А-П

П-Я

 Улунь 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


- А они были хреновыми творцами! - Криг стиснул пальцы на древке.
- Не вини отца в грехах детей, если отец не успел их воспитать, - отозвался Йон.
Он подался вперед:
- Я знаю, зачем ты искал рубку. Ты хотел вернуть свою семью. Верно?
Мгновение - и гарпун коснулся горла динго. Ноздри Крига раздулись от бешенства.
- Не смей упоминать мою семью, пес, - тихо, с ненавистью, сказал охотник. У него дергался хвост. - Такие, как ты... Такие как вы! Вы лишили меня жизни, отобрали все... Ничего не осталось! Здесь, - он стукнул себя в грудь. - Здесь ничего нет!
Гарпун сверкнул в тусклом свете древних факелов.
- Хочешь знать правду? - свирепо спросил Криг. - Что ж, знай. Да, я искал рубку. Только вернуть мою семью не сможет никто, ни ты, ни предки, ни даже Кормчий, давно сгнивший в болоте наших молитв. Просто теперь это мой корабль. Мой! Я слишком много страдал. Я потратил всю жизнь, разгребая наследие предков, я больше всех знаю о корабле, знаю как он устроен и куда летел. Я заслужил право сразиться за место у руля! И если ты встанешь на моем пути, со-ба-ка... - Криг нехорошо улыбнулся. - ...я не вспомню о твоих щенятах.
Йон спокойно посмотрел в налитые кровью глаза охотника.
- Я могу вернуть твою семью.
Повисла гробовая тишина.
- Повтори.
- Я могу вернуть твою семью. Оживить твое племя. Я могу исправить все, что гибнет в этом мире, - Йон тяжело дышал. - Только открой мне путь в рубку.
Криг с огромным трудом унял рычание.
- А там ты помолишься Кормчему и все станет на свои места?
- Нет, - резко ответил динго. - Я изменю вектор тяги главного двигателя. В твоем рюкзаке лежит книга «Космология», ты читал ее?
Криг отпрыгнул назад.
- Читал...
- Что происходит с кораблем, если его скорость превышает световую?
Охотник опустил гарпун.
- Это невозможно.
- Возможно! - горячо возразил Йон. - Наш корабль на такое способен. Первые сезоны полета мы шли на сверхсветовой скорости, именно это послужило причиной исчезновения предков. Когда скорость превышает световую, время поворачивает вспять!
Он возбужденно размахивал хвостом.
- Мы, лабораторные животные, в начале полета находились в камерах ускорения эволюции. Поэтому, когда создатели корабля умерли из-за поворота вектора времени, мы остались невредимы. Я прочитал все это в журнале последнего Кормчего, он писал его, уже умирая, писал для нас! Если мы запустим главный двигатель, корабль вновь разгонится и время пойдет в обратную сторону. Из рубки мы можем восстановить наш гибнущий мир!
Криг уронил гарпун. Целую вечность в сыром сумраке подземелья царила тишина.
- Я хочу видеть дневник, - сказал он наконец.
Йон улыбнулся.
- Идем. Познакомлю с семьей.
2
Спустя четыре света, разобрав завал в самом нижнем уровне подземелья, где все факелы полопались от какого-то древнего взрыва, они нашли вход в высокий коридор без следов ржавчины. Взрыв искорежил обычные стены, но не оставил и царапины на вечном металле предков. Криг и Йон долго стояли у входа; им было не по себе.
Жена Йона, Утна, несла фонари, сделанные из факелов на хвощевых древках. Они вскоре пригодились: стальной коридор был полностью лишен освещения. Он тянулся вглубь земли под довольно большим углом, стены мерцали тысячами капель влаги. Криг с гарпуном наготове прыгал первым; щенята, Пиш и Тим, жались к матери, высоко поднимая факелы. Последним шагал Йон, держа в каждой руке по фонарю. Вооружен был только Криг.
Впрочем, врагами здесь и не пахло. Криг напрасно нюхал воздух, грозно водя гарпуном по сторонам. Подземелье было давно мертво, так давно, что сама память о жизни рассыпалась прахом. Глаз не мог найти даже одинокой паутинки: коридор целиком, от пола до потолка, был собран из вечного металла.
Когда дети Йона от усталости стали тихо поскуливать, отряд устроил первый привал. Все перекусили заготовленным мясом, Криг пожевал сочные листья хвощей - это заменяло ему воду. Йон о чем-то вполголоса беседовал с Утной, щенята не отходили от них ни на шаг. Криг держался обособленно: он еще не вполне доверял динго.
Пока собачья семья отдыхала, охотник листал древний дневник. Страницы были изготовлены из вечного пластика, но неведомый Кормчий писал обычными чернилами, и многие фрагменты истерлись за минувшие века.
«...животные делают большие успехи... Лаборанты не успевают заполнять эвокамеры новыми образцами, как те достигают Y-стадии и нам приходится их усыплять. Информации слишком много, я распорядился использовать для опытов только самых примитивных зверей, сумчатых и грызунов. Они эволюционируют гораздо медленней собак и кошек, так мы хоть успеваем оценить промежуточные стадии...»
Несколько испорченных листов.
«...Скорость растет быстрее, чем мы планировали. Физики уже отмечают двукратное замедление времени относительно Земли. Если так пойдет и дальше, мы достигнем Облаков прежде, чем биологи успеют вывести подходящих колонизаторов. Полагаю, следует вернуться к опытам с собаками... Но щенят многие отказываются усыплять, в отделе растет недовольство. Следует поставить вопрос ребром на ближайщем совещании, куда мы...»
Дальше не разобрать. Криг чувствовал, как по спине бегут мурашки. Если такова цена творения... Он уже не хотел встречи с предками.
«...необъяснимые явления происходят все чаще. До нас никто не приближался к скорости света так близко. Сегодня на совещании Донован требовал прекратить разгон. Мне пришлось напомнить, что ресурсы рассчитаны до последнего грамма, и если мы прекратим набирать скорость, полет займет десять лет вместо рассчетных трех. У нас нет выбора, мы не сможем вернуться, если не запасемся топливом на планетах Золотой Рыбы, а долететь туда мы успеем лишь при 97% скорости света. Подозреваю, что Донован мне не пове...»
Целый десяток чистых страниц.
«...все кончено. Надежды нет. Я истратил последний ионный заряд, отправив Земле отчет о нашей гибели. Уже остались одни старики, но и мы не протянем долго. Выживут только звери. Я распорядился загрузить все эвокамеры и включить ускорители на полную мощность...»
«...вчера погиб Крамер. Безумец, он решил что если забраться в эвокамеру, можно перенести минус-время. Нам некуда эволюционировать!»
«...не знаем, отпустит ли корабль эта волна... Двигатели стоят... Мы ничего не можем поделать. Ни-че-го. Относительно нас, время на Земле течет в обратную сторону, и люди просто расстворяются в воздухе, будто никогда не рождались. Из компьютера исчезают их имена и фотографии. Молодые погибли первыми, мы скоро последуем за ними... Будь среди нас хоть один ребенок, рожденный на корабле! Нас стирают из истории Вселе...»
И пустота до самой последней страницы. Финальная запись в дневнике была сделана дрожащей рукой древнего старца, буквы расплывались, будто их окропили слезами.
«Зверюшки... Они справятся, я верю. Они доведут корабль до Облаков. Хотел бы я видеть будущее... Кто заселит новые миры, если этот несчастливый ковчег достигнет цели? Кто примет эстафету? Надеюсь, они не узнают о нас...»
Конец. Криг в глубокой задумчивости закрыл книгу.
- Ты давал детям ее читать? - вполголоса спросил охотник.
Йон покачал головой. Криг глубоко вдохнул.
- Не позволяй им этого. Никогда.
- Я и не думал.
Кивнув, Криг угрюмо отвернулся. Больше они не говорили о дневнике.
***
Отдохнув, исследователи двинулись дальше. Спустя довольно много времени, Йон первым обратил внимание, что гравитация слегка увеличилась. Попрыгав на месте, Криг это подтвердил:
- Мы приближаемся к обшивке корабля. Чем дальше от оси вращения, тем выше сила тяжести.
- Но в горах она вдвое больше, чем здесь, - возразил Йон.
- Горы и есть обшивка, - усмехнулся Криг. - Их раньше не было, это следы от ударов космических камней. Корабль изнутри вовсе не цилиндрический, здесь есть впадины и целые равнины, вознесенные высоко к центру. Горы наиболее удалены от оси вращения, центробежная сила там максимальна, - Криг помолчал. - В древности гравитация была одинакова по всему кораблю. Но с тех пор что-то сломалось. Этот проклятый гроб давно должен был развалиться!
Динго переглянулись. Щенята невольно подошли ближе к родителям.
- Откуда ты столько знаешь? - спросила Утна.
Охотник фыркнул.
- Я собирал сведения о корабле с тех пор, как научился читать. Десять сезонов потратил на поиски. Если в этом мире остался хоть один инженер, он перед вами.
- Как же ты не узнал об судьбе предков? - помолчав, спросил Йон.
Криг зло прижал уши к голове:
- Я примитивный сумчатый образец. Я не могу знать всего.
Разговор угас. Время тянулось медленно, коридор казался бесконечным. Час за часом, свет за светом, они погружались все глубже в недра исполинского корабля. Отряд уже пять раз устраивал привалы.
Утна с тревогой следила за таявшими на глазах запасами продовольствия. Экономя пищу, Йон и Криг перестали есть дважды в свет, и боролись с голодом, жуя листья хвощей. Все понимали: еще несколько переходов, и отряду придется повернуть назад, иначе еды не хватит на обратный путь.
Теперь впереди обычно прыгал Криг, Йон шел вместе с семьей. Никто не хотел признавать, что битва проиграна. Охотник торопил динго, заставлял ускорять шаг, и все же добился своего: когда запасы провизии уже достигли критической величины, коридор наконец кончился.
Долгий путь вывел отряд в совершенно необъятного размера зал. Где-то на недосягаемой высоте ослепительно сияли фиолетовые факелы, которые, должно быть, яркостью во много раз превосходили Солнце, но из-за чудовищного расстояния казались точками слепящего пламени. Дальняя стена терялась в дымке, стальной пол убегал в бесконечность. Там и тут металл разрывали глубокие симметричные овраги - швы, где колоссальные листы обшивки стыковались друг с другом. Потрясенные исследователи долго стояли на пороге.
- Мои истинные предки были травоядными, - внезапно сказал Криг. - Мы не от хорошей жизни превратились в хищников.
Йон бросил на спутника удивленный взгляд.
- А мои были одичавшими домашними зверьми. Причем тут...
- Я о другом, - Криг энергично принюхивался. - Кормчий писал, что его сородичам некуда эволюционировать. Кем же они были, Йон? На кого походили наши творцы?
Динго окинул задумчивым взглядом титанический зал.
- Думаю, сейчас это неважно.
- Важно! - оборвал охотник. - А если они были размером с блоху? Или с хвощ? Откуда ты знаешь, что в рубке мы сумеем справиться с их техникой?
- Предки оставили корабль нам, - мягко возразил Йон. - Они не могли ничего упустить.
Криг глухо заворчал, но решил не спорить. Опустившись на четвереньки, он принялся изучать металлический пол. Динго тем временем что-то подсчитывал, бормоча под нос цифры. Когда Криг поднял голову, Йон указал ему на коридор.
- Мы совершили двенадцать переходов длительностью в свет - полтора каждый. Если коридор все время шел прямо, над нами должен быть океан...
- Коридор шел по спирали, - заметил Криг, не отрываясь от изучения листов на полу.
- Ты уверен?
- У меня врожденный компас. Как у птиц.
Йон с сомнением оглядел охотника.
- Ну-ну. Выходит, крыша этого зала - наш остров?
Криг встал на ноги.
- Нет, - тихо произнес охотник. - Смотри вдоль шва. К центру. Видишь?
Динго прищурил глаза.
- Пол загибается вниз? - он потер руки. - Вот оно что! Мы стоим на крыше рубки! Значит, поблизости должен быть люк в...
Криг щелкнул зубами, прервав монолог спутника.
- Нет, - он нетерпеливо дергал хвостом. - Швы. Посмотри, какие швы у нас под ногами. А теперь следи за когтем... - Криг указал на шов рядом с собой и медленно повел рукой вдаль. Йон вздрогнул: прямо на глазах, шов углублялся и расширялся, поверхность металлического листа грубела, на ней появлялись камешки. Вдали, у центра зала, где пол уже исчезал в дымке, смутно виднелись целые россыпи крупных булыжников.
- Не понимаю... - динго взъерошился. - Что это значит?
Криг тяжело дышал:
- Пыль.
- Пыль?!
- Да. Те камни, вдали - это пыль, - он резко обернулся. - Ты до сих пор не понял? Что-то впереди искажает пропорции. Этот зал вовсе не так велик, как кажется.
Он поудобнее перехватил гарпун.
- Стойте здесь. Я разведаю путь.
- Криг! - Йон шагнул вперед. - Я с тобой.
- Нет, - охотник метнул на спутника свирепый взгляд. - У тебя семья. Охраняй.
Больше не тратя время на споры, Криг переступил с ноги на ногу и прыгнул.
Уже в воздухе он об этом пожалел.
***
Тело Крига пронзило странное ощущение. Каждую клеточку, каждую мышцу словно начали подогревать у костра, но ему было холодно, а из пасти с шумом вырывались клубы пара. Сильное головокружение мгновенно подкосило ноги; охотник грузно рухнул на металл и, потеряв равновесие, упал на суставы ног. Гарпун со звоном проехался по полу.
Прежде, чем Криг успел перевести дыхание, головокружение столь же быстро прошло. Рядом стояла вся семейка динго.
- Я же сказал... - начал было Криг, но Йон покачал головой:
- Мы полтора света смотрели, как ты совершаешь прыжок.
Охотник замер:
- Что?!
- Время, - Йон обвел рукой зал. - Здесь что-то не так со временем. Едва прыгнув, ты словно попал в смолу. Мы с Утной часами смотрели, как движется твое тело, распрямляются ноги, вытягивается шея. У нас было много времени для размышлений и опытов.
Он уселся на металл рядом с охотником и кивнул влево.
- Взгляни на свой гарпун.
Криг как ужаленный обернулся. Его драгоценное оружие медленно, будто во сне, парило над полом. Движение было едва заметно.
- А теперь смотри на меня... - улыбнувшись, Йон встал и шагнул назад, ко входу. Контуры его тела тут же смазались скоростью. Ошеломленный, Криг следил, как мутный призрак динго с невероятной быстротой исчез в коридоре и тут же, неуловимо для взгляда возник перед спутниками. В руке Йон держал наполовину съеденный кусок мяса.
- Ну, как вы тут без меня? - он фыркнул. - Я успел пообедать и неплохо выспался.
Потрясенный охотник сел на собственный хвост.
- Невероятно...
- Ты и половины не знаешь, - заметила Утна. Было видно, что ей и детям не по себе, однако они боролись со страхом и держались возле Йона.
Криг глубоко вдохнул:
- Чего я не знаю?
- Посмотри вверх.
Охотник вскинул голову и едва удержался от крика. Потолок со слепящими факелами стал чуть ли не вдвое ближе.
- Я знал... - Криг вскочил. - Я знал!
Йон натянуто улыбнулся.
- Здесь нет никакого искажения пропорций. Там, в центре, действительно обычная пыль. И когда мы туда дойдем, она не покажется нам крупной.
Криг возбужденно встопорщил уши:
- Все правильно! Изучая корабль, я много раз встречал упоминания об атомарном сжатии, при котором расстояния между атомами в молекулах сокращаются в тысячи раз. Любой предмет можно уменьшить с полным сохранением его свойств и массы, возрастает лишь плотность вещества. Целый контейнер с запасами и снаряжением поместится в кармашек на поясе, но его масса не изменится, а значит инерция... - он запнулся.
Йон медленно кивнул.
- Я тоже читал об этом, Криг.
Охотник сглотнул. Вся его шерсть встала дыбом.
- Но... Если время замедляется в той же пропорции... Тогда мы...
- Теперь понимаешь? - негромко спросил динго.
Криг молчал целую вечность.
- Вперед, - сказал он наконец. - Держимся вместе, вплотную друг к другу. Идем мелкими шагами. Детей возьмите на руки.
Никто не возразил. Тесно сплотившись, маленький отряд двинулся в неизвестность.
3
Каждый шаг отзывался головокружением и слабостью в ногах. Потолок и стены рывками сближались, это было так жутко, что щенята отчаяно скулили, а Утна судорожно цеплялась за шерсть своего мужа. Криг двигался первым, держа гарпун обеими руками. Его губы кривила гримаса бешенства, в глазах тлел безумный огонь. Он, как и Йон, все уже понял, и чудовищная ненависть сжигала его разум.
Всего двадцать девять шагов совершил отряд, и колоссальный, грандиозный зал уменьшился до тесной металлической камеры, в одной из стен которой тускло блестела двустворчатая дверь. Обернув голову, Криг попытался найти у пола вход в коридор, откуда они пришли - но это было не легче, чем разглядеть дырочку от укола иглой с высоты птичьего полета.
Запах воздуха сильно изменился, изменилось и давление. Щенята тихо скулили, зажимая лапками уши. Слепяще-фиолетовые факелы под потолком превратились в обычные, тускло-красные лампы, знакомые каждому жителю покинутого мира. Гравитация слегка увеличилась, но оставалась вдвое ниже, чем среди гор, где крыланы воспитывали Крига. Царила мертвая тишина.
Первым, как всегда, опомнился охотник. Молча подпрыгнув к дверям он склонился над замком. Медленно подошел Йон, к нему жалась Утна с щенятами на руках.
- Будь осторожен, кенг.
- Я помню дневник, - сквозь зубы процедил Криг. - Но у нас будет немного времени, прежде чем поднимут тревогу. Осмотреться успеем. Потом вы вернетесь...
- Только мы? - оборвал Йон.
Криг рывком выпрямился.
- Это мой корабль, - сказал он, не поворачивая головы. - Плевать, кто его построил. Я выстрадал свое право. Моя семья отдала за это жизнь. Все мое племя... - он не смог продолжить и вновь склонился над замком, дрожа от ярости и бессильного гнева. Динго молча стояли рядом.
- Готово, - Криг сунул коготь в скважину. Створки двери беззвучно разъехались, и взглядам путешественников открылся яркий, живой свет неодимовых ламп.
Колоссальных размеров белый зал был полон неизвестной аппаратуры. У стен стояло несколько исполинских цистерен, высотою впятеро превосходивших самые крупные хвощи, возле каждой цистерны блестела округлая шлюзовая камера. Тостые гофрированные шланги связывали их с пультами управления, где весело перемигивались огоньки.
Путешественники стояли в точно такой шлюзовой камере. По сравнению с чудовищными цистернами, камеры выглядели даже не маленькими, а микроскопическими, песчинками рядом с горой. О том, что находилось в цистернах, догадаться было нетрудно.
Криг первым вышел на свет. Его ноги - «нет, лапы...» поправил себя охотник - оставили грязные следы на стерильном белом полу. Криг машинально продолжал сжимать гарпун, ему просто хотелось чувствовать в руках оружие. Горечь и скорбь терзали душу. Словно вернулся тот миг. Словно время действительно повернуло вспять.
- Удивительно... - голос динго за спиной едва не свел Крига с ума. Охотнику потребовалась вся воля, чтобы удержать себя от безумия; до крови закусив язык, он зажмурился, пытаясь абстрагироваться от воспоминаний. Медленно, глубоко дыша, он обернулся. Открыл глаза. Эти динго - другие. Они не виновны, что родились сами собой. НЕ ОНИ виновны. Виновны те, кто... Те, кто... ТЕ, кто...
Чувствуя, что теряет контроль над собой, Криг до посинения стиснул пальцы на древке гарпуна. Спокойно. Спокойно.
- Что ты делаешь? - хрипло спросил охотник.
Изумленный Йон оторвался от разглядывания пульта управления.
- Наша письменность! Я понимаю, что здесь написано!
- Что? - Криг тяжело дышал. Безумие отпускало его неохотно.
Йон склонился над экраном:
- "Геномида IV, культура NG701. Австралия и Тасмания. Стадия Y, 92%"
- Стадия игрек? - Охотник скрипнул зубами. - Значит, скоро настанет наш черед. Как там было? «Многие отказывались усыплять щенят...»
Йон резко выпрямился:
- Заткнись, кенг.
- Не нравится? - Криг зло усмехнулся.
- Дневник был фальшивкой. Все было фальшивкой! Нас не будут истреблять. Они же нас создали... Они... - Динго оглянулся на свою семью, дрожавшую от страха в дверях шлюзовой камеры.
Криг в бешенстве сжимал и разжимал пальцы на древке гарпуна.
- Чем ты лучше других? - у него болело сердце. - Почему тебя должны пощадить, если всех остальных не щадили?
Йон зажмурился.
- Так не может быть. Это бессмыслено. Зачем тогда творить жизнь?! Зачем все?!
Криг мотнул головой на шлюзовую камеру.
- Ты ведь читал дневник. Им нужны подходящие колонизаторы. Живые машины, которых можно сотнями штамповать в пробирках.
- Не верю!!! - рявкнул динго. Его трясло.
- Не верь, - Криг отвернулся. - Твоя вера никого не волнует. Вам пора возвращаться, пока хозяева корабля не наведались в лабораторию. Разница во времени огромна, ты еще успеешь вырастить детей, прежде чем нашу.
1 2 3
 Каверзное дело в тихом Сторожце