А-П

П-Я

 Чистое искушение 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Черри Кэролайн

Войны Мри - 3. Угасающее солнце: Кутат


 

На этой странице выложена электронная книга Войны Мри - 3. Угасающее солнце: Кутат автора, которого зовут Черри Кэролайн. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Войны Мри - 3. Угасающее солнце: Кутат или читать онлайн книгу Черри Кэролайн - Войны Мри - 3. Угасающее солнце: Кутат без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Войны Мри - 3. Угасающее солнце: Кутат равен 155.61 KB

Черри Кэролайн - Войны Мри - 3. Угасающее солнце: Кутат => скачать бесплатно электронную книгу



Войны Мри – 3

«»: ; ;
ISBN
Аннотация

Кэролайн Дж. Черри
Угасающее солнце: Кутат

Войны Мри — 3
1
В эфире был настоящий хаос — Галей внимательно вслушивался; в ушах постоянно звучали команды, предупреждения, инструкции, указания. Он держался поблизости от километровой громады крейсера «Сабер». Рядом с «Сабером» находились три корабля поменьше. Галей видел их на своем экране. Изображение транслировал ему «Сабер». Одна точка на экране была челноком самого Галея — таким его видели приборы «Сабера», вторая точка — «Сантьяго» и третья, красная точка — корабль регулов «Шируг».
Кроме того, Галей видел скопление маленьких красных точек — челноки регулов. Ситуация была довольно серьезная, и Галей не отрывал глаз от экрана, поминутно оценивая информацию.
Труп одного из регулов — покойной бай Шарн Алань-ни — был доставлен на корабль регулов для совершения погребальных церемоний.
Шарн была союзником землян, ибо между землянами и регулами существовал договор. Согласно этому договору военные корабли землян и регулов зависли над планетой-пустыней, последним оплотом мри. В присутствии регулов у Галея всегда начинало чесаться тело. Но сказать об этом он не мог — ведь он был на службе, а регулы — союзники землян.
Мри внешне были похожи на землян. Правда, Галей не знал, насколько чужим мог быть их внутренний мир — лейтенант ненавидел мри, но его ненависть была скорее исполненной сознания долга. Он был уроженцем Хэйвена, планеты, которая была захвачена, а потом снова отбита во время войны с мри. Родители, братья, сестры — все исчезли в вихре, поднятом войной, и никогда больше не появятся. Это было очень давно. С тех пор Галей участвовал во многих сражениях с мри, убивал их, но горечь потери от этого не становилась слабее. Он потерял всех родных и теперь даже не знал, жив ли кто-нибудь из них или нет. Когда это произошло, его не было дома, а потом домом ему на много лет стала служба: «Лансит», «Сабер», «Сантьяго», любой корабль, получивший его бумаги — куда бы ни вел его этот очередной корабль, к жизни или смерти. Мри, как и он, были лишь солдатами, воинами в черных мантиях и вуалях. Ничего личного. Галей видел мри. Кровь застывала в жилах, когда он стоял рядом с человеком в черной мантии и смотрел в лицо, на котором были видны только глаза — остальное скрывала вуаль. Но, несмотря ни на что, земляне могли понять мри.
Регулы… регулы покупали корабли, оружие, самих мри и поддерживали войну. Войну, которая приносила им прибыль. Они купили сорок лет непрерывной войны. Деньги… Галей с отвращением произнес это слово. По-ли-ти-ка. Деньги на стол! Великий народ — регулы. Они толстели, отсиживаясь в безопасности, они платили, принимали решения и посылали своих наемников-мри на войну. Земляне и мри убивали друг друга, а старые мудрые регулы, для которых сорок лет были лишь мгновением в их долгой, длящейся несколько столетий, жизни — они поддерживали пламя войны до тех пор, пока это было им выгодно.
И вот наступил момент, когда регулы перешли на сторону землян, предав тех, кого нанимали и обрушив на них смертельный удар без всякого предупреждения. Такова была последняя плата за верную службу мри регулам. Всего лишь изменение политического курса. Регулы знали, когда им выгодно это сделать. И, по правде говоря, земляне вздохнули с облегчением, узнав, что мри больше нет, что кто-то другой нажал на спусковой крючок.
И вот регулы пришли сюда по следам двух последних оставшихся в живых мри, что ранее служили им. Пришли к этой планете, где был последний дом мри. Регулы сумели перехватить предложение мира, которое мри с Кутат посылали землянам, и обрушили на беззащитную планету смертельный удар, на планету, где жили лишь женщины и дети, обрушили его раньше, чем земляне успели разобраться в сложившейся ситуацию. Почти все мри погибли. Остатки умирающих городов стерты с лица планеты. Немногие оставшиеся в живых на Кутат мри были вынуждены прятаться на своей последней планете.
Подумав об этом, Галей почувствовал, как у него перехватило горло. Все это было слишком похоже на трагедию его родной планеты. Мри сейчас умирали так же слепо и беспомощно, как и его родные. После стольких лет, прошедших с той трагедии, кошмары с новой силой накинулись на Галея. Никакой борьбы, только бомбежка с орбиты. Нет кораблей. У людей лишь пистолеты и ножи — против космических кораблей…
Гибнут все, и выхода никакого нет.
Он заметил, что его челнок немного отклонился от курса. Совсем чуть-чуть, но поправку следовало внести. Пот стекал с его лба. Довольно воспоминаний, нужно сосредоточиться на управлении. Впрочем, особых причин для беспокойства не было. Взгляд его невольно возвращался к поверхности умирающей Кутат. Ему было не по себе. Впервые в жизни картины далекого прошлого так тесно обступили его со всех сторон. Они прямо-таки дышали ему в затылок.
«Оглянись, — шептали они ему. — Посмотри назад…"
Волосы шевелились на его голове, но он знал, что оглядываться бессмысленно — там никого нет.
«Быстрее», — подумал он, обращаясь к кораблю, который готовился принять его на борт. Ему хотелось как можно быстрее оказаться там, и Галей чувствовал себя перепуганным до смерти мальчиком, который хочет вбежать в спасительную дверь, в тепло и свет. Такого с ним еще не бывало.
У мри имелось слово для обозначения этого ощущения: Мрак. Так говорили ученые. Любой, кто в одиночку путешествовал в космосе на маленьком корабле, знал, что это такое. Любой — за исключением регулов, которые были лишены воображения и могли только вспоминать.
Мри были знакомы с подобным ощущением. Галей понимал тех, кто может ощущать это.
Наконец послышался живой человеческий голос: значит, Галей не одинок во Вселенной. Значит, еще есть люди. Реальные. Живые. Люди, что существуют повсюду. И это помогло ему вновь обрести реальность.
Чувствовали ли это те двое мри, которые в отчаянии бежали домой? Последние мри! Их мир сейчас умирал. Старый мир под старым солнцем. И даже те жалкие остатки, которые еще были на планете, остатки жизни, регулы отказывались сохранить. Неужели у этих двоих мри стремление вырваться из Мрака, вернуться домой и умереть здесь оказалось сильнее жажды жизни?
Галей вздрогнул, увидев на экране цепочку огней. «Шируг». Корабль регулов заслонил от него солнце.
— НАС-12, причаливайте, — послышался голос. — Челнок НАС-12, «Сабер» готов принять вас.
Галей включил двигатели, стараясь сдержать искушение набрать полную скорость, чтобы скорее приблизиться к кораблю.
— Ваша очередь, НАС-12.
Он приступил к сближению. Сердце билось все сильнее и сильнее. Руки двигались, направляя маленький челнок в причальный люк «Сабера». Галей старался не торопиться.
— Сэр, — послышалось из динамика, — капитан-лейтенант Джеймс Галей.
Контр-адмирал Кох отложил папки с делами и нажал кнопку интеркома в знак согласия принять. На втором экране он видел командный центр: капитан «Сантьяго» Захади и его помощник Сильвермен. Они обсуждали нынешнее положение на планете. Однако к какому бы решению они ни пришли, последнее слово оставалось за Кохом. Политика начиналась в его кабинете.
Вошел Галей, мужчина с волосами цвета соломы и уже отмеченным морщинами лицом. Галей явно был встревожен. Впрочем, так и должен чувствовать себя человек, которого неожиданно вызвали к самому контр-адмиралу. Кох заметил, что взгляд Галея скользнул в угол, где недавно была убита высокопоставленная женщина-регул.
— Сэр? — вытянулся Галей.
— Высадка Дункана на планету прошла успешно?
— Да, сэр. Никаких затруднений.
— Ты вызвался на этот полет добровольно.
Лицо Галея было непроницаемым. Разве в глазах что-то промелькнуло. Тем не менее, можно было считать, что он ничем себя не выдал.
— Садись, — сказал Кох. — Успокойся.
Галей огляделся вокруг и нашел всего лишь одно кресло, куда можно было сесть. Он устроился на самом краешке. Капли пота по-прежнему блестели на его лице. Волнение. А может, просто перемена температуры. Кох ждал. Галей наконец успокоился, устроился поудобнее, нашел, куда пристроить руки. Он знал, что здесь, в этом кабинете, происходят падения и возвышения людей.
— Почему, — продолжал Кох, — землянин пришел в этот кабинет в одежде мри, потребовал прекращения огня, затем выстрелил и убил высокопоставленного регула — нашего союзника. Служба безопасности считает, что он до мозга костей стал мри. Ученые согласились с этим. Ты давно знаком с ним, не правда ли? Почему ты вызвался высадить его на планету? Хотел поговорить с ним? Что-то узнать? Что именно?
— Я работал с ним однажды. А кроме того, я руководил посадкой «Флауэра», так что условия на планете мне известны.
— И другим тоже?
— Да, сэр.
— Ты работал с ним на Кесрит?
— Да, сэр. Я был с ним на задании.
— Хорошо его знаешь?
— Нет, сэр. Хорошо его не знает никто. Он офицер планетарной разведки.
Те, кто служил в планетарной разведке, всегда держались особняком от остальных военных. Особая подготовка, особые обязанности, особая работа и абсолютная независимость делали общение с ними просто невозможным. Кох покачал головой, нахмурился. Он подумал: объясняет ли это поведение Стэна Дункана? Ставрос, губернатор Кесрит, очень доверял Дункану. Доверял настолько, что даже отдал ему двух пленных мри и их курсовую ленту. И вот теперь эти мри здесь, на своей родной планете. А Дункан, первый из землян, сумевший установить контакт с мри, пришел с предложением мира…
Но при этом он застрелил бай Шарн, капитана «Шируга», что помогала верховному командованию землян, союзников регулов, и все планы рухнули…
«Я привел в исполнение приговор, — сказал Дункан. — Регулам известно, кто я. Их это не удивит. Я знаю. Теперь я могу предложить вам мир с Кутат."
Самоуверенность мри. Дункан отказался снять вуаль, закрывающую его лицо — даже на короткое время.
— Ты работал с ним, — повторил Кох, пристально глядя на Галея. — У тебя была возможность перекинуться с ним парой слов во время полета к Кутат. Каковы твои впечатления? Ты понял его, разобрался в нем?
— Да, — ответил Галей. — Он остался таким же, как и на Кесрит. Впрочем, нет: было в нем что-то такое…
— Но ты думал, что знаешь его. Ты был с ним на Кесрит, добывал записи мри из их святилища… У вас была стычка с регулами на обратном пути. Так?
— Да, сэр.
— Ты ненавидишь регулов?
— Не испытываю к ним любви, сэр.
— Ненавидишь мри?
— Тоже не испытываю любви.
— А что насчет Дункана?
— Он мой друг, сэр.
Кох медленно кивнул:
— Ты знаешь, что мы подсунули ему трассер?
— Я не думаю, что он проработает долго.
— Ты предупредил его?
— Нет, сэр. Но он не хочет, чтобы земляне отыскали мри по его следам. Не думаю, что он позволит, чтобы это случилось.
— Может быть. Но, в то же время, может быть, что мри не хотят, чтобы он говорил от их имени. Может быть, он сказал мне правду, а может и нет. Возможно, у мри есть на этой планете оружие, которое может представлять для нас угрозу.
— Не знаю, сэр.
— Ты был на планете. Как там сейчас?
— Там нет полей, нет жизни, нет кораблей, нет даже времени. Только руины.
Гибнущий мир, опустошенные города; машины, работающие на солнечной энергии; оружие, с механической бесстрастностью изрыгающее огонь… и сами мри…
«Камни и песок, — сказал Дункан, — дюны и равнины. Мри там будет нелегко отыскать."
«Если это правда, — подумал Кох, — если… у них нет кораблей, а в их городах живут лишь машины…"
— Ты думаешь, что для нас они не представляют опасности?
— Не знаю, сэр.
В груди Коха появился холодок. Он всегда был с ним. Он рос, по мере того, как Кох со своим флотом двигался от Кесрит к Кутат по следу мри, мимо опустошенных, мертвых планет.
Мри были наемниками регулов, пока регулы не предали их и не повернули оружие против своих бывших слуг.
«Я привел в исполнение приговор, — сказал одетый в черную мантию Дункан, в груди которого билось сердце мри. И: — Регулам известно, кто я."
— Бай Шарн, — проговорил Кох, — отправили на ее корабль. Теперь здесь нет ни одного старшего регула. Остались только молодые. Они, конечно, могут управлять «Ширугом», но не более — никто из них не сможет принять решение. Так что теперь все перешло в наши руки. Мы будем иметь дело с мри, если Дункан сможет уговорить госпожу вести с нами переговоры. Мы будем руководить всеми операциями здесь. Но если мы неправильно поймем их, ошибемся, то второй такой возможности не будет. Если мы здесь попадем в ловушку, если погибнем… вся принадлежащая землянам часть галактики узнает снова нашествие мри. Команда понимает это?
— Да, сэр, — хрипло сказал Галей. — Конечно, мы не знаем о регулах, но остальное всем ясно.
— Ты понимаешь, что мы не должны ошибиться в оценке событий? Ты понимаешь, что мы не можем ошибиться в этой ситуации? Ты не должен скрывать то, что узнал от Дункана. Ведь ты же понимаешь, насколько высоки ставки и какая ужасная ошибка может быть совершена!
— Да, сэр.
— Я посылаю «Флауэр» и ученых на планету. Доктор Луис и Боаз — его друзья. Он будет говорить с ними, доверять им, конечно, настолько, насколько он теперь доверяет землянам. Но мне может понадобиться еще кто-то. Я хочу, чтобы у меня была замена работающему на Кутат ПлаРу, — он смотрел прямо в лицо Галея, и ждал, и видел, что тот начинает понимать. — Наши возможности ограничены. Я знаю, что ты — хороший специалист в своем деле. Но здесь нужно другое искусство. Это планета, там необходимо уметь постичь сущность событий. Ты понимаешь, о чем я говорю?
— Сэр…
— Пока ты будешь в резерве, готовься. Вопрос пока пусть остается открытым. Возможно, все прояснится после контакта с мри. Если же нет… Я хочу, чтобы ты был готов и все время под рукой, когда Дункан войдет с нами в контакт. Ясно?
— Да, сэр.
— Пока что ты получишь доступ ко всем материалам, какие сочтешь нужными. — Кох немного подумал, поджал губы. — Дункану понадобится несколько дней для того, чтобы отыскать мри. Скажем, дней десять-одиннадцать. Это все, что у тебя есть. Ясно?
Мозг Коха работал безостановочно. Ему нужно было предусмотреть все.
Отдельная каюта: это уже положение. На двери карточка: «КАПИТАН-ЛЕЙТЕНАНТ ДЖЕЙМС Р. ГАЛЕЙ». Галей открыл ключом замок, включил свет: ничего лишнего; голые, глазу не на чем остановиться, стены; и стол, и компьютерный терминал. Он сел за стол, поерзал на непривычном стуле, вызвал библиотеку данных:
ПРИКАЗ: ПОДОБРАТЬ СОВМЕСТИМЫЙ ЭКИПАЖ ИЗ ТРЕХ ЧЕЛОВЕК И РЕЗЕРВНЫЙ
ЭКИПАЖ, ПЛАНЕТАРНЫЕ ОПЕРАЦИИ, ДОЛОЖИТЬ АДМИРАЛУ НЕМЕДЛЕННО.
Он откинулся на спинку стула. Затем взял себя в руки, стал просматривать список личного состава. Перспектива выбрать людей для выполнения опасного задания не радовала его. Чем дольше он смотрел на список, тем больше осознавал, какая сложная задача встала перед ним. Теперь он отлично понимал Коха. «Сабер» не был предназначен для подобных дел. Никто из землян никогда не сталкивался непосредственно с мри.
До сих пор «Сабер» и команда занимались только обстрелом с орбиты. Галею не очень нравилось новое задание, но его привлекало то, что он может предотвратить массовое убийство разумных существ.
«Флауэр» совершил посадку на планете. Дни шли за днями, но от Дункана не поступало никаких сообщений. Мри тоже не было.
Вскоре пришел ответ из офиса адмирала: ПОДТВЕРЖДАЕМ ВЫБОР. ШИБО,
КЭДАРИН, ЛЭЙН: ОСНОВНАЯ МИССИЯ. ГАРРИС, НОРТ, БРАЙТ, МЭЙГИ: РЕЗЕРВ.
ДЕЙСТВУЙТЕ.
Снова потянулись дни, заполненные изучением документов, шелестом карт, исследованием условий жизни на планете. Основной особенностью климата были страшные бури, иссушающие, словно чума, больную землю.
Галей поговорил с командой, предупредил их о возможных событиях. Существовала некоторая возможность, что «Флауэр» войдет в контакт с мри, которые предложат мир, и тогда все разрешится самым лучшим образом.
Но эта надежда таяла с каждым прошедшим часом.
2
Поднялся сильный ветер, который каждый вечер охлаждал землю, и Хлил поплотнее завернулся в черную мантию. Он стоял и всматривался в дюны, тяжело дыша после долгой ходьбы.
Селение было уже недалеко, достаточно перевалить за тот хребет и спуститься вниз. Местность там представляла собой каменистые террасы, уступами спускающиеся вниз, в пустые морские впадины. Члены касты Сенов утверждали, что со временем и эти впадины будут заполнены песком, гонимым сильными ветрами. На планете уже совсем не осталось морей, и горы почти исчезли, превращенные в песок. Здесь, возле этой изъеденной временем и песками гряды утесов, можно было остановиться, заглянуть в само время, в бесконечность, успокоить душу. Но сейчас никто не мог взглянуть в небо, не уловив зловещего движения, не ощутив присутствие врага.
Руины Ан-ихона находились к северу отсюда, напоминая о той силе, которая сделала их беглецами в своей земле, ограбила их палатки, оставив только то, что они успели захватить в то страшное утро.
Он был кел'еном, и принадлежал к касте воинов, и смерть была его ремеслом. У него было право на горе, но он не испытывал горя. В той части его души, которая могла горевать, было какое-то тупое безразличие. За последнее время он видел огромное количество убитых, мертвых, наверное столько же, сколько мри ушло во Мрак за те бесчисленные годы, когда умирали моря, рассыпались горы. Будучи кел'еном, он не вполне понимал течение событий. Будучи кел'еном, он не умел ни читать, ни писать, он не знал мудрости Сенов, сидящих у ног госпожи. Он знал лишь, как пользоваться оружием и знал закон келов. Это было все, что требовалось кел'ену.
Он, конечно, пытался постичь происходящее. Ведь Келы были кастой, что носила вуали, Лицом, что Повернуто Вовне. Вовне — это не просто соседняя равнина или даже другая планета. Вовне — это враги, корабли, жестокая война.
И кел'анты — храни их боги! — те, что пришли из Мрака. С ними была госпожа, ставшая матерью племени, молодая и со шрамами на лице, как у келов. Это хорошо, — подумал Хлил, — что у госпожи шрамы. Это доказывает, что прежде чем стать госпожой, она была в касте Келов, она владела оружием. Госпожой самого свирепого племени была Мелеин с'Интель. Она была не такой, как Сочил, их прежняя госпожа, которая только играла с детьми и проводила больше времени с кастой Катов, чем с кастой Сенов, у которой было больше любви, чем мудрости. Мелеин была пронзительным ветром, дыханием Мрака, а что касается ее кел'анта, предводителя воинов…
Его Хлил почти ненавидел, не за гибель Ан-ихона, которая была неизбежной, но за кел'анта, которого тот убил, чтобы занять главенствующее положение в племени. Это была эгоистическая ненависть, и Хлил сопротивлялся ей. Мирей сам вызвал Ньюна с'Интель на поединок и проиграл. Проиграл потому, что Сочил проповедовала любовь, а не ненависть, дружелюбие, а не гнев.
И вот Мирей мертв; и Сочил мертва. Из родственников Мирея осталась только сестра, а те Знаки Чести, которые завоевал Мирей, теперь достались чужаку Ньюну.
Закон келов ставил победителя на место побежденного, и Хлил остался вторым после Ньюна с'Интель, как был вторым после Мирея. Он сидел возле Ньюна на совете, едва вынося близость странного существа, которое было тенью Ньюна.
Хлил поднял несколько камешков и бросил их на песчаный склон дюны. Он не ошибся, ибо из песка немедленно показалось щупальце, старающееся схватить предполагаемую добычу. Песчаная звезда. Он так и думал. Значит, ему было что принести с охоты женщинам и детям Катов. Звезда извивалась в песке, разбрасывая щупальца. У него не было оснований стыдиться перед племенем: пара змей, жирный дартер, звезда — таков был итог его дневных усилий. Вблизи их поселения росли трубчатые деревья, так что воды им хватало. Звезда забилась между камней, выставив щупальца. Хлил не стал больше ее мучить. Она ушла с дороги и не представляла угрозы. Закон келов запрещал излишества.
К тому времени, как спустилось солнце, Хлил был уже у селения, и теперь стоял часовым на тропинке, ведущей в дом. Возвращались кел'ейны. Они проходили мимо, приветствуя его взмахом руки. Хлил знал их имена и отмечал каждого узлом на веревке, обмотанной вокруг пояса. Он знал каждого, несмотря на закрытые вуалями лица.

Черри Кэролайн - Войны Мри - 3. Угасающее солнце: Кутат => читать онлайн книгу далее

 Принцип карате