А-П

П-Я

 Гуров - 50. Дилемма 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Уильямс Уолтер Йон

Повелитель плазмы


 

На этой странице выложена электронная книга Повелитель плазмы автора, которого зовут Уильямс Уолтер Йон. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Повелитель плазмы или читать онлайн книгу Уильямс Уолтер Йон - Повелитель плазмы без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Повелитель плазмы равен 282.54 KB

Уильямс Уолтер Йон - Повелитель плазмы => скачать бесплатно электронную книгу



HarryFan Смоленск; 1996
Оригинал: Walter Williams, “Metropolitan”, 1995
Перевод: С. Самуйлов
Уолтер Йон Уильямс
ПОВЕЛИТЕЛЬ ПЛАЗМЫ
1
Огненная Женщина высотой с десятиэтажный дом шествовала по улицам города. Ее обнаженное тело являло собой ревущую бурю огня. Она шла по Берсари-стрит, и оказавшиеся здесь прохожие падали на землю обгоревшими кочерыжками, отдаленно напоминая формой скрюченные эмбрионы. Исходивший от нее жар был так велик, что ближайшие здания вспыхивали и взрывались. Позади нее улица представляла собой два ряда гигантских ослепительных факелов. Мощный вихрь жадно всасывал разметанные ветром листы бумаги, всевозможные предметы и превращал их в ничто. Из ее пальцев изливались огненные потоки. Она издавала жуткий вой, от которого нервы людей натягивались до предела, а потом лопались, точно старые, изношенные струны. Трещали и разлетались оконные стекла, обдавая прячущихся за ними людей раскаленными брызгами.
Что может быть хуже такого всепоглощающего пожара в городе, который кольцом опоясывает всю планету?
Сначала до Айи донесся звук. Это был пронзительный крик, от которого у нее на голове поднялись волосы. Она выглянула из окна офиса и увидела, как Огненная Женщина сворачивала за угол авеню Биржи. На какой-то миг ее жуткая фигура отразилась в зеркальных стенах Старого Интендантства, и вместо одной Женщины, стало три. Айя ошеломленно смотрела на три бушующих пламенем лица с тремя парами пустых красно-желтых глазниц, в которых, казалось, отразилась мольба превратившихся в костры людей. Мольба о помощи, о спасении от нестерпимой боли…
Ноги уже понесли Айю к двери, когда за ее спиной треснуло оконное стекло. Порыв раскаленного ветра обжег девушке спину и повалил ее на пол. В этот момент в уши девушки ворвался плач ребенка Теллы и совершенно неуместный настойчивый звонок телефона…

УТЕЧКА ПЛАЗМЫ В ФИНАНСОВОМ ОКРУГЕ. СТЕПЕНЬ «А».
143 ПОГИБШИХ, 2000 РАНЕНЫХ.
ВЛАСТИ ОБЪЯВИЛИ О НАЧАЛЕ РАССЛЕДОВАНИЯ.
ПОДРОБНОСТИ В ВЫПУСКЕ НОВОСТЕЙ.
Эскалатор вынес Айю из помещения пневмостанции наверх, и серебристая дрожащая дорожка слов, только что появившаяся в небе, сообщила ей то, что она уже знала. На отполированных миллионами ног металлических ступеньках тут и там виднелись небольшие кучки пепла, большую часть которого совсем недавно составляла живая человеческая плоть. Порыв холодного ветра швырнул пригоршни черной золы в шлюзовые ворота здания.

ТВОЯ СЕМЬЯ ЗАЩИЩЕНА СТРАХОВКОЙ?
Опять слова… Они шептали, кричали, требовали, обрушивались на людей, чьи отражения ползли сейчас вверх по золотистой зеркальной стене Берсара-Билдинг. Из наспех сколоченных будок зорко высматривали свои жертвы неутомимые страховые агенты.
— Вы застрахованы, женщина? — спросил один из них. — Может быть, у вас куча ребятишек, а?
Все верно. Барказианские женщины постоянно беременны. Ничего другого от них и не ждут.
Айя поплотнее укуталась в куртку и направилась к новому импровизированному киоску с лотереей. Старый киоск вместе с продавцом превратился в пепел. Последние три года по пути на работу Айя каждый день покупала здесь лотерею, а вот имени старика-киоскера так и не узнала. Теперь уже не узнает.
Мимо с завыванием пронесся полицейский мотоцикл. Под ногами захрустело стекло. Айя перешла улицу и направилась к многоэтажному зданию Службы Плазмы, увенчанному бронзовыми рогами приемо-передающих антенн. Оно уныло встретило ее зияющими амбразурами окон. Тротуар у подъезда покрывали многочисленные белые кружки с горсткой пепла в центре. Там, где кружок, в момент пожара находился человек. Горстка угольной шелухи — все, что от него осталось.
Голуби уже успели нагадить и здесь.
Она хорошо знала, что ожидало ее. Конечно, этот вечно хнычущий ребенок Теллы, эти запахи грязных подгузников и несвежего кофе, пропитавшие не только воздух, но и стены этой крохотной комнатки, разбитое окно которой заставлено сейчас пластиком. А на столе — цилиндрический аппарат пневмопочты.
Три месяца назад после небольшого спора с начальством Айя сама попросила перевести ее в отдел срочного реагирования. После того как все заявки рассмотрены, ей нужно провести долгие часы в холодном, мрачном подземелье, где надо искать плазму. А что она сама получит от этих поисков? Ничего.
В небе снова пронеслись слова рекламного ролика.
СНЭП! ЕГО ПЬЮТ ВО ВСЕМ МИРЕ!
И так весь день. Во сколько же обходятся эти пляшущие над городом рекламные строчки, объявления, сообщения? Да уж, наверное, столько ей не заработать за всю свою жизнь.
За окном бесшумно промчался и развернулся невдалеке аэрокар, поднявшийся с крыши Биржи. Айя представила себе, какой вид открылся сейчас пилоту. Ей этого никогда не увидеть.
Что хуже всего в городе, который опоясывает всю планету?
Хуже всего то, что некуда пойти.

ЕЩЕ ТРОЕ ЗАМЕШАНЫ В СКАНДАЛЕ ВОКРУГ ПОДЗЕМКИ!
ИНТЕНДАНТ ОБЕЩАЕТ РАЗОБРАТЬСЯ.
Здание Службы Плазмы — широкое, высокое, внушительное — предназначено для выработки, хранения и передачи плазмы. Его архитектура и положение тщательно выверены с учетом всех других строений финансово-административного округа. Тщательно учтены и форма, и дизайн, и нагрузка на конструкцию. Основной несущий скелет, состоящий из прочных стальных опор и перекрытий, образует замысловатую генерационную паутину, защищенную от воздействия окружающей среды плитами белого гранита. Покрытая шипами передающих антенн корона издали напоминает ладонь с жадно тянущимися в небо пальцами.
Внешняя коллекторная сеть изготовлена из бронзы. Она причудливо вьется по стенам, глубоко уходя своим основанием в скалистый грунт. Ее главное назначение состоит в том, чтобы притягивать, собирать и рассеивать выбросы плазмы, угрожающие самому зданию. Здесь плазменная волна разбивается и теряет свою мощь, а уж затем частицы энергии аккумулируются для последующего использования. Где и как использовать, решают высшие чиновники Службы Плазмы.
Окажись это здание на пути Огненной Женщины, и обстановка сразу же нормализовалась бы. Огненная Женщина просто-напросто исчезла бы, поглощенная этой защитной паутиной. А позже ее энергию распределили бы по городской системе.
И ведь здание Службы Плазмы стояло на пути Огненной Женщины, но та свернула в сторону. Почему? Вероятно, очаги прежнего, человеческого сознания подсказали ей, что здесь ее подстерегает опасность. Вот почему службе охраны порядка пришлось использовать свои ресурсы. Огненную Женщину погасили направленным выбросом энергии через рога-излучатели.
Вблизи здание Службы Плазмы не производило особого впечатления. Вместе с другими служащими Айя прошла под аркой, покрытой бронзой. Лицевую сторону арки украшала мозаика с изображением Богини, Оделяющей Славой Народ. Айя заметила глубоко въевшуюся в металл грязь и многочисленные мелкие трещины. Из-за этого богиня изрядно утратила свой блеск и уже не казалась столь величественной. В кабине гидравлического лифта Айя увидела до двадцати человек, из которых она не знала никого. Лифт тронулся с места, и его движение вызвало у девушки ощущение, будто она плывет.
Первое, что услышала Айя, выйдя на десятом этаже, — это плач ребенка Теллы. Она увидела хорошо знакомые ей разбитые плитки пола, покрытые коричневым пластиком. Тяжелые металлические двери старательно скрывали свой возраст под толстым слоем грязно-зеленой краски. Та же окрашенная в унылые серые тона мебель, знавшая лучшие времена, и все те же зеленые стены с горизонтальной серой полоской. Над головой — прохудившийся жестяной потолок, где из отверстий торчали провода. А окон нет.
«Добро пожаловать на службу! — мысленно Произнесла Айя. — Вот оно, обеспеченное гарантированное будущее».
— Привет, — безразличным тоном сказала Телла, положив Джейма на стол.
Она меняла ему подгузники.
«Видишь, у джасперийцев тоже бывают дети!» — мысленно выкрикнула Айя, адресуя свои слова мнимому страховому агенту.
Она бросила взгляд на подгузники. В свете флюоресцентных ламп какашки малыша казались зеленоватыми.
— В десять большой сбор, — сообщила Телла.
— Так я и думала, — пробурчала Айя.
— Как твоя шея? — все тем же безразличным тоном спросила Телла.
Айя дотронулась до обгоревшей кожи ниже зачесанных наверх волос.
— В порядке.
— Хорошо, что не порезало стеклом. Калла из отдела сведений как раз смотрела в окно, когда оно лопнуло от жары. Чуть не лишилась глаз.
— Это которая Калла?
— Ну та, с каштановыми волосами. Она еще замужем за Эмтесом из Биллинга.
Эмтеса Айя тоже не знала. Она посмотрела на свой стол. На нем привычные вещи: компьютер с подмигивающей желтой шкалой, скалар, журнал.
Над столом фотография Гила в серебряной рамке.
Малыш Теллы завопил с новыми силами.
— Здоровые легкие, а! — с восторгом произнесла мама.
Телла не хочет оставлять Джейма в городских яслях. Знает, что там он в течение всего дня будет предоставлен самому себе, равнодушным няням там не до него. Значит, в любой день может заболеть. А болезни и без того уносят множество жизней в джасперийской части округа.
Айя не против присутствия малыша в офисе, хотя, понятно, никакого удовольствия от этого не испытывает. Она выросла в большой семье, которая ютилась в крохотной квартире барказианского квартала. Там вместе жили не только братья и сестры, но также племянники и племянницы. Она до сих пор помнит, как множество малышей постоянно путались под ногами.
В плетеной корзине оказались три цилиндра с почтой. Айя открыла и обнаружила, что во всех одно и то же: напоминание о предстоящем собрании. Да, кого-кого, а контролеров здесь хватало.
Судя по всему, там, наверху, царила полная растерянность.
Компьютер выжидательно смотрел на Айю желтым глазом. Она откинула с запястья кружева и написала на каждом уведомлении несколько слов. Затем вложила листки в цилиндры, уточнила по лежавшему на столе перечню пневмоадреса и набрала на диске, что с задней стороны металлического контейнера, необходимые цифры. Потом один за другим опустила цилиндры в пневмотрубу. Та жадно всосала их и мгновенно унесла в неизвестном направлении. Девушка представила себе, как стремительно понеслись ее цилиндры во тьме, подобно челнокам, курсирующим по подземным рельсам.
Что хуже всего в городе, огромном, как мир?
Быть двадцати пяти лет от роду и точно знать, как ты проживешь оставшуюся жизнь.

ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ В ПАНТАДЕ!
ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫМ ОЦЕНКАМ, ПОГИБЛИ СОРОК ТЫСЯЧ ЧЕЛОВЕК!
ПОДРОБНОСТИ В ВЫПУСКЕ НОВОСТЕЙ.
Айя надела черные тяжелые керамические наушники. Теперь важно привыкнуть к ним до такой степени, чтобы не замечать их. Это не так просто, потому что от них болели уши. Но должны же они иметь хоть какое-то достоинство? Вот оно: с наушниками на голове почти не слышно, как Джейм тренирует свои здоровые, развивающиеся легкие.
— В 09:34 переориентировать антенну 12 на 122,5 градуса, — прозвучало в наушниках. — Принято?
Это дал указания дежурный по отделу сведений, который еще называют табулятором. В отличие от малыша Джейма дежурный произносил слова еле слышно. Айя с трудом различала их. Зато хорошо слышала его тяжелое дыхание и сухой кашель. Когда кашель немного отпускал дежурного, он тут же торопливо затягивался сигаретой.
— Принято, — ответила Айя. — В 09:34 переориентировать антенну 12 на 122,5 градуса.
До указанного времени оставалось еще примерно шесть минут. Айя поспешно записала указание в сменный журнал, затем набрала цифры на компьютере. Внутри матово-черного ящика что-то пощелкивало и жужжало.
Тем временем Айя думала о потребителе, который находился на азимуте 122,5 градуса. Может быть, это Маг-Тауэрс?
А компьютеры уже обменивались информацией.
— В 09:35 антенна 12 передает 1800 мегамер ДПУ, — сообщил один. — Принято?
— В 09:35 антенна 12 передает 1800 мегамер ДПУ, — ответил другой. — Принято.
Айя читала строки и размышляла. 1800 мегамер! Ну и аппетиты у них в Маг-Тауэрсе. И кому только могло столько понадобиться?
Может быть, Константину?
Она записала данные в журнал и тут заметила, что на трансмиссионном скаларе пустовала колонка № 6. Айя вывела ее на экран компьютера и произвела настройку уровня частоты. Когда стрелка уперлась в 1800, сняла наушники и замкнула цепь.
Теперь до 09:34 никто больше не мог вызвать ее. Айя поправила кружевные манжеты на рукавах и потихоньку ощупала шею. Невольно всплыл образ Огненной Женщины. Чтобы не думать о ней, Айя посмотрела на фотографию Гила.
В 09:33 компьютер ожил. Белый механический флажок на колонке № 6 стал красно-белым. В этот момент бронзовая передающая антенна на здании Службы Плазмы пришла в движение и развернулась на отметку 122,5 градуса.
В 09:34 прозвучал негромкий щелчок, и флажок стал полностью красным.
По электрической цепи скалара прошел сигнал, вызвавший замыкание цепи, состоящей из стального скелета самого здания. И поток плазмы устремился к передающей антенне № 12.
Часы показывали 09:35.
Принимающие антенны Маг-Тауэрса поглотили колоссальное количество энергии.
ДПУ — ДО ПОСЛЕДУЮЩИХ УВЕДОМЛЕНИЙ.
Этого разряда плазмы хватило бы, чтобы само здание Службы Плазмы забросить едва ли не до Щита.
Айя протянула руку и положила ее на шкалу скалара, будто надеялась каким-то образом ощутить исторгаемую зданием безмерную силу, зажечь в глубине своего мозга некую свечу, зарядить свои нервы осознанием реальности. И конечно же ничего этого не произошло. Ничего. Потому что плазма не принадлежала ей, потому что, работая в здании, наполненном чудотворной энергией, она не могла получить ни единой капли ее.
Интересно, кто же там, на другом конце цепи? Уж не сам ли Константин? Вероятно, нет. Вероятно, все обстояло значительно прозаичнее, и плазма понадобилась лишь для того, чтобы выстрелить в воздух очередную порцию рекламы какого-нибудь потрясающего напитка или же сверхмодных туфель. Этакий салют потребительскому инстинкту.
Что хуже всего в городе, который захватил весь мир?
Жить рядом с объектом желания и не обладать им.
2

21:00. КАНАЛ 2.
НИКОМУ НЕ ОТЛУЧАТЬСЯ, ВСЕМ ПРЕДСТОИТ МНОГО РАБОТЫ.
Менгене с трудом вел собрание. В конференц-зале стоял крик. Да, паника охватила всех, включая Интенданта.
Айя, которой не позволял кричать ее возраст, молча сидела за стеклянным столом напротив Нидена, единственного кроме нее барказианца среди собравшихся здесь сотрудников Службы Плазмы. Смуглое лицо Нидена приятно контрастировало с бледными физиономиями коллег. Айя надеялась в конференц-зале хотя бы отогреться, но ее надежды не оправдались. Замерзла не только она. Ниден то и дело чихал и кашлял. Айя мысленно отгоняла выбрасываемые им полчища микробов в сторону руководителей службы.
Позади Нидена за прозрачной стеной проплывали зеленоватые буквы очередной рекламной строки.
ЗАЧЕМ ТАК НАПРЯГАТЬСЯ?
Что ж, даже рекламодатели иногда склонны шутить.
— Эним полагает, что это имеет какое-то отношение к новому сооружению на Старом Параде, — произнес Менгене, погладив недавно отпущенные светлые усики. — Здание Общей больницы сейчас сносится. В полутора радиях оттуда будет возведен административный корпус, а прямо посреди улицы ведутся земляные работы. Что? Да, будет новая станция. Конфигурация не совсем правильная…
— А почему это она неправильная? — прогремел Денсель.
Всем известно, что толстяк Денсель просто обожал слушать самого себя. Не мог отказать он себе в этом удовольствии и сейчас. Он сделал рукой картинное движение, так что его богато украшенные кружевами манжеты стали видны всем.
— Ведь карта имеется, верно? — наседал Денсель на Менгене.
— Еще нет, — ответил тот.
— Это почему же? — приободрился толстяк.
Менгене вздохнул.
— Потому что ее не прислали из офиса Энима, — развел он руками.
— А сами вы неужели ни на что не способны? — иронически улыбнулся Денсель.
Менгене пропустил это замечание мимо ушей и без проволочки приступил к практической организации дела. Он тут же сформировал несколько рабочих групп, определил каждой номер и конкретное задание. И далее пошел деловой разговор. Айя вдруг поняла, что ее имя нигде не прозвучало. Она подняла руку, но Менгене упорно не замечал ее. Тогда она решилась все же подать голос.
— Господин Менгене! — окликнула девушка.
Ей удалось перекрыть общий шум, и в зале установилась тишина.
— Мне не дали никакого задания, — напомнила о себе Айя.
Менгене недовольно посмотрел на нее.
— Я знаю, — спокойно произнес он.
— Тогда зачем я здесь? — искренне удивилась девушка.
— Как раз к этому вопросу я и подошел, — ответил он. — У вас особое задание.
У Айи от радости сердце подпрыгнуло в груди, но, кажется, не все разделяли ее восторг. В глазах многих сотрудников она увидела ревнивый блеск. Какое право она имеет на особое задание? Айя хорошо знает своих сотрудников.
У Менгене тоже есть глаза, и он все это увидел.
— Идея принадлежит Родеру, — почти между прочим произнес он.
Этого оказалось достаточно, присутствующие сотрудники моментально потеряли интерес к Айе и ее особому заданию. Одновременно девушка почувствовала, как стала гаснуть ее надежда. Она знала, что Родер — замшелый реликт, последний динозавр старого исследовательского подразделения. Старик часто пребывал погруженным в глубокомысленные рассуждения, очень далекие от реальной жизни. От увольнения его спасали только былые заслуги да возраст.
Между тем сотрудники получили короткий инструктаж и один за другим покидали зал. Айя, удобно устроившись в кресле, ждала дальнейшего развития событий. Кресла в зале отличались внушительными размерами и удобством. Мягкие, со спинками в форме веера, и каждая спинка украшена громадной золотой хризантемой. В них так приятно дремать. Айя уже давно закрыла глаза и мысленно унеслась к Гилу. Ей вспомнились его сильные руки с короткими толстыми пальцами, она ощутила их прикосновение…
Менгене заканчивал инструктаж. Вот вышел последний сотрудник. Менгене закурил сигарету, некоторое время посидел молча, затем жестом подозвал Айю к себе. Она выбралась из кресла и пошла к нему, рассматривая по пути свое отражение в золотых хризантемах и машинально поправляя волосы.
— Это Родер погасил факел, — произнес Менгене. — Когда все случилось, он находился в зале контроля. На экране внешнего монитора увидел Огненную Женщину ну и, как говорится, плюхнулся задницей на костер. В общем, рискнул. Правда, справиться с этим мощным потоком плазмы ему удалось, и это поступок, достойный похвалы. Но в его возрасте такие подвиги даром не проходят, и сейчас Родер в больнице.
Менгене выщелкнул из пачки сигарету и предложил девушке:
— Курите?
— Нет, спасибо, — ответила она, садясь рядом с ним.
За окном мелькнул сокол, вероятно, бросился на голубя. Если бы Айя в этот момент моргнула, то ничего не заметила бы.
— Родер позвонил мне час назад из больницы, — продолжал Менгене. — Он сказал, что в тот момент, когда этот наш факел уже догорал, у него возникло впечатление, что его источник находился где-то на востоке. Говорит, что не мог ошибиться, так как траектория передачи читалась вполне ясно.
— Старый Парад не на востоке, — многозначительно произнесла Айя.
— Траектория исчезла за горизонтом по ту сторону Гранд-Сити, — сделал Менгене вид, что не заметил многозначительности. — Он утверждает, что видел след.
— Это находясь в зале контроля передачи? — с откровенной иронией заметила девушка.
Менгене и сам понимал, насколько абсурдно звучало подобное утверждение, а потому отвел глаза и неуверенно пожал плечами.
— Это его слова, — сослался он на Родера.
— И все это он рассмотрел на внешнем мониторе? — не сдержала девушка ироничной улыбки.
Менгене сосредоточенно посмотрел на дымящийся кончик сигареты.
— Ну, мысленным взором, допустим, — высказал он предположение.
Айе захотелось расплакаться от огорчения. Она ясно представила себе ход дальнейшей работы. Придется потратить несколько дней на поиски того, что старому Родеру всего лишь привиделось. И все эти дни надо будет шнырять по грязным подземельям…
— Родеру можно доверять, — сделал Менгене слабую попытку утешить девушку. — Он человек основательный, более того, настоящий чародей.

Уильямс Уолтер Йон - Повелитель плазмы => читать онлайн книгу далее

 Барон -. Ловушка для Барона