А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Гартман кивнул.
– Здорово, правда? Мы чертовски долго трудились над тем, чтобы так усовершенствовать систему, и наши усилия оправдались.
Пораженная, Черити склонилась через плечо пилота, желая рассмотреть детали: кратер в полмили глубиной, его дно покрыто такой же черной лавой, как и края, но очень старательно сглаженной. Между стоявшими полукругом геликоптерами двигалось множество маленьких фигурок, стремительно отбегавших в стороны, чтобы не быть сбитыми с ног вихрем от лопастей. С открытой стороны полукруга, образованного стоявшими машинами, огромные двустворчатые стальные ворота вели в глубь земли. Справа и слева от них Черити рассмотрела несколько бетонных куполов, из которых торчали стволы мощных лазерных орудий. Мнимое озеро оказалось не только секретным ангаром вертолетов, но и еще и защищенной крепостью.
С мягким толчком вертолет совершил посадку. В боковой части машины с лязгом отодвинулась большая дверь, Гартман приглашающе протянул руку и тряхнул головой, когда Черити захотела повернуться назад и пройти к Скаддеру.
– О вашем друге позаботятся, – сказал он. – Его доставят к вам сразу же, как только он будет в сознании, даю вам честное слово.
Бросив на Нэт успокаивающий взгляд, Черити, наконец, вышла. Мужчины, разбежавшиеся от садившегося геликоптера, вернулись назад. Черити бросилось в глаза, что все они без исключения были довольно молоды: не было никого старше Фельса и Лемана. Все они, очень высокие и широкоплечие, очень быстро двигались. Казалось, в них засело странное напряжение, как будто посадка трех геликоптеров была чем-то таким, что они тысячу раз изучали, но ни разу не испытали на деле.
– Что с вашей подругой? – спросил Гартман. – Она не пойдет с вами?
Черити отрицательно мотнула головой.
– Нет. Она хочет остаться со Скаддером.
Гартман тихо засмеялся.
– Я понимаю ваше недоверие, капитан Лейрд, но поверьте мне, оно совершенно необоснованно.
Они подошли к бронированным воротам, слегка приоткрывшимся, как только путники оказались шагах в пяти от выхода. Черити сделала вид, что не замечает, но от ее внимания не ускользнуло: одна из лазерных пушек бесшумно поворачивалась по направлению их движения. «Человек, управляющий этим орудием, – с иронией думала Черити, – видимо, очень недоверчив, и будет полным идиотом, если даст залп: весь этот замаскированный ангар превратится в настоящий вулкан».
Прежде чем войти в ворота, Гартман остановился и протянул к Черити руку.
– Вы позволите ваше оружие, капитан Лейрд? – спросил он.
– Что? – поразилась она.
Гартман с сожалением пожал плечами.
– Таковы правила. Вы понимаете?
– Нет, – спокойно ответила Черити, – ничего не желаю знать. В ваши правила входит обезоруживать союзников?
– Вообще-то нет, – признался Гартман. – Но весь объект контролируется компьютером, который, к сожалению, не знает снисхождения. Он вот так просто не может определить, что вы – свой человек.
Черити слишком устала, чтобы пускаться в дальнейшие пререкания с лейтенантом. С недовольным вздохом она сняла с плеча автомат и протянула его одному из военных, сопровождавших ее с Гартманом.
Они прошли через ворота, за которыми находился полукруглый тоннель из неоштукатуренного бетона, метров сто длиной и достаточно вместительный: в нем, в случае необходимости, хватило бы места и геликоптеру.
– Что здесь такое? – спросила она, с любопытством оглядываясь.
– То, что искали Стоун и его твари, – ответил Гартман. – Вы еще помните, что рассказывали мне вчера? Об «СС 01», бункере в Америке, откуда вы прибыли?
Черити кивнула, а Гартман заложил руки за спину и, слегка ссутулившись, пошел рядом с ней, продолжая разговор.
– Ваше предположение верно, капитан Лейрд. Перед вами – немецкий аналог, бункерное сооружение, куда смогло бы укрыться правительство и важные лица, если бы вдруг разразилась термоядерная война.
Черити огляделась в широком тоннеле с откровенным сомнением.
– Немного великовато для правительственного бункера, не правда ли?
Гартман кивнул.
– Да, это сооружение немного больше. Мы, если будет нужно, можем продержаться здесь, внизу, целое столетие.
– Я надеюсь, у вас достаточно оружия, чтобы отвоевать назад оставшуюся часть планеты или то, во что она превратится, – сказала Черити.
Гартман нахмурил лоб, как бы не совсем понимая, какой смысл заключался в ее словах, и вдруг ухмыльнулся.
– Может быть, – отрезал он.
Они дошли до конца прохода, где Черити ждал новый сюрприз. Она думала увидеть лабиринты ходов и катакомб, как на «СС 01» в Скалистых горах. Здесь же перед ней открылась огромная пещера, имевшая, очевидно, естественное происхождение. Множество натриево-паровых ламп наполняли ее ярким светом. На дне пещеры распростерся город с домами разной величины, выстроенными из одноформатных искусственных плит, некоторые строения были не больше одноквартирного дома, другие – громадные ангары, достаточно объемные, чтобы вместить даже самолет. Сотни человеческих фигур в зеленой униформе двигались между зданиями. Кругом, будто маленькие жужжащие насекомые, усердно занятые своими делами, сновали взад-вперед миниатюрные электромобили.
– Впечатляет, правда? – гордо спросил Гартман. Черити невольно кивнула.
Подземная станция по размеру была наполовину меньше, чем «СС 01». Американский объект представлял собой подземную систему клетушек, бесконечных ходов и лестниц, по которым можно было блуждать целыми днями. А эта база оказалась настоящим городом под землей, построенным на площади в милю.
– Сколько же у вас здесь людей? – спросила Черити.
– Скажу только, что очень много, – ответил Гартман.
– А именно?
– Скоро узнаете, – уклончиво ответил Гартман. Он сделал рукой жест, приглашающий в сторону открытого грузового подъемника, предназначенного для спуска в пещерный город. – Пойдемте. Я представлю вас генерал-майору Крэмеру, нашему командиру. Он уже ждет вас.
* * *
Лазерный луч попал в него и опрокинул на землю, и мега-воин – что для него не свойственно – на несколько минут потерял сознание. Кайлу удалось отключить боль и остановить кровотечение, но он не сумел с привычной быстротой затянуть рану в плече. Его клетки уже не восстанавливались с той скоростью, какая требовалась. Прошло десять минут, пока силы восстановились настолько, что он смог встать.
«Может быть, – думал Кайл, – он постепенно теряет свои сверхчеловеческие возможности? Может быть, когда его взяли в плен в Париже, с ним сделали нечто такое, что превратило его из сверхчеловека в обыкновенного нормального мужчину?» Кайл понял, внезапно наполнившись ужасом, что уже вряд ли будет в состоянии выиграть бой с таким же мега-воином.
Суета около приземлившихся глайдеров отвлекла его от этих мыслей. Кайл тихонько приподнялся из своего укрытия и стал наблюдать за серебряными дисками. Три-четыре небольших истребителя, виденных ими еще в Париже, и два больших матово-серых боевых корабля. Во время обучения на мега-боевика он получил о них достаточное представление, чтобы знать – один-единственный корабль в состоянии разнести в пух и прах целый город.
Взгляд Кайла оторвался от приземлившихся летательных аппаратов и перенесся на собор. После того как языки пламени угасли и дым рассеялся, стало видно, что громадное здание получило не такие тяжелые повреждения, как показалось в первый момент. Часть крыши обвалилась, один из больших шпилей треснул, а в остальном каменный титан выстоял при взрывах. Сотни джередов и множество муравьев ходили взад-вперед между обломками, джереды были заняты тем, что пытались позаботиться о своих товарищах, а муравьи в это время образовали цепочку между развалившимися воротами и глайдерами. С быстротой и точностью машин они передавали друг другу коконы, уцелевшие после обстрела с геликоптеров.
Кайл был совершенно уверен, что эти яйца – единственная причина, по которой он и все остальные вообще остались живы. Если бы здесь не оказалось невывезенного потомства, защита которого имела абсолютный приоритет, то пилоты обеих боевых машин, не медля ни секунды, наказали бы за нападение на глайдер с беспощадной жестокостью. Тактика моронов состояла в подавлении всякого сопротивления еще в зародыше.
Кайл немного прислушался к себе и убедился: тело уже восстановилось от полученных повреждений. Он тщательно изменил свой облик, преобразив цвет и внешний вид костюма-хамелеона, уподобив его драным лохмотьям джередов, так что уже ничем не отличался от дикарей. Ему все еще было трудно двигаться, когда он вышел из своего укрытия. Но сейчас это имело свои преимущества. Многие джереды, населявшие площадь перед собором, оказались ранены, поэтому еще один покачивающийся мужчина между ними едва ли мог броситься в глаза.
И все же у него было чувство, будто сотни холодных глаз насекомых недоверчиво и внимательно смотрели на него, когда он шаркающей походкой приближался к воротам. По пути туда он прошел мимо одного из боевых кораблей. Он увидел, что командир корабля вышел из него. Это был не какой-то муравей, а инспектор – четверорукая тварь, ростом метра два с половиной, хитиновый панцирь которой светился беловатым отливом.
Вид насекомоподобного создания снова привел Кайла в испуг. Что же такое, в конце концов, обнаружила Черити Лейрд в том бункере в Париже, из-за чего господа Черной крепости собственной персоной покинули свое пристанище на Северном полюсе ради охоты за ней?
Склонив голову, Кайл прошаркал мимо корабля. Инспектор, усиленно жестикулируя, звонким резким голосом разговаривал с одним из джередов, в котором Кайл вскоре опознал Гиэлла. Сам не зная почему, увидев джереда, Кайл успокоился. Он обрадовался, что Гиэлл остался в живых после коварного нападения.
Кайл пошел дальше, уважительно обогнув по большой дуге муравья, шедшего ему навстречу с грузом коконов, и, наконец, вошел внутрь собора. Вид разрушения, который предстал перед ним, ужасал. Обе ракеты, пущенные из вертолета по зданию, разорвались на задней стене, полностью ее разрушив. Гнездо под потолком было разорвано в клочья, а сама царица лежала, погребенная под кучей обломков и почерневших балок. Десятки муравьев беспокойно суетились вокруг огромной твари, издававшей тихие скулящие стоны.
Кайлу не верилось, что она будет жить. Он знал, как невероятно слабы эти гигантские родильные машины. Нежное создание получило страшные раны: две из шести ног были оборваны, и обрубки сильно кровоточили.
Кайл поспешил опустить голову, когда один глаз царицы на мгновение остановил на нем свой взгляд.
У него вдруг возникло чувство, что существо его узнало, совершенно точно определив, кто он в действительности и что здесь делал. Потом он услышал крик. Очень тихий. Никто из джередов и присутствующих здесь муравьев не различил его, только сверхострый слух мега-воина зарегистрировал его четко, и Кайл узнал этот голос.
В тот же момент голова царицы дернулась в сторону. Взгляд ее огромных фасеточных глаз обратился на узкую дверь в разрушенной задней части собора. Крик раздался снова – и Кайл услышал еще другие крики с присвистом, не крики людей, а свистящий хрип разъяренных животных, сопровождаемый шумом, характерным для большой драки.
Не думая больше о своей безопасности, он бросился бежать. Два-три муравья недоверчиво взглянули на него, но потом снова сосредоточили свое внимание на раненой царице, которая в этот момент стала сильно дрожать. Часть обломков, грудой придавивших ее, задвигалась, и царица приподнялась.
Кайл добежал до двери и бросился вперед. Шум борьбы усилился. Кайл на секунду остановился, чтобы сориентироваться, и побежал к другой двери, за которой тесными витками раскручивалась в глубину каменная лестница.
В ее конце обнаружилась деревянная дверь, за которой он заметил мерцающий красный свет и признаки активной возни. Ударом ноги Кайл выбил дверь и ворвался внутрь.
В подвальчике шла напряженная борьба. Полдюжины джередов щепками и камнями ожесточенно отбивалось от превосходящего напора гигантских серо-коричневых крыс, наскакивавших на них с диким хрипом, хватая зубами и когтями. Дикари бились с ожесточением и смелостью, удивившими даже Кайла, и все же с первого взгляда ему стало ясно, что в исходе борьбы не стоит сомневаться – из дыры в противоположной стене одна за другой текли крысы. Кайл огляделся вокруг и обнаружил Гурка, стоявшего над неподвижным телом, размахивая куском ржавого металла и с удивительным успехом обращая его против крыс. Кайл увидел, кому принадлежало это безжизненное тело, и с устрашающим криком кинулся вперед.
Он успел сделать только один шаг, и на него накинулся хищник, вцепившись зубами в плечо. Одним движением Кайл оторвал от себя крысу, поднял в воздух и со всего размаху ударил о стену. Потом кинулся дальше. И тут на него набросились другие крысы. Кайл завертелся волчком, получая все новые укусы в руки и бедра, и схватился за оружие, но стрелять не решился. Ствол небольшого пистолета послужил ему, как довольно сносная дубинка. Двумя-тремя сокрушительными ударами ему удалось пробиться к лазу, из которого валили крысы, и открыть огонь.
Беззвучный световой луч из дула маленького пистолета превратил в клубы пыли с полдюжины страшных бестий. Кайл сконцентрировал луч на входе в лаз и держал палец на спуске почти полминуты, пока не убедился, что в дыре уже не осталось ничего живого. Потом повернулся кругом, убрал оружие и с голыми руками ринулся в бой.
Его вмешательство переломило ход сражения. Крысы все еще имели превосходство над джередами. Но сейчас, когда они не получали пополнения, дикари легче справлялись с ними. Все больше и больше крыс-гигантов падало на пол мертвыми или смертельно ранеными. Наконец их осталось три-четыре, и они со страхом отпрянули назад, забившись в угол.
Кайл достал пистолет и навел было на недавних противников, но неожиданно джеред, незадолго до того молотивший крыс камнями, толкнул его и замотал головой. Кайл отбросил человечка в сторону, но джеред с молниеносной быстротой снова встал перед ним. Кайл озадаченно опустил пистолет, глядя то на джереда, то на крыс, зажатых в углу.
Джеред повернулся к животным, медленно поднял руку, показал сначала на них, потом подчеркнутым жестом – в сторону прохода, откуда пришли бестии. Не веря своим глазам, в полном замешательстве Кайл смотрел, как крысы медленно развернулись и, одна за другой, исчезли в отверстии.
Тихое всхлипывание заставило мегамена обернуться. Гурк упал на колени и со стоном обхватил руками туловище, из дюжины глубоких ран сочилась кровь, лицо карлика исказилось от боли. Но Кайл только мельком глянул на него, опустился на колени возле Элен и осторожно повернул ее. Он сильно испугался, увидев ее лицо: глаза девушки остекленели – крыса перегрызла ей горло.
– Нет! – в ужасе прошептал он.
– Можешь ей помочь? – спросил Гурк. Кайл сокрушенно покачал головой – Элен была мертва. Он был способен делать многое, но возвращать мертвых к жизни не мог.
– Что здесь произошло? – прошептал Кайл. Он вдруг схватил карлика и начал его бешено трясти. – Почему ты не защитил ее?
Гурк вырвался и осторожно отвел его руки.
– Ей не повезло, – сказал он тихо, – она была первой, на кого они напали. Я не мог ничего сделать.
У Кайла на глазах выступили слезы. Он бережно взял Элен на руки, прикоснулся к лицу и закрыл ей глаза. Рана на шее Элен выглядела такой крошечной по сравнению с глубокими ранами от укусов и царапин, полученных Гурком и джередами. Это показалось Кайлу таким несправедливым, таким жестоким: из всех, кто вел войну против Стоуна и его полчищ, Элен меньше всех заслуживала смерти. Так почему же она?..
Когда через некоторое время он поднял глаза, то заметил – в подвал вошли Гиэлл и другие джереды и начали выносить тела своих раненых товарищей. Они двигались при этом так точно и в то же время так безучастно, что их можно было принять за механизмы.
Взгляд Гиэлла скользнул по неподвижной фигуре Элен. Потом он посмотрел на мега-воина.
– Хочешь, чтобы она жила?
Кайл услышал, как Гурк рядом с ним резко втянул воздух, а его сердце замерло. Он взглянул на джереда со смешанным чувством недоверия и ужаса, потом перевел взгляд на раненого техника. Каким бы ужасным ни было это зрелище, молодой человек жил в другом, непонятном мире, но жил.
Не говоря ни слова, Кайл поднял Элен, и Гиэлл расценил его молчание как согласие.
ГЛАВА 14
Генерал-майор Крэмер был маленьким, приземистым человеком с седыми волосами. Одет в сшитую на заказ униформу, которая с его манерой двигаться выглядела так, будто он влез в костюм старшего брата. Голос был у него тихий и звучал бы даже приятно, если б не привычка говорить краткими, почти отрывистыми фразами.
А впрочем, говорила почти все время одна Черити: та же история, которую со дня пробуждения она рассказывала бессчетное количество раз, и определенно уже известная Крэмеру (он начал разговор с замечания, что лейтенант Гартман уже проинформировал его о самом важном по радио). И все же он внимательно слушал рассказ о том, что Лейрд пережила в руинах «СС 01» с момента пробуждения.
– И вот мы здесь, – закончила Черити. – Я не могу сказать, что меня сильно порадовал стиль вашего приглашения.
– Внешние обстоятельства очень неблагоприятны, – признал Крэмер, бросив взгляд на Гартмана, стоявшего позади Черити. – Правда ли то, что капитан Лейрд рассказывает о Лемане?
Гартман ответил одним коротким «да».
– Тогда арестуйте его, – сказал Крэмер. Гартман хотел возразить.
– Но…
– Он под арестом, – перебил его Крэмер. – Как только я найду время, ему придется говорить со мной лично. Я не допускаю в моих войсках самосуда.
– Возможно, у него просто не выдержали нервы, – сама удивляясь своим словам, сказала Черити. – Все произошло ужасно быстро, и он был очень взвинчен.
Крэмер поднял брови от удивления.
– Вы его защищаете? – спросил он. – Я удивлен. Он застрелил одного из ваших друзей.
Черити покачала головой.
– Кайл жив, – тихо сказала она.
Несколько секунд Крэмер задумчиво смотрел на нее, потом повел рукой, чтобы отослать Гартмана, и резким движением поднялся. Черити подавила улыбку, когда увидела, что в результате Крэмер вдруг стал меньше ростом: он был едва ли выше Гурка, и, видимо, сидел на очень высоком стуле.
– Я полагаю, – начал он после того, как Гартман оставил их одних, – вы и ваши друзья ожидаете от нас помощи.
Черити помолчала, потом отрицательно покачала головой.
– Вообще-то нет, – ответила она. Крэмер взглянул на нее с выражением легкого удивления, но с явным облегчением.
– Нет?
– Здесь все… очень впечатляет, – не спеша заметила она. – Но я предполагаю, если бы вы обладали достаточной силой побороть моронов, вы бы уже сделали это.
– Верно, – подтвердил Крэмер. – Мне кажется, мы могли б так проучить их, что они помнили бы об этом еще сотню лет, но победить их мы не можем. – Он громко вздохнул. – Мы выдержали здесь пятьдесят лет. И знаете, почему? Потому что вели себя очень тихо.
– Но Гартман сказал…
Крэмер перебил ее:
– Гартман думает то, что должен думать, капитан Лейрд. Он думает, что у нас есть шансы. Он думает, нам придется долго пережидать, когда настанет день – и мы им покажем.
– Но он не настанет, – договорила за него Черити. Крэмер кивнул.
– Это всего лишь игра, капитан Лейрд. Время от времени мы сбиваем их глайдер, а они время от времени громят один из наших внешних объектов или дозорный пункт.
– Странная игра, – мрачно ответила Черити.
– Но она действует, – возразил Крэмер. – И пока мы придерживаемся правил, они делают то же самое. Здесь, внизу, мы в безопасности, пока не причиним им слишком большого вреда. Я не очень рад тому, что произошло в Кельне, поверьте мне, и не только из-за ваших друзей. Не нужно было разрушать гнездо. Но я могу понять пилотов. А вообще-то это была моя ошибка.
– Почему?
– Я же уже сказал, это игра, но если царица умрет или уже мертва, то они не ограничатся разгромом двух-трех дозоров. Видите ли, мы сидим здесь изолированно от внешнего мира. Мы знаем лишь то, что происходит в непосредственной близости от нас, а вообще-то у нас очень мало информации.
– Но вы знали, что эта вторая царица существует?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20