А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

- А когда я смогу отсюда убраться? ч Скалли обернулась. Люси стояла вполоборота, смотрела на них, как-то странно, с наклоном повернув голову. Будто тело ее стремилось за стекло, на улицу, вдаль.
- Как только врачи решат, что вы здоровы.
- А врачи говорят - это зависит от вас.
- Ну что ж, - сказал Молдер. - Мы не можем вас удерживать здесь. Вы свободны и можете идти куда заблагорассудится!
Люси схватила лежащее на кровати платье и стремительно скрылась за дверью в боковой стене палаты. Наверное, там был умывальник.
Необычная стремительность эта натолкнула Скалли на любопытную мысль.
- Похоже, ей не нравится замкнутое пространство.
- Думаю, в этом нет ничего удивительного, - отозвался Молдер, и Скалли не сразу поняла, что он имел в виду.
А когда поняла, согласно кивнула. Пять лет в темном подвале могут довести не только до клаустрофобии, но и - тех, кто слаб духом! - до суицидальных проявлений. Хотя, с другой стороны, в Люси Хаусхолдер, несмотря на физическую худобу, слабости не ощущается…
Партнеры вышли в коридор и направились к лифту.
* * *
А Люси, открыв кран, глянула в зеркало над умывальником. Провела ладонью по иссеченному морщинками лбу, по все еще гладкой щеке. Взяла мыло, намылила руки. Вновь глянула в зеркало.
И замерла.
Минута уходила за минутой. С журчанием утекала в слив вода. Лопались мыльные пузыри на руках. А Люси по-прежнему смотрела в зеркало. Как в окно. И явно видела там не только себя, потому что лицо ее вдруг перекосилось от ужаса.
* * *
Колесо прокололось в десять сорок. Пришлось остановить машину, достать из багажника инструменты. И Карл не удержался, склонился над замотанной в одеяло малышкой, ласково провел рукой по нежному лобику, коснулся пряди шелковистых рыжеватых волос. Девичьи глаза расширились от ужаса, и он больше не стал ее пугать. Лишь проверил кляп во рту.
А потом сзади послышался сигнал клаксона, скрип тормозов, и пришлось закрыть крышку багажника, стараясь, чтобы получилось быстро, но не подозрительно быстро.
И лишь потом он обернулся.
В десяти ярдах стояла оранжевая машина технической помощи.
Автомеханик в синем комбинезоне как раз выбирался из кабины. Подойдя к Карлу, он спросил:
- Это вы звонили в техническую помощь?
- Нет, - спокойно ответил Карл, - не я. Автомеханик вытащил из нагрудного кармана затрепанный блокнот, раскрыл, полистал.
- Вы Гарри Мойди?
- Нет, меня зовут по-другому. Автомеханик улыбнулся:
- Ладно, раз уж я приехал сюда, могу и вам помочь.
- Не стоит утруждаться, я и сам справлюсь.
Автомеханик глянул на раздолбанное колесо, присвистнул:
- Ничего себе! У вас серьезная неисправность. Пробило борт. Вам нужна новая покрышка.
- Да, - ответил Карл, сдерживаясь, потому что внутри уже закипало. - Я догадываюсь.
Но тип в комбинезоне не отставал:
- А запаска у вас есть?
Видно, он не мог жить без работы.
- Есть.
Автомеханик еще раз глянул на колесо:
- Двадцать долларов наличкой и пять минут работы.
В висках заколотило, и Карл прикусил губу, с трудом, но сумел загнать бешенство в живот.
- Я не могу вам заплатить. - Голос все еще звучал ровно.
- Ну хорошо, хватит и десяти баксов. - Автомеханик шагнул к багажнику. - Открывайте! Через пять минут все будет в полном порядке.
И тут бешенство все-таки вырвалось на свободу. Карл и сам не заметил, как монтировка, валяющаяся возле пробитого колеса, оказалась в руках.
- Оставь меня в покое! Автомеханик попятился:
- Эй, парень, ты чего, с дуба рухнул? Карл замахнулся:
- Оставь меня в покое, говорю! Убирайся отсюда!
Ощущение собственной силы было столь велико, что в душе родилось удовольствие, . близкое к тому, что Карл получал, занимаясь онанизмом.
До голубого комбинезона дошло, наконец, что с ним не шутят. Он бросился к машине, на ходу запихивая блокнот в карман.
- Ненормальный!
Хлопнула дверца, взревел двигатель, машина сорвалась с места.
Проезжая мимо, автомеханик притормозил, крикнул в открытое стекло:
- Урод!!! Чтоб у тебя все четыре колеса накрылись! - и тут же прибавил газу.
Карл провожал оранжевую техничку взглядом, пока она не скрылась за поворотом. А потом удовлетворенно крякнул и взялся за баллонник.
Региональная штаб-квартира ФБР Сиэтл, штат Вашингтон 13:53
Молдер столкнулся с агентом Уолтом Уил-бруком еще в коридоре, едва поднявшись на свой этаж.
- Привет, - сказал тот. - Чем закончился ваш разговор с Люси Хаусхолдер? Хоть чего-нибудь добились от нее?
Молдер развел руками:
- Пока нет. Но я как раз занимаюсь сейчас этим делом.
Дальнейший разговор мог оказаться опасным, и Молдер зашагал дальше. Но Уил-брук догнал его и положил руку на плечо. Молдер был вынужден остановиться.
- Один из моих ребят, - сказал Уилб-рук, - раскопал, что на Люси Хаусхолдер целое досье в полиции. Несколько приводов, систематическая проституция, потребление наркотиков…
Молдер вздохнул:
- Меня это не удивляет. У нее очень тяжелая жизнь.
- Это еще не все! - Уилбрук словно не слышал. - Ее бывший бойфренд получил срок за разбойное нападение. Она тогда сожительствовала с ним. Сейчас живет одна, в ночлежке некоего Генри Линклейтера.
Молдер снова вздохнул: похоже, Уилб-руку было абсолютно до лампочки, виновен человек или нет. Главное - создать видимость активной работы.
- Не думаю, что Люси Хаусхолдер замешана в похищении Эмми Джейкобе.
Уилбрук снял руку с плеча Молдера:
- Но это единственная ниточка из всего того, что у меня имеется. Я распоряжусь, чтобы мои ребята вам помогли. Хотите?
- Не надо, я сам справлюсь. Спасибо!
Уилбрук хотел что-то сказать, но его позвали к телефону. Он успел только бросить: «Ну, хорошо, смотрите», - и исчез.
А Молдер отправился к себе. Однако уже через несколько шагов его догнала Скалли.
- Молдер! Я нашла что-то непонятное. Молдер остановился:
- А именно?
- Я изучала медицинскую карту Люси Хаусхолдер, и мне кое-что пришло в голову. Ведь у нее кровь первой группы.
- Ну и что же?
- А то, что на фартуке Люси оказалась кровь двух групп - первой и второй. А теперь угадай, какой группы кровь у Эмми Джейкобе!
Намек был понятен. И открытие Скалли уже весьма походило на улику.
- Как кровь могла перенестись через весь город?
- Я не знаю, - сказала Скалли, - но определенно напрашивается прямой вопрос, который потребует прямого ответа.
- С какой стати? ~ Молдер пожал плечами. - Каждый четвертый имеет кровь второй группы. Это сотни тысяч человек. Даже если ограничиться населением района, где располагается кафе «У Джинджер»…
- Я не говорю о населении района, - терпеливо заметила Скалли. - Я говорю о женщине, у которой фартук почему-то оказался измазан кровью другого человека.
Молдер помотал головой:
- Скалли, послушай меня! Люси - такая же жертва, как и Эмми Джейкобе. Если она как-то и связана со всем этим, то только психически. Не более того…
Так, подумала Скалли. Похоже, на смену маленьким зеленым человечкам пришло что-то новое…
- Ну ничего, - сказала она. - Скоро мы это выясним.
- Ты о чем это говоришь? - Молдер глянул на партнершу с подозрением.
- Как это о чем!.. Я попытаюсь сравнить ДНК клеток крови, взятой с ковра в доме Эмми Джейкобе, и крови, взятой с фартука Люси Хаусхолдер. Это сразу даст ответ на все вопросы.
- Ради бога, сравнивай! - Молдер схватил Скалли за руку. - Только я тебя прошу… Не говори никому ничего до получения окончательных результатов. Я тебя очень прошу!
Скалли удивилась:
- Почему это?
- Потому что я не хочу, чтобы к Люси Хаусхолдер относились как к подозреваемой. Пока мы не будем в полной уверенности, что она и в самом деле замешана в похищении Эмми. А до этого - никаких разговоров! Хорошо?
Скалли пожала плечами:
- Ну хорошо!
Молдер ушел. А Скалли посмотрела ему вслед долгим взглядом. Будто сомневалась в том, что напарник никогда не станет покрывать преступника…
Ночлежка «Светлый ангел»
19:19
Генри Линклейтер вошел в комнату Люси с одеялом в руках и с растерянностью в душе. Что еще предпринять - он не знал. Мало вчерашнего приступа в «У Джинджер». Вчера Люси, по крайней мере, не колотило, А сейчас она лежала на кровати и тряслась так, что спинка кровати билась о стену. Генри наклонился и позвал:
- Люси! Ты меня слышишь?
Лежащая на левом боку Люси тут же отозвалась:
- М-м-мне х-х-холод-д-дно, Г-г-генри.
- Я принес тебе еще одно одеяло. - Генри укрыл больную и подоткнул одеяло с боков. - Может, все-таки позвонить врачу?
Сквозь стук зубов долетели тихие слова:
- Н-н-нет, н-н-никак-к-ких в-в-врачей.
- Дай-ка, я на тебя посмотрю. - Генри осторожно взял Люси за плечи и перевернул на спину.
Широко открытые, залитые слезами глаза, спутавшиеся волосы, через всю щеку - от уголка рта к уху - огромная глубокая , царапина, бурая ссадина на лбу.
- Боже, Люси! Что ты с собой сделала? Люси смотрела сквозь Генри - в потолок, вдаль, в никуда.
- Как темно! Почему сейчас так темно? Я ничего не вижу.
- Держись, держись, Люси. Все будет о'кей! - Генри бросился в коридор, к телефону.
В спину ему ударил вопль:
- Я ничего не вижу!!!
* * *
Приехав на место, Карл припарковал «форд» на обочине шоссе. Дороги к дому он уже не помнил - недолго и в дерево въехать, - а фары зажигать не хотел. Незачем афишировать свое прибытие перед кем бы то ни было! В особенности, если приезжаешь ночью…
Он открыл багажник, вытащил оттуда упакованную в одеяло малышку, прижал к груди, осторожно, на ощупь пробрался сквозь кусты, занес в дом. Затем поднял крышку люка и перетащил добычу в подвал. И только здесь развязал одеяло и вынул изо рта девчонки кляп.
Она была так перепугана и обессилена, что даже не смогла ничего сказать. Лишь забилась в угол и сжалась в комок, следя за ним большими круглыми глазами. Так они были еще красивее, чем на фотографии…
Потом Карл заметил на лице малышки несколько свежих глубоких царапин. Дьявол, кусты, сквозь которые он ее тащил, оказались колючими. Бедная девочка!.. Карл достал носовой платок и стер кровь.
Малышка вздрагивала, когда он прикасался к ней, а потом и вовсе затряслась всем телом.
Тогда Карл решил, что сейчас ей лучше всего поесть и отдохнуть; он поднялся наверх, принес купленных по дороге гамбургеров и бутылку «кока-колы», развязал девчонку и оставил ее в покое.
Ночлежка «Светлый ангел»
20:03
Молдер сразу отправился к Люси Хаус-холдер, едва лишь узнал, что у нее случился очередной припадок.
Когда он подъехал к зданию ночлежки, врачи все еще находились там: мигающие огни «скорой» говорили об этом недвусмысленно. Молдер поднялся по многочисленным лест-. ницам с причудливыми балясинами, прошагал многочисленными коридорами в виде ломаных линий (похоже, здание строил архитектор-фантазер) и, открыв дверь нужной комнаты, столкнулся с медсестрой. Врач хлопотал возле Люси.
Она сидела на кровати в ночной рубашке, понурив голову, и, кажется, ничего вокруг не замечала.
- Ну, как у нее дела? - спросил Молдер, поздоровавшись.
- Неплохо, - сказал врач. - Кровяное давление вернулось в норму. Температура поднялась до нормальной. На некоторое время она как провалилась. - Врач повернулся к Люси, тронул за плечо. - Вам нужно обязательно что-нибудь поесть. Чтобы восстановить силы.
Люси подняла голову, увидела Молде-ра, вздрогнула, отвернулась.
Врач взял свой чемоданчик, вышел, плотно закрыл за собой дверь.
- Привет, Люси, - дружелюбно сказал Молдер. - Доктор прав. Как насчет того, чтобы пойти пообедать?
Люси вновь посмотрела на него. Дружелюбия в ее взгляде не было. Но и вызова - тоже.
Через десять минут она уже сидела за кухонным столом, поедая суп, который ей налил хлопотавший тут длинноволосый парень лет тридцати. Он оказался тем самым Генри Линклейтером, хозяином ночлежки, о котором говорил агент Уилбрук.
Люси уныло носила ложку от тарелки ко рту и обратно, Молдер молча изучал ее расцарапанную физиономию, а Генри возил губкой в мойке, время от времени поглядывая на незваного гостя. Наконец Молдер решил, что Люси уже достаточно пришла в себя.
- Ну, как самочувствие. Лучше?
- Лучше, чем у кого? - спросила Люси, не поднимая глаз от тарелки.
- Лучше, чем у Эмми Джейкобе. Ложка в руке даже не дрогнула.
- Откуда я знаю!
- Если кто-нибудь из нас об этом и знает, Люси, то только вы. Я лично так думаю.
- Спасибо на добром слове. Но у меня, кажется, появились собственные проблемы.
Молдер решил сменить тему.
- Как вы поцарапали лицо?
- Наверное, во сне.
- Снова стали наркотиками баловаться, Люси?
Вот теперь ложка в руке дрогнула.
- Нет! Я к ним даже не прикасаюсь. Завязала, как галстук на шее висельника. Неделю назад я прошла проверку. Все было отлично. - Хаусхолдер повернулась в сторону длинноволосого. - Можете вон у Генри спросить.
Генри словно только и ждал, пока на него обратят внимание.
- Да, - сказал он с энтузиазмом. - Люси прошла проверку на «ура». - Он выжал воду из губки и исчез за дверью.
Молдер добавил в свой голос участия:
- Вы когда-нибудь раньше испытывали временную слепоту?
- Я, наверное, испытывала все что угодно, - равнодушно ответила Люси. - Раз или два. И всегда это что угодно было достаточно временным.
Она была непробиваема, но как-то пробить ее было надо. Хоть в пляс пускайся…
- Люси! - Молдер наклонился к женщине, едва не касаясь лбом ее лба. - У этой девочки очень и очень серьезные неприятности. Думаю, ты и сама понимаешь!
Люси оторвалась от тарелки, вскинула глаза:
- А я ничем не могу ей помочь, понятно? - крикнула она с вызовом. - Абсолютно ничем. И вам не могу помочь. - Она встала, подошла к мойке, с сожалением вылила в раковину остатки супа.
Молдер последовал за нею, навис над раковиной, заглянул женщине в лицо:
- А я полагаю, можете, Люси!
- И как же?
- Ну это вы должны сами мне сказать. Вот и подумайте…
- Что я могу сделать?
- Отведите нас к ней.
Люси сполоснула тарелку, поставила на полку и повернулась к Молдеру:
- Я понятия не имею - где ваша Эмми. - Голос ее зазвенел. - И честно говоря, мне плевать! Меня это не интересует.
Молдер вздохнул, пожал плечами:
- Что ж, Люси, очень жаль… Потому что сейчас вы - главная ее надежда.
Люси тряхнула головой, так что разлетелись веером волосы:
- Если ее главная надежда - я, то у этой девочки неприятностей гораздо больше, чем вам кажется. - И вышла, хлопнув дверью.
Молдер тяжело вздохнул, привалился спиной к шкафу и закрыл глаза.
* * *
Эмми быстро потеряла всякое представление о времени.
Ей было холодно и страшно. Когда дядька притащил ее в подвал, она была уверена, что все закончится немедленно и очень плохо. Изнасилование, а, может, и… Об этом она думать не стала.
Однако похититель принес гамбургеров с колой, развязал Эмми и оставил ее в покое. Когда он поднялся по лестнице наверх и захлопнул за собой люк, она проглотила гамбургеры и колу, забилась в угол и некоторое время сидела недвижно. Ей казалось, что стоит шевельнуться, и люк немедленно распахнется, заскрипят под тяжестью ступеньки, и…
Потом она осмелела и выбралась из угла. Остановилась, прислушалась.
Люк не распахивался, ступеньки не скрипели.
И тогда она поняла, что немедленная смерть ей не грозит. Похоже, дядька выкрал ее не для того, чтобы изнасиловать. Должно быть, за нее попросят выкуп. Видно, придется проторчать тут несколько дней. В фильмах, которые она смотрела, похитители обязательно требуют наличные, а наличных у родителей, как правило, не оказывается…
Холод по-прежнему был жуткий, и Эмми нашла валяющееся на полу одеяло, вернулась в угол и закуталась с головой. Одеяло пахло родимым домом, и Эмми немного поплакала, вспомнив маму, папу и Долли. И сама не заметила, как заснула.
Проснулась она от скрипа ступенек. Высунула голову из-под одеяла.
Тьма была хоть глаз выколи, и во тьме этой висело в воздухе алое пятнышко. Словно капелька крови… Пятнышко повисело секунду и двинулось в ее, Эмми, сторону. Вот оно коснулось плеча, и Эмми отбросила одеяло и кинулась бежать. Тут лее налетела на что-то в темноте, упала. А пятнышко уже вновь подбиралось к ней, опять коснулось плеча. Боли от него не было, и Эмми привалилась спиной к стенке, сжалась, замерла.
И тут ее ослепило. Свет был настолько неожиданным и резким, что она вновь кинулась бежать, опять налетела на что-то и упала.
Раздался довольный смешок и легкое жужжание. А потом снова ослепительная вспышка.
Эмми заплакала от страха. В фильмах похитители никогда так странно себя не вели…
Опять смешок и жужжание.
- Кто вы?.. - взмолилась Эмми. - Что вам нужно?..
Вспышка, смешок, жужжание. Эмми прикрыла лицо руками:
- Зачем все это?..
Вспышка, жужжание. Смешка не было.
- Отпустите меня… Я хочу домой…
Ей не отвечали. Лишь снова и снова срабатывала вспышка да жужжала перематываемая пленка.
* * *
Полученная информация была настолько важной, что Скалли немедленно побежала к напарнику. Ворвалась в кабинет:
- Молдер, у меня тут вот…
- Подожди, Скалли! - Молдер сидел перед экраном телевизора. - Посмотри-ка!
На экране, распластавшись на полу, жалась в темный угол девчонка в больничной одежде. Знакомое лицо…
«Выйди на свет, пожалуйста!» - донесся из динамика ласковый женский голос.
Девчонка замотала головой.
И Скалли узнала. Ну конечно! Одна лишь разница - это лицо было юное, без морщин. Не потасканное…
- Это Люси Хаусхолдер?
- Да, - сказал Молдер. - Съемки семьдесят восьмого года, когда ее нашли.
«Люси, возьми меня за руку!» - попросила неведомая женщина.
Девчонка опять замотала головой, припала к полу.
- Она так долго просидела в темноте, - продолжил Молдер, - что глаза ее стали слишком чувствительны к свету. Не знаю, кто ее похитил и все пять лет продержал в темноте, но он был не слишком разговорчив. Здесь ей тринадцать, а она едва может связать два слова. Удивительно, что она хоть чего-то в жизни добилась.
Молдер нажал кнопку на пульте, выключая видеомагнитофон. Тринадцатилетняя Люси исчезла с экрана.
Скалли возмущенно фыркнула:
- Ну, я бы не назвала ее жизнь большим достижением, Молдер. - Она вытащила из папки конверт. - Послушай, мне кажется, это серьезный прорыв в нашем деле. Вот посмотри! Она протянула конверт напарнику.
- Что это? - спросил Молдер тухлым голосок, взяв конверт в руки, но продолжая смотреть в темный экран телевизора.
- Фотографии школьников. На этой неделе класс фотографировали. И всем прислали по почте снимки. Всем, кроме Эмми. Уилбруку это показалось подозрительным, и он велел одному из своих парней найти фотографа.
Молдер оживился:
- Нашли?
- Да, это было нетрудно. Фотоателье принадлежит некоему Ларсеяу. - Скалли отобрала у Молдера конверт и принялась раскладывать снимки на столе. - Но главное не в этом. Главное, что на следующий день после съемок фотограф уволил своего ассистента. Ассистента зовут Карл Уэйд.
- И что по нему имеется?
- Кое-что имеется. Выяснилось, что около пятнадцати лет он провел в клинике с серьезным заболеванием мозга. А вот это, - Скалли достала из конверта очередной снимок, - единственное фото ассистента, которое у нас есть. Его сделал работодатель Уэй-да, опробуя новый фотоаппарат.
Молдер взял снимок в руки, долго рассматривал мрачную физиономию Ларсенов-ского ассистента.
- Ты не хочешь показать эту фотографию Долли, сестре Эмми Джейкобе? - спросила Скалли.
- Хочу. Но сначала я покажу ее кое-кому другому.
* * *
Эмми проснулась от шума автомобильного двигателя, откинула одеяло, прислушалась. Двигатель поурчал немного, потом шум стал быстро удаляться. Видимо, похититель куда-то уехал. Наверное, за гамбургерами и колой…
Эмми некоторое время поплакала, потерла ноющий бок - не на кровати ведь спала! - и огляделась по сторонам.
Похоже, на улице был белый день, потому что стали видны валявшиеся тут и там какие-то ящики и коробки.
А потом глаза наткнулись на торчащую из стены подвала световую иглу. Эмми вскочила, подбежала ближе. И сразу обнаружила в стене отверстие. Провела пальцами вокруг. И поняла, что стена в этом месте задра-.
1 2 3 4