А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


– Хорошо, что вы научились считать до двух, – пробурчал Гартман.
– Так где он? – не унимался Кайл.
– Мы не могли ждать его, – попытался уклониться от ответа Гартман.
«Он даже не потрудился придумать более правдоподобное объяснение!» – с ужасом констатировала Черити.
– Вы… Вы же бросили его, – пробормотала она. От этой догадки ее затошнило. – Он остался, чтобы… чтобы взорвать себя вместе со станцией!
– Это не первая база, какую они обнаружили, – сдавленно ответил Гартман. – Пару раз мы пытались использовать бомбы замедленного действия или разрывные снаряды с дистанционным управлением, но им все время удавалось их обезвредить.
– И поэтому вы… пожертвовали одним из своих людей? – возмутился Скаддер.
– У него есть шанс спастись, – попытался оправдаться Гартман. Но всем было ясно, что он снова говорит неправду. – Как только муравьи начнут пересекать линию автоматической обороны, он приведет в действие механический взрыватель и, если немного повезет, выберется оттуда.
– А если не повезет, тогда как? – резко спросила Черити.
– База не должна попасть в руки моронов, – упрямо ответил Гартман. – И, кроме того, он остался добровольно.
– Да? – со злой издевкой отозвалась Черити. – А может, это вы добровольно оставили его там?
– Нет! – захрипел Гартман. – Мы тянули жребий. У него было столько же шансов остаться там, как и у любого из нас. Я сам участвовал в этом!
Остаток пути прошел при гнетущем, почти враждебном молчании. Наконец машина остановилась. Гартман снова включил прожектор. Луч света больно ударил в глаза, высветив очертания огромной стальной пещеры. Здесь сходились три или четыре трубы. Под потолком виднелся клапан, напоминавший люк подводной лодки, который закрывался при помощи вращающегося вентиля. Гартман молча показал на него, вышел из машины и повернул вентиль. Когда тяжелая крышка наконец отошла, откуда-то сбоку автоматически выдвинулась лестница.
Довольно долго они ползли по ней в полной темноте, так как Гартман снова погасил свой прожектор, как только последний из команды ступил на лестницу. Отверстие, через которое они выбрались наружу, было проделано, очевидно, не слишком давно. Причем сделано это было неумело. В отличие от парижских друзей Элен, жители этого города не собирались довольствоваться обломками былого: они перестраивали, ремонтировали, приспосабливали согласно собственным нуждам все, что попадалось.
Черити отошла в сторону, чтобы пропустить вперед Нэт, взбиравшуюся следом, и беспомощно огляделась. То, что вначале напомнило подвал, оказалось парковочной площадкой подземного гаража. Часть бетонного потолка обвалилась, в подземелье тонкими нитями проникал тусклый свет хмурого дня. Между обломками и кучами мусора пятидесятипятилетней давности виднелись останки автомобилей, припаркованных здесь в «День икс», да так и оставшихся на вечной стоянке. Черити снова подумала о том, что тогда происходило здесь. Город был разрушен так основательно, снова завоеватели прошлись гусеницами от дома к дому, от переулка к переулку. Это казалось странным: Черити приходилось собственными глазами видеть, как мороны вытравливали население целого города, не повредив при этом ни одного оконного стекла.
Гартман знаком приказал технику помочь, они попытались завалить вход в шахту бетонным блоком весом не меньше центнера. Несколько секунд без особого успеха возились, потом к ним, ни слова не говоря, подошел Кайл, мягко, но очень настойчиво отстранил двоих и без напряжения закрыл обломком отверстие в бетонном полу. Гартман от удивления выпучил глаза, во взгляде Лемана заполыхал огонь. Черити решила, что за офицером нужно следить. Антипатия, которую Леман питал к мега-воину, давно бросилась ей в глаза. В отличие от Фельса, этому офицеру доставляло удовольствие общаться с ними, как с пленными. С ней. И прежде всего с Кайлом.
Черити отогнала эту мысль и посмотрела на счетчик Гейгера. Излучение оставалось высоким, но опасности уже не представляло. И все же не стоило задерживаться на поверхности дольше, чем это необходимо.
Черити вопросительно посмотрела на Гартмана. Лейтенант показал на один из ржавых, разбитых автомобилей, стоявший неподалеку. Только подойдя поближе, Черити поняла, что машина вовсе не поломана. Похожий издали на старое корыто микроавтобус оказался хорошо замаскированным бронированным автомобилем, вмещавшим до десяти-двенадцати человек.
Гартман отстегнул от пояса прибор дистанционного управления. Сбоку напоминавшей «фольксваген» машины открылась небольшая бронированная дверца. За ней виднелся ярко освещенный, сверкающий почти больничной чистотой салон.
Они забрались в машину. Кайл очень осторожно уложил раненого на заднее сиденье. Тот не шевелился. Черити даже на мгновение показалось, что с таким трудом спасенный техник умер. Поймав ее испуганный взгляд, Кайл ответил успокаивающим жестом. Черити разместилась рядом с Гартманом и стала ждать, когда Фельс сядет за руль и заведет мотор. Машина почти беззвучно снялась с места. Через поцарапанные грязные стекла ничего не было видно. Но перед Фельсом засветилось несколько мониторов, позволявших наблюдать за дорогой. Однако не все они показывали окрестности. Машина, как оказалось, была снабжена системой слежения. Приборы на водительском пульте позволяли сделать вывод, что на борту имеется несколько радаров.
Гартман поймал удивленный взгляд Черити и с заметной гордостью произнес:
– Разведывательный автомобиль, капитан Лейрд. Не судите о нем по внешнему виду. Фельс возился почти два года, чтобы так оборудовать машину.
– Скаддер потратил бы на это не больше десяти минут, – со смехом выпалил Гурк, тыча пальцем в сторону погнутой крыши.
Гартман проигнорировал выпад, по лицу Фельса скользнула слабая улыбка.
– Дело того стоило, – заметила Черити. Молодой человек за рулем польщенно улыбнулся, а Гартман продолжил:
– Эта штуковина практически «невидима»: ее не зафиксируешь ни радаром, ни инфракрасным излучением, ни любым другим методом локации.
– Скажите лучше, – уточнил Кайл, – ни одним из известных вам методов.
Гартман, не отвечая, продолжил:
– Если они случайно не увидят нас в движении, то могут хоть приземляться на своих проклятых глайдерах на крышу машины, все равно не поймут, что под ними вовсе не разбитое корыто.
Черити решила, что лейтенант слегка преувеличивает. И все же, ему хотелось верить: очевидно, уже не в первый раз Гартман и его товарищи спасались бегством.
Компания выехала из подземного гаража, и Черити с изумлением обнаружила, что на улице светло. Был ясный день, только солнечные лучи терялись в столбах густого дыма.
Она немного помолчала, наблюдая за экранами перед Фельсом, потом встала и согнувшись прошла к остальным, уютно устроившимся на задних сиденьях. Элен, подтянув колени, склонилась набок и уснула. Рядом, похожий на Арлекина, сидел, глядя в пустоту, Гурк. Нэт и Скаддер хлопотали над раненым.
Техник все еще не пришел в себя. Он бредил. Руки шарили по пластиковому покрытию сидений, губы шевелились, из запекшегося рта с хрипом вылетали обрывки фраз. Лоб и шею покрывала паутина поблескивающих капелек пота.
Черити задумчиво посмотрела на юношу, потом обратилась к Кайлу:
– Прошу тебя, позаботься о Гартмане, – сказала она намеренно громко, давая тем самым лейтенанту повод повозмущаться.
Однако тот промолчал. Тогда она продолжила:
– Может, ты хоть как-то сможешь умерить его боль.
– В этом нет необходимости, – прорычал Гартман с соседнего сиденья. Ответ прозвучал не слишком убедительно.
Кайл, немного подумав, подошел к лейтенанту. Черити заметила, что лицо Гартмана как-то сразу посуровело: это мега-воин, склонившись над командиром, стал что-то делать с раной на лопатке.
– Хотел бы я все-таки знать, куда мы едем? – сказал Скаддер, когда Черити села рядом с ним и, устало вздохнув, попыталась закрыть глаза.
– Я тоже, – пробормотала она.
– Мне надоело, – продолжал хопи. – Они обращаются с нами, как с пленными.
В его голосе тоже чувствовалась усталость. Черити подняла веки, посмотрела на соседа, потом на Гартмана. Скаддер говорил очень тихо, но по взгляду лейтенанта было заметно, что он все слышал.
– Возможно, так и есть, – сказала она немного погодя, вяло пожав плечами.
– Да, – согласился Скаддер, уныло улыбнувшись. – Мы постепенно приобретаем опыт, не правда ли?
Черити снова закрыла глаза и забылась. Тяжелая теплая пелена усталости окутала все тело. Черити уснула. И через секунду вскочила, так как машина резко затормозила, путники чуть не попадали с сидений.
– Что случилось?
Никто из военных не ответил, но Черити заметила, с каким волнением склонились Фельс и Гартман над мониторами. Оба с напряжением всматривались в экран. Она прошла вперед, но тут Фельс нажал какие-то кнопки, и мотор, а вместе с ним и внутреннее освещение, отключились. Свет лился теперь только с экранов маленьких мониторов, но и они вскоре были выключены. Зажженным остался всего один.
– Что произошло? – снова спросила Черити. Не оглядываясь, Гартман взмахом руки остановил девушку.
– Тихо! – шепнул он. – Ни звука больше.
Черити с тревогой посмотрела на маленький монитор и испуганно вздрогнула: по опустошенной улице, показавшейся на экране, двигалась машина. Впереди, на расстоянии менее ста метров, виднелась приближающаяся толпа муравьев. Над насекомыми висел огромный серебряный диск.
– Они все еще нас ищут.
Гартман быстро кивнул. Муравьи медленно приближались. Время от времени от отряда отделялись небольшие группки: воины прочесывали развалины, попадавшиеся на пути.
– Здесь мы не пройдем, – сердито сказал Гартман. – Они переворачивают каждый камень.
– Разве вы не говорили, будто эта штука абсолютно невидима? – не преминул уколоть командира Кайл.
Гартман бросил на мегамена сердитый взгляд.
– Да. Пока они не вздумают ломать дверь.
Он немного подумал, потом, указав рукой в сторону, приказал:
– Поедем на запад.
Черити заметила, как испуганно вздрогнул Фельс.
– Но это же…
Гартман не дал ему закончить:
– Я знаю, что говорю: дорога вперед отрезана.
Фельс нехотя кивнул и включил мотор. Однако прежде чем машина тронулась, прошло еще минут десять: Фельс подождал, пока большая часть войска не скрылась в руинах, осторожно дал газ, развернул машину и направил ее в узкий переулок справа, почти до отказа забитый камнями и щебнем…
Скорость была теперь гораздо выше. Фельс оказался отличным водителем, умеющим отыскать дорогу среди развалин. Ему, видно, часто приходилось бывать в этих местах, и он знал их, как собственные пять пальцев.
По мере продвижения на запад местность постепенно менялась. И хотя дорогу по-прежнему окружали разрушенные во время бомбежки дома, Черити все чаще замечала участки земли, расцвеченные зеленью и пурпуром. Вскоре на потрескавшемся асфальте показались первые деревца. Через десять минут бронемашина покатила через кварталы, ничем не отличавшиеся от пригорода Свободной Зоны Парижа. Из глубоких трещин пробивалась растительность – жидкий кустарник, невысокие, причудливо скрюченные деревья, чужие для земной флоры зелено-голубые травы, завезенные завоевателями и в этот город. Здесь инопланетные растения прижились не так хорошо, как в Париже. Вместо того чтобы вытеснить местную растительность, они заняли канавы и пустыри, непригодные для земной зелени.
Вдруг Фельс нажал на тормоза. На экране появилась человеческая фигурка. Это был невысокий, сгорбленный, походивший на калеку мужчина. Его длинные свалявшиеся волосы свисали ниже плеч, большая часть лица была скрыта бородой такой необычайной длины, что создавалось впечатление, будто человечек за всю свою жизнь ни разу не брился. Одет он был в какие-то невообразимые лохмотья. То тут, то там сквозь них виднелась кожа, покрытая шрамами и ссадинами.
– Кто это? – Черити была поражена. Гартман ухмыльнулся.
– Дерьмоед.
Неприкрытое презрение в его голосе заставило отвести взгляд от экрана. Черити посмотрела на лейтенанта. Тот взирал на человека, появившегося перед машиной, с отвращением и неприязнью.
– Дерьмоед? Вы считаете…
– Это те, что уцелели? – Скаддер с любопытством подошел ближе и попытался взглянуть на экран через плечо Черити и Фельса. – Значит, здесь есть еще люди, оставшиеся в живых?
Гартман кивнул и язвительно заметил:
– Если их можно считать таковыми. Точнее сказать, что это звери! Может, они выглядят как люди, но они не люди, поверьте мне!
Скаддер хотел возразить, но Черити бросила в его сторону предостерегающий взгляд. В голосе Гартмана слышалось не только презрение. Она чувствовала, что сейчас не разумно развивать эту тему.
– Вперед! – приказал Гартман, обращаясь к Фельсу.
Тот с огромной осторожностью повел машину дальше. Фигурка исчезла с экрана так же быстро, как и появилась. Теперь Черити все чаще и чаще замечала странные тени, мелькавшие среди руин. Прошло несколько минут, и перед беглецами появилась еще одна потрепанная фигура. На этот раз существо на секунду застыло без движения, изучая приближающийся броневик, потом юркнуло в сторону и скрылось в кустах.
Гартман сердито поджал губы.
– Черт возьми! – пробурчал он. – Нас заметили. Только этого не доставало!
– Разве все так плохо? – осведомился Кайл. Он тоже встал и подошел поближе. – Они ведь не опасны, верно?
Гартман сердито посмотрел в сторону мега-воина и тотчас, демонстративно отвернувшись, стал изучать изображение на мониторе.
– Сколько их? – поинтересовалась Черити.
– Слишком много, – грубо отрезал Гартман. – Возможно, несколько тысяч. Никто не может сказать точно.
– Тысяч? – с сомнением в голосе переспросила Черити. – Чем же они питаются?
– Тем, что найдут, – ответил за Гартмана Леман. – В худшем случае, жрут друг друга. Или своих детей.
Черити с ужасом взглянула на офицера. Голос Лемана, с виду доброго и мягкого, был полон презрения и ненависти.
– И вы никогда не пытались помочь им? – не могла успокоиться Черити.
– Помочь?
– Но ведь они люди! Такие же, как…
– Нет, не такие! – холодно прервал ее Гартман. – Вас обмануло внешнее сходство.
Прежде чем Черити успела возразить, Скаддер тихо произнес:
– Иногда мне кажется, что я стал не на ту сторону.
Гартман, готовый обрушиться на хопи, заерзал на своем сиденье, и в этот момент что-то с глухим стуком ударилось о машину. Все с испугом взглянули на монитор.
Вдали, в конце улицы, появились какие-то тени. В машину полетели камни – второй, третий. Фельс тихо выругался и дал газ. Машина рывком рванулась вперед и, петляя, помчалась дальше. Каменный град все не прекращался. Машина вздрагивала от сильных ударов.
Фельс убрал одну руку с руля и схватился за оружие, однако в последний момент Гартман остановил своего офицера.
– Не стрелять!
Фельс с видимым неудовольствием отложил автомат, но возражать не стал: нужно было прикладывать немало усилий, чтобы удержать под контролем машину на крутых виражах. Те несколько минут, в течение которых автомобиль преодолевал участок дороги до конца разрушенной аллеи, показались беглецам настоящим адом. Машину встряхивало от страшных ударов, один раз ее чуть было не настигла огромная глыба, соскользнувшая с высокой груды. Но вот, наконец, разъяренные дерьмоеды остались позади.
– Решительные ребята, – сказала, вздохнув, Черити. – Вы, кажется, не в ладах с надземными жителями города, лейтенант Гартман?
Тот невесело усмехнулся.
– Мы разошлись с ними во взглядах на некоторые вещи. Но аргументы в пользу нашей точки зрения в целом сильнее.
* * *
Через какие-то полчаса солнце начало садиться, вечерний сумрак сделал серым наполненный пылью воздух. В машине стало тихо. Леман и Фельс изредка негромко переговаривались, раненый техник чуть слышно стонал. С тех пор как беглецы встретились с дерьмоедами, никто не проронил ни слова. Но Черити понимала, какие чувства владеют ее спутниками. Она была не единственной, кто задавался вопросом: действительно ли сидящие рядом люди – союзники? Конечно, они враги Дэниеля и его подручных, но достаточно ли этого, чтобы считать их друзьями?
Машина замедлила ход и наконец остановилась. Черити с тревогой огляделась и впервые за последние полчаса встретилась взглядом с Гартманом.
– Что случилось? – спросила она.
Гартман молча поднял руку, предлагая следовать за ним. На улице стемнело, и Черити с трудом различала окружающие предметы. Фельс не отважился включить фары, но в кабине оказался еще один монитор, оснащенный особым усилителем. Изображение на его экране, бледное и зернистое, походило на потустороннее видение. То, что открылось взглядам путников, навевало ужас.
Городские развалины, опутанные пышной растительностью джунглей, скрытые ею во мраке. Справа от дороги – стена дикого кустарника. Казалось, что он не просто врастает в обуглившиеся руины, но и пожирает их. По другую сторону – ряд изуродованных деревьев. В глубине – несколько копошащихся человеческих фигурок. В тусклом свете можно было различить лохмотья одежды и длинные, спутанные волосы.
Черити не сразу догадалась, чем заняты эти люди. Фельс щелкнул каким-то тумблером, изображение стало четче. И Черити увидела: люди собрались вокруг какой-то болотистой ямы.
– Что это они там делают? – поинтересовался Скаддер.
– Сейчас сами увидите, – пообещал Гартман.
Несколько секунд странная компания стояла неподвижно. Затем из илистой жижи вынырнуло огромное существо. Хотя все оно было залеплено серой грязью, Черити, да и остальные, поняли: это муравей.
Со следующим ударом сердца из ямы показалось второе существо, гораздо меньших размеров, чем первое. Даже по размытой картинке, возникшей на мониторе, можно было сделать вывод, что эта особь не вполне созрела. Только теперь Черити поняла, в чем дело: оба муравья – детеныши, а странная яма – не какая-то канава, а…
– Чертовски похоже на кашу! – удивленно воскликнул Скаддер. Гартман бросил на него недовольный взгляд.
– Интересное вы подобрали определение для этой мерзости!
Выбравшиеся на сушу мороны некоторое время внимательно осматривали стоявших вокруг лужи людей своими неподвижными блестящими глазами. Потом двое мужчин приблизились к новорожденным и что-то достали из-под одежды. Черити не могла разглядеть, что именно это было, но все же заметила, что почти тотчас челюсти чудовищных насекомых начали судорожно вздрагивать.
– Да они же их кормят! – удивился Скаддер. Гартман мрачно кивнул.
– Они постоянно слоняются возле этих поганых канав, защищают маленьких бестий, пока те не подрастут и не вылезут из своих дыр.
– Но зачем? В чем причина такого поведения? – не могла понять Черити.
– А почему бы вам не выяснить это у самих дерьмоедов? – ушел от ответа Гартман. Он криво усмехнулся: – Уверен, ваши друзья обрадуются встрече с вами. Ваши маленькие любимцы никогда не откажутся перекусить.
– Муравьи снабжают дерьмоедов питанием, – пояснил Фельс. В голосе его сквозила ничуть не меньшая, чем у командира, ненависть. Однако чувствовалось, что молодой офицер умеет сдерживать свои чувства гораздо лучше. – Позволяют жить здесь.
– И устраивать облавы на нас, – добавил Гартман. И махнул Фельсу. – Поехали, но осторожно.
Фельс включил мотор и нажал на газ. Машина двигалась очень медленно. Однако Черити заметила, что офицер с беспокойством следит за аппаратурой и не спускает глаз с монитора заднего вида.
– Нам что-нибудь угрожает? Поблизости есть глайдеры? – поинтересовалась Черити.
– Да нет, – Фельс отрицательно покачал головой. – Я думаю, нам удалось прорваться…
И как раз в этот момент земля под колесами машины провалилась.
Автомобиль, словно оказавшись в лифте, со свистом полетел вниз. Удар, которым завершилось падение, был так силен, что все пассажиры попадали со своих мест. Мотор, пронзительно взвизгнув, заглох. Фонари в салоне заморгали и погасли, раздался металлический скрежет. Казалось, будто кто-то раздирает машину на куски.
С трудом приподнявшись, Черити осматривалась в гнетущем полумраке включившегося автоматически аварийного освещения. От толчка она упала на пол между двумя сидениями. Однако все окончилось благополучно: на теле было только несколько ссадин.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20