А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


– Я узнал его по знакам отличия. Вот, взгляните, – он подошел вплотную к экрану и указал на светившуюся где-то в районе сердца существа искорку размером с булавочную головку.
Гартман неприкрыто враждебно посмотрел на мега-воина, затем соблаговолил нагнуться к монитору, да так сильно, что нос лейтенанта почти коснулся экрана. С минуту напряженно всматривался в человеческую фигуру, имевшую размер не более ладошки, потом выпрямился и, снова с подозрительностью взглянув на Кайла, сказал:
– У вас чертовски хорошее зрение, молодой человек.
– Вы правы, – подтвердил мегамен. Черити облегченно вздохнула. Может, Кайлу все-таки удастся скрыть свою тайну.
– Кто такой Стоун? – поинтересовался Гартман.
– Наш личный друг, – торопливо ответила Черити, произнеся последнее слово с особым нажимом. Потом с кислой миной посмотрела на монитор и добавила: – Его я узнаю, пожалуй, даже в темноте. И даже с закрытыми глазами. Он давно уже гонится за нами.
– Как видно, – присовокупил Гартман, – он и сейчас занят именно этим.
– Как бы я хотел свернуть шею этому парню! – прорычал Скаддер.
Гартман слегка улыбнулся, но взгляд лейтенанта оставался серьезным. Черити подумала, что провести этого человека не так-то просто. Лейтенант давно уже чует, что от него что-то скрывают.
Внезапно тишину нарушило неестественно громкое покашливание юного техника, сидевшего за компьютером. Ничего не говоря, Гартман стал рядом с юношей и склонился над его плечом. Обменявшись взглядами с Кайлом, Черити последовала за лейтенантом и склонилась к пульту.
– Какие-то сложности? – участливо поинтересовалась она.
– Возможно, – уклончиво ответил Гартман. – Точнее сказать не могу.
– Мы могли бы чем-нибудь помочь? – спросил Кайл.
– Вы бы очень помогли, если б не вмешивались. Возвращайтесь в свои комнаты.
– Вы хотели сказать: свои камеры? – с иронией заметила Черити.
Гартман бросил на нее резкий взгляд. Глаза лейтенанта сверкнули, он сдавленно произнес:
– Конечно же, капитан, вы можете воспользоваться моей личной резиденцией. И ваши спутники тоже. Лейтенант Фельс покажет, где это, и позаботится о вас, пока я буду занят.
Гартман нажал кнопку на пульте, и перед дверью маленького командного пункта появился молодой лейтенант и еще один военный, пока не знакомый Лейрд. Гартман показал на Черити и остальных и приказал:
– Отведите наших гостей в мою комнату. И оставайтесь там: возможно, им что-нибудь понадобится.
Не говоря ни слова, команда Черити и конвой вышли из помещения и по короткому коридору из голого бетона вернулись в комнату, где Лейрд впервые разговаривала с Гартманом. Оба военных вели себя очень предупредительно, но менее дипломатично, чем их начальник. По выражению их лиц было ясно, кем для этих офицеров стали свалившиеся с неба гости: на чужаков смотрели, как на пленников.
– Я не могу понять, – сказала Нэт, когда военные наконец закрыли за собой дверь, – что случилось? Они относятся к нам так, будто мы…
Она помедлила, подыскивая слово. Кайл услужливо подсказал:
– Враги.
Казалось, это слово испугало Нэт. Но не особенно сильно. Испугало, конечно, не потому, что поразило, а потому, что вобрало все смутно сознаваемое.
– Он нам не доверяет, – сказал Кайл. – И прежде всего мне. Не знаю, почему. Но я чувствую это.
– Может, он знает, кто ты? – предположил Скаддер.
Кайл собирался уже ответить, как вдруг резко повернулся кругом и подошел к стене около двери. Кончиками пальцев заскользил, словно ища что-то, по панели выключателя, на мгновение замер. И, когда отвел руку, все увидели зажатые между большим и указательным пальцем мегамена остатки малюсенького микрофона с оборванными проводками.
Буквально через секунду дверь открылась, и в комнату вошел, демонстративно придерживая правой рукой кобуру пистолета, молодой коллега Фельса. Когда офицер увидел, что держит в руке Кайл, его замешательство перешло в ярость. Но вошедший так и не успел выразить свое негодование: Кайл, весело улыбаясь, протянул ему микрофон-малютку.
– Мне кажется, вы ищете вот это, – вежливо произнес мега-воин. – Следовало бы получше прятать подслушивающие приборы.
На лице молодого военного (по маленькой нашивке на левой стороне можно было определить, что это унтер-офицер Леман) смешались возмущение, гнев и беспомощность.
– Как это понимать? – возмутилась Черити. – У вас что, принято подслушивать разговоры гостей?
Ее резкий тон сделал свое дело. Военный так и не заговорил. Вместо этого он некоторое время с беспомощным видом осматривал лежащий на ладони поломанный мини-микрофон, потом рывком зажал прибор в кулаке и пулей вылетел из комнаты. Дверь за ним с грохотом захлопнулась.
– Не перегибай палку, Кайл, – вздохнув, предостерегла Черити. – Теперь можно говорить?
Кайл постоял немного, словно вслушиваясь в себя, потом молча кивнул.
– Хотел бы я знать, что все это означает? – заворчал Скаддер. Он так посмотрел на дверь, захлопнувшуюся (а теперь закрытую на замок?) за Леманом, будто возлагал на нее всю ответственность за их теперешнее незавидное положение. – Почему, черт побери, меня все время арестовывают и допрашивают?! Надоело!
– Вероятно, это происходит из-за твоей внешности, краснокожий, – язвительно предположил Гурк. – Двухметровый индеец с прической панка и в прикиде рокера не может не вызвать у прусского офицера некоторого подозрения.
– По крайней мере, это лучше, чем быть похожим на обрубок с вдавленным носом! – возразил Скаддер и угрожающе потряс кулаком перед лицом Гурка. Гном с наигранным ужасом отстранился и поднял руки, будто бы прикрывая голову.
– Прекратите, – резко приказала Черити. Сейчас ей было совсем не до шуток. Оказалось, что их положение куда серьезнее, чем предполагали они сами. – Не могу понять, зачем им это нужно. Почему они предпринимают такие усилия, чтобы поймать нас или, по крайней мере, убедиться в нашей смерти? – она прислонилась к стене у самой двери и, скрестив на груди руки, стала задумчиво изучать пол. – Да, Стоун, пожалуй, пожертвует целым годом жизни, чтобы только снова заполучить нас. Но им движет не только это желание.
– Как? – воскликнула Элен. – Разве еще тогда, в городе, он не преследовал вас?
– Конечно, преследовал, – подтвердила Черити. – Но не с таким размахом. Используя такие силы и средства тогда, он схватил бы нас через десять минут.
– Кроме того, раньше он не собирался нас убивать, – вставила Нэт.
Элен посмотрела на спутницу с некоторой долей сомнения, но справедливость слов девушки внезапно подтвердил Кайл:
– У меня был приказ взять вас живыми, – сказал он, кивнув в сторону Черити.
– И отдав такой приказ, он начал бросать атомные бомбы, явно в расчете на то, чтобы покончить с нами, – со вздохом добавила Черити. – Не знаю, но мне кажется: перемена в его настроении налицо.
– Может, это из-за меня, – высказал свое предположение Кайл. – Защитное поле мега-воина впервые оказалось пробитым. Они должны были сделать все, чтобы поймать меня или, на худой конец, устранить… Мне нужно было расстаться с вами.
– Ты заблуждаешься, Кайл, – возразила Черити. – Видимо, ты первый, кто мог так открыто противостоять им. Но вообще-то мне кажется, на деле идея превратить наших собственных детей в злейших врагов осуществляется далеко не так успешно, как представляли себе мороны, – она кивком головы указала на Элен. – Вспомни хотя бы ее отца.
Заметив, как вздрогнула девушка, Черити поняла, что снова допустила ошибку. Тот факт, что после бегства из Парижа Элен не сказала ни слова, не был случаен. Девушка убедилась, что человек, которого она считала своим отцом и уважала, в действительности оказался предателем, перешедшим на сторону моронов, и до сих пор не могла оправиться от потрясения. И Черити не решилась бы утверждать, что Элен вообще когда-нибудь с этим справится.
– А может, всему причиной эта станция? – предположила вдруг Нэт. – Едва ли они станут превращать в пепел половину страны, чтобы обезвредить пару бунтарей-одиночек и схватить одного мятежного киборга, – она бросила в сторону Кайла насмешливый взгляд. – А эта станция…
– Пара ржавых компьютеров и пять оловянных солдатиков? – с сомнением заметил Скаддер.
– Но, вероятно, это не все, чем располагают немцы, – возразила Черити.
– Конечно, нет, – согласился Скаддер. – Но это, наверное, все, что еще способно работать.
Черити снова покачала головой.
– Не стоит преувеличивать. Я все здесь осмотрела. Аппаратура действительно стара, но находится в достаточно хорошем состоянии… Или Гартман о чем-то умалчивает, или…
Дверь распахнулась, и в комнату, держа оружие наготове, влетели Леман и Фельс. У офицеров был такой вид, что Черити поняла: «Они готовы нас прикончить».
– В чем дело? – возмутилась она. – Так…
– Замолчите! – оборвал Леман я направил дуло лазера сначала на Кайла, потом на Черити. – Вы, оба! – приказал он грубо. – Пошли! Остальные остаются здесь.
– Но почему…? – начал было Кайл. Леман подскочил к мега-воину и дал кулаком в зубы. Черити знала, что Кайлу не составило бы труда уклониться от удара или даже разоружить незадачливого унтер-офицера, но мега-воин не пошевелился. Получив удар, он отшатнулся на полшага назад, скривил лицо от боли и поднес руку к разбитой, сочившейся кровью, губе.
– Я сказал, заткнись! – зашипел Леман. – Остальные останутся здесь!
Офицер отскочил и, сердито махнув Черити и Кайлу, дал им понять, чтобы пленники следовали за ним. В полном смятении, но довольная, что у Кайла хватило ума последовательно проводить свою роль, Черити в сопровождении двух военных вышла в коридор и повернула направо. Кайл следовал за ней. Вероятно, по мнению Лемана, мега-воин шел недостаточно быстро, поэтому унтер-офицер поддал своему поднадзорному хорошего пинка. Черити сердито обернулась.
– Черт побери, что это значит?! – возмущенно воскликнула она.
– Идите, идите! Лейтенант Гартман все вам объяснит, – зловеще пообещал Леман.
* * *
Бронированная дверь на центральном пункте оказалась полуоткрытой, и хотя с тех пор, как беглецы покинули это помещение, прошло совсем немного времени, все там резко переменилось. Оба техника сидели у пульта. Гартман с озабоченным видом склонился над столом, уставленным приборами. Все настенные мониторы ожили и показывали теперь отдельные участки города.
– Что случилось? – спросила Черити.
Гартман обратил на нее такой долгий взгляд, будто видел в первый раз. Его глаза сузились.
– Вы действительно не знаете? Или вы просто хорошая актриса?
С трудом сдерживаясь, Черити с заметной дрожью в голосе ответила:
– Я не спрашивала бы, если б знала. Так что случилось? – она показала на Лемана, стоявшего за спиной у Кайла. – Почему вдруг вы стали обращаться с нами, как с пленными? Что происходит?
Гартман промолчал. Потом выпрямился и жестом велел унтер-офицеру опустить оружие. Леман подчинился, но не выпустил автомата из рук. Этот офицер готов был в любую минуту выстрелить.
– Они обнаружили нас! – воскликнул Гартман, указывая на мониторы. На экранах были видны неспешно скользящие глайдеры, идущие цепью черные многорукие воины-муравьи. – Сомнений быть не может. Они на пути сюда. Похоже, им неизвестно, где в точности мы находимся, и все-таки они приближаются.
– И вы считаете, что в этом есть наша вина? – предположила Черити.
– Я ничего не считаю, – холодно возразил Гартман. – Единственное, что я знаю как дважды два, капитан Лейрд, это то, что мы сидим здесь уже пятьдесят дет, а они все это время пытаются найти нас. И именно сегодня выясняется, что это им удалось. Странное совпадение, не правда ли?
– Скорее всего это не совпадение, – спокойно заметил Кайл.
– К аналогичному выводу пришел и я, – согласился Гартман.
– Вы что же, решили, будто мы вас предали?! – возмутилась Черити.
– Нет, – ответил Гартман, – по-видимому, не вы, капитан. Но ваш странный друг – возможно, да. Я не слепец и не дурак. Кем бы ни был этот парень, одно можно сказать определенно: он не какой-нибудь бунтарь, наподобие вашего друга индейца.
– Верно, – согласилась Черити.
– Господин лейтенант, они приближаются, – сказал один из техников. – Еще несколько километров… – он в раздумье прикусил нижнюю губу. – Ничего не понимаю. Если б я только не знал, что это невозможно, то руку бы отдал на отсечение, что они проводят треугольный пеленг.
Прочитав во взгляде Гартмана немой упрек, Черити насмешливо ухмыльнулась.
– Если вы считаете, что мы прихватили с собой радиопеленг, то обыщите меня. И отбросьте этот дурацкий стыд.
Глаза Гартмана сердито сверкнули.
– Я же сказал: я не дурак и не слепой, – все более раздражался он. – И прекрасно знаю, что ни у кого из вас нет при себе ничего подобного. Но, черт возьми, объясните же, как они смогли найти нас, если не с вашей помощью?
– Возможно, они запеленговали трутня, – пожимая плечами, предположила Черити. Лейтенант рассерженно отмахнулся.
– Ерунда! Прежде, чем отозвать, мы основательно протестировали его. Думаете, база продержалась бы целых пятьдесят лет, если б нас было так легко обставить?
Кайл вопросительно посмотрел в сторону Гартмана, потом, ни слова не говоря, подошел к ломберному столу, на котором лежал трутень, отделенный от своего панциря. Лейтенант наблюдал за действиями мега-воина с неприкрытой враждебностью, но не возражал и даже отстранил Лемана, собравшегося двинуться вслед за Кайлом и уже сжавшего губы в предвкушении стычки. Мега-воин приподнял бледно-серый металлический диск и, повертев в руках, положил на место. Потом занялся полым панцирем.
– Сколько у нас времени? – спросила Черити.
Прежде чем ответить, Гартман посмотрел сначала на светящиеся мониторы, показывающие приближающуюся армию, затем на сидящих за пультами техников.
– Десять, максимум пятнадцать минут, – ответил один из них. – Если, конечно, нас не запеленгуют раньше.
– Они не смогут сделать этого, – возразил Гартман. Его реплика прозвучала скорее беспомощно, чем убедительно. Техник даже не удосужился прореагировать на слова своего командира.
– Нет, смогут.
Черити и Гартман с тревогой посмотрели на Кайла. Мегамен отошел от ломберного стола, держа в одной руке панцирь трутня, а другой протягивая им маленький черный предмет.
– Я был прав, – подытожил Кайл. – На этой штуке сидел клоп.
– Исключено, – разошелся Гартман. – Мы же несколько раз…
Глаза лейтенанта расширились от удивления, когда он наконец увидел, что обнаружил в полости жука мегамен. Это действительно был клоп. В самом прямом смысле слова – не одно из серии миниатюрных подслушивающих устройств, имеющих такое название, а настоящий клоп.
Насекомое размером не больше ногтя на мизинце имело блестящий черный панцирь – такой же, как у всех живых существ, завезенных завоевателями, – и множество крохотных расторопных ножек.
– Что это? – с ужасом спросил Гартман.
– Обычный поисковик.
Гартман и Черити удивленно нахмурились, а Кайл пояснил:
– Их используют, когда нужно кого-нибудь обнаружить. Эти существа не особенно умны и, тем более, не опасны, но обладают двумя особенностями: они моногамны и способны к телепатии.
В глазах Гартмана отразилось недоумение, переходящее в ужас.
– Вы хотите сказать, что этот урод… читает наши мысли?!
– Да нет, – тряхнув головой, продолжил Кайл. – Однажды спарившиеся особи остаются вместе до конца своих дней. Подобное поведение совершенно не характерно для насекомых, однако ничего опасного в нем нет. Просто если одна особь погибнет, то вскоре умрет и другая. Но они способны на расстоянии нескольких миль различать мыслительные импульсы партнеров. И это делает их действительно опасными, – он показал на экран позади. – В каком-нибудь из глайдеров мороны держат самочку этого насекомого. Чтобы найти нас, им остается только следовать в том направлении, куда устремится она.
Немного помедлив, Кайл зажал насекомое между большим и указательным пальцами и раздавил, потом бросил останки крохотного существа на пол и наступил на них каблуком. Раздался сухой треск; Гартман брезгливо поморщился.
– Невероятно, – пробормотал он.
– В этом нет ничего необычного, – спокойно возразил Кайл. – Мороны часто их подсаживают. По сравнению с обычным пеленгом, клопы гораздо удобнее: их труднее обнаружить.
Гартман пронзил Кайла испытующим взглядом.
– Откуда вы все это знаете? – спросил лейтенант. – Ведь вы не повстанец, как остальные, и не один из людей, уцелевших вместе с Черити Лейрд.
– Верно, – признался Кайл, – но об этом мы поговорим позже.
Он снова указал на стену мерцающих мониторов.
– Теперь моронам понадобится больше времени, но рано или поздно они нас все-таки найдут. Нужно как можно быстрее бежать отсюда.
– И потерять станцию? – Гартман упрямо покачал головой. – Они разыскивали нас полсотни лет и до сих пор не обнаружили.
– Потому что не брались за дело так серьезно, – спокойно возразил Кайл. – Поверьте, лейтенант Гартман: если мороны действительно чего-то захотят, они обязательно этого добьются.
– К тому же, мы окажем сопротивление, – продолжал настаивать Гартман. – Их много, но, думаю, с ними вполне можно справиться.
– Вы не сможете этого сделать, – сказал Кайл. – У них около шести десятков глайдеров. Если вы отобьете эту атаку, мороны пришлют уже шесть сотен.
– Или такого, как вы, – тихо добавил Гартман.
– Или такого, как я, – согласился мега-воин. Две-три секунды лейтенант без слов смотрел на Кайла, потом опустил глаза, глубоко вздохнул и кивнул.
– Леман, позовите лейтенанта Фельса! И остальных! – приказал он. – Потом проверьте тоннель для отхода, – он повернулся к техникам, сидевшим за пультом. – А мы пока подготовим все для эвакуации. Самое позднее через десять минут эта лавочка будет пуста.
ГЛАВА 7
В бронированном противорадиационном костюме Стоун чувствовал себя отвратительно. Защитный скафандр был оснащен экзоскелетом, усиливавшим любое движение, каждый шаг сопровождало звонкое стрекотание сервомоторов. И все же Стоуну казалось, что скафандр давит на плечи многотонным грузом. Возникло обманчивое чувство, будто на коже выступил пот. Но одного взгляда на миниприборы, встроенные в шлем, было достаточно, чтобы убедиться: кондиционер действует безупречно. А радиоактивный фон не больше, чем на борту глайдера, где этот костюм был одет. Скафандр давал своему обладателю самые широкие возможности. Но увы, нельзя было сделать одного – почесаться. А это особенно неприятно, когда все тело зудит. Он решил не обращать внимания на мнимый перегрев и щекотку.
С того момента как Стоун покинул машину и спустился в испепеляющее пекло, он уже не раз говорил себе, что совершенно напрасно не послушал муравья и не остался в глайдере. А теперь, чтобы вернуться, требовалось столько же решимости, сколько и для продолжения поисков.
Его взгляд заскользил по руинам и громоздящимся то тут, то там мусорным завалам. Команда приземлилась в трех милях от места взрыва первой бомбы. Но даже здесь уровень радиации был достаточно высок. Жестоко скрюченные растения в черных обуглившихся струпьях испепеленной листвы казались живыми существами, умирающими в страшных муках. Неподалеку валялся труп какого-то животного. Если бы не внушительные размеры зверя, можно было бы решить, что это крыса. Даже нечувствительные к излучению насекомые, завезенные сюда моронами, оказались неспособными выдержать страшную лавину гамма-лучей – земля вокруг была усыпана обломками крылышек и панцирей.
На этом фоне муравьи казались порождениями ада: они были без защитных костюмов, чаще всего вообще без одежды; черные тела оплетали боевые пояса, сзади болтались громоздкие ранцы, в которых воины таскали какую-то аппаратуру.
Стоун, сопровождаемый резким визгом сервомоторов скафандра, сделал несколько шагов и снова остановился. Беспомощно осмотревшись, задумался. Действительно ли Лейрд и остальные погибли?
И в который раз ответил себе: «А как они могли выжить в этом аду?»
Послышался сигнал встроенного в скафандр передатчика. Стоун нажал кнопку вызова.
– Слушаю.
– Комендант Стоун, – раздался квакающий металлический голос муравья. – Вы просили докладывать обо всем необычном…
– Что такое?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20