А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Живя в "Райской обители" как бы на правах пенсионера и будучи совершенно не причастным ни к какой серьезной работе, наш Клабосил придумывал себе всякого рода развлечения.
Любимой его шуткой было прятаться в кронах фруктовых деревьев и поджидать там мальчишек, которые частенько залезали на них, чтобы полакомиться черешней, яблоками или грушами. Попугай усаживался среди листвы на ветке, увешанной вкусными плодами, и терпеливо ждал, пока какой-нибудь озорник заберется на дерево. Когда же мальчишка протягивал руку к румяному яблочку или грушке, он чувствительно тюкал его своим большим клювом, и сорванец настолько пугался, что едва не падал с дерева.
Посему местные озорники очень не любили Клабосила, и они давно свели бы с ним счеты, если б не боялись возмездия волшебной трости! Она вселяла в них больший страх, нежели лев, слон или медведь: мальчишки хорошо знали, на что она способна, когда рассердится, и поэтому нигде и никогда не чувствовали себя перед ней в безопасности. Волшебная трость обладала даром видеть сквозь толстые стены и на большие расстояния; всякий раз она возникала в самый неожиданный момент, когда озорники уже были уверены, что проделка их осталась незамеченной. Трость подползала по траве бесшумно, как змея, и тут уж держи штаны крепче!
А то еще она ложилась на траву возле какого-нибудь сада, к которому баловники приходили сбивать фрукты камнями или дубинками. В траве она выглядела самой обычной палкой, однако горе тому мальчишке, который, подняв ее, запускал ею в ветви грушевого или яблоневого дерева. Трость хоть и взлетала кверху, но затем падала прямо на спину озорнику, обрушивая на него град ударов. Хозяева скоро взяли это на заметку и стали подкладывать в траву возле своих фруктовых садов палки, похожие на волшебную трость. Завидев у сада такие палки, мальчишки сразу удирали прочь. Но столь строгой волшебная трость была лишь по отношению к отпетым озорникам. Когда же порой какой-либо малыш срывал с низко растущей ветки яблоко или грушу, она даже, как говорится, ухом не вела и думала про себя примерно так: "От одной груши хозяин не обеднеет! Только бы мальчик не сломал ветки!" Зато Клабосил однажды здорово напугал маленького Тоника Штичку. Мальчонка шел по черешневой аллее сада "Райской обители" и, видя вокруг такое множество прекрасных ярких плодов, не утерпел и не без труда вскарабкался на одно раскидистое дерево. Очутившись в гуще ветвей, он с жадностью принялся срывать аппетитные черешенки и засыпать их куда только было можно: в карманы, за пазуху, а потом вспомнил, что у него есть еще и кепка, но как раз в эту минуту кто-то сдернул ее с головы мальчика. Тоник задрал голову и посмотрел вверх - от испуга он едва не упал с дерева. В ветвях он увидел большую красную птицу с крупным клювом, вцепившуюся когтями в его новую кепочку. Тогда мальчик впервые повстречал Клабосила,- случай этот произошел почти сразу после переселения Циркачей в "Райскую обитель",- и поначалу совершенно растерялся. Некоторое время он молча таращился на незнакомую птицу, потом выдавил из себя: - Отдай кепку! Чего срываешь?
- Имею право, братец! - со смехом сказал попугай.- Потому что я ветер! - И улетел прочь вместе с кепкой Тоника. Спустившись с черешни, Тоник тщетно всматривался в кроны соседних деревьев, не сидит ли на каком-нибудь из них диковинная птица, он так вертел головой, что едва не свернул себе шею, но красная птица как в воду канула: ни слуху ни духу. И наш милый Тоник печально побрел домой. В горницу он вошел со слезами и тотчас пожаловался матери на ветер, который унес его кепку.
- Ах ты лгунишка, не было сегодня никакого ветра! - закричала на Тоника мать.- Где теперь ее искать, негодник?! Как мог ветер сорвать с тебя кепку, если его нынче не было, отвечай?
- Не было, но сорвал! - хныкал Тоник.
- Сын, не валяй дурака, а не то возьму веник и вокруг тебя в самом деле задует ветер! - негодовала хозяйка Штичкова.
- Да я, мамочка, и не валяю! - всхлипывал Тоник.- Он, наверное, до сих пор сидит там на черешне с моей кепкой! У него такие красные перья и большой клюв крючком!
- Ты ходил за черешней в сад "Райской обители"?! - гневно спросила сынишку хозяйка Штичкова. Она уже догадалась, что этот ветер был не кто иной, как попугай Клабосил из нового дома Микеша.- Живо выворачивай карманы! Ну конечно, полны черешен. Погоди же у меня! Сейчас я тебе покажу, как лазать за чужими ягодами! Впрочем, сначала сходим в "Райскую обитель" за кепкой!
Тонику ужасно не хотелось идти, но делать было нечего. Понурив голову, он побрел вслед за матерью, и при одной мысли о грядущих неприятностях' ему становилось не по себе. Однако все закончилось хорошо. Едва они вошли в сад, как на дорожке увидели Микеша с кепкой Тоника в лапках.
Он двинулся им навстречу со словами:
- Вы, хозяюшка, идете за кепкой, не правда ли? Вот она, ее взял у вашего сына Клабосил: Тоник лазал к нам за черешней. Я возвращаю ему кепку, но вы уж, хозяюшка, скажите сыну построже, чтобы он больше не занимался такими вещами. В общем-то, мне черешни не жалко, я могу насыпать мальчику хоть целую кепку ягод, однако ваш сынишка приучается к воровству, да к тому же, неровен час, переломает себе ноги или получит какое-нибудь другое увечье!
Потом Микеш подвел Тоника к высокому дереву, возле которого стояла корзина, доверху наполненная ягодами, и насыпал ему полную кепку спелых черешен. Вежливо поблагодарив котика, мальчик дал слово больше никогда не залезать на деревья. Домой он шел радостный: по просьбе Микеша мать ему все простила.
О славном детективе Султане
Султану пана Горака из нашей деревни повезло: у него был очень хороший хозяин. На кормежку пес тоже не мог пожаловаться, и тем не менее он не был удовлетворен жизнью. Дело в том, что Султан жаждал славы, мечтал чем-нибудь отличиться, дабы о нем заговорили повсюду так же, как об умном котике Микеше. Микешу Султан завидовал пуще всех, ведь о нем писали в газетах, сообщали по радио, даже выходили книжки. Пес твердо решил добиться еще большей популярности и теперь ждал только удобного случая. Случай этот представился нашему милому Султану совершенно неожиданно. Раз поутру к нему прибежала хозяйская кошка Мицинка и поделилась своим горем: у Мицинки пропал один из котят, причем самый красивый. Заламывая лапки, со слезами на глазах она умоляла Султана разыскать любимого сынишку. За это Мицинка пообещала поместить о нем в газетах подробные благодарственные сообщения. Султан заверил плачущую Мицинку, что обязательно отыщет пропавшего котенка, и сказал, что она может спокойно возвращаться к своим детям. Успокоенная кошечка побежала домой, а Султан принялся готовиться к розыскам. Зависть, которая еще минуту назад грызла его злее, чем блохи, уступила место радостному воодушевлению, и Султан уже представлял себя изображенным на страницах газет в качестве прославленного детектива.
Познания в области криминалистики у него были замечательные. Когда сынок хозяина читал с приятелями детективы, держал с ними совет, как им найти украденные вещи или поймать опасного преступника, Султан нередко сидел рядом и внимательно слушал. Некоторое время назад он раздобыл себе короткую трубку, как у всех знаменитых сыщиков, и с тех пор никогда не вынимал ее изо рта, ибо такими рисовались детективы в книжках.
Кроме того, в укромном уголке сарая у Султана был целый склад всевозможной одежды и обуви: шляп, шапок, платков, детских башмачков - все это очень пригодилось теперь для поисков пропавшего котенка. Из книжек пес давно знал, что в таких случаях следует почаще переодеваться, дабы в нем не признали Султана Горака.
Сначала Султан нарядился путником. Он сделал себе дорожный мешок, на голову нацепил старую помятую шляпу, и когда пес вышел из ворот на задних лапах, всяк принимал его за некоего маленького странника. Султан обегал все окрестные дороги и тропинки, стремясь выследить какого-нибудь бродягу, что мог украсть котенка, однако не встретил их вовсе. Когда же пес заметил, что деревенский блюститель общественного порядка подозрительно косится в его сторону, он сразу убежал в сарай.
- А теперь я переоденусь в знатного пана! - сказал себе Султан.-Жандарм должен либо почтительно поприветствовать меня, либо!..
Султан с помощью охапки сена увеличил себе живот, дабы выглядеть настоящим паном, на голову надел упругий котелок, а в зубы взял обломок палки. Это была как бы сигара.
Преисполненный внешнего достоинства, он медленным шагом вышел со двора и принялся степенно расхаживать туда-сюда по дороге. Султан вышагивал гоголем, точно какой-нибудь пан управляющий.
- Ежели я и дальше буду так ходить, то ничегошеньки не успею! - бурчал себе под нос Султан.- Кажется, мне вообще не
следовало переодеваться в господина. Ведь ни пан приходской священник, ни пан учитель, не говоря уже о старосте, не станут воровать котят у нас во дворе! На такое способны разве что цыгане. Надо бежать в сарай!
С этой минуты Султан уже не заботился о том, как он выглядит. Он побежал домой с такой прытью, что только пыль клубилась из-под лап. По дороге он растряс весь соломенный живот. Пес ужасно злился на себя, что столько времени потерял напрасно: котенок-де мог уже подрасти и теперь его непросто будет узнать. Подумав об этом, Султан едва не отвесил себе затрещину.
- Надо срочно переодеться в цыгана! - сердито бормотал он, мажа черной ваксой сапоги, морду и лапы.
Затем пес торопливо надел на себя штаны, рубаху и жилетку, шапку же нахлобучил уже на бегу, устремившись по саду в сторону леса.
"Теперь я наверняка его разыщу! - тешил себя надеждой наш славный сыщик.- Только цыгане могли украсть котенка и сейчас прячут беднягу где-нибудь в чаще!"
Едва Султан вбежал в лес, как увидел прямо перед собой лесника Качирека. Лесник замахнулся на него тростью и вскричал:
- Тысяча чертей! Отродье цыганское! А ну проваливай отсюда, не то насыплю тебе полные штаны клещей!
Султан всегда был послушным псом, подчинился он и на сей раз, и через весьма короткое время уже снова был в сарае.
- Цыган в лес не пускают, другое дело - лесники! - рассуждал он по пути домой, не приходя в отчаяние от неудач. И еще прежде чем вы успели бы сосчитать до пятидесяти, цыган превратился в старого лесника. Когда же с приклеенной бородой, шляпой на голове и клюкой в лапе пес пробежал уже почти весь сад, его вдруг осенило, что он начисто позабыл о собаке. "Без собаки я не похож на всамделишного лесника. Что ж мне: то быть самим собой, то напяливать этот костюм? Вот незадача, елки зеленые! А еще говорят, будто у сыщиков простая работа! Наряжусь-ка я лучше женщиной, возьму корзину, якобы для грибов, и тогда можно бежать в лес!"
То было последнее Султаново перевоплощение. Хоть он и безупречно нарядился простолюдинкой, однако и шагу не ступил за воротами в своем женском платье. Занимаясь на дворе поисками подходящей корзины, Султан неожиданно напал на слабенький кошачий след. Пес поставил уже найденную корзинку на прежнее место и шлепнул себя лапой по лбу.
- Вот балда! - воскликнул он в сердцах.- Я тут добрых полдня разыгрываю из себя шута горохового, обряжаюсь во всякие лохмотья, вместо того чтобы просто-напросто использовать свой превосходный нюх. Да к тому же перебиваю запахи противным куревом. К черту все перевоплощения, сейчас начну искать котенка своим обычным способом. Быстро раздевшись в сарае, Султан вновь выбежал во двор, но уже на четырех лапах, как прежде, когда еще не строил из себя детектива, и сосредоточенно двинулся по следу, ведущему вдоль стены постройки.
И что бы вы думали, дорогие ребята?! Не прошло и минуты, как Султан взял кошачий след, а котенок был уже обнаружен! Отгадайте, где он его нашел? Боже мой, только не смейтесь, ребята, хотя это и вправду очень смешно: Султан обнаружил котенка Мицинки в своей собственной конуре, в которой малыш преспокойно спал все то время, пока Султан-детектив доискивался его чуть ли не у черта на куличках! Когда пес разбудил котенка, тот выбежал из конуры и замяукал.
- Дяденька, моя мамочка потерялась! - хныкал котенок.- Будьте так любезны, найдите ее, пожалуйста!
Султан, которому уже порядком надоели все эти розыски, хотел было буркнуть что-то в ответ, но тут услышал за спиной радостное мяуканье счастливой матери-кошки. Ми-цинка сжала котенка в объятиях и со слезами на глазах принялась благодарить Султана:
- Сто, тысячу раз спасибо вам, дядюшка Султан, за найденного сынишку. Я была уверена, что только вы со своим даром ищейки можете вернуть в материнские лапы украденное дитя. Я буду помнить об этом до самой смерти. А сейчас побегу к пану Ладе и попрошу его, чтобы он рассказал о вашем поступке и нарисовал вас в своей книжке. Вы прославитесь на весь мир, и люди толпами повалят к нам в Грусицы, дабы лично выразить вам свое восхищение и увидеть вашу славную детективную конторку. Еще раз большое вам спасибо! А ты, малявка, ну-ка поцелуй дядюшке лапу! На этом разрешите откланяться!
Как видите, дорогие ребята, я выполнил Мицинкину просьбу. Ежели будет время, приезжайте в Грусицы посмотреть на славного сыщика Султана. Он живет в усадьбе под самым костелом, ворота ее выкрашены в зеленый цвет, а у хозяина на сапогах новые подметки.
Микеш пугается
Микеш очень часто вспоминал Пепика и Олюшку. Как там живется им в Праге, не сильно ли по ним скучают? Больше всего котик беспокоился за Пепика.
- Что Олюшка! - с радостной улыбкой говорил Микеш.- Она-то наверняка хорошо учится и примерно себя ведет, а вот Пепик - порой я ужасно за него переживаю. Он всегда был большим озорником, и меня берет сомнение, что в Праге он изменился в лучшую сторону. Мальчишки есть мальчишки. Я ничего не имею против, если он, скажем, погоняет на пражской площади мяч, только бы не лазал к тамошнему пану старосте за горохом или к пану учителю за грушами!
Подобные мысли довольно часто посещали нашего милого котика, и поэтому, дорогие ребята, не удивляйтесь, что Микеш страшно испугался, когда однажды почтальон принес ему письмо от руководства гимназии, в которую ходил Пепик.
- Ну вот, так я и думал! - воскликнул Микеш, узнав из письма, что родителям Пепика либо их доверенному лицу необходимо срочно прибыть к директору гимназии по весьма важному делу.- Я знал, что этим кончится! Наверняка этот негодник что-нибудь натворил! Или пражский пан староста поймал его на горохе, или он разбил мячом окно в какой-нибудь столичной избе! Но ничего не поделаешь, надо завтра же ехать в Прагу и возмещать ущерб, иначе он получит неудовлетворительную отметку по поведению.
В тот же день Микеш отправился к торговцу Сейку узнать, не поедет ли он поутру на автомобиле в столицу за товаром, мол, ему нужно туда по делам. Как же обрадовался Микеш, когда старый пан Сейк ответил котику, что и впрямь собирается завтра утром ехать в Прагу. Микешу не хотелось, чтобы в поезде люди таращились на него всю дорогу; более того, кто-нибудь из них мог выпрыгнуть от страха через окно и разбиться, когда он заговорил бы человеческим голосом.
На следующий день события развивались самым неожиданным образом. Пан Сейк поехал на грузовом автомобиле в Прагу за товаром и подвез Микеша прямо к гимназии Пепика, пообещав ему, что вернется через полчаса.
Микеша это очень устраивало. Выскочив из машины, котик быстро пробежал тротуар и остановился только за дверью гимназии, чтобы привести себя в порядок. Ему хотелось произвести на директора благоприятное впечатление. Посему он еще вынул из маленького чемоданчика букварь и взял его под мышку. "Пусть пан директор увидит, что имеет дело с тем, кто уже ходил в школу и достаточно образован",- сказал про себя Микеш и поискал глазами директорский кабинет. Потом он решил подождать кого-нибудь и спросить, где находится директорская. Когда из двери вышла гимназистка с ведром, котик очень обрадовался.
- Скажите, пожалуйста, туда ли я попал, наш Пепик учится в этой гимназии? - вежливо спросил Микеш, слегка поклонившись гимназистке. Вместо ответа девочка испуганно вскрикнула и, выронив ведро, бросилась бежать.
- Да, влип я в историю! - со вздохом проговорил Микеш.- Пожалуй, так от меня и другие убегут, едва я заговорю человеческим голосом. Что же делать? Тут Микеш прислушался. Кто-то спускался по лестнице. Когда незнакомец появился, котик увидел пожилого господина в очках и с толстой книгой под мышкой. Чтобы не испугать мужчину, Микеш на сей раз не издал ни звука и ждал, что будет дальше. Пожилой человек очень удивился, увидев перед собой одетого кота, однако быстро овладел собой и подошел к Микешу.
- Если не ошибаюсь, вы пан Микеш из Грусиц, не так ли? Я сразу вас узнал, когда-то много читал о вас в газетах и иллюстрированных журналах. Душевно рад познакомиться с вами лично. Пройдемте, пожалуйста, в директорскую! У Микеша отлегло от сердца. "Он не был бы столь любезен со мною, укради Пепик груши или разбей окно",- размышлял он по пути в директорскую, однако там котик снова оробел, когда, усадив его на стул, пан директор заговорил серьезным тоном:
- Итак, уважаемый пан Микеш, вы как доверенное лицо родителей прибыли по вызову к директору гимназии. Согласно министерскому циркуляру, руководство ее приглашает к себе родителей гимназистов или их доверенных лиц либо для того, чтобы сообщить о плохой успеваемости и неудовлетворительном поведении учащегося...("Сейчас все скажет! - подумал Микеш, и от волнения лапки у него задрожали.- О господи, только бы они ограничились возмещением ущерба и позволили Пепику продолжать учебу!") ...либо с той целью, чтобы порадовать их сообщением об отличной успеваемости сына, подопечного,-продолжал пан директор и торжественно возвысил голос: - Вас же, уважаемый пан Микеш, мы пригласили в дирекцию гимназии, дабы объявить приятную новость: ваш подопечный учится настолько хорошо, что преподавательский коллектив единодушно присудил ему стипендию.
Сказав это, пан директор пригладил свою длинную седую бороду и выжидающе посмотрел на Микеша. Микеш заговорил не сразу. Он заерзал на стуле, помял лапки, почесал голову и лишь после этого сказал:
- Боже мой, пан директор, вы чертовски меня обрадовали! Я, знаете ли, боялся, что вы исключите Пепика, а получилось совсем наоборот - вы хвалите его, прямо как восточного мудреца! Я вне себя от счастья, пан директор. Что же касается самой штипендии, тут, черт возьми, меня берет сомнение, стоит ли давать ее Пепику! Скажу больше, я бы не посоветовал вам этого делать! Он, Пепик, учится хорошо, что правда, то правда, однако, как и любой мальчишка, он все такой же игрун-баловник; Пепик что угодно разломает, ему какую игрушку ни давай, всякую разберет и испортит, выясняя, что там у нее внутри!
Пан директор добродушно улыбнулся:
- Вы, пан Микеш, неправильно меня поняли. Разрешите, я объясню: стипендия - не вещь, которой можно играть, а денежное вспоможение, присуждаемое талантливым учащимся из малообеспеченных семей, дабы превратности судьбы не оказывали влияния на развитие их способностей!
- Боже, какую чушь я мяукнул! Я, уважаемый пан директор, подумал, что вы ведете речь о какой-нибудь игрушке, а это, оказывается, деньги! В таком случае, штипендия - вещь прекрасная, убедился на собственном опыте. Как-то однажды мне пришлось идти на заработки. Я терпел большие лишения, в тючке у меня не было даже куска хлеба. И вдруг, нежданно-негаданно, получаю эту самую штипендию. Пастушки с пастбища возле Стругаржова сложились между собой и дали мне на дорогу три крейцера. Они здорово меня выручили, и теперь я часто вспоминаю этих добрых мальчиков: что-то они сейчас делают; об одном сожалею, что до сих пор не вернул им долг. Насчет же вашей штипендии, уважаемый пан директор, я должен кое-что пояснить! Я искренне рад, что Пепик столь успешно овладевает знаниями и за это вы хотите дать ему деньги, однако, к большому сожалению, пан директор, мы не можем их принять! Прошу простить, если я испортил вам настроение, но дело, видите ли, в том, что удача, слава богу, улыбалась нам в этой жизни и мы сами в состоянии платить за учебу Пепика, мало того - мы были бы несказанно рады, если б получили возможность помогать своими деньгами каким-нибудь по-настоящему бедным гимназистам.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14