз по холму, да так быстро, будто за ним гнались сами черти. Было уже довольно темно, повсюду царила полная тишина. К тому времени воцарилась она и за кофейней. Когда дети вдоволь накатались и на башне костела раздался бой курантов, Круговерть остановилась и сказала им, чтобы они тихо и мирно расходились по домам. Карусели не хотелось прибавлять матерям волнений в этот поздний час. Дети ее послушались. Они поблагодарили карусель и шарманку за чудесное бесплатное развлечение и побежали домой.
- Черт возьми, ну и вспотела же я! - добродушно проговорила Круговерть.- Но это того стоило! Теперь же, подружка, смотри в оба; на площадь нам нужно вернуться тихо и незаметно, чтобы не разбудить хозяина. Не то он покажет нам, где раки зимуют!
И карусель с шарманкой двинулись с околицы в деревню. При этом они внимательно следили за тем, чтобы не издавать по дороге лишнего шума и не сбить в темноте какого-нибудь прохожего. До своих прежних стоянок они докатились без приключений и встали там как ни в чем не бывало. Успели они как раз вовремя! Этакие плутовки!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14