А-П

П-Я

 Клюгер Джеффри 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Мортинсен Кей

Жду и верю


 

На этой странице выложена электронная книга Жду и верю автора, которого зовут Мортинсен Кей. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Жду и верю или читать онлайн книгу Мортинсен Кей - Жду и верю без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Жду и верю равен 113.11 KB

Мортинсен Кей - Жду и верю => скачать бесплатно электронную книгу



OCR: Larisa_F; Spellcheck: Larisa_F
«Кей Мортинсен «Жду и верю»»: Панорама; Москва; 2005
ISBN 5-7024-2005-5
Аннотация
Эжени, девушка из богатой семьи, и Андре, молодой человек без роду и племени, полюбили друг друга. Но властная, гордая бабка Эжени опорочила его в глазах внучки, и влюбленные были вынуждены расстаться.
Прошли годы, Андре добился успеха, и все это время в его сердце жила неуемная жажда мести. Но было в нем и другое чувство – не погасший за много лет и до поры тлеющий уголек любви…
Кей Мортинсен
Жду и верю
Пролог
Эжени сидела за журнальным столиком, внимательно просматривая газеты с объявлениями. Время от времени она что-то подчеркивала, машинально грызя карандаш. Вот уже два месяца девушка искала работу, но фортуна не была к ней благосклонна.
И действительно, искать работу портнихи в Париже все равно что иголку в стоге сена. Престижные места были давно уже заняты.
Эжени очень давно определилась со своим призванием. В отличие от других девочек, которые мечтали быть актрисами или топ-моделями, она точно знала, что такое будущее ей не грозит.
С раннего детства ее нельзя было назвать даже милой – черты лица, тонкие и пропорциональные, портил крупный нос, доставшийся ей от отца. Но фигурка у нее была действительно хороша – на ней великолепно сидело любое платье.
Эжени лет с пяти придумывала наряды для кукол, даже пыталась сшить наряд для мамы. Мама… Уже столько лет прошло, как она умерла. Тогда, девочкой, Эжени не понимала этого страшного слова – лейкемия.
Мама сгорела за несколько месяцев, отец горевал недолго и вскоре женился. Эжени оказалась никому не нужной. Благо бабушка с материнской стороны, Ирен Лантье, проживающая в пригороде Парижа, согласилась взять ее на воспитание.
Это было первое в жизни путешествие Эжени из заснеженного Квебека во Францию – манящую и пугающую одновременно.
Ирен Лантье была богата. Она владела обувной фабрикой. Ирен отличалась вздорным, властным нравом. К тому же она, до безумия любившая мать Эжени, лютой ненавистью ненавидела ее отца, Анри Моро. Она считала его виновным в смерти дочери и не могла простить ему поспешную женитьбу.
Бедной девочке приходилось терпеть ее выходки безропотно. С каждым годом Эжени становилась все более похожей на Анри, вызывая в Ирен приступы бешенства. Конечно, бабушка по-своему любила Эжени.
Но она считала, что молоденьких девушек нужно воспитывать в строгости, чтобы они не повторяли ошибок своих родителей. А брак Кати Лантье с Анри Моро она считала непростительной ошибкой.
Требуются портнихи высокого класса для создания нового имиджа фирмы , прочла Эжени. Это что-то интересное, подумала девушка, и взялась за телефон.
– Фирма «Соло корпорейшн», здравствуйте, – ответил приятный женский голос.
– Здравствуйте, я звоню по объявлению, – сказала Эжени немного дрожащим голосом.
– Собеседование состоится только через месяц. Мы еще не открылись. Могу вас записать заранее на пятнадцатое мая. Желательно приезжать со своим портфолио.
– Хорошо.
– Как вас зовут?
– Эжени Моро. Девушка, подскажите, как к вам добраться?
– Мы будем находиться в старой усадьбе Лантье, я вам сейчас подробно объясню, как проехать.
– Не надо, я хорошо знаю это место.
Эжени задумалась. Какое совпадение! Их дом выкупила фирма, в которой ей бы хотелось работать!
Да, она впервые в жизни самостоятельно искала работу, принимала решение. Раньше за нее решала бабушка Ирен. Но после банкротства обувной фабрики та быстро сдала.
Эжени пришлось бросить свою прежнюю работу, чтобы ухаживать за бабушкой, состояние которой все ухудшалось. Для оплаты лечения они были вынуждены продать свой большой дом, дворянское гнездо, сохранившееся с девятнадцатого века, и купить маленький флигелек рядом.
Эжени часто открывала свой альбом с эскизами моделей. Ей доставляло удовольствие придумывать все новые и новые фасоны: в них вплетались воспоминания детства и день сегодняшний, меха сочетались с денимом, шелк с лебяжьим пухом.
Она мечтала, как в один прекрасный день представит свою коллекцию «Воспоминания о Канаде». Эжени даже не пришлось долго думать над фирменным знаком. Вышивка на кармашке, пряжка в виде кленового листа сразу создадут нужное настроение.
Должно было произойти чудо, чтобы все эти мечты воплотились в жизнь. Но пока чуда не происходило. Эжени никому не жаловалась на трудности, пытаясь бороться в одиночку. Она была терпелива, и привыкла стойко сносить все удары судьбы.
Может быть, новая работа станет для нее трамплином к счастливому будущему? Эжени не хотела загадывать. Она начала собираться: надо было проведать бабушку Ирен и оплатить счета за свет в банке.
Внезапно раздался звонок. Это была ее школьная подружка, Адель Брокур.
– Здравствуй, Эжени!
– Привет, Адель, я уже собралась уходить.
– Я на минутку, у меня для тебя потрясающая новость! Угадай, кого я сегодня видела в магазине?
– Даже не знаю, что и подумать!
– Ну, давай же! – Адель не отставала.
– Сдаюсь, говори!
– Андре Балле собственной персоной! Одет как денди, с иголочки, а с ним потрясающая красотка!
– Он все-таки вернулся, – задумчиво проговорила Эжени. – Все, милая, поболтаем потом, я уже убегаю!
Мысли смешались в ее голове, а щеки стали пунцовыми. Она постаралась прогнать воспоминания, столь мучительные для нее.
1
– А теперь, скажи мне, отчего такая секретность? – спросила Андре Беатрис. – Почему ты запретил упоминать твое имя при покупке дома? И почему ты заплатил так много? – Не на шутку раздраженная, Беатрис Бонкур сидела в машине, вытянув красивые, длинные ноги. Она пыталась понять необычное поведение своего босса. Что за муха его укусила!
Ты не справедлива! – хотел огрызнуться Андре, со свойственным ему южным темпераментом. Мамина греческая кровь бушевала в его жилах. Андре прожил до восемнадцати лет во Франции, но французом так и не стал.
Тем более что после восемнадцати они с мамой уехали из страны к своим греческим родственникам в поисках денег и удачи. Очень долго унижения и несчастья преследовали их. Андре пытался вырваться из этого порочного круга. Шаг за шагом он боролся, чтобы выжить, чтобы стать самим собой.
– Ты знаешь, именно здесь когда-то работала моя мать. – Андре указал на старое одноэтажное здание. – Это обувная фабрика.
Воспоминания нахлынули на него. Они причиняли боль даже через столько лет. Здесь ему пришлось пройти через унижения и предательство. Именно поэтому он выкупил обувную фабрику, как только узнал о банкротстве Ирен Лантье. Именно поэтому он выкупил старинный усадебный дом в пригороде Парижа. Ему не терпелось восстановить справедливость и свое светлое имя.
Это все для тебя, мама, подумал Андре. Одна из его целей была достигнута. Теперь казалось, что не так сложно было добиться успеха.
– И что дальше? – проницательная Беатрис догадывалась, что Андре многое недоговаривает.
Он промолчал, внимательно посматривая на спидометр. Они преодолели небольшой холм. Наконец Андре затормозил. Выйдя из машины, он заметил, что руки у него дрожат от волнения. Едва справившись с зажигалкой, Андре прикурил.
Повернув голову, он рассматривал большой старинный особняк, находившийся на холме. Яркое апрельское солнышко приветливо освещало высокий фасад здания. Теперь оно принадлежит ему! От внезапного волнения. Андре стало трудно дышать. Да, такая усадьба свидетельствует о его успехе, о его богатстве. Он действительно разбогател!
Приобретение дома Лантье значило для него больше, чем успешный бизнес в Греции. Много больше, чем его внушительная репутация в Афинах. Андре боялись и уважали многие конкуренты. Воистину он был акулой обувного бизнеса.
Но здесь совершился его маленький личный триумф.
– Мать унизили и выгнали. Совершенно противозаконно. – Его голос дрогнул, в глазах светилась скорбь и боль.
Врач, обследовавший мать, сказал ему, что она не смогла восстановиться после стресса, испытанного ею во время работы у Лантье. Больше всего Андре печалило то, что Урсула не дожила до торжества справедливости. Он безутешно оплакивал ее смерть и дал обет отомстить за ее унижения.
– Мы были связаны с мамой единой цепью событий, изменивших наши жизни. – Он прищурил глаза. – Мы прошли через ад. Я тогда учился в школе, и мне приходилось работать на обувной фабрике в ночную смену. Владелицей фабрики и дома была Ирен Лантье.
Он минуту поколебался. Стоит ли говорить про это Беатрис? Но потом все-таки продолжил:
– Ирен выгнала меня с фабрики за воровство. Она выставила меня вором, хотя я не был ни в чем виноват. Она и ее внучка Эжени были в сговоре! – Андре с трудом выдавливал из себя слова. Было похоже, что он едва сдерживается от гнева, будто вновь переживая стыд и отвращение, испытанные когда-то. Его гордое лицо исказила злобная гримаса.
Беатрис невольно отпрянула, столкнувшись с новой, темной стороной его натуры.
– Я заставлю их извиниться за все, что они сделали, – продолжал он сердито. – Я обещал матери очистить наше имя от клеветы. Это все, что тебе необходимо знать.
– Месть? Это так на тебя не похоже, – рискнула заметить Беатрис.
– Ты не представляешь, через какие унижения они заставили меня пройти. То, что я испытал, в сто раз хуже физической боли. Это все равно что быть прокаженным. Мне наплевали в душу. – Он перевел дыхание, чтобы прийти в себя. – И внучка хороша. Подложила мне деньги, пропавшие у рабочих. Их заработок за выходные. А потом объявила меня вором.
– Откуда ты узнал, что в этом замешана внучка? – Глаза Беатрис расширились от удивления.
– Ирен Лантье мне об этом рассказала.
– Странно, почему девушка так поступила? – Ее греческий акцент стал еще более заметен.
Андре стиснул зубы.
– Из-за обиды. Мы с ней поссорились. Она думала, что я изменял ей в то время, когда мы собирались пожениться. – Его глаза сверкали.
– Я уверена, ты не способен на это!
– Я был настолько шокирован, что не мог оправдываться. Ты можешь представить, что я чувствовал!
– О да. Она хорошенькая? – спросила Беатрис, немного спокойнее.
Андре вспомнил, какие эмоции охватывали его, когда он видел шестнадцатилетнюю Эжени: гибкую, длинноногую, сексуальную. Он грезил о ней ночами. Единственным изъяном был ее длинный нос, вечно являвшийся предметом насмешек в школе.
– Я любил ее, сам не знаю почему. Она была такая прелестная и наивная, так часто меня смешила. А на поверку она оказалась бессердечной маленькой стервой. – Андре пожал плечами.
Чем больше он думал о поступке Эжени, тем больше его охватывала злоба. Нет, он этого так не оставит. Он не знал, где она сейчас, но он найдет ее, найдет во что бы то ни стало. Он превратит жизнь Эжени в ночной кошмар, пока не насладится мщением.
Голубые глаза Андре сверкали. Казалось, из-под насупленных бровей летят золотые искры. По иронии судьбы семья Эжени потеряла и фабрику, и дом. В то время как он, сын уборщицы, выросший в нищете и убожестве, достиг всего, о чем грезил в детстве. А ему еще не исполнилось и тридцати!
Он рассмеялся, закинув голову, подставляя свое лицо под яркие солнечные лучи. Его черные волосы казались бронзовыми. Андре был похож на одного из греческих богов, спустившихся на землю. За десять лет жизни в Греции его оливковая кожа приобрела цвет темного липового меда.
Последняя выходка заставила Беатрис забеспокоиться о душевном здоровье Андре. Она осторожно дотронулась до его подбородка. Ее лицо было так близко, что он не смог удержаться от легкого поцелуя. Они поцеловались в молчании и даже крепко обнялись.
Нельзя сказать, что Андре был бабником. Его возбуждение быстро проходило. И в этом была виновна Эжени. Ни одна женщина в Греции не смогла занять даже маленького уголка в его сердце, все еще принадлежащем ей.
Ему бы хотелось полюбить Беатрис, он старался это сделать. Она была прекрасной хозяйкой, остроумна и хороша собой. Беатрис была его правой рукой, незаменимой помощницей в бизнесе.
Андре страстно желал обзавестись семьей и детьми. Но это было невозможно, пока он не выполнит свою клятву, пока он не убьет демонов в самом себе.
– Пошли, – сказал он хриплым голосом. Он чувствовал себя виноватым, что расстроил Беатрис. Однако его гнев исчез после поцелуя. Его голубые глаза стали холодными и безжалостными. Он вновь завел машину, устремившись обратно, в Париж, в свой центральный офис.
2
Эжени, стоя на коленях, выпалывала траву в маленьком палисаднике перед домом. Конечно, этот цветник не шел ни в какое сравнение с теми роскошными клумбами, которые были в их бывшей усадьбе.
А здесь. – Эжени окинула взглядом поле своей деятельности – не было и шести соток земли. Когда-то, девочкой, она часами бродила по усадьбе в одиночестве – нелюбимая и невлюбленная.
Задумавшись, она потерла нос грязными пальцами и улыбнулась. Нос, из-за которого она так переживала в школе, теперь был пропорциональным и нормальным. Ее уверенно можно было назвать хорошенькой.
Но время, когда она была некрасивой, оставило неизгладимый след в ее душе. Эжени выросла скрытной и осторожной, ни перед кем не раскрывала своих чувств. Случай с Андре Балле ее многому научил.
Эжени нахмурила брови и принялась ожесточенно выпалывать упрямые корни сорняков, стараясь заглушить боль, причиняемую воспоминаниями. Зачем ворошить прошлое?
Эжени безумно, глубоко и безнадежно любила Андре, хотя никогда ему в этом не признавалась. Она боялась быть осмеянной. Тем более что Андре Балле был первым парнем в колледже и имел репутацию донжуана. Девчонки только и сплетничали о том, где и с кем он проводит ночи.
Да, они целовались несколько раз, и Эжени не могла поверить своему счастью. Но подружки в школе и бабушка все уши прожужжали ей, что он только использует ее. И действительно, ведь Эжени была единственной наследницей, богатой невестой.
Андре был чертовски амбициозен. Почему ж еще такой красавец мог обратить внимание на нее, серую мышку? Она прикусила губу, страдая вновь и вновь от беспощадной правды.
Мир рухнул для Эжени, когда она поняла, что Андре лишь охотится за ее приданым. Она думала, что не переживет этого.
Эжени вновь нахмурилась. Об Андре говорили во вчерашних новостях. Если бы она была замужем, ее бы не волновал бывший возлюбленный. Она бы смогла забыть обиду. Прошлое делало ее неуверенной в себе, мешало жить дальше.
Слава богу, бабушка похлопотала и нашла ей хорошего жениха – Поля Леграна. Похоже, Полю нравились ее сдержанность и молчаливость. Он ненавидел ярких, независимых женщин: на их фоне тяжело было блистать.
Эжени было приятно, что кто-то оценил ее природные качества. Скорее всего, Поль Легран был сам достаточно холоден и неэмоционален. Но он был очень внимателен, обходителен, хотя и не вызывал у Эжени страсти.
Скрип тормозов подъехавшей машины нарушил тишину. Эжени не придала этому никакого значения. Рядом находились развалины средневекового замка, туристы по нескольку раз в день приезжали фотографироваться на их фоне.
О развалинах сочиняли разные мифы, в них охотно верили иностранцы. В одной из башен замка когда-то была заточена прекрасная дочь графа де Бри. Он пытался разлучить ее с пастухом, в которого та влюбилась. Несчастная девушка выбросилась из окна, и ее призрак частенько пугал одиноких ночных прохожих.
Совершенно непонятно, почему Ирен Лантье не выкупила этот кусок земли и не организовала сюда централизованные экскурсии. Возможно, она не предполагала, что ее обувной бизнес придет в упадок. Эжени задумалась. После банкротства с Ирен невозможно стало разговаривать, она стала еще более невыдержанной и злобной. Бабушка считала, что на нее ополчился весь мир.
Неудивительно, что ее хватил инсульт. Эжени очень переживала за бабулю, заменившую ей родителей. Раньше она обижалась на нее, грубоватую и властную, А сейчас, в больнице, Ирен Лантье казалась напуганной и беспомощной.
Эжени надеялась, что в следующий ее приезд бабушке станет немного легче.
Уже некоторое время Андре наблюдал за стройной рыжеволосой женщиной, копающейся в цветнике. Ошибки быть не может: это Эжени. Даже через десять лет он безошибочно узнал ее. В нем боролись противоречивые эмоции.
Андре был потрясен, что снова видит ее. Совершенно неконтролируемые, смешанные чувства пронизывали все его тело, наполняя его бешенством, страстью. Ни одну женщину он так не хотел, как Эжени. Ни разу за все это время.
– Разглядывать селянок? Совсем на тебя не похоже! – ухмыльнулась Беатрис.
Он глубоко вздохнул, пытаясь прийти в себя после потока чувств, нахлынувших на него. Черт! Почему он словно растаял при виде этой женщины? Неужели его притягивает ее презрение? Он что, мазохист или извращенец? Ему хотелось быть нормальным. Иметь семью, детей. Любить.
– Мне кажется, что это Эжени, – сказал Андре, стараясь придать своему голосу сдержанный тон.
– Отлично! Та самая внучка? Если ты хочешь пойти полюбоваться на ее длинные ножки, делай это быстрее! – Беатрис ласково на него посмотрела и дотронулась до его руки.
Он едва сдержался, чтоб не оттолкнуть ее. Но тут же испугался своей неадекватной реакции на ее дружеский, успокаивающий жест.
– Всего пара слов, и я вернусь.
Андре с трудом подавил мысль о том, что хочет он совсем не короткого разговора. Эжени разбудила в нем дремавшие инстинкты, жажду жизни. И еще какую! Каждой клеточкой тела он ощущал боль и надежду на то, что Эжени тосковала по нему.
Его глаза горели, он испытывал настоящий сексуальный голод, сердце стучало молотом. Воображение рисовало ему картины близости с Эжени, он представлял, как выгибается под ним ее прекрасное тело, как она стонет от удовольствия.
Здравый смысл подсказывал ему, что надо остановить эти видения. Но говорят, что первая любовь не забывается, и это было правдой для Андре.
Остынь! – говорил ему внутренний голос. Она считала, что ты переспал со всеми грязными шлюхами в стране. Она нанесла тебе такой удар, от которого ты до сих пор не оправился. В ее глазах ты по-прежнему остался вором. Проклятье!
С проклятьем и вожделением, борющимися внутри, он медленно шел вдоль невысокого заборчика. Эжени его не видела, продолжая в задумчивости полоть траву перед домом.
На секунду она выпрямилась, все еще повернутая к нему спиной. Андре содрогнулся. Ее фигура стала еще более женственной, чем раньше. Длинные, стройные ноги, красивая линия бедра, короткие шорты, слегка задранные, демонстрирующие взору упругие ягодицы, узкая талия…
Андре вспомнил, как школьные друзья советовали ему выбросить Эжени из головы или просто насладиться ее прекрасным телом.
Но опускаться так низко не позволяла ему совесть. Поэтому только в своих мечтах он гладил ее красивую грудь, прямые длинные ноги.
В то же время Андре пытался бороться с другими доводами. Его первостепенной задачей было очистить свое доброе имя. Эжени жила всего в нескольких ярдах от места, где он собирается развивать свое дело.
Она может создать ему проблемы. Может испортить его репутацию, а это является серьезной помехой для бизнеса. Эжени может нанести большой вред своим маленьким злым язычком.
Птичий щебет разносился в воздухе. Андре чувствовал, что чем ближе он подходит к Эжени, тем плотнее и горячее становится воздух.
Еще секунда, и его агрессия передастся Эжени. Андре нисколько бы не удивился. Внезапно она медленно обернулась. Ее реакция была такой, какую он ожидал.
– Андре! – закричала она в ужасе.
Эжени отпрянула, потеряла равновесие и чуть не упала. Вот какая злоба исходила от него! Но не только злоба, а что-то еще более опустошающее. Это были примитивные сексуальные флюиды, которые влияли на нее, делая ее слабой, беззащитной. Она затаила дыхание.
Но это ничего не значит. На него все женщины так реагируют. Сексуальный самец, использующий женщин как объект для получения специфических наслаждений. Страх Эжени перешел в насмешку, а потом на лице застыла напряженная гримаса равнодушия.
Андре был тоже поражен, но только несколько иначе. Пластическая операция изменила лицо Эжени, и оно стало необыкновенно красивым. Единственно, чего он хотел, – это смотреть и смотреть на нее. Да, Андре все так же оставался влюбленным дураком вопреки доводам рассудка.

Мортинсен Кей - Жду и верю => читать онлайн книгу далее

 Бэйс Ронда