А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Следующим этапом были запястья. Он аккуратно отделял их, что не составляло для него труда, ведь когда-то он работал у мясника и там овладел основами искусства, которое довел до совершенства, как ему казалось. Никто и нигде не расчленял человеческое тело с таким мастерством и таким почтением.
Потом наступала очередь ступней. За ними следовали локти и колени, а за ними - предплечья и бедра. Теперь он работал быстро и уверенно, расчленяя торс точными движениями эксперта, не знающего трудностей в своей области. Время пролетело незаметно, и вот уже от тела остались лишь куски мяса, если не считать головы, взиравшей на происходящее мертвыми глазами.
Возбуждение достигло предела. Сердце у «прозектора» колотилось как бешеное, во рту пересохло. С негромким стоном он взялся окровавленными пальцами за пенис и осторожно вложил его в открытый рот своего временного божка, мертвой головы, потом, придерживая ее за волосы, стал двигаться медленно, быстрее, еще быстрее, пока не забился в исступленных содроганиях.
Приходя в себя, он стоял, опершись кулаками о стол, подавшись вперед и тяжело дыша, как марафонец на финише. Священнодействие закончилось. Осталось лишь избавиться от останков.
Для большинства убийц это представляло бы неразрешимую проблему. Если бы Деннису Нилсену удалось найти более удачный способ избавления от своих жертв, наверное, он еще много лет мог бы уменьшать число бездомных в Лондоне.
Однако для человека, занимающегося оптовой торговлей мясом и владеющего десятками морозильников, как раз это было проще простого. Даже если бы кто-нибудь сунул нос в его личный отсек, запертый на висячий замок, то не увидел бы ничего, кроме не вызывающих подозрений пакетов с мясом. К счастью, человеческая плоть по виду ничем не отличается от любой другой.
Глава 26
Сумерки в Хэмпстед-Хит всегда привлекали Фиону своей таинственностью, особенно в это время года. После жаркого лета не хотелось даже смотреть на увядающие листья, пожухлую траву, иссушенную землю. Зато, как только на небе появлялась пурпурная дымка заката, цвета обретали глубину, словно выставляя напоказ богатство Хэмпстед-Хит, подчеркивающее убожество раскинувшегося внизу города.
В отличие от Пустоши, городские улицы становились похожими друг на друга в сгущающихся сумерках. Заходящее солнце походя освещало отдельные окошки в высотках, и они загорались огнем на сером фоне, словно искры озарения в уставшем мозгу. Конечно, это не походило ни на освещенные солнцем безлюдные первозданные горы в Дербишире, ни на всполохи собственного воображения, однако напоминало, что такое есть и доступно, если появится желание. В любом случае здесь тоже можно было отдохнуть. Всю неделю - с тех пор, как Фиона узнала о смерти Джейн Элиас, - она хотя бы раз в день бегала на Пустошь. Вот и теперь она сидела на скамейке на вершине Парламентского холма, довольная тем, что какое-то время может провести, наблюдая за гуляющими людьми.
Некоторых она узнавала в лицо: собачников; бегунов трусцой; гогочущих мальчишек на скейт-бордингах; двух пожилых женщин с ее улицы, быстро прошагавших мимо, но кивнувших ей; продавщицу из книжного магазина, тренировавшуюся в беге. Других видела в первый раз. Здесь были местные жители, которых не составляло труда отличить по тому, как они беседовали между собой и с детьми, как автоматически следовали привычными тропинками. Были здесь и туристы, которые то и дело сверялись с картами и хмурились, не в силах определить нужные объекты в сумеречном городе внизу. Были люди, которые не подпадали ни под одну категорию, они тоже или гуляли, не преследуя никаких целей, или куда-то стремительно мчались.
К какой категории принадлежал убийца Сьюзан Бланчард? Фиона вздрогнула, пытаясь сообразить, почему эта мысль вдруг пришла ей в голову. На Пустоши она бывала регулярно после того, как случилось убийство, правда, интуитивно обходила стороной место преступления. Почему же эта мысль именно теперь пришла ей в голову?
Фиона посмотрела в одну, в другую сторону, не сомневаясь, что на глаза ей попались кто-то или что-то, напомнившие о преступлении. Невозможно, чтобы это была молодая пара с ребенком, которого прижимал к груди мужчина. Или немолодой мужчина с черным Лабрадором. Или стайка над чем-то хихикающих девчонок на роликах. Ничего не понимая, Фиона огляделась.
Примерно в пятидесяти ярдах от нее и ярдах в двадцати от тропинки была впадина, в которой на корточках сидел мужчина, на первый взгляд очень напоминавший бегуна трусцой. Спортивные брюки и рубашка, кроссовки. Однако дышал он спокойно, в отличие от тех, кто бегом одолевал здешние склоны. И городская панорама его не интересовала. Не отрываясь он смотрел на двух девчонок на роликах, круживших неподалеку; они визгливо смеялись и громко переговаривались друг с дружкой.
Когда девчонки укатили прочь и кусты скрыли от него их фигурки, он поднялся и стал смотреть на тропинку, не идет ли еще кто-нибудь. В течение нескольких минут никто не привлек его внимание. Потом появилась парочка обнявшихся подростков. Голова девушки покоилась на груди юноши. Мужчина тотчас насторожился. Сунув руки в карманы, он вновь опустился на корточки.
Пока парочка не скрылась с глаз, Фиона наблюдала за ней, потом вскочила со скамейки и побежала по направлению к мужчине. Она не сводила с него глаз, вытаскивая из сумки мобильник. Едва поняв, что она делает, мужчина поднялся во весь рост и помчался вниз по склону к тропинке, что вела в заросли кустарника.
Фиона убрала телефон. Она и не собиралась звать полицейских, достаточно и того, что он попался на ее трюк. Что бы она сказала полицейским? Что мужчина наблюдал за девочками? Но ведь он ничего не сделал, ничего такого, за что его можно было бы привлечь к ответственности, ничего такого, от чего он не мог бы в ярости откреститься. Даже его стремительное бегство можно было при желании оправдать, мол, он бежал-бежал, потом остановился отдохнуть, а потом побежал дальше.
Каким бы безобидным ни представлялось поведение мужчины, оно заставило Фиону насторожиться. И дело даже было не в том, что она заподозрила незнакомого мужчину в чем-то большем, чем трусливое подглядывание. Ей пришло в голову, что убийца Сьюзан Бланчард мог заранее осмотреться на месте преступления. Не на велосипеде он тут ездил, а наверняка все исходил пешком, принимая во внимание детали, продумывая пути отступления, выбирая жертву. Не исключено, что он очень умен и умеет скрывать свои желания, но на этот счет у Фионы были большие сомнения.
Ей вдруг стало любопытно, где убийца проводит этот вечер. Она была уверена, что ему не давала покоя потребность убивать. Где же он ходит сейчас? Где проводит разведку? Вернется ли он на Пустошь? Или попытается освоить другое место? Поблизости? Кладбище Хайгейт? Дворец Александры? Или он так хорошо знает город, что двинулся куда-то подальше? Где границы его мысленной карты? Фионе были ясны его психологические пределы, она без труда вычислила их по его поведению. Но вот каковы его географические границы?
У нее в голове теснились вопросы, на которые пока не было ответов, и это мешало Фионе наслаждаться покоем, ради которого она после утомительного рабочего дня приходила в парк. Пора ей идти домой мимо безликих зданий с отваливающейся штукатуркой, мимо замызганных желтых кирпичных стен, от которых веет ужасом в грязно-оранжевом свете фонарей. Пора ей тоже получить удовольствие, заглядывая в освещенные окна, ловя мгновения чужой жизни и, конечно же, наслаждаясь своим превосходством, которое она не умела подавить, если видела особенно безвкусный интерьер.
- Научись радоваться жизни, девочка, - шептала она, окидывая взглядом заново отремонтированную гостиную, в которой три разных рисунка на обоях никак не гармонировали друг с другом, и ставя мысленную галочку, чтобы рассказать об этом Киту.
Едва Фиона распахнула входную дверь, как зазвонил телефон, и она, вбежав в кухню, схватила трубку на четвертом звонке.
- Слушаю!
- Доктор Кэмерон?
Голос звучал словно эхо в жестяной банке.
- Майор Беррокал? - с сомнением спросила Фиона.
- Si. Прошу прощения, что беспокою вас дома, но у нас тут произошло нечто, о чем, думаю, вам небезынтересно узнать.
- Правильно. Хорошо, что позвонили. Вы нашли Делгадо?
Произнося все это, Фиона скинула жакет и потянулась за блокнотом и ручкой.
- Не совсем. Но мы нашли, где он, вероятно, прятался.
- Звучит обнадеживающе.
- Si. Все благодаря вам.
- Он жил в мавзолее?… В склепе?
Фиона ощутила прилив гордости.
- Не совсем, нет. В северной части города есть большое кладбище, которое подходит под ваши предположения, и мы потребовали от местных полицейских, чтобы они обыскали его. Ни один склеп не был вскрыт, поэтому они решили, что мы спятили, и не стали искать там Делгадо. Но один из моих людей - таких моя жена называет бульдогами - пошел туда сегодня.
- И нашел? - не выдержала Фиона.
- Si. Там есть небольшой сарай, в котором рабочие держали свои инструменты. Он уже несколько лет пустует. Так вот, мой сотрудник обнаружил, что доски на окне еле держатся. Внутри же оказалось, как мы думаем, пристанище Делгадо. Еда, бутылки с водой, спальный мешок и кое-какая одежда. Мы сравнили отпечатки пальцев, которые обнаружили там, с отпечатками из квартиры Делгадо. Это он.
- Итак, теперь вы знаете, что он там был.
- Si. Я оставил своих людей, но боюсь, он не вернется. Фрукты, которые он принес в сарай, уже начали подгнивать. Наверняка он видел полицейских, и ждать его там бесполезно.
- Наверное, вы очень разочарованы, - сочувственно произнесла Фиона. - Подобраться к нему так близко и все же остаться ни с чем.
- Близко! Все равно что дым без сигары. Думаю, он теперь очень опасен. Вы как считаете?
Фиона на мгновение задумалась.
- Вряд ли он запаниковал. До сих пор он был на редкость хладнокровен. Город он знает отлично, пригороды тоже. Возможно, заранее подготовил для себя укрытие.
Беррокал что-то пробурчал, не соглашаясь.
- Боюсь, как бы он не почувствовал себя загнанным в угол и не решил уйти со славой. Почему бы ему не устроить спектакль на прощание? Терять-то нечего. Теперь ему известно, что мы знаем, кто убийца. Не исключено, что он не придумает ничего лучшего, как уйти с помпой.
- Боитесь еще убийств? Резни? - спросила Фиона.
- Боюсь.
Фиона вздохнула.
- Не могу вспомнить ни одного дела, в котором серийный убийца занялся бы массовыми убийствами. Но, с другой стороны, серийные убийцы, как правило, совершают преступления из сексуальных побуждений, а этот, как я с самого начала чувствовала, совсем другой. Если честно, то не знаю, майор, что вам посоветовать. Но должна признать, ваше понимание ситуации мне нравится.
Они долго молчали.
- Постараюсь, чтобы городские службы были начеку, - прервал молчание Беррокал. - Город-то небольшой. Мы должны его найти.
Все равно что стрелять из пушки по воробьям, подумала Фиона. С серийными убийцами всегда так.
- Найдите кого-нибудь, кто хорошо знает историю Толедо, - посоветовала Фиона. - Расспросите о тех местах, где случались большие кровопролития. Если убийца решит начать снова, это будет как раз там. Возможно, вам удастся его схватить, пока он не наделает бед.
- Спасибо за совет.
- Пожалуйста. Уверена, вам и самому пришло бы это в голову. Дайте мне знать, если что.
- Конечно. Доброй ночи, доктор Кэмерон.
- Спокойной ночи, майор. И удачи вам. - Фиона с тяжелым сердцем положила трубку и тотчас услыхала щелчок замка на входной двери. - Кит? - удивленно спросила она.
Дверь захлопнулась.
- Эй, детка, я дома.
Кит вошел в кухню и крепко обнял Фиону, которая мгновенно почувствовала себя так, словно тяжелый груз свалился с ее плеч. Она подняла голову, чтобы поцеловать любимого мужчину, и глаза у нее светились радостью.
- Я не ждала тебя так рано. Разве ты не собирался поужинать с Джорджией?
Кит выпустил ее из объятий и подошел к холодильнику.
- Собирался. Однако шоу было без Панча .
- Что? Джорджия предпочла оздоровительный сон пьянству с бандой коллег? - насмешливо произнесла Фиона, доставая бокалы, пока Кит открывал бутылку с вином.
- Кто знает. Ее не было.
- Ты хочешь сказать, что она и вправду не пришла?
Фиона была потрясена. То, что не пропускающая ни одного появления на публике Джорджия Лестер не пришла на собственную лекцию в Британском институте кинематографии, было выше ее понимания.
- Не только не пришла. Не прислала записки, не позвонила. И в институте, и в издательстве никто ничего не знает. Дома тоже никто не отвечает. Мобильник молчит.
Кит налил вино в бокалы.
- Что же было?
- Да ничего особенного. Публика послонялась полчаса, потом парень, который должен был ее представить, сказал, что мисс Лестер заболела, поэтому все могут получить свои деньги в кассе. Мы немного выпили, и я приехал домой.
- Вот тебе и загадка, - весело проговорила Фиона. - Ваша версия, Шерлок?
- Выпивавшая команда выдвинула две версии. - Кит поудобнее уселся в кресле. - Первая и бескровная такова. У Джорджии есть коттедж в Дорсете, где она якобы творит, однако на самом деле, насколько мне известно, она там вовсе не творит, а совершенно бездумно наслаждается жизнью с итальянским официантом, в которого недавно запустила когти. Там ей не может помешать Энтони, ее скучный, но преданный муж, правильно? Итак, она в Дорсете грешит с Супер Марио, забывает о времени, вылетает из дома в последнюю минуту, а тут-то как раз кончается бензин. И батарейки садятся в телефоне.
- А другая версия?
- Ну же, Фиона, ты знаешь Джорджию. Многие, кто видел ее лишь на публике, слова доброго не могут о ней сказать.
- Давай другую версию.
- Другую так другую. После смерти Дью она потребовала от издателя нанять ей телохранителя. Она повела себя как звезда детектива, которую требуется охранять от поклонников за счет, естественно, издателя. Правда, кое-кто из моих коллег думает, будто она набивала себе цену…
- Жестоко…
- Возможно, это правда. Во всяком случае, ты сама знаешь, что она грозилась отменить турне, если издатель не приставит к ней кого-нибудь помощнее, чем он сам и торговец. А эта лекция должна была стать как бы началом турне. Поэтому некоторые из моих коллег решили, что Джорджия надумала устроить шоу и попугать издателя. В конце концов, институт не книжный магазин. Ее отсутствие там вряд ли будет стоить ей много денег, - не без цинизма заключил Кит.
- Думаешь, она ждет, что завтра утром издатель прибежит к ней с парочкой телохранителей, чтобы они сопровождали ее в поездке по книжным магазинам Британии? - спросила Фиона, стараясь не выдать голосом завладевший ею страх.
- Да. Она позвонит им и будет жалобно канючить: «Ах, я такая несчастная, я так испугалась, когда дошло до дела, что бросила все и убежала». Естественно, она упомянет и о том, как ей жалко легион своих фанов. Тогда, если «Карнеги-хаус» действительно заинтересован в своем очень выгодном авторе, то они позаботятся и о пуленепробиваемом лимузине, и о команде телохранителей…
- А это, в свою очередь, послужит неплохой рекламой.
- И все почему-то считают, что Джорджии такое не могло прийти в голову, - саркастически заметил Кит, которому недостатки Джорджии не мешали с обожанием относиться к ней.
- Ничего более циничного я уже давно не слышала.
Кит мрачно усмехнулся.
- Дай бог, чтобы все так и было. Никто ведь не знает о письме со смертельной угрозой. А она в самом деле думала, что убийца занес ее в свой список.
- Ты не сказал?
- А зачем? Пугать людей? Когда я расспрашивал, не получал ли кто-нибудь такие же письма, то не упоминал Джорджию. Еще не хватало, чтобы кто-нибудь продал эту историю в газеты. Так что сегодня все развлекались как могли за счет Джорджии Лестер.
- А ты? Ты ведь все знаешь. Что думаешь по этому поводу ты?
Кит провел рукой по лицу и волосам.
- С Джорджией могло случиться самое страшное. Остается лишь надеяться, что ребята правы. Лучше бы она испугалась. Но если она не испугалась, тогда мне пора всерьез испугаться.

Глава 27
- А я что говорил? - вскричал Кит, через два дня за завтраком суя Фионе под нос «Гардиан». - Если то же самое в Сплетнях, значит, это правда.
Кит ткнул пальцем в колонку светских новостей и начал читать:
- «Ходят слухи, что, опасаясь за свою жизнь, автор триллеров Джорджия Лестер ушла в глубокое подполье. Мисс Лестер не приехала на престижную лекцию в Британский институт кинематографии, в которой должна была рассказать о современных киноверсиях детективов, и с тех пор не дает о себе знать.
Лестер, очевидно, поссорилась с издательством «Карнеги-хаус», которое не захотело нанять для нее телохранителей на время рекламного турне с ее последним психологическим триллером «Конечное сходство». Требование мисс Лестер последовало после жестокого убийства в прошлом месяце эдинбургского вундеркинда Дрю Шанда, возможно, связанного с его творчеством, по крайней мере, так считает полиция, и такого же жестокого убийства американки Джейн Элиас рядом с ее ирландским поместьем, которая была убита, вероятно, наркомафией, чьи преступления расследует ее любовник.
Итак, открыт сезон охоты на писателей. Один из друзей мисс Лестер заявил, что она была вне себя из-за безразличного отношения к ней издателей и обещала отплатить им той же монетой. Интересно, что бы это значило?
То, что мисс Лестер, известная своей заботой о рекламе, пренебрегла лекцией, во время которой могла бы со всей откровенностью высказаться по всем вопросам, говорит о том, что она всерьез намерена стоять на своем, какими бы сумасшедшими ни казались ее требования».
Закончив чтение, Кит помолчал.
- Вот что говорят все. Может быть, я дурак и мне не надо бояться?
Фиона покачала головой.
- Подожди, пока не поговоришь с самой Джорджией. Этот репортер наверняка побеседовал с кем-то из приятелей, с которыми ты тогда пил. - Фиона всячески старалась скрыть свой страх и придумать хоть какое-нибудь утешение для Кита. Но в голову ей не приходило ничего нового. - Что бы там ни было, не думаю, что убийца - тот самый человек, который пишет письма. Но все равно надо быть осторожным. Только не забивай себе голову всякими страхами.
Кит пробормотал что-то нечленораздельное, и наступила тишина, прерываемая лишь шелестом газетных страниц.
Неожиданно Фиона едва не подскочила от радости. Она нашла то, что было нужно.
- Вот! - воскликнула она. - Это гораздо интереснее слухов.
Она передала газету Киту.
АРЕСТОВАН ПРЕДПОЛАГАЕМЫЙ УБИЙЦА ДЖЕЙН ЭЛИАС
Арестованный по подозрению в убийстве американской писательницы Джейн Элиас признался в совершенном преступлении.
Подозреваемый - некий Джон Патрик Риган, тридцати пяти лет, строитель из Килденни, небольшого городка, что в пятнадцати милях от поместья мисс Элиас, расположенного на берегу озера Килларган.
Мисс Элиас была найдена мертвой на дороге десять дней назад. В последний раз охранник видел ее за двенадцать часов до этого, когда она на своей яхте отошла от частной стоянки.
Известно, что Риган - двоюродный брат и деловой партнер Томаса Донаги, который ожидает суда по обвинению в торговле героином. Он был арестован в прошлом году во время широкомасштабной операции, в результате которой удалось конфисковать героина на 1,2 миллиона фунтов.
Пирс Финнеган, как считается, возглавлявший операцию, был, по-видимому, любовником Джейн Элиас, и ходят слухи, что этим убийством мафия хотела запугать Финнегана, который в следующем месяце должен давать показания против Донаги и его подельников на суде.
Пресс-секретарь «Гарда Сиохана» заявил: «У нас есть подозреваемый, которого сейчас допрашивают по поводу убийства Джейн Элиас. В настоящее время обвинение ему еще не предъявлено».
Смерть Джейн Элиас потрясла тихий ирландский город, жители которого относились к писательнице с большим уважением.
Продолжение на стр. 3
Кит мгновенно пробежал глазами заметку и с улыбкой поднял взгляд на Фиону.
- Думаю, это хорошая новость.
- Насколько она может быть хорошей, когда речь идет об убийстве.
Кит покачал головой, горько скривив губы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39