А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Остальным тоже как будто повезло: никто не получил серьезных ранений. Город остался вверху, на высоте трех-четырех метров.
– Что это было? – с интересом спросил Кайл.
– Западня!
Голос Гартмана звучал сдавленно. Во время полета он лишился командирского места.
Кайл протянул было руку, желая помочь, однако Гартман сделал вид, что не заметил этого жеста, и, кряхтя, схватился за край сиденья. Даже при жутковатом свете аварийных ламп Черити смогла различить гнев, вспыхнувший в глазах лейтенанта.
– Надо срочно выбираться отсюда! Скоро они будут здесь.
Скаддер попытался открыть дверь, но не смог: ее заклинило. К нему присоединился Кайл, но и вдвоем им не удалось даже на сантиметр сдвинуть бронированную плиту.
– Зря стараетесь, идиоты! – прошипел Гартман и показал на одно из стекол. – Выбейте его!
Черити медлила. Фельс и второй военный, не говоря ни слова, сняли оружие и начали бить прикладами по бронированной створке. Только после нескольких ударов, потребовавших всей силы, на выпуклом стекле появилась, наконец, небольшая царапина. Еще удар – и стекло, так и не разбившись, вылетело из проема и тонко звякнуло, коснувшись пола.
Фельс, кряхтя, протиснулся сквозь узкую щель, схватил стекло и забросил его на крышу машины. Потом изогнулся и услужливо протянул Черити руку.
Выбравшись на свободу, Черити поняла, почему не открывалась дверь. Они угодили не в подвал, потолок которого не выдержал веса бронированной машины, а в настоящую яму-ловушку, приготовленную специально для беглецов.
Черити вскарабкалась на крышу машины, освобождая место для других, сняла с плеча лазер. В метре над ее головой выл страшный ветер. Защищая глаза рукой, она попыталась хоть что-нибудь рассмотреть, но ураган бушевал с такой силой, что трудно было ручаться, действительно ли кто-то наблюдал за ними или все это только почудилось.
– Радиоприемник! – заорал Гартман, стараясь пересилить завывания ветра, когда Фельс, как и все остальные, хотел было влезть на крышу. Офицер вздрогнул, нервно повернулся и, снова с огромным трудом протиснувшись сквозь оконный проем, забрался в машину. – Сообщите наши координаты! – кричал Гартман. – Код пять.
– Что это значит? – поинтересовалась Черити.
– Это значит, что мы идем дальше на запад, – ответил Гартман. – Здесь оставаться нельзя. Через пару секунд они запеленгуют передатчик и придут сюда.
Они выбрались из ловушки. Ветер выл так сильно, что разговаривать стало совершенно невозможно. Черити старательно прикрывала лицо руками, но это не помогало: казалось, будто одна-две секунды – и неистовый порыв сорвет кожу. Беглецы пересекли улицу и укрылись в развалинах. Буря стала понемногу стихать. Удивительно! Ураган, все еще бушевавший над городом, всего несколько минут назад, когда беглецы сидели в машине, был совершенно не заметен.
Гартман остановился, повернулся к спутникам, выглядывая из-под правой руки, заслоняющей глаза. Другой рукой он указывал на запад и одновременно совершал ею странные движения, будто хотел дать понять остальным, чтобы они держались вместе.
Согнувшись от ураганного ветра, все зашагали дальше. Хотя Скаддер с остальной компанией отставал всего на несколько шагов, Черити видела только неясные очертания идущих. Хопи бережно обхватил обеих девушек за плечи, помогая сопротивляться ветру, Кайл нес на плече безжизненное тело раненого техника. Гурка видно не было, но о нем Черити беспокоилась меньше всего. До этого карлику всегда удавалось самому справляться с любыми трудностями.
Оказавшись у огромной мусорной кучи, прикрывшей их от ветра, путники на минуту остановились и перебросились несколькими фразами.
– … В лес! – только и удалось расслышать Черити. Гартман кричал изо всех сил, но буря с легкостью поглощала его голос, так что до окружающих доносились только обрывки отдельных фраз. – …здесь они нас обязательно схватят! Нужно… добраться до леса… будьте осторожны! Кругом… дерьмоеды!
Они продолжили путь. Черити несколько раз падала, не выдержав напора ветра, остальные тоже едва двигались. Особенно тяжело пришлось путникам, когда они вышли на пустырь, отделяющий руины от леса. Здесь ветер обрушился на идущих с двойной силой. Но они достигли цели. Через несколько минут, растянувшихся в вечность, компания уже пробиралась через густой подлесок. Листва деревьев защищала от ветра гораздо лучше, чем развалины. В городе, пробиваясь сквозь узкие щели нагромождений камней, ветер приобретал еще большую силу.
Черити остановилась, пытаясь отдышаться, и в неясной тревоге огляделась: лес был так густ, что Гартман и его подчиненные, находившиеся всего в двух метрах от нее, практически не были видны. Черити решила пробираться к ним, и тут жуткую музыку бури прорезал резкий пронзительный звук. Вечерние сумерки озарились серебристой вспышкой. Через несколько мгновений до беглецов докатился глухой рокот взрыва.
– Что это? – со страхом спросила Нэт.
– Наша машина, – расстроенно отозвался Гартман. – Они засекли радиопередатчик, – его лицо помрачнело. – Черт возьми! Это произошло даже раньше, чем я мог предположить.
– Значит, нам нужно поскорей убираться отсюда! – испуганно сказал Скаддер.
Гартман успокаивающе махнул рукой.
– Нет необходимости. Здесь мы в безопасности.
– В безопасности? – горько усмехнулся Скаддер. – Один-единственный лазерный залп по лесу, и…
– Они не сделают этого, – спокойно перебил его Гартман.
– Почему же? – поинтересовалась Черити.
– Они не станут этого делать, – повторил лейтенант. – Но уходить действительно нужно. Не больше, чем через час, нас должны забрать. Если, конечно, самолет сможет взлететь в такую погоду. Да и эти проклятые глайдеры опасны.
Они двигались плотной цепочкой. Гартман следил, чтобы процессия не вышла из зарослей, но и не углубилась в лес. Двигались быстро. Но иногда попадались препятствия: канавы, остатки построек, горы обломков, не до конца поглощенных буйной растительностью, небольшие болотца, где, возможно, тоже росли детеныши муравьев.
Прошло около получаса. Вдруг Кайл негромко вскрикнул и предостерегающе поднял руку. Черити мгновенно остановилась. Гартман и его спутники застыли на месте и вопросительно посмотрели на мегамена.
– Что там? – с тревогой спросила Черити.
– Точно не знаю, – пробормотал Кайл. Он напряженно прислушивался. – Но… как будто что-то приближается.
– Что приближается?
Кайл почти беспомощно пожал плечами.
– Люди, – после паузы ответил он. – И довольно много. Пятнадцать-двадцать.
– Что он болтает? – недовольно спросил Гартман. – В такую бурю они никогда не вылезают из своих дыр.
– Если Кайл говорит, что кто-то приближается, значит, так оно и есть, – спокойно возразила Черити. Это было сказано таким тоном, что Гартман не стал спорить, а только с еще большим недоверием посмотрел на мега-воина.
– А я, например, ничего не слышу! – грубо возразил Леман. – Черт побери! Пропустите же нас! Если мы выйдем к месту встречи слишком поздно, то придется провести здесь весь остаток жизни.
Кайл, не обращая внимания на офицера, осторожно снял с плеча раненого, положил на землю и выпрямился. Взгляд мега-воина скользнул по черной кромке леса, на мгновение задержался, обнаружив какую-то тень, и устремился дальше.
– Там… их еще больше, – бормотал Кайл. – Я не знаю что, но…
Несмотря на предостережение мега-воина, все произошло совершенно неожиданно. Позади, всего в метре от Кайла и спутников, из чащи вынырнуло что-то большое и лохматое. Оно неслось с такой быстротой, что лейтенант и оба его подчиненных едва успели отскочить в сторону.
За первой крысой последовала другая, потом третья, четвертая. Звери что-то волочили за собой. Что именно, понять было невозможно. Два хищника закусили клыками влажный кожистый мешок грязно-серого цвета. В нем что-то безостановочно трепетало. Добыча явно была слишком тяжелой: обладающие огромной силой крысы с трудом тащили ее.
За стаей крыс неслось не менее десяти человек, одетых в ветхие лохмотья. Почти все они имели оружие: кто копье, кто дубину, некоторые были вооружены примитивными топорами и небольшими луками со стрелами без оперения. Дикари так увлеклись погоней за крысами, что заметили кучку людей только тогда, когда оказались прямо перед нею.
Черити увидела, что Леман поднял ружье и прицелился в мужчину. Тотчас же на трех военных было направлено не менее полдюжины копий и стрел.
– Нет!
Возглас Кайла заставил мужчин остановиться. Одним прыжком мега-воин оказался между Гартманом и дикарями, раскинул руки и очень громко и отчетливо крикнул:
– Нет! Не стреляйте!
Леман сделал шаг в бок, чтобы, стреляя, не задеть Кайла, но мегамен слегка толкнул неподчинившегося офицера, тот упал на землю и выронил оружие. Потом Кайл сделал знак Черити и показал рукой на крыс, бежавших уже у самого края леса:
– Задержите их! Не дайте им уйти!
Черити, даже не пытаясь понять, что все это значит, обернулась, сняла с плеча лазер и дала две коротких очереди. В тот же момент выстрелил и Скаддер. Они попали только в одного зверя. Он рухнул наземь, не издав ни звука. Похоже, что вспышки лазера были крысам не в новинку: испуганно завизжав, хищники бросили добычу и в страшной панике скрылись.
– Что все это значит? – возмущенно начал Гартман. Его взгляд устремлялся то на Кайла, то на фронт оборванных фигур, направлявших на беглецов свое жалкое оружие. – Что…
– Заткнитесь! – грубо прервал его Кайл. – Им от нас ничего не надо. Разве вы не видите?
Даже в темноте Черити заметила, как побледнел Гартман. Слова Кайла не только раздразнили, но и смутили лейтенанта. Гартман, как и оба его подручных (Леман к тому времени уже поднялся на колени и подтянул к себе оружие), уже давно не сводил своего автомата с дикарей. Однако на спуск нажать не спешил.
Из леса показалась целая толпа аборигенов. Черити прикинула: человек пятьдесят, не меньше. Имей они даже куда более мощное оружие, против такого числа противников все равно вряд ли бы удалось устоять.
Дикари медленно приближались, угрожающе потрясая оружием. Наконец от толпы отделилось четверо мужчин. С копьями наперевес они двинулись на Скаддера и Черити. Хопи уже поднял лазер, готовясь к защите, но в последний момент остановился и отскочил в сторону: дикари целились вовсе не в него, и даже не в Черити. Оборванцы с недоверием прошли мимо незнакомцев и направились к коконам, брошенным крысами. Один из мешков лопнул, из него сочилась какая-то бесцветная маслянистая жидкость.
– Что это? – пробормотала Черити.
– Пожалуйста, не двигайся! – испуганно прошипел Кайл. – Им нужны только яйца. Мы их совершенно не интересуем.
– Какие яйца?
Кайл показал на пульсирующие коконы. Только теперь Черити поняла, что за мешки тащили за собой крысы. Их добычей были коконы, из которых выводились юные муравьи. И именно этих неродившихся муравьев почему-то защищал целый отряд дикарей. Пораженная, она не отводила взгляда. Двое дикарей опустились на колени около лопнувшего кокона и осторожными движениями стали раздвигать порванную оболочку. Из-под нее показалось небольшое муравьиное тельце. Насекомое подрагивало. Его члены, еще мягкие и гибкие, будто резиновые, зашевелились, освободившись от сковывающего мешка, и задели одного из мужчин. Дикарь не отшатнулся, а только ловким движением отстранил издающие чавкающий звук муравьиные челюсти и с видимым усилием поднял новорожденного. Остальные тем временем проверили второй кокон и облегченно вздохнули, обнаружив, что он не поврежден.
Черити опустила оружие: дикари должны были понять значение подобного жеста. Все молча смотрели, как четверо мужчин несут кокон и только что родившегося муравья. Наконец дикари скрылись за рядами своих собратьев. Но уходить отряд по-прежнему не собирался.
Черити внимательно вглядывалась в лица оборванцев. Измученные и грязные, но все же обычные – человеческие – лица. Необычными были только глаза. Странные глаза, взгляд которых сбивал с толку. Ей показалось, будто теперь она понимает, почему Гартман и его спутники так боятся этих оборванцев. Мужчины и женщины, стоявшие перед ней… Да, они опустились до уровня каменного века и во всем походили на первобытных людей. Но глаза! Их глаза не были глазами дикарей. Они светились каким-то тайным знанием!
– Пока они спокойны, – шепнул Гартман, – надо смываться.
Кайл даже не шевельнулся, Черити, чувствуя, что сейчас им не уйти, их просто не отпустят, покачала головой.
Она очень медленно повесила ружье на плечо, вытянула вперед руки и повернула вверх пустыми ладонями. Сердце готово было выпрыгнуть из груди, руки дрожали. Дикари должны понять… Черити сделала шаг навстречу воинам.
– Я не знаю, понимаете ли вы меня, – сказала она, отчетливо выговаривая каждое слово и делая значительные паузы. – Мы вам не враги.
– Вы что, совсем спятили?! – прохрипел Гартман.
Черити его не слушала. Полсотни пар внимательных глаз следили за ней так, будто пытались разглядеть, что делается в душе у незнакомки. К горлу подкатился ком, сердце заколотилось, словно старый часовой механизм, вышедший из-под контроля. Но когда Черити заговорила снова, голос ее не дрогнул.
– Мы прогнали крыс. Вот, посмотрите, – очень медленно Черити подняла руку к плечу и дотронулась до ствола лазера, затем показала на обгоревший труп гигантской крысы.
Дикари не реагировали. И все-таки у Черити было чувство, что ее слушают с необыкновенным вниманием. Что произошло с этими людьми? Да, у них отняли культуру и разум. Но Черити почему-то показалось, что взамен дикари получили нечто иное. И это иное было до такой степени чужим и необъяснимым, что сама она, вероятно, никогда в нем не разберется.
– Мы – ваши друзья, – очень медленно и отчетливо повторила Черити.
Затем не спеша подняла руку, кончиками пальцев дотронулась до ржавого наконечника копья, которое держал стоявший впереди воин, и мягким движением отвела допотопное оружие. Гартман за ее спиной поперхнулся от удивления, но, к счастью, ничего не сказал. Теперь и остальные немного опустили свое оружие.
Черити отступила назад и осторожно оглянулась. Даже Кайл смотрел на нее с удивлением. Все, кроме Гартмана и его помощников, опустили лазеры.
– Да опустите же, наконец, оружие, вы, тупица! – зло сказала Черити. – Разве не видите: они не собираются на нас нападать.
В глазах Гартмана не было ничего, кроме ярости, но, подумав, он все же опустил оружие и дал знак стоявшим позади офицерам поступить так же. Фельс сразу же подчинился, а Леман упрямо сжал губы и опустил ружье только после того, как Кайл с угрозой посмотрел на спутника.
Черити снова повернулась к дикарям.
– Вы понимаете наш язык? – спросила она. Получить нормальный ответ Черити явно не рассчитывала, а потому не очень удивилась, когда мужчина, к которому она обратилась, ничего не сказав, беспомощно закивал. – Мы вам не враги, – снова повторила она. – Нам ничего не нужно. Мы просто хотим уйти.
Дикарь не двигался. Темные, до странного пустые глаза все ещё вглядывались в ее лицо. Черити указала на себя, потом на других.
– Мы хотим уйти, – еще раз сказала она. – Отпустите нас, и ни с кем ничего не случится.
Последовали долгие секунды напрасного ожидания. Наконец Черити, истолковав молчание как согласие, медленно повернулась к спутникам.
– Пойдемте. Но осторожно. Старайтесь не делать резких движений.
И тут дикарь преградил ей дорогу. Хотя копье странного воина по-прежнему оставалось опущенным, ошибиться в значении жеста было невозможно. Черити остановилась.
– Прошу вас, дайте нам уйти, – взмолилась она. – Нам ничего не нужно. Мы хотим идти к своим.
Мужчина не двинулся с места, но как бы в ответ на просьбу Черити рядом с ним встал другой воин. Отряд пришел в движение: за спиной каждого из беглецов уже стояло по два-три человека, остальные толпились рядом.
– Браво! – сердито подытожил Гартман. – Все было гениально, капитан Лейрд. Если у нас и оставался шанс расправиться с этими варварами, то вы его уже упустили.
Черити не ответила. Она растерялась. Вдруг дикарь, к которому она обращалась, поднял руку с растопыренными пальцами и поднес к своей груди.
– Джеред, – сказал он сдавленным голосом. Казалось, что слова застревали у него в горле, как будто он давно разучился говорить.
– Джеред? – повторила Черити. – Это имя?
Мужчина кивнул и показал на запад.
– Идти.
– Мы должны идти с вами? – переспросила Черити.
– Идти, – повторил Джеред.
– Так не пойдет, – осторожно возразила Черити. – Мы не можем вас сопровождать.
Джеред снова показал на запад, теперь уже нетерпеливо, как будто приказывая.
– Идти, – сказал он в третий раз.
– Нужно сделать то, что они требуют, – сказал Скаддер.
– Перестрелять их всех к чертям собачьим! – вспылил Леман. – Пока еще не поздно.
Черити бросила на него сердитый взгляд.
– Замолчите, идиот! – прошипела она. – Разве не видите, они понимают каждое слово?
Леман презрительно рассмеялся.
– А вы разве не видите, с кем мы имеем дело? – огрызнулся он. – Это же звери. Ваш новый друг приглашает вас к себе на ужин. И этим ужином будем мы.
– Кайл, – спокойно произнесла Черити, – как только он снова начнет каркать, врежь ему.
Глаза Лемана гневно сверкнули, но возражать он уже не отваживался, а только с ненавистью смотрел на Черити и Кайла.
Черити снова обратилась к Джереду.
– Мы должны сопровождать вас?
Джеред кивнул и показал на запад.
– Идти, – сказал он и замахал руками. Черити улыбнулась.
– Ты хочешь сказать – быстро?
Джеред кивнул и показал в другую сторону.
– Придут, – сказал он. – Скоро.
ГЛАВА 9
Самым удивительным было то, что Стоун не помнил боли. Он помнил ослепительную вспышку и последовавший за ней грохот. В мозгу, словно при замедленном просмотре кинопленки, возникали чудовищные картины: разлеталась вдребезги тяжелая стальная дверь, осколки железа вспарывали защитный костюм. Стоун понимал, что умирает. Но боли и страха не было.
И смерти не было тоже. Было чувство парения. Извлеченный из собственного тела, он несся по темному тоннелю, в конце которого сияло несказанно прекрасное солнце. Но что-то неведомое заставило повернуть назад.
Он не знал, как снова оказался на борту глайдера. Следующее воспоминание: неподвижные челюсти склонившегося над постелью Люцифера и тонкие длинные иглы, пронзающие тело. Потом – глубокое беспамятство с мучительными галлюцинациями и беспорядочным бредом.
Стоун почувствовал, что в комнате он не один. Возле кровати стоял высокий муравей и четырьмя конечностями пытался отрегулировать какой-то сложный аппарат, установленный рядом. К телу Стоуна тянулось множество тонких проводков и трубочек.
Заметив, что командир очнулся, Люцифер повернулся в его сторону. Стоуну на какой-то миг показалось, что в огромных, размером с кулак, фасеточных глазах насекомого мелькнуло злорадство.
– Что случилось? – спросил Стоун и испугался звука собственного голоса. То, что он услышал, поражало больше, чем все остальное.
– Постарайтесь не двигаться, – посоветовал Люцифер. – И молчите. Вы тяжело ранены.
– Знаю, – пробормотал Стоун. – Но что же произошло? Что…
– Мы наткнулись на засаду, – объяснил Люцифер.
– На засаду? – со стоном повторил Стоун. – Идиоты! Для чего вам вся эта дурацкая чудо-аппаратура? Не можете выследить бомбу с дистанционным управлением?
– Можем, – невозмутимо возразил Люцифер. – Это взрывное устройство управлялось не на расстоянии. Они оставили там своего человека, который взорвал его вручную.
Стоун снова застонал и закрыл глаза. Он не мог понять, что же его больше расстроило: гнев из-за всего случившегося или жуткая досада из-за того, что один из этих дураков подорвал сам себя лишь для того, чтобы с ним взлетела на воздух пара муравьев.
– Насколько плохо… дело? – с трудом проговорил он.
– Очень плохо, – ответил Люцифер своим холодным бездушным голосом. – Ваше тело получило невосстановимые повреждения.
Прошло несколько секунд, пока до Стоуна дошло, что имел в виду его адъютант. Он испуганно раскрыл глаза и уставился на великана-муравья.
– Невосстановимые?
– Нет причин для беспокойства, – успокоил его Люцифер.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20