А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Крэмер кивнул.
– Да. Но мы не знали, где. Мои люди последние десять лет занимались поисками ее гнезда.
– Но для чего? – удивилась Черити. – Если вы впредь не собирались…
– Но ведь какая-то задача им необходима, не так ли? – перебил Крэмер. – Они военные, капитан Лейрд, а военным нужна задача. Нельзя посадить человека на объекте и на полном серьезе требовать от него, чтобы он целый год сидел, сложа руки, если хотите спустя этот срок еще полагаться на него.
– А что теперь произойдет с нами? – без обиняков спросила Черити. – Со Скаддером, Нэт и со мной.
– Произойдет? – Крэмер выглядел неподдельно удивленным. – Ничего, – ответил он. – Я же вам сказал, ребята немного перестарались. Если для вас это что-то значит, я официально приношу извинения за их поведение. Вы и ваши спутники будете нашими гостями столько, сколько захотите. Вы можете остаться здесь или уйти.
– Но мы не можем ждать от вас помощи? – предположила Черити.
– Это зависит от того, что вы понимаете под словом «помощь», – ответил Крэмер. – Снаряжения, оружия, продовольствия у нас достаточно, но больше мы ничего не можем вам предложить.
– Это означает, что еще пятьдесят лет вы просидите здесь, ожидая, что произойдет?
– Если будет нужно, то и все пятьсот, – невозмутимо ответил Крэмер, – хотя меня к тому времени уже не будет.
– Это верно, – язвительно согласилась Черити. – Может, к тому времени появятся какие-нибудь двухметровые пауки или гигантский разумный скорпион. – Она сердито махнула рукой, когда Крэмер попытался перебить ее: – Я вас понимаю. Но знаете, я была наверху. Я видела своими глазами, что они делают с планетой, и даю вам слово, они не собираются довольствоваться тем, что ее завоюют. Они ее изменяют. И уже положили этому начало.
– Я знаю, – тихо проговорил Крэмер. – Вы думаете, я слеп? Но что мне делать? У меня есть дюжина вертолетов и танков и еще парочка сюрпризов, на которые ваш друг Стоун, пожалуй, не рассчитывает. Но ведь этого слишком мало, чтобы освободить всю планету, ведь так?
– Имей вы даже в сто раз больше техники, этого все равно не было бы достаточно, – сказала Черити. – Если помните, в прошлый раз оказались бесполезными все армии мира.
– Знаю, – согласился Крэмер. – Я это испытал.
Черити удивленно взглянула на него, а потом вспомнила, что ей рассказывал Гартман. Но прежде чем она смогла расспросить поподробнее, зазвонил старомодный телефон на письменном столе Крэмера. Генерал снял трубку, молча выслушал говорившего и, ничего не сказав, повесил трубку на место.
– Ваш друг пришел в себя, – сказал он. – И, думаю, хочет вас видеть.
Черити встала.
– Насколько я знаю Скаддера, он сейчас занят тем, что разносит вдребезги половину вашей базы, – предположила она.
В глазах Крэмера появилась мимолетная улыбка.
– Скажем так, он может только попробовать, – ответил он. – Но все же, наверное, будет лучше, если вы поедете туда и поговорите с ним. – Он показал на свой стол. – Мне нужно еще решить пару пустячков, как вы сами понимаете. После этого я полностью в вашем распоряжении. А пока лейтенант Гартман позаботится о вас.
Черити в сопровождении Гартмана вышла из небольшого барака. Штаб-квартира Крэмера занимала одно из самых маленьких зданий подземного города. Большая часть других представляла собой крупные, без окон, ангары, между которыми прятались низкие, отлитые из бетона купола, некоторые из них такие маленькие, что могли быть только тамбурами других, глубже расположенных уровней бункерной крепости.
Скаддер и Нэт разместились в нескольких сотнях шагов, в трехэтажном здании. Черити услышала голос хопи, уже когда они вошли в коридор, в конце которого находилась его комната. Здание служило, очевидно, больницей, в которой в данный момент пациентов, можно сказать, почти не было. Большинство дверей были распахнуты и открывали вид на внутреннее убранство маленьких уютных комнат с двумя, иногда тремя кроватями.
Перед дверью, из-за которой доносился возмущенный голос Скаддера, стояли на посту двое солдат. Узнав Гартмана, они почтительно отступили на шаг в сторону, и лейтенант открыл дверь.
Скаддер был привязан к своему ложу. Он сердито уставился на Черити, а когда узнал Гартмана, осторожно вошедшего вслед за Черити в больничную палату, пришел в ярость.
– Гартман! – зарычал он. – Что это значит? У вас так принято обращаться с союзниками?
– Нет, – Гартман сердито обернулся к двум солдатам в коридоре и позвал их. – Кто дал указание привязать этого человека? – сурово спросил он.
– Никто, господин лейтенант, – ответил один из них, запинаясь. – Мы лишь подумали… ну, он… он показался нам опасным, и мы…
– Вы не должны думать, – язвительно сказал Гартман. – Просто делайте то, что вам приказывают. Сейчас же отвяжите его!
Солдат поспешил выполнить приказ, стараясь при том не подходить к Скаддеру слишком близко.
– Мне очень жаль, – сказал Гартман после того, как солдат закончил. – Я извиняюсь за этих идиотов. Вы – наш гость, а не пленник.
Скаддер с мрачным видом потер запястья рук, поглядывая то на лейтенанта, то на двух солдат, то на Черити и, наконец, встал.
– Если это так, то отведите меня к вашему командиру. Мне нужно сказать ему пару слов.
– Генерал-майор Крэмер через несколько минут будет здесь, – сказал Гартман, – капитан Лейрд в курсе. Поверьте, я очень сожалею о том, что произошло.
– Да, – проворчал Скаддер. – Это написано на вашем лице.
Не успел Гартман сердито возразить ему, как между двумя мужчинами встала Черити и спросила:
– А где же Нэт?.
– Рядом, – буркнул Скаддер и показал на дверь. – Она принимает душ.
– Принимает душ? – переспросила Черити и с удивлением посмотрела на Гартмана. – У вас здесь есть душ и теплая вода?
– Да, – ответил Гартман с усмешкой. – И даже настоящее мыло.
От удивления Черити рассмеялась.
– Уже несколько месяцев я не видела водопроводного крана, который бы функционировал.
Гартман улыбнулся.
– Я хорошо понимаю ваше удивление.
Черити немного помолчала, потом спросила:
– Думаете, времени достаточно, чтобы и…
– Конечно, – перебил ее Гартман, кажется, чувствовавший, что ей было неловко спрашивать об этом. – И хоть вы и не спрашиваете, вода не лимитирована. База располагается над подземной рекой.
С довольной улыбкой Черити повернулась к двери. После нескольких месяцев, в течение которых ей редко приходилось снимать с себя костюм, теплая вода подействовала на нее бесконечно благотворно. Черити наслаждалась контрастом горячих и ледяных струй, сбегавших по коже. Она пробыла в душевой кабине очень долго, она оставалась там даже тогда, когда кусок мыла, найденный в кабинке, давно израсходовался. Потом кто-то осторожно постучал в матовое стекло.
Черити выключила воду, провела руками по лицу и увидела искаженный силуэт по ту сторону двери.
– Ты готова?
– Нет, – весело ответила Черити. – Выйду через недельку.
Скаддер беспокойно задвигался.
– Этот комичный генерал, – сказал он, – уже довольно долго ждет.
– Ну так пусть подождет еще десять минут, – ответила Черити, чуть-чуть приоткрыла дверь и просунула руку. – Где-то там должно быть полотенце. Будь так любезен, принеси его мне.
Скаддер долго и громко возился в комнате и, наконец, сунул ей в руку мохнатое полотенце, с быстротой молнии отбежав от двери. Черити обстоятельно и умышленно неторопливо вытерла тело и волосы, потом завернулась в полотенце и вышла из кабины. Скаддер посмотрел на нее пристальным взглядом и, как бы нехотя, отвернулся.
– Не будь таким смешным, – сказала Черити. – Лучше посмотри, может быть, найдешь для меня какую-нибудь чистую одежду. – Она подтолкнула ногой свой смятый костюм, валявшийся на полу. – Эта вещь воняет так, будто в ней перезимовало козье стадо.
Пока Скаддер быстро и безуспешно рылся в обоих встроенных шкафах рядом с дверью, а затем вышел из комнаты, она начала опустошать карманы униформы и снимать широкий пояс-инструментарий. Уже через пару минут хопи вернулся с чистой униформой, переброшенной через левую руку, под мышкой правой зажав два их ружья.
– Думаешь, они нам понадобятся? – спросила его Черити, показывая на оружие, и взяла одежду. Скаддер пожал плечами и прислонил ружья к стене рядом с дверью.
– Не знаю, – пробормотал он. – Просто так я чувствую себя увереннее.
– Так ты, судя по всему, чувствуешь себя не слишком шикарно, да?
– Я никогда не радовался заключению, – ответил Скаддер и повел рукой вокруг.
– Но Крэмер меня заверил, что мы можем делать все, что хотим.
Скаддер посмотрел на Черити с иронией.
– Все их сооружение – одна гигантская тюрьма. Я чувствую себя заживо погребенным.
Черити хорошо понимала, что он имеет в виду, но из-за неприятно сложившихся обстоятельств их появления на базе, пребывание здесь ей показалось чем-то вроде возвращения домой. Для Скаддера, напротив, все могло показаться новым и пугающим.
– Думаю, мы тут долго не задержимся, – сказали она, пожав плечами.
– Что с Элен и карликом? – вдруг спросил Скаддер. – Думаешь, они еще живы?
Черити немного подумала прежде, чем кивнуть.
– Да, может быть, мы их скоро увидим, – она сделала шаг к двери и остановилась. – Ты не спросил о Кайле.
– С ним ничего не случится. Он же своего рода сверхчеловек.
– Ты его немного недолюбливаешь, да?
– Да, – признался Скаддер. – Я должен его любить?
– Конечно, нет, – ответила Черити. – Но все же было бы лучше…
– Никто из нас не знает, что на самом деле у него на уме, – перебил ее Скаддер. – То, что он нам до сих пор помогал, может оказаться просто уловкой.
– Ерунда! – возразила Черити.
– Может быть, он пока еще не нашел то, что ищет.
Черити снова хотела возразить, но вместо этого молча посмотрела на Скаддера и чуть-чуть погодя, наконец, спросила:
– Что ты все же имеешь против него? Ты ревнуешь?
– У меня есть на то основания?
– Нет, – ответила Черити. Она повернулась и вышла из комнаты.
Крэмер, Гартман и Нэт стояли в коридоре и тихо разговаривали. Когда Гартман увидел Черити, то смерил ее кратким, откровенно восхищенным взглядом и почтительно кивнул.
– Эта форма вам очень идет, капитан Лейрд, – заметил он.
– Но все же я не стану вашим волонтером, – с улыбкой ответила Черити и показала рукой на выход. – Пошли?
– Так быстро?
– Нам нужно очень многое обсудить, – ответила Черити, – например, что мы можем сделать для Кайла, Гурка и девушки.
– Боюсь, что в данный момент мы ничего не сможем сделать, – ответил Крэмер. – Там, наверху, сейчас творится черт-те что, как вы сами, наверное, себе представляете. Слишком рискованно сейчас покидать станцию.
Черити проглотила острое возражение, вертевшееся у нее на языке. Со своей позиции Крэмер, видимо, был прав – муравьи не смирятся просто так со смертью царицы. Но тем важнее найти Элен, Кайла и карлика прежде, чем это сделают подразделения Стоуна.
– И, кроме того, сейчас у нас есть более важные дела, – продолжал Крэмер.
– Например? – поинтересовалась Черити. Лицо Крэмера помрачнело.
– Я не хочу ничего вам рассказывать, – сказал он. – Кроме того, нужно быть слепыми, чтобы самим не заметить, что… у нас есть проблемы.
– Я не могу себе представить, что есть что-то такое, с чем люди вроде вас не могут играючи справиться, – с иронией вставил Скаддер.
Черити бросила на него предостерегающий взгляд, но слова хопи, казалось, скорее позабавили, чем рассердили Крэмера.
– В определенном смысле в этом есть и ваша заслуга, мой дорогой.
– Моя?
– Всех вас. Или лучше сказать – обстоятельств вашего появления здесь.
– Боитесь, что ваше маленькое укрытие может взлететь на воздух, если муравьи начнут нас активно искать, – высказал предположение Скаддер.
– Ни в коем случае, – спокойно возразил Крэмер. – Они ищут нас в течение пятидесяти лет и не могут найти. Если мы не допустим ошибку, они будут искать нас еще пятьдесят лет.
Он повернулся и медленно пошел к лестнице. Черити и остальные пошли за ним.
Черити ожидала, что Крэмер пояснит свои слова, но он ограничился какими-то пустыми фразами.
Путники покинули здание и снова оказались в пещере.
– Что это за проблемы, о которых вы только что говорили? – спросила, наконец, Черити.
– Проблемы – это, видимо, неподходящее слово, – уклончиво возразил Крэмер. – Скажем, я поразмыслил о некоторых вещах. Например, о том, почему муравьи прилагают такие усилия, чтобы уничтожить вас?
– Мы доставили им много неприятностей, – пояснил Скаддер.
Крэмер только кивнул и продолжал:
– Я вам охотно верю, но ваша смелость и вред, который вы им причинили… Извините, мистер Скаддер, но я думаю, что мы за последние пятьдесят лет доставили им гораздо больше неприятностей. И все же, они не бросают нам на головы атомные бомбы.
– Возможно, они это еще сделают, – сказал Скаддер.
– Возможно, – невозмутимо заметил Крэмер, – но я в это не верю. – Он сделал широкий жест рукой. – Чтобы разрушить эту базу, нужно абсолютно точно знать, где она находится, или применить оружие, которое сделает необитаемой половину континента. На это они не решатся. Им нужен этот мир, они не рискнут потерять все, чего добились за пятьдесят лет колонизации, только из-за того, что несколько мятежников сбили несколько их самолетов.
Он остановился, посмотрел на Черити испытующим взглядом, решительно покачал головой и двинулся дальше.
– Нет, тут что-то другое. Вы рассказали, сколько сил потратили на то, чтобы получить доступ к бункеру НАТО в Париже. Там, внизу, должно быть, находилось нечто такое, что представляет для них особенную важность.
– Может быть, – сказала Черити, пожав плачами. – Но я даю вам слово: я не знаю, что это значит.
– Я вам верю, – ответил Крэмер. – А ваши друзья мороны, видимо, нет. И, может быть, это даже хорошо.
– Почему? – удивилась Черити.
– Потому, что они тем самым дают нам ценную подсказку, – ответил Крэмер. Черити с недоумением посмотрела на него, а он добавил: – Может быть, мы узнаем или сможем найти то, о чем вы смутно догадываетесь.
– Шутите? – с тревогой заметила Черити. – Бункер полностью уничтожен.
Крэмер кивнул.
– Только тот бункер. Но, знаете ли, в Европе было три таких сооружения. Одно находилось в Лондоне. Насколько нам известно, оно было разрушено еще в первые дни оккупации. Второе вы сами подняли на воздух. А третье…
– Находится здесь? – предположила Черити с недоверием.
Крэмер кивнул.
– Верно, капитан Лейрд. То, что заложено в память компьютеров базы НАТО в Париже, знаем и мы.
Черити остановилась и с изумлением уставилась на низкорослого генерал-майора.
– Вы отдаете себе отчет в том, что говорите?
– Конечно, – сказал он. – То, что искали захватчики в Париже, есть и у нас.
ГЛАВА 15
Царица буйствовала. От криков огромной твари дрожал пол, и муравьи, суетившиеся, пытаясь помочь ей, сгибались от них, как от ударов. Ее огромная, вздутая задняя часть туловища дрожала и дергалась туда-сюда, все еще без остановки выбрасывая яйца. Насекомое походило на огромную поврежденную машину, которая уже не может остановить свой ход.
Кайл чувствовал, что не только физическая боль приводила в неистовство это существо. Впервые он стоял так близко против царицы, но видел подобные создания далеко не впервые. Эта царица отличалась от всех других, когда-либо попадавшихся ему на глаза. В ее огромных фасеточных глазах светился мощный интеллект, соединенный с жестокостью мрачного божества.
Кайлу стоило немалых усилий оторвать взгляд от огромных фасеточных глаз муравьихи и отступить на шаг назад. Внутри разрушенного собора находилось много джередов и муравьев. На некотором расстоянии он рассмотрел поблескивающую белую фигуру инспектора. Тот застыл на месте, не сводя пристального взгляда с Кайла. Было ясно: морон его узнал, однако по причине, непонятной для Кайла, до сих пор не решился отдать своим воинам приказ схватить мега-воина.
Кайл медленно повернулся и пошел назад к Гурку, остановившемуся под дверью с зажатыми тонкими ручками ушами и искаженным от боли лицом.
– Где Гиэлл? – спросил Кайл.
Гурк убрал руку от уха и показал назад. Губы его двигались, но Кайл ничего не понял – каждый звук тонул в пронзительных воплях беснующейся царицы. Проследив за жестом карлика, он увидел Гиэлла в гуще возбужденных джередов.
Все время, пока Кайл пробирался к джереду через груды щебня, он ощущал на себе буравящий взгляд инспектора, следившего за каждым движением преступного мега-воина. Добравшись, наконец, до Гиэлла, Кайл резко дернул его за плечо.
– Где Элен? – крикнул мегамен, стараясь пересилить вопли царицы. – Что вы с ней сделали?
Джеред поднял руку и с удивительной силой оттолкнул Кайла.
– Не сейчас, – сказал он и хотел отвернуться, но Кайл схватил чужака за руку так крепко, что любой закричал бы от боли. Но на лице Гиэлла не дрогнул ни один мускул.
– Ты мне сейчас же…
Гиэлл бережно взял собеседника за плечо – и тут почему-то все тело пронзила страшная боль. Она заставила Кайла вскрикнуть и отпрянуть назад. Он беспомощно опустился на пол, с отчаянным напряжением стараясь одолеть темные тени, заплясавшие перед глазами, заволакивая сознание. Когда Кайл поднял голову, фигура Гиэлла стала медленно расплываться перед взором.
– Мы сделаем девушке то, что необходимо сделать, – спокойно сказал Гиэлл. – Но не сейчас. Царица умирает.
– Знаю, – простонал Кайл. – Но какое отношение к…
– Если она умрет, умрем и мы, – пояснил Гиэлл. Кайл в замешательстве посмотрел на него. – И девушка тоже, – добавил джеред.
Когда джеред отвернулся и спокойным шагом пошел к своим собратьям, Кайл, шатаясь, поднялся. В голове продолжалась круговерть, казалось, что колени не выдерживают веса тела.
– Что произошло? – взволнованно спросил Гурк, глядя попеременно то на него, то на джереда.
– Не имею понятия, – пробормотал Кайл. Он даже говорил с трудом. Его подкашивала не боль, а чувство слабости, как будто джеред каким-то образом лишил его жизненной силы.
– Что с тобой случилось? – переспросил Гурк. Снова не получив ответа, он закинул голову, задумчиво глядя снизу на Кайла. – Скорее всего, ты не так уж неуязвим, как я думал.
– Возможно, – лаконично ответил Кайл.
Он снова поискал взглядом инспектора. Громадный белый муравей подошел ближе, снова пристально всматриваясь в него. Наряду со множеством рабочих, обыскивавших разрушенный церковный неф в поисках яиц, оставшихся невредимыми после налета, Кайл рассмотрел теперь и дюжину солдат. Большинство из них были вооружены лазерными ружьями, но некоторые имели при себе маленькие, неуклюже выглядевшие лучевые пистолеты (один из таких Кайл добыл в Париже). Выстрел из этого оружия может убить и его, мега-воина.
– Кажется, становится слишком горячо, – сказал рядом с ним Гурк. Он тоже заметил солдат. – Сдаемся или идем с поднятым флагом на дно? – пошутил он.
Кайл не ответил. Он отлично понимал: все, что здесь происходит, уже давно не зависит от их воли. Солдаты до сих пор на него не напали, видимо, единственно от опасной близости к царице. Один неверный выстрел мог бы убить прародительницу.
Кайл неуверенно взглянул на Гиэлла. Джеред и дюжина его собратьев осторожно приближались к метавшейся царице. В отличие от муравьев, им она позволила приблизиться. Кайл наблюдал со смешанным чувством удивления и любопытства, как около громадного тела гигантского насекомого джереды образовали полукруг. Их руки производили медленные обволакивающие движения, и Кайл услыхал как бы монотонное жужжание.
– Что они там делают? – шепнул Гурк. Кайл не обращал на гнома внимания.
Его тоже глубоко озадачило поведение джередов, он как будто догадывался, что делали эти странные существа. Прошло десять минут. Гиэлл и другие просто стояли, не двигаясь, выводя руками по воздуху рисунки и издавая какое-то странное жужжание. Буйство царицы постепенно ослабевало, но ее гигантское туловище все еще сотрясалось от боли, а взгляд огромных глаз все мутнел.
Наконец джереды один за другим обессиленно опустили руки. Некоторые, ослабев, там же и упали. Другие, шатаясь, отступили на несколько шагов назад, прежде чем устало сесть на пол. Гиэлл, изможденно покачиваясь, отошел в сторону, ища, как слепой, опору.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20