А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Она обернулась, чтобы найти в царившем вокруг хаосе своих людей. Нэт сидела на корточках над бесчувственным Скаддером, безуспешно пытаясь его перевернуть, ведь он мог задохнуться, лежа вниз лицом в грязной луже. В десятке шагов в сторону от них бежал Кайл, и как раз в этот момент Леман поднялся, навел на него ствол и нажал на спуск. Яркий лазерный луч ударил Кайла в плечо, встряхнул и опрокинул наземь.
Когда Черити с криком обернулась, желая броситься на Лемана, сзади подошел Гартман и ударил Лейрд по затылку так, что она упала без чувств.
ГЛАВА 12
Она, видимо, недолго была без сознания, потому что, когда пришла в себя, то находилась не на кровати в какой-то бетонной комнате, а на жестком дрожащем полу вертолета, проносившегося над крышами разрушенного города. Спину сковывала невыносимая боль. Черити с трудом открыла глаза. Она поняла, что сидела между двумя жесткими металлическими скамьями, занимавшими заднюю часть геликоптера, и увидела дуло шокер-пистолета, направленное ей прямо в лицо. В полуметре от дула находилось лицо Лемана, который нервно поигрывал спуском пистолета и смотрел на нее прищуренными глазами.
– Будьте спокойны, – неожиданно раздался голос Гартмана. – Если вы будете благоразумны, то с вами ничего не случится.
Черити с трудом привстала. Не обращая внимания на оружие в руках Лемана, с подозрительностью следившего за ее движениями, она повернулась и наклонилась над Скаддером, неподвижно лежавшим на одной из скамей. Нэт сидела рядом с ним, связанная по рукам и ногам, и с ненавистью смотрела то на Гартмана, то на двух других военных.
Убедившись в том, что Скаддер ранен не очень серьезно, Черити опустилась на скамью и взглянула в окно: вертолет несся над разрушенным городом так низко, что ей казалось чудом, как он до сих пор ни с чем не столкнулся.
Она оторвала взгляд от окна и снова посмотрела на Гартмана.
– Все было запланировано с самого начала, не правда ли? – спросила она.
– Нет, – ответил Гартман, – запланировано было не так.
– Вы, видимо, не собирались никого оставлять в живых?
Гартман вздохнул.
– Я понимаю ваше огорчение, капитан Лейрд, – сказал он. – Но я клянусь вам: мы этого не хотели.
– Я понимаю, – пробормотала Черити. – Непредвиденная случайность, да?
– Мы уже десять лет разыскивали это гнездо, – серьезно ответил Гартман. – Мы знали, что оно находится где-то у нас прямо под носом. Но где именно, не знали. А когда ваши друзья повели нас с собой, то…
– Тогда вы подумали: вот хороший способ немножко пошпионить, – сердито перебила его Черити.
– Если вы это так называете.
– Геликоптеры все время были неподалеку от нас, – продолжала Черити, – ведь так?
– Да.
– Это убийство, Гартман, – с ожесточением констатировала Черити. – Эти люди нам ничего не сделали. Напротив – они спасли жизнь вашему человеку.
– Я этого не хотел! – защищался Гартман, уже переходя на крик. – Когда я увидел глайдер, то подумал, что он прилетел из-за нас. А потом было уже поздно.
Черити готова была взорваться, но вдруг поняла, что Гартман сказал правду. Может быть, он просто испугался, а потом уже не смог контролировать события.
– Мне жаль девушку и карлика, – тихо сказал Гартман. – Надеюсь, что они остались в живых.
– Я тоже, – серьезно отозвалась Черити. – Но если нет, то вы лично за это ответите, я вам обещаю.
– Лейтенант!
Гартман повернул голову на голос пилота, донесшийся из кабины.
– Да!
– Контакт, – сказал пилот. – Два или три глайдера впереди. В двадцати километрах.
Гартман встал, сделал шаг и снова повернулся к Черити.
– Вы не пройдете со мной? – спросил он. И с легкой улыбкой добавил: – Вам, как бывшему космонавту, машина может показаться интересной.
Черити чувствовала, что слова Гартмана были всего лишь жалкой попыткой снять возникшее между ними напряжение. Она молча встала и последовала за лейтенантом. Черити была поражена техническим оснащением геликоптера. Кабина пилота напоминала скорее кабину пассажирского лайнера, а не боевой машины. Пульт управления перед пилотом и радиомехаником был полностью закрыт непрозрачными массивными визирами, и, несмотря на большое количество приборов и маленьких экранчиков индикаторов на пульте управления, нигде не было видно даже подобия штурвала.
И тут она поняла: три машины, атаковавшие лагерь джередов, были стелф-коптерами, реактивными боевыми вертолетами, которые даже она видела пока еще только в чертежах. В последние годы ее службы в военно-космических силах поползли слухи, что один из европейских союзников в полной тайне начал строить прототип этих роторных летательных аппаратов. Но тогда она посчитала это только разговорами.
Со смешанным чувством удивления и вынужденного одобрения она посмотрела на Гартмана, и в глазах лейтенанта искрой вспыхнула гордость.
– Фантастическая машина, правда? – спросил Гартман.
– Да, – мрачно подтвердила Черити, – и особенно по части убийств. Действительно, впечатляет.
– Лучше забыть, капитан Лейрд, поверьте мне. Без этих машин нас уже давно не было бы в живых. – Он склонился над плечом пилота. – Где они?
– Двенадцать… сейчас уже одиннадцать километров прямо по курсу. Будем их сбивать?
Гартман немного подумал, потом покачал головой.
– Нет. Приземлитесь где-нибудь. Мы уже наделали достаточно шума.
Пилот даже не повел пальцем – машина сбавила скорость и стала спускаться. Пару секунд вертолет как бы нерешительно кружил над руинами, потом пилот нашел просвет между двумя сгоревшими домами. Быстро и уверенно, как будто бы въезжая на своем автомобиле в гараж около дома, где прожил лет двадцать, пилот завел геликоптер в промежуток между зданиями и посадил. Турбины последний раз резко взвизгнули и замолчали, и над головами людей медленно остановились лопасти несущих винтов. Погасло освещение и большая часть светящихся индикаторов.
– Не волнуйтесь, – успокаивал Гартман. – Все в порядке. Они смогут засечь тепловое излучение турбин, только если пролетят довольно близко.
– Они, должно быть, уже давно зафиксировали нас на своих радарах, – возразила Черити. Гартман отрицательно покачал головой.
– Наши машины невидимы для радаров, – объяснил он. И снова Черити уловила едва заметную гордость в его голосе.
– Это не гарантировано, – не согласилась Черити.
– Вы переоцениваете дьявольских муравьев, – ответил Гартман. – Думаю, они не настолько опасны, как многие полагают.
– И все же они оказались настолько опасны, чтобы за несколько дней отбросить нас в каменный век, – настаивала Черити.
– Просто неудачное стечение обстоятельств, – как бы нехотя доказывал Гартман. – Вначале мы их недооценили, просто не поняли, с кем в действительности имеем дело. Поверьте, капитан Лейрд, если бы у нас был еще один шанс, мы бы раскроили им черепа.
Черити предпочла не спорить с Гартманом. Возможно, он был прав. Может, его армия действительно имела реальный шанс справиться с агрессором и даже уничтожить его.
Черити с любопытством наклонилась вперед, рассматривая сложный пульт управления стелф-коптера. Пилот снял с головы шлем. Совсем еще молодой парень лет двадцати пяти. Ведь пилоты, летающие на машинах такого высокого класса, должны быть молодыми – их реакции достаточно стабильны, чтобы они отвечали высоким требованиям, предъявляемым к людям, управляющими такими сложными машинами.
– Симпатичная игрушка? – с гордостью спросил пилот. – Вы будете поражены всеми ее возможностями.
«Я только что получила маленький образчик ее возможностей», – с горечью подумала Черити. Но не подала виду и спросила:
– А где же рулевое управление?
Пилот хотел было ответить, но не успел:
Гартман сделал предостерегающий жест. Это не ускользнуло от глаз Черити. Совершенно очевидно – Гартман считал, что она не знает, что такое альфа-шлем, тогда как она, по-видимому, стала первым в мире человеком, кто носил подобное приспособление. «Иногда, – думала она, – бывает очень полезно даже перед союзниками не раскрывать всех своих тайн».
– Эта машина… не нуждается в рулевом управлении, – уклончиво ответил пилот. – Все делают компьютеры.
Черити с сомнением посмотрела на военного. Он с задумчивой улыбкой указал на небольшой пульт, встроенный в ручку кресла.
– А остальное я довершаю этим.
Он не был полностью уверен, что Лейрд поверила. Чтобы летательный аппарат, требующий от пилота молниеносных реакций, подобных кошачьим, управлялся клавишным пультом, годным разве что для игрового компьютера, – да чушь это!
Она хотела возразить, но тут Гартман указал наверх. По небу неслась серебристая тень. Затаив дыхание, Черити следила, как глайдер пролетел примерно в миле от их укрытия и медленно скрылся из виду.
Когда дисколет исчез, Гартман с облегчением вздохнул. И все же он неодобрительно покачал головой, когда пилот вопросительно посмотрел на него и приготовился одеть шлем.
– Еще нет, – сказал он. – Будет лучше подождать хоть пару минут.
– В чем дело? – с иронией спросила Черити. – Хотите немного потянуть время, прежде чем вам придется отвечать начальству?
– Отвечать? – с удивлением переспросил Гартман. – За что?
– На вашей совести три моих человека, – сказала Черити.
Гартман отреагировал совсем не так, как она ожидала. Вместо того, чтобы взорваться или отделаться шуткой, он посмотрел на нее долгим, серьезным взглядом. В его глазах можно было прочесть выражение подлинного участия.
– Мне жаль, что вы это так себе представляете, – наконец сказал он. – Но поверьте, я ничего не мог сделать. Девушка и карлик просто оказались в неподходящий момент в неудачном месте. Ведь такое случается во время боевых действий.
– Ну да! – с насмешкой ответила Черити. – И с Кайлом то же самое, да? И зачем он пробегал там, куда целился Леман?
Гартман ничего не понимал.
– Что-что?
До Черити вдруг дошло: Гартман не видел, как Леман обошелся с Кайлом.
– Он его пристрелил, – объяснила наконец она. – Окончательно и бесповоротно.
Ничего не сказав, Гартман вышел из пилотской кабины. Черити пошла за ним.
– Это правда? – спросил Гартман, еле сдерживаясь и приближаясь к Леману.
– Что?
Гартман с видом прокурора показал на Черити.
– Капитан Лейрд утверждает, что вы застрелили ее спутника.
– У меня не было выбора, – оправдывался Леман. – Парень напал на меня! Мне пришлось защищаться.
– Напал? – возмутилась Черити. – Он был в десяти метрах от вас!
– Но он собирался это сделать! – упрямо твердил Леман. – Он схватился за оружие. Я… я был уверен, что он будет стрелять.
– Он прицелился в вас? – холодно спросил Гартман.
Леман растерянно посмотрел на командира, потом едва заметно покачал головой.
– Нет, – сказал он, – но…
– Достаточно, унтер-офицер Леман, – холодно перебил его Гартман. – Мы выясним все обстоятельства этого дела позже.
Глаза Лемана смотрели с нескрываемой ненавистью.
– Я… только защищался, – упрямо повторил он.
– Вы убили человека, который был на нашей стороне, – сердито возразил Гартман.
– Оставьте его, лейтенант, – вмешалась Черити. – Он его не убил.
Гартман повернулся и вопрошающе посмотрел на нее.
– Выстрел только задел его, – сказала Черити. – Я точно видела, Кайл жив.
– Не стройте иллюзий! – грубо отрезал Гартман. – Даже если он остался в живых, эти дерьмоеды давно разорвали его на куски. Мне кажется, они не в восторге от нашей атаки.
Черити решила ничего не отвечать. Нужно быть совсем слепым, чтобы не замечать, какие непонятные вещи происходили с Кайлом. По всей видимости, Гартман даже не имел представления, что такое мега-боевик. Полвека, проведенные им и его людьми под руинами этого города, изолировали их от всего, что происходило наверху. И для всех, пожалуй, было бы лучше, если все пока останется по-старому.
* * *
Грохот взрывов затих. Они догадались, что здание над ними рухнуло, потому что помещение вдруг закачалось, словно лодка в бурном море, а с потолка ливнем посыпались куски бетона и обломки камней. Потом снова водворилась тишина, только от потолка повалил такой страшный жар, как будто сверху находилась гигантская печь. Сначала это лишь угнетало, потом стало мучительным, и уже через несколько минут Элен начало казаться, что дышать невозможно, а в легких застряла колючая боль, делающаяся все сильнее и сильнее.
Она зажмурилась, желая стереть слезы, выступившие от жары. Вокруг ничего не было видно. Из всех факелов, освещавших подвал до того, как над головами рухнула кровля собора, остался гореть только один, и загустевший от пыли воздух поглощал его красноватый свет. Потолок наполовину обвалился. Там, где был вход, все еще сверху сыпалась пыль, иногда слышался шум падающего камня, время от времени слышался треск и скрежет.
Элен кое-как, тыльной стороной ладони, отерла лицо и ощутила теплую кровь. Только после того она почувствовала жгучую боль. Осторожно, кончиками пальцев она ощупала лоб и вздрогнула, дотронувшись до глубокой, сильно кровоточащей раны на левом виске.
– Не бойся, солнышко, – раздался рядом квакающий голос. – Твоя голова еще на месте.
Сквозь густую пыль Элен увидела приближающегося к ней Гурка. Халат карлика висел клочьями, а на лысине торчала огромная шишка. Семеня ногами, он подошел ближе, протер сильно слезившиеся глаза и окинул Элен озабоченным взглядом.
– Все в порядке?
– Кажется… да, – помедлив, ответила Элен.
Кроме раненого техника, Гурка и ее, в подвале во время налета оказалось еще около пятнадцати джередов. После взрыва никто не остался невредимым. Многие джереды лежали на полу, придавленные обломками и грудой земли. Некоторые со стоном корчились, и мало кто мог крепко стоять на ногах.
Элен повернулась к лежавшему без сознания технику, склонилась над его лицом. Она не врач, но жизнь, которую она вела последние двадцать пять лет, невольно заставила приобрести определенные навыки. Насколько она могла судить, молодой человек отделался легкими ушибами. Ее взгляд оторвался от лица Штерна и устремился на серебристо-серого жука величиной с кулак, впившегося в артерию на шее техника. Тело жука пульсировало в такт со спокойным пульсом Штерна. Так, по крайней мере, выглядело со стороны. Но Элен знала – все обстоит иначе. Спокойные подсасывающие толчки жука выравнивали бешеный пульс раненого, а не наоборот. Это существо делало и многое другое.
Она взглянула на туловище Штерна. Верхняя часть тела не изменилась. А все, что находилось ниже бедер, исчезло под пеленой таких же сероватых нитей, какие опутывали стены и часть потолка до катастрофы. Джереды, сопровождавшие ее сюда, вниз, утверждали, что это была своего рода повязка для залечивания тяжелых ран молодого человека, которые действительно были у того на нижней части туловища и ногах. Но Элен чувствовала, это неправда, вернее, не вся правда.
– Ну что? – спросил Гурк.
Элен, наконец, отвела взгляд от страшного зрелища и посмотрела на карлика.
– Кажется, ему снова повезло, – ответила она. Гурк, нахмурив лоб, пристально рассмотрел ее, потом тихо рассмеялся.
– Ты, видно, детка, интересуешься Штерном, – сказал он. – Мы не имеем понятия, переживем ли следующие пять минут, а ты боишься, как бы не упал камешек ему на мизинчик.
Элен пропустила едкую шутку Гурка мимо ушей и вопросительно посмотрела на карлика.
– Что случилось наверху?
– Откуда мне знать? – грубо отрезал Гурк, но все же запрокинул голову и посмотрел прищуренными глазами в потолок, как будто там можно было прочесть ответ на вопрос Элен. – Наверное, весь шифер обвалился, – изрек он наконец. – Или канониры Стоуна узнали, наконец, наш адрес и попытались раз и навсегда положить всему конец. Но они опять запороли все дело.
Элен испугалась. Ей до сих пор не приходила в голову мысль, что мороны могут прилететь для нового атомного удара. А на это было очень похоже: взрыв невероятной силы, сотрясение, страшная жара, проникающая к ним через метровую каменную толщу. Развивать эту мысль до конца она побоялась.
– Нужно попытаться как-то отсюда выбраться, – предложил Гурк, мрачно рассматривая нескольких оставшихся в живых джередов, уже поднявшихся на ноги и стоявших с безучастными лицами и пустыми глазами, будто не соображая, что же произошло. – Мне кажется, – продолжал Гурк, – от дикарей помощи ждать не приходится. – Он склонил голову набок и вопросительно посмотрел на Элен. – Ты можешь копать?
– Как?
Кивком своей лысой головы Гурк показал на выход, скрытый под грудой камней и земли.
– Нам нужно все это убрать в сторону, – ответил он. – Я не знаю, как ты себя чувствуешь, но у меня нет желания сидеть и гадать, вытащат нас или нет.
Элен с минуту смотрела на завал у входа. Ей не верилось, что проход можно очистить. Но все же она встала и пошла за Гурком.
Убедившись, что потолок не обвалится совсем от малейшего сотрясения, она начала осторожно откатывать прочь большие камни. Работа шла на удивление быстро. Уже через час люди настолько разобрали груду обломков, что стала видна дверь. Элен с облегчением отметила, что лестничный пролет за дубовой дверью не завален. Сверху в подвал проникали трепещущие отблески огня.
Они продолжали работу, пока не натолкнулись на балку длиной метра в три и с полтонны весом. И как они не напрягались, сдвинуть ее не удавалось. Гурк, кряхтя, распрямился и посмотрел на полдюжины джередов, безучастно наблюдавших за их стараниями.
– Эй вы, немые идиоты, – стал ругаться он, – что, если вы перестанете таращиться на нас и займетесь полезным делом? Вы бы могли, к примеру…
Гурк в недоумении не договорил до конца, так как джереды, будто по общему зову, очнулись от оцепенения. Молча, но с такой силой, что Гурк был поражен, они навалились на балку и все вместе стали ее оттаскивать. Даже некоторые тяжело раненые джереды ползли к ним на четвереньках, желая помочь своим товарищам. Гурк, покачав головой, отступил назад.
– Что это вдруг на них нашло? – удивился он.
– Не знаю, – пробормотала Элен. – Но что-то здесь не то.
Охваченная новым приливом страха, она обернулась. В маленьком подвальчике ничего не изменилось, и все же ей почудилось, что откуда-то исходит угроза, пока еще невидимая опасность.
– Здесь что-то не так, – еще раз повторила она. – Пошли! Нужно уходить отсюда!
Они присоединились к джередам и помогли им отодвинуть балку от двери. И хотя они трудились все вместе, вовремя выбраться из подвала не удалось.
Зато сюда, вниз, проникли другие…
ГЛАВА 13
Согласно приказу Гартмана они прождали еще добрых десять минут, а потом все три геликоптера полетели так низко и быстро, что Черити не смогла бы определить расстояние, которое машины преодолели в течение последующих пятнадцати минут. Кроме того, геликоптеры постоянно меняли курс и выполняли сложные маневры, уклоняясь от встречи с противником, когда на экранах радаров появлялись глайдеры моронов.
После того как машины вылетели за пределы города, ландшафт стал каменистым. Вскоре внизу появились первые лесные массивы, между которыми кое-где мелькали развалины городков.
Наконец геликоптеры взяли курс на серебряную точку, быстро превратившуюся в небольшое озеро. Машины замедлили свое движение. Ураган, поднятый крутящимися лопастями, ударил по воде, и три геликоптера стали опускаться вниз. Когда машины были уже в десяти метрах над водой, Черити с тревогой посмотрела на Гартмана.
– Только не рассказывайте мне, что эти штуки могут еще и нырять, – сказала она. Гартман таинственно улыбнулся.
– Пусть это будет вам сюрпризом, – ответил он.
Прежде чем она смогла задать следующий вопрос, машины прикоснулись к воде – и безо всякого сопротивления скользнули сквозь нее.
Какую-то секунду Черити не видела ничего, кроме серебристой вуали, проплывающей мимо застекленной кабины вертолета, и ей пришлось собрать всю силу воли, чтобы не запаниковать.
Потом таинственный флер растаял, и она увидела, что машина находится не под водой. Под ними простиралась черная вулканическая чаша бывшего озера, на выровненном дне которой выстроилась группа стелф-коптеров.
Черити удивленно подняла голову и посмотрела вверх. Над ними висла странная серебристая дымка, как бы ускользающая от взгляда.
– Это голография?! – удивленно пробормотала она.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20