А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

– недовольно оборвал Стоун.
– Импульсы поисковика оборвались.
Стоун не сразу сообразил, о чем идет речь. Потом вспомнил о примитивном шпионском зонде, обнаруженном навигационными приборами глайдера около часа назад. Это была до смешного просто замаскированная камера, запущенная, по всей видимости, с одной из в большом количестве рассеянных по планете баз повстанцев. Эти базы не стоили того, чтобы тратить огромные средства, какие потребовались бы на поиск и уничтожение мятежников. И все же Стоун отдал приказ сохранить зонд, снабдив поисковиком. Как только насекомое приведет к базе, муравьи довершат начатое…
– И что же? – поинтересовался Стоун.
– Прекращение импульсов может означать, что насекомое случайно погибло или было обнаружено и уничтожено. Последнее настораживает.
– Почему?
– Потому что аборигены о поисковиках не знают, – пояснил муравей. – И не могут зафиксировать телепатические импульсы, поскольку не имеют для этого ни технических, не психических возможностей.
– Но и капитан Лейрд не смогла бы сделать это, – возразил Стоун.
– Разумеется. Но бежавшему мега-воину эти существа знакомы.
Вопреки всем законам логики, вопреки фактам, Стоун чувствовал: беглецы укрылись в гнезде мятежников, которые и запустили зонд.
– Была ли возможность определить координаты местонахождения бункера до уничтожения поисковика?
– Нет. Но мы их установим. Район поиска уже прочесывают два подразделения.
– Возьмите еще столько же, – повелел Стоун. – И доставьте меня на вычисленную позицию.
Муравей помедлил.
– Советую не делать этого, – осторожно возразило насекомое. – Мятежники здесь не особенно активны, но достаточно опасны. Несколько наших разведотрядов уже…
– Советы мне не нужны! – грубо перебил Стоун. – Выполняйте приказ!
Муравей, находившийся на борту глайдера, ничего не ответил. Но уже через несколько секунд мощная машина, поднявшись в воздух, зависла над Стоуном и начала плавно опускаться. В нижней части открылся погрузочный люк, две огромные стальные руки повлекли вверх многотонную ношу.
* * *
Фельс, Гартман и третий военный спешили за Черити и ее спутниками, идущими по низкому тоннелю, служившему выходом из укрытия. Один из техников шел во главе небольшого отряда. Не обнаружив нигде другого юноши, Черити спросила о нем Гартмана. Ответа не последовало.
Тоннель, оказавшийся полой канализационной трубой, добрую милю шел прямо, затем разделился на два рукава – освещенный и неосвещенный. Штерн, не раздумывая, свернул в сторону света. Черити хотела пойти за техником, но тут Гартман ожесточенно замахал ей.
– Туда идти нельзя, – сказал он. – Вы же знаете, широкая протоптанная дорога ведет в ад. Так сказано в Библии.
– Будем надеяться, что мороны этого не знают, – сказала Нэт. – Вряд ли они читали Библию.
Черити указала на Штерна, силуэт которого почти растворился в красноватом сумраке тоннеля.
– Куда же, в таком случае, идет он?
– Подготовить небольшой сюрприз вашим друзьям, – неохотно ответил Гартман, жестами призывая идти побыстрее.
Они и так почти бежали, но Черити знала: следует спешить. Прежде чем покинуть убежище Гартмана, она бросила взгляд на мониторы. Увиденное поразило. Хотя Кайл и уничтожил клопа-телепата, муравьи приближались. Очень скоро они обнаружат замаскированный вход в бункер Гартмана, а затем и тоннель, по которому сейчас отступают повстанцы.
Еще полмили бежали в кромешной тьме, освещавшейся лишь тонким лучиком фонаря, укрепленного на поясе лейтенанта. Вдруг Гартман дал знак остановиться. Быстро и уверенно отстегнул электрическую отвертку, крепившуюся на поясе, и открыл металлическую крышку, так плотно пригнанную к полу, что Черити и остальные просто проскочили ее.
В глубину люка вела лестница. Не дожидаясь команды Гартмана, один из военных нырнул вниз и исчез в темноте. Лейтенант выпрямился и сделал приглашающий жест.
– Прошу!
Черити замялась, но поняла, что ей не остается ничего, как во всем положиться на Гартмана. Под ее телом лестница заколебалась, почудилось, будто заскрипели проржавевшие крепления. Прутья перил, покрывшиеся шипами ржавчины, больно ранили руки, воздух становился все более спертым. Добравшись до конца лестницы, Черити увидела свет.
Это Леман, спустившийся ранее, включил свой фонарь и поставил его на пол. Яркий луч высветил из мрака странного вида машину. На первый взгляд она напоминала паровозик, какие используют в увеселительных аттракционах, только катился он не по рельсам. Под днищем была спрятана добрая дюжина толстых резиновых колес, позаимствованных, видимо, у какого-то иного средства передвижения. В машине было целых шесть сидений, причем довольно широких, поэтому, потеснившись, могли поместиться все.
Черити с любопытством и нетерпением наблюдала, как военный открыл капот, сунул голову внутрь и до пояса исчез. Продолжительное время, ни слова не говоря, он рылся в машине, потом, с ног до головы перепачканный, вынырнул наружу.
– Какие-нибудь проблемы? – спросил Скаддер, только что спустившийся с лестницы.
Леман посмотрел на командира с такой нескрываемой враждебностью, что бывший шарк отвернулся.
Через несколько мгновений с лестницы спустился и Гартман, замыкавший их маленький отряд. Черити обратила внимание, что отвертки в руках лейтенанта уже не было. Может, он оставил ее наверху, чтобы два задержавшихся техника могли перекрыть вход в люк?
Лейрд с любопытством огляделась: свод был до того низким, что приходилось нагибаться, металлические стены, изъеденные ржавчиной, покрывали большие грязные пятна. Понятно: они находятся сейчас в одном из ходов сообщения, наподобие тех, которыми в Париже пользовался Жан со своей командой.
Черити повернулась к Леману, все еще возившемуся с автомобилем. Рядом с техником, злорадно ухмыляясь, демонстративно засунув руки в карманы растрепанной кожаной куртки, стоял Скаддер.
– Черт побери! Что вы возитесь?! – рявкнул Гартман.
Поднимая голову, Леман вздрогнул от испуга и ударился затылком о поднятую крышку капота. Лицо техника исказилось от боли.
– Мотор… не заводится, – сокрушенно выговорил Леман.
– Так почините! – Гартман явно начал выходить из себя.
– Я и пытаюсь, – все еще оправдывался Леман. – Но…
– Может, я могу помочь? – предложил Скаддер. Леман хмуро посмотрел на шарка.
– Вы разбираетесь в моторах?
Скаддер пожал плечами.
– Ну, так… немного.
– Ладно, – буркнул Гартман, – Леман такой растяпа, что вряд ли вы окажетесь хуже.
Командир угрожающим жестом отстранил техника.
Так и не вынув рук из карманов, Скаддер склонился над вскрытым чревом машины и тут же снова выпрямился.
– Отсоединился контакт батареи, – со знанием дела пояснил он.
В глазах Гартмана сверкнула молния. Леман, сжавшийся, как от удара, поспешил устранить неисправность. Потом бросился на водительское место и нажал какую-то кнопку. Раздался глухой треск дизельного мотора, по тоннелю разнесся неприятный едкий запах.
– Идиот, – пробормотал Гартман, потом обернулся, задрал голову и посмотрел на лестницу. – Куда девался второй болван?
Предпочитая не вмешиваться, Черити направилась к машине, где уже расположились Нэт, Элен и Фельс. Скаддер тоже занял было одно из сидений, но потом передумал и вышел. Сгреб мощными руками Гурка, вернулся в машину и водрузил карлика к себе на колени. Места в машине было мало. Черити улыбнулась, заметив недовольную мину Гурка. Скаддер обошелся с ним довольно грубо, однако протестовать карлик не решился.
В этот момент позади кто-то резко вскрикнул. Черити оглянулась: Гартман пытался увернуться от падавшего на него с верха лестницы существа.
Еще секунда – и в сторону лейтенанта метнулся сноп яркого света, полыхнул где-то рядом с человеком и, угодив в стену, взорвался огненным облаком. При свете взрыва Черити удалось разглядеть, что существо, падавшее с лестницы и чуть не раздавившее лейтенанта, – один из техников.
– Поехали! – крикнул Гартман, подбегая к Черити и пытаясь затолкнуть ее в машину. И тут уже второй залп пронзил шахту, расплескавшись на каменном полу огненно-красной лавой. Кайл с Гартманом вскочили на подножку, и странный экипаж тронулся.
Леман обреченно чертыхался, безрезультатно пытаясь заставить машину идти быстрее. Фельс и Гартман, не выпуская из рук оружия, следили за лестницей.
Вдруг на ее ржавых перекладинах появилась огромная паукообразная тень. Леман выстрелил. Морон, издав пронзительный свист, стал крениться на бок и через секунду упал вниз. Но наверху уже появлялись другой, третий… Не успели Фельс и Гартман дать следующий залп, как пространство прошили ослепительные световые нити. Молнии ударили у самой машины, опалив стены трубопровода пламенем. Колючие белые искры ослепили путников. Черити инстинктивно вжалась поглубже в жесткое сиденье. Кайл и Скаддер вскинули лазеры и ответили огнем. Нелепый балаганный автомобильчик удалялся от нападавших со скоростью, не превышавшей скорость бегущего человека.
– Тормози! – крикнул вдруг Гартман.
Водитель с удивлением взглянул на командира, но приказ выполнил. Машина, дернувшись, остановилась. В миллиметре от Гартмана прошел пунктир лазера. Следующий луч чиркнул по задней части автомобиля, подпалив одну из шин.
– Прикройте меня! – скомандовал Гартман, выскакивая из машины. – И пристрелите этого парня, – он махнул рукой в сторону Лемана, – если вздумает тронуться с места!
Черити не вполне понимала, что задумал лейтенант. Было ясно одно: надо стрелять. Она выхватила оружие и дала залп по приближавшемуся муравью. И даже не поняла, попала ли: тесная штольня была почти до отказа забита блестящими хитиновыми панцирями. В полной растерянности Черити наблюдала за тем, как, не прекращая стрелять, Гартман приближается к фронту муравьев…
Спасло их только странное оружие Кайла. Даже тяжелые гамма-лазеры, раздобытые в Париже, и те, пожалуй, не смогли бы обратить в бегство полчища монстров. На место каждого убитого в шахту спускались еще двое и тут же шли в атаку. Но оружие Кайла прожигало черный фронт насквозь, превращая чудовищных насекомых в пыль и пепел.
И только когда лейтенант почти достиг лестницы, Черити догадалась, с какой целью была предпринята эта похожая на самоубийство вылазка.
Техник, упавший с лестницы, оказался живым. Он лежал рядом с двумя убитыми муравьями и пытался оторвать голову от земли. Как только Гартман оказался рядом с беднягой, на лестнице показались еще два муравья. Черити и Скаддер, не сговариваясь, выстрелили и попали в цель. Чудовищная сила разорвала тела насекомых, на Гартмана и раненого техника грянул шквал горящего хитина. Лейтенант застонал от боли, но не изменил своего плана: подбежал, быстро присел, подхватил техника, легко, без напряжения взвалил на плечи. Леман, сидевший за рулем, наконец сообразил, что нужно делать, и дал задний ход навстречу командиру. Под прикрытием Черити, Скаддера и Кайла, без перерыва поливавших лестницу огнем, Гартман, пошатываясь, подошел к автомобилю, водрузил свой почти безжизненный груз на колени Нэт и Элен, кряхтя, забрался в машину.
– Поехали! – только теперь приказал лейтенант. Как только машина рванулась вперед, Кайл спрятал оружие и склонился над раненым. Скаддер и Черити продолжали вести огонь.
– Он жив? – переводя дыхание, спросила Черити.
Кайл кивнул. Осторожно, кончиками пальцев, обследовал окровавленное лицо, ощупал шею, спину техника и только после этого подтвердил:
– Да, жив. Но серьезно ранен. И я не уверен, что он выкарабкается.
Краем глаза Черити заметила какое-то движение на верхнем конце лестницы, направила туда лазер и выстрелила. По раздавшемуся вслед за этим резкому свисту и глухому звуку, произошедшему от удара тяжелого тела о пол, она поняла, что не промахнулась. Хотя и не особенно целилась: машина была уже довольно далеко от лестницы. Они со Скаддером сделали еще дюжину выстрелов и только после этого убрали оружие и опустились на сиденья.
Техник тяжело дышал. Он был в сознании и, видимо, испытывал страшные страдания. Его рука судорожно вцепилась в бедро Элен. Девушка прикусила от боли губу, но пытаться убрать руку раненого не стала.
Наконец Кайл нащупал на затылке техника нервный узел, который искал. Быстро и сильно надавил. По телу раненого побежала дрожь, он закрыл глаза… Дыхание техника стало ровным.
– Так, по крайней мере, он не чувствует боли, – произнес мега-воин. – Но я не поручусь, что он очнется.
Кайл посмотрел на Гартмана:
– Там, куда мы едем, есть врач?
Лейтенант помедлил, потом кивнул:
– Да. Если мы довезем его живым, то он обязательно выкарабкается.
Кайл устремил на Гартмана задумчивый взгляд. Лицо и руки лейтенанта, покрывшиеся многочисленными шрамами и царапинами, были перепачканы кровью, на куртке над левой лопаткой постепенно расплывалось алое пятно. Гартман тоже был ранен. Кайл протянул к нему руку. Но лейтенант только грубо оттолкнул мегамена и мотнул головой.
– Оставьте это!
Кайл послушно откинулся на сиденье и сказал:
– Я вас не понимаю.
Гартман бросил на собеседника косой взгляд.
– Да?
– Похоже, что вы ненавидите своих людей, не упускаете даже малейшей возможности обругать и унизить их. И, не задумываясь, идете на риск, чтобы спасти кому-то из них жизнь.
Гартман сердито поджал губы и смерил Кайла презрительным взглядом.
– Вам больше нравилось бы, если б я хвалил их, а потом бросал подыхать?
Мегамен покачал головой.
– Я не это имел в виду. Просто…
– Что вы имели в виду, меня совершенно не интересует! – грубо перебил Гартман. – Лучше будьте внимательны. Они постараются нас настигнуть. А эта колымага, к сожалению, не похожа на гоночную машину, – лейтенант бросил на сидевшего за рулем Лемана такой взгляд, будто вина за низкую скорость машины лежала только на нем.
– Куда мы направляемся? – поинтересовалась Черити.
– Туда, где все вы будете в безопасности, – коротко пояснил Гартман.
После всего, что произошло, подобный ответ вызывал раздражение.
– Это бессмысленно! – все более раздражаясь, выпалила она. – Может, вам, Гартман, и доставляют удовольствие тайны, но неужели вы не понимаете, что, так или иначе, мы скоро все увидим!
Гартман обернулся и как-то странно посмотрел на нее.
– Вы так думаете? – спросил он.
– А разве нет?
– Не знаю, – признался Гартман. – Не мне решать.
– А кому же?
Этот вопрос Черити так и остался без ответа.
ГЛАВА 8
Коридор был сплошь усеян телами воинов. Несмотря на то, что телепатические импульсы поисковика прекратились, моронам не составило особого труда установить координаты убежища мятежников. Но за каждый клочок земли на пути к подземной базе пришлось заплатить кровью.
Стоун стал свидетелем последних минут битвы. То, что он видел, не поддавалось описанию. Труп животного, обнаруженный в городе, действительно принадлежал крысе – крысе величиной со взрослую охотничью собаку. Сотни таких бестий набросились на его воинов, но… не устояли. Потому что ни отчаянная храбрость, ни жестокий напор не могут противостоять лазерному пистолету. И все же, прежде чем разогнать дикую ораву, Стоун потерял добрую треть своего войска.
Еще полчаса понадобилось, чтобы обезвредить систему самонаводящихся пулеметов и обойти ловушки, которые тут и там расставили мятежники. Теперь вход на базу был открыт.
Стоуна поразило то, что он увидел сквозь узкую щель визира бронированного костюма. По приказу наместника были разорены сотни таких убежищ, уничтожением десятка из них он руководил лично. Но все те укрытия были примитивны. Чаще всего мятежники укрывались в пустых канализационных трубах, подземных гаражах, иногда – в старых бункерах или просто погребах, очень редко – в какой-нибудь полуразрушенной воинской базе. Но даже располагая вооружением, мятежники не использовали его, так как не имели представления, на что этот хлам может сгодиться.
Но только что обнаруженное сооружение не походило на другие. Оно было очень маленьким – фактически, коридор со множеством дверей, – но удивительно хорошо оснащенным. Казалось, будто приборы были выключены только несколько мгновений назад. Если бы пилоты глайдеров, тщательно обследовавших огромную территорию радиусом в несколько миль, не утверждали обратного, Стоун поклялся бы, что этот пункт – только часть единой разветвленной сети.
В подземелье уже никого не было. Стоун постарался скрыть разочарование. Они пришли быстро, но не так быстро, как было нужно. Пока его воины пробивали дорогу через фронт разъяренных крыс и заградительный огонь автоматической обороны, капитан Лейрд и ее спутники ускользнули через заднюю дверь. Хотя все внутри клокотало от гнева, Стоун ощутил противоречащее здравому смыслу облегчение: он действительно никогда не желал смерти Черити Лейрд.
Размышления прервал подбежавший муравей.
– Господин, на станции никого нет, – доложил он, – но одна из разведгрупп сообщила, что столкнулась с мятежниками и ведет бой.
– Где?
– На две мили западнее, в канализационной системе.
– Великолепно, – произнес Стоун. – Но брать их нужно живыми.
Муравей помедлил.
– Ну, что еще? – раздраженно спросил Стоун.
– Связь с группой, обнаружившей повстанцев, оборвалась, – нерешительно пискнул муравей. – В последнем сообщении говорилось, что между нашими и беглецами завязалась ожесточенная перестрелка. С тех пор связи не было.
Стоун ничуть не удивился. Черити Лейрд не сдается без боя.
– Ладно, – решил он. – Пошли туда еще группу. Глайдеры должны контролировать поверхность в радиусе не менее десяти миль. Должны же мятежники где-то выйти.
Он хотел повернуться и покинуть базу тем же путем, но вдруг заметил дверь в конце коридора. Единственную, куда еще не проникли воины.
– Что здесь? – поинтересовался он, сделав соответствующий жест.
Муравей снова помедлил.
– Мы не знаем, господин. Дверь на электронном запоре. Датчики зафиксировали за ней… человеческий организм. И повышенную электрическую активность.
– Вскройте же дверь! – приказал Стоун.
– Это нецелесообразно, господин, – попытался возразить муравей. – Мы не знаем, кто за ней. Но там явно что-то неладно. Будет безопаснее, если мы подождем, пока вы вернетесь на борт глайдера.
– Если за дверью действительно кто-то есть, он должен знать, где капитан Лейрд. А значит, я хочу поговорить с ним! – отчеканил Стоун. – До того, как вы его уничтожите. Ломайте дверь!
Муравей несколько секунд молча буравил Стоуна пустыми фасеточными глазами. Потом угловато повернулся и что-то прошипел. По его команде два воина, установив на треногу переносную лазерную пушку, навели ее на запор бронированной двери и дали залп.
Последним, что увидел Стоун, – был ослепительно белый лазерный луч, и тотчас последовавший за ним другой, еще более резкий и мощный, разнесший на куски помещение за дверью, муравьев с их лазерной пушкой и бронированный костюм самого наместника.
* * *
Позднее Черити поняла, что их захватывающее путешествие на самом деле длилось не более получаса. А тогда казалось, что они в дороге уже целую вечность.
Гартман выключил прожектор, и они катили по трубопроводу в абсолютной темноте. Восприятие Черити обострилось до предела. Она всем телом прочувствовала каждый метр неровной ржавой стали, по которой тряслась странная колымага, ощутила каждый вздох полдюжины сидевших рядом людей. Непроглядная темнота, через которую пробивались путники, давила на нервы больше, чем можно было вынести.
Так продолжалось минут десять. Машина, постепенно увеличившая скорость, делала уже, очевидно, миль сорок-пятьдесят в час, как вдруг позади раздался глухой резкий треск. Через секунду последовал не смолкающий, постепенно приближающийся грохот. Трубопровод вибрировал и трясся. Черити слышала, как скрежещет над ними обветшавший от старости металл.
– Что это? – спросила она испуганно, услышав дикий грохот.
Гартман ответил не сразу, хотя чувствовалось: он давно ждал этого взрыва.
– Сюрприз для ваших друзей.
Неожиданно беспокойство передалось Кайлу.
– Где ваш второй боец, лейтенант? – взволнованно спросил он.
Командир не ответил. Тогда Кайл добавил:
– Ведь на центральном пункте было два техника, не так ли?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20