А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Макдермид Вэл

Охота за тенями


 

На этой странице выложена электронная книга Охота за тенями автора, которого зовут Макдермид Вэл. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Охота за тенями или читать онлайн книгу Макдермид Вэл - Охота за тенями без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Охота за тенями равен 620.97 KB

Макдермид Вэл - Охота за тенями => скачать бесплатно электронную книгу




«Охота за тенями»: Иностранка; М.; 2005
ISBN 5-94145-299-3
Аннотация
На свободе разгуливает страшный маньяк, претворяющий вымысел в реальность. Он с невероятной жестокостью расправляется с известными сочинителями детективных романов, издеваясь над ними так, как убийцы в их книгах издевались над своими жертвами. И в поединок с кровожадным чудовищем вступает женщина, для которой его разоблачение становится вопросом жизни.
Вэл Макдермид
Охота за тенями
Посвящается ББ. Потому что только
вдвоем можно одолеть преграды в пути

I
От стальных вод узкого залива туман поднимается гигантской стеной цвета кучевых облаков, поглощая яркие огни новой спортивной площадки и похожих как две капли воды отелей и забегаловок. Он вбирает в себя призрачных моряков из доков, которые привыкли выбрасывать свой заработок на эль за восемьдесят шиллингов и на проституток с лицами такими же задубелыми, как ладони их клиентов. Он вползает на гору к Новому городу, где геометрически правильные решетки с георгианской элегантностью режут его на куски, прежде чем он соскальзывает в пропасть, именуемую Садами Принсиз-стрит. Несколько припозднившихся гуляк ускоряют шаги, чтобы спастись от холодной хватки тумана.
Тем временем, завладев узкими петляющими улицами и переулками Старого города, морской туман немного рассеивается и теперь похож на смертоносное бледное марево, из-за которого туристские ловушки становятся грозной реальностью. Отклеивающиеся афиши грядущего в скором времени Фринджского фестиваля то появляются в поле зрения, то исчезают, подобно настырным призракам. В такую ночь легко понять, что вдохновило Роберта Луиса Стивенсона на создание «Странной истории доктора Джекиля и мистера Хайда». Пусть он поместил своих персонажей в Лондон, однако со страниц книги, несомненно, веет мрачной атмосферой Эдинбурга.
За закопченными фасадами Королевской Мили - старые многоквартирные дома с пустыми дворами. Когда-то, в восемнадцатом веке они были тем же самым, что сегодняшние муниципальные жилища, которые кишат выкинутыми из города людьми и представляют собой настоящие вертепы с пьяницами и наркоманами, шлюхами самого низкого пошиба и бездомными мальчишками. Вот и сегодня вечером, словно отвратительное повторение самого худшего кошмара из прошлых времен, наверху крутой каменной лестницы, которая ведет с Хай-стрит вниз, лежит женщина. Короткое платьице высоко задрано, дешевенькая материя разорвана.
Если бы женщина даже успела закричать, когда на нее напали, перина из тумана заглушила бы ее голос. Одно ясно - больше ей не кричать из-за кровавой клоунской дыры на шее. И ее же кишки у нее на левом плече - как последнее надругательство.
Печатник, наткнувшийся на труп по дороге домой с вечерней смены, скорчился у входа во двор на том самом месте, где его вырвало, и дышит прибиваемой к нему туманом вонью. Это он вызвал полицейских, позвонив по мобильнику, и несколько минут, которые им потребовались, чтобы приехать, показались ему вечностью; отныне видение ада навсегда отпечаталось в его мысленном взоре.
Сначала появились голубые огни, потом у обочины затормозили две полицейские машины. И вот он уже не один. Два офицера в форме участливо поддерживают его под руки. Они ведут его к своим машинам и помогают усесться поудобнее. Еще два полицейских исчезли во дворе, и неясные звуки их шагов почти тотчас стихают в густом тумане. Теперь слышны только треск полицейской рации и стук зубов печатника.
Доктор Гарри Геммелл опускается на корточки и руками в перчатках касается трупа, а инспектор Кэмпбелл Грант, вместо того чтобы наблюдать за действиями врача, глядит на полицейских в белом, осматривающих место преступления.
Ручными фонариками они освещают пространство вокруг трупа. Туман вгрызается в кости Гранта, и он чувствует себя древним стариком.
Тем временем Геммелл, кряхтя, поднимается на ноги и снимает запачканные кровью перчатки. Он смотрит на свои большие спортивные часы и удовлетворенно кивает головой.
- Ну вот, - говорит он. - Правильно, восьмое сентября.
- Что это значит, Гарри? - устало спрашивает Грант.
Ему до чертиков надоело то, что Геммелл вечно заставляет детективов по крохам вытаскивать из него информацию.
- Твой приятель любит поиграть в догонялки. Смотри сам, Кэм. У нее на шее следы рук, значит, ее душили, хотя умерла она не от этого. Но есть еще кое-что интересное.
- Это имеет для меня значение? Если не считать того, что я теряю последнюю надежду на ужин? - с досадой воскликнул Грант.
- Тысяча восемьсот восемьдесят восьмой - в Уайтчепеле, тысяча девятьсот девяносто девятый - в Эдинбурге. - Геммелл смотрит на Гранта, подняв одну бровь. - Это, Кэм, дело для специалиста по серийным убийствам.
- Какого черта, Гарри? - не понял Грант, решивший, что Геммелл пьян.
- Я думаю, Кэм, у тебя убийца-подражатель. Ищи Джека Потрошителя.
Глава 1
Подавшись вперед, навстречу ветру, доктор Фиона Кэмерон стояла на самом краю Стэнедж-Эдж. Если она и может оплакать тут чью-то безвременную кончину, то лишь свою собственную, если не поостережется испытывать судьбу. Нетрудно вообразить, как она пошатнется на мокром камне и будет лететь вниз тридцать-сорок футов, словно кукла, стукаясь о выступающие камни, ломая себе кости, ставя синяки и крича от боли.
Хватит представлять себя жертвой.
Глупо, подумала Фиона, позволяя ветру оттолкнуть себя от края на безопасное расстояние. По крайней мере, здесь. Ведь сюда она совершает паломничества, чтобы напомнить себе, почему она стала такой, какой стала. Три-четыре раза в год Фиона приходит сюда, всегда одна, когда желание прикоснуться к воспоминаниям становится неодолимым. Здесь, на унылой, не защищенной от ветра пустоши, нет места для еще одного живого человека. Здесь могут быть только двое: Фиона и ее призрак, ее второе «я», которое всегда рядом.
Странно, подумала она. Есть ведь множество других мест, где мы с Лесли проводили вместе гораздо больше времени. Однако в тех местах ее воспоминаниям помешали бы другие голоса, другие люди. Только здесь она могла побыть наедине с Лесли. Могла увидеть ее лицо, ее открытое смеющееся лицо или озабоченное, когда она одолевала сложный подъем. Могла услышать ее голос: тихий, внушительный и громкий, победный. Фиона почти убедила себя, что чувствует запах ее тела, как тогда, когда они устраивали тут пикник.
Именно здесь, как ни в каком другом месте, Фиона до конца понимала, что из ее жизни ушел свет. Она закрывала глаза и позволяла себе фантазировать, представляя свое зеркальное отображение, такие же каштановые волосы и карие глаза, такие же изогнутые брови, такой же нос. Их сходство у всех вызывало удивление. Лишь рты у них были разные; у Фионы большой и пухлый, нижняя губа полнее верхней, а у Лесли как маленькое сердечко.
Здесь они спорили. Здесь приняли решение, и Лесли ушла из ее жизни. Здесь Фиона ругала себя и здесь напоминала себе, что потеряла.
Глаза Фионы наполнились слезами, и она широко открыла их, убеждая себя, что виноват ветер. Хватит терзаться. Она побывала тут, она освежила свою память, и пора кончать с самобичеванием. Фиона поглядела на заросшую коричневым папоротником Хатерсейдж-Мур, на нелепо торчащий Хиггер-Тор, потом повернулась к поливаемой дождем Бамфорд-Мур. При таком ветре меньше чем за двадцать минут не выбраться, подумала Фиона и передернула плечами, поудобнее устраивая на спине рюкзак. Пора в путь.
Ранний поезд, отошедший с вокзала Кингс-Кросс, потом местный поезд привезли ее в Хатер-сейдж чуть позже десяти. Что ж, она неплохо провела время, взбираясь по крутому склону на Хай-Неб, радуясь безотказной работе мышц, особенно мышц на икрах. Последний рывок привел ее на северный рубеж Стэнедж, но сбил дыхание, так что пришлось прислониться к скале и напиться воды, прежде чем продолжить путь по длинным плитам песчаника. Незабытое прошлое угнетало ее, как ничто другое. Однако дувший ей в спину ветер подгонял ее, веселил душу и избавлял от раздражения, которое никак не желало оставить ее в покое. Поэтому-то ей и пришло в голову уехать на денек из Лондона и примириться с тем, что к вечеру ее плечи потеряют подвижность и будут посылать болезненные импульсы в шею и голову.
В ее рабочем календаре была записана единственная встреча с аспирантом-филологом, но с ним она легко передоговорилась, позвонив из поезда. Здесь же, на пустоши, ни один газетный поденщик не мог ее настичь, ни один фотограф не мог ткнуть ей фотоаппаратом в лицо и потребовать, чтобы аналитик Кэмерон прокомментировала рассматриваемое в суде дело.
Естественно, нельзя было ждать, будто все будет, как ей хочется. Но когда она услыхала в вечерних новостях, что сенсационный процесс убийцы из Хэмпстед-Хит будет продолжен после двухдневных слушаний, инстинкт подсказал ей бежать, так как в ближайшие сутки пресса возжаждет крови, а она более всех подходит в качестве оружия против полиции. Так что лучше было отправиться подальше.
Фиона никогда не искала расположения прессы, что бы она ни делала для полиции, но все равно ее постоянно преследовали репортеры. Фионе не нравилось видеть свое лицо на газетных страницах, тем более что ее коллеги не упускали случая выразить ей свое возмущение. Однако, потеряв право на уединение, Фиона сильнее страдала оттого, что из-за свалившейся на нее славы сильно поблекла ее академическая репутация. Теперь, когда ее статьи печатались в журналах или научных сборниках, она знала, что их читают с куда большим скептицизмом, чем прежде. Пуристы кривят губы в неодобрительной усмешке из-за того только, что она приложила свои знания к практическому делу.
Молчаливое осуждение стало еще ощутимее, когда кто-то из репортеров пронюхал, что Фиона живет с Китом Мартином. Трудно даже представить, кто в глазах академического истеблишмента мог бы быть менее респектабельным партнером университетского психолога, занятого научной разработкой методов, которые должны помочь полиции вылавливать рецидивистов, чем самый популярный автор триллеров о серийных убийцах. Если бы Фиону интересовало мнение о себе своих коллег, она бы потрудилась объяснить, что влюблена отнюдь не в романы, а в их автора и что ее тоже тревожила его работа, прежде чем она все-таки решилась вступить с ним в романические отношения. Но так как никто не посмел задать ей прямой вопрос, то и Фиона не пожелала по доброй воле лезть в ловушку самооправдания.
Вспомнив о Ките, Фиона повеселела. Ей до сих пор казалось чудом, что она сумела найти человека, вызволившего ее из тюрьмы самокопательства. Пусть все вокруг видели в нем всего лишь обаятельного крутого парня, она обнаружила в Ките не только проницательность и образованность, но еще великодушие, уважение к чужому мнению и чувствительность, о которой уже и не мечтала. С Китом она наконец-то обрела покой, и демоны Стэнедж-Эдж почти перестали ее мучить.
Не останавливаясь, Фиона взглянула на часы. Отлично. Если не сбиваться с темпа, то можно успеть в Фокс-Наус и что-нибудь выпить до того, как местный поезд увезет ее в Шеффилд к лондонскому поезду. Еще пять свободных часов - целых пять часов она не увидит ни одного, по крайней мере знакомого, лица, и этого достаточно, чтобы привести себя в нормальное состояние. До следующего раза, мрачно подумала Фиона.
В поезде оказалось меньше народу, чем она ожидала. Фиона заняла всю скамейку, а напротив уселся мужчина, который заснул через десять минут после того, как поезд отошел от Шеффилда, предоставив Фионе в полное распоряжение разделявший их столик. Это было замечательно, потому что ей предстояло немало сделать во время пути. Она договорилась с владельцем ближайшего к вокзалу паба, что он присмотрит за ее мобильником и ноутбуком, пока она будет бродить по горам, а за это она подарит ему подписанные книги Кита. Это было безопаснее, чем оставлять вещи на вокзале, да и намного дешевле.
Фиона открыла ноутбук и присоединила его к мобильнику, чтобы почитать e-mail. На экране тотчас появилось сообщение о пяти посланиях. Два были от студентов, одно - от коллеги в Принстоне, который спрашивал, не может ли он воспользоваться собранными ею данными о раскрытых делах об изнасилованиях. Ничего такого, что не могло бы подождать до утра. Фиона открыла четвертое послание, от Кита.
From: Кит Мартин «KMWriter@trashnet.com»
То: Фиона Кэмерон «fcameron@psych. ulon. ас. uk»
Subject: Обед сегодня
Надеюсь, ты хорошо провела день в горах. Я много работал, 2500 слов до чая. В суде все получилось так, как ты говорила. Надо доверять женской интуиции (шучу, потому что знаю, что твое суждение основывается на научных данных…) Так или иначе, я решил, что Стиву потребуется компания, поэтому пригласил его на обед. Мы пойдем в «Сент-Джон» наедаться до отвала мертвечины, так что тебе лучше к нам не присоединяться, но если захочешь, я буду очень рад. Если нет, я приготовил на ланч лосося и рисотто со спаржей, так что загляни в холодильник. Я тебя люблю.
Фиона улыбнулась. Вот так всегда. Он думает, если все сыты, ничего страшного не случится. И он прав, Стиву лучше не быть сегодня одному. Каково полицейскому наблюдать, как его дело рассыпается на глазах, особенно дело, получившее широкую огласку! Все газеты кричали об убийстве в Хэмпстед-Хит. А старшему полицейскому инспектору Стиву Престону тем более хреново. Уж Фиона-то отлично знала, как много было поставлено на карту в этом расследовании, и, как бы хорошо она ни относилась к Стиву, полиции досталось по заслугам.
Фиона открыла последнее сообщение, которое оставила напоследок как самое интригующее.
From: Сальвадор Беррокал «Sberroc@cnp. mad.es»
То: Доктору Фионе Кэмерон «fcameron@psych.ulon.ac.uk»
Subject: Консультация
Уважаемая доктор Кэмерон. Я майор Национального полицейского корпуса, базирующегося в Мадриде. Занимаюсь расследованием убийств. Обратиться к Вам как к эксперту в области преступных связей и географии преступлений мне посоветовал мой коллега из Нью-Скотланд-Ярда. Прошу прощения, что врываюсь к Вам. Я пишу, потому что хочу попросить Вас о громадной услуге. Сделайте одолжение, проконсультируйте меня в деле, не терпящем отлагательства. У испанских полицейских почти нет опыта в расследовании серийных убийств, нет и психологов, которые могли бы помочь полицейским. В Толедо в течение трех недель совершены два убийства, и мы думаем, что одним человеком. Однако непонятна связь между преступлениями, поэтому нам нужен эксперт, который мог бы заново проанализировать оба случая. Я знаю, у Вас есть соответствующий опыт, и думаю, что Вы могли бы помочь нам. Мне бы хотелось знать, согласны ли Вы на мое предложение. Естественно, Вы можете рассчитывать на достойное вознаграждение за консультацию. Жду Вашего ответа. С уважением
Майор Сальвадор Беррокал Национальный полицейский корпус.
Сцепив пальцы, Фиона смотрела на экран. Она понимала, что за этим посланием - трупы людей, которых, вполне вероятно, пытали перед смертью. Скорее всего, там есть и элемент сексуального насилия. Она была почти уверена в этом, потому что полицейские, как правило, сами неплохо справлялись с простыми убийствами, не призывая на помощь специалистов, которых и было-то, раз-два и обчелся. Новых приятелей передергивало, когда они узнавали об этой стороне ее работы, и они неизменно задавали ей один и тот же вопрос: как она может участвовать в подобном ужасе?
Фиона же, пожав плечами, обычно отвечала:
- Кто-то ведь должен это делать. Почему не я, если у меня есть соответствующие знания? Никому не дано вернуть мертвых, но иногда возможно предотвратить новые убийства.
Однако это был всего лишь ответ, тщательно продуманный Фионой, чтобы избежать дальнейших расспросов. Правда же заключалась в том, что она ненавидела свою неизбежную близость к насильственной смерти, стоило ей подключиться к работе полиции, и в первую очередь из-за пробуждаемых в ней самой воспоминаний. Фиона хорошо знала, каким пыткам можно подвергнуть человеческое тело и на какие страдания обречь человеческую душу. А так как это каждый раз превращалось в тяжелое испытание, то Фиона довольно редко отвечала на просьбы полицейских о помощи, и то лишь душевно окрепнув после очередного расследования преступлений серийного убийцы.
Прошло уже почти четыре месяца с тех пор, как Фиона в последний раз имела дело с убийствами. В течение восемнадцати месяцев один человек убил четырех проституток в Мерсисайде. Благодаря сопоставлению данных, сделанному Фионой и одним из ее аспирантов, полицейским удалось настолько сузить круг подозреваемых, что дело было передано на судебное расследование. Теперь убийца находился под стражей, обвиненный в трех из четырех убийств, и, благодаря анализу на ДНК, можно было не бояться судебной ошибки.
С тех пор Фиона работала лишь со шведской полицией над делом об ограблениях. Что ж, пора опять немного запачкаться, подумала Фиона. И отстукала ответ:
From: Фиона Кэмерон «fcameron@psych.ulon.ac.uk»
То: Сальвадору Беррокалу «Sberroc@cnp.mad.es»
Subject: Re: Консультация
Уважаемый майор Беррокал
Благодарю Вас за приглашение в Национальный полицейский корпус. Мне бы хотелось ответить положительно на Ваше предложение, однако прежде я должна удостовериться в том, что смогу быть Вам полезной, а для этого мне нужна информация. Было бы лучше всего, если бы Вы предоставили мне, хотя бы в кратком виде, описание обоих убийств, отчеты патологоанатомов и показания свидетелей. Я довольно неплохо читаю по-испански, так что мы можем сэкономить время и не переводить документы на английский язык. Естественно, я обещаю сохранять полную секретность. Во избежание утечки информации предлагаю переслать документы на мой домашний факс.
Фиона написала номер факса, номер телефона и отправила e-mail. В лучшем случае ей удастся предотвратить убийства и получить ценную информацию для научной работы. В худшем случае - у нее есть солидное оправдание для неучастия в незаладившемся расследовании убийства в Хэмпстед-Хит. Один, нет, два жителя Испании заплатили высокую цену, чтобы имя беспристрастного аналитика Фионы Кэмерон не появилось в газетных заголовках.

Глава 2
Фиона направилась на звуки голоса, певшего о том, что никто не любит печального профессора. Как всегда, в кабинете Кита в плейер были заложены полдюжины компакт-дисков, а сам он, видно, ушел, оставив музыки на несколько часов. Кит не выносил тишину. Об этом Фиона узнала еще в самом начале их знакомства, когда пригласила его на прогулку в свой любимый Дербишир и в ужасе наблюдала, как он укладывает в рюкзак кассеты для переносного магнитофона. Не раз и не два она возвращалась в пустой дом, где тем не менее из кабинета Кита неслась громкая музыка, в гостиной рычал телевизор, а в кухне гремело радио. Чем больше было шума, тем легче он погружался в свой фантастический мир. Для Фионы, которой требовалась тишина, чтобы сконцентрироваться, это был непостижимый парадокс.
Когда они впервые заговорили о совместной жизни, Фиона сразу сказала, что согласна на любой дом, лишь бы там нашелся тихий уголок для работы. В результате они купили высокий узкий дом на Дартмут-парк, прежним владельцем которого был рок-музыкант. Устроенная им на чердаке студия стала отличным гнездышком, куда Фиона сбегала от музыкальной какофонии. Она даже могла ночевать там, когда Кита поджимали сроки и он засиживался за столом до утра. Временами Фионе бывало жалко многострадальных соседей. Наверняка февраль был для них самым ненавистным месяцем, когда Кит заканчивал книгу и шумовое сопровождение принимало угрожающую форму.
Поставив сумки на пол, Фиона первым делом отправилась в кабинет Кита и выключила плейер. Наступила благословенная тишина. Тогда она поднялась в спальню и переоделась. Потом одолела еще два лестничных пролета до своего кабинета, ощущая боль в мышцах. Фиона сразу же обратила внимание на горящую лампочку автоответчика. Пятнадцать сообщений. Даже пари держать не надо. Все они от газетчиков. У Фионы не было желания ни слушать их, ни тем более отвечать. Ее решение не изменилось: ни одного слова, которое может быть использовано в пользу той или иной стороны.
Оставив ноутбук на столе, Фиона увидела, что майор Беррокал не терял времени даром.

Макдермид Вэл - Охота за тенями => читать онлайн книгу далее