А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Еще может быть писатель, чья карьера пошла на спад. Вероятно, он обвиняет выбранных им авторов в том, что они украли у него успех. - Фиона развела руками. - Прошу прощения, ничего более конкретного не могу вам предложить.
Она заметила скептический взгляд Дюваль.
- Вот уж никогда не думал, что кто-то пожелает убивать писателей, - сказал Стив.
- Он одержим идеей, что именно эти писатели причинили ему непоправимое зло. И таким образом мстит им.
Дюваль помрачнела.
- Вряд ли книга может изменить человеческую жизнь, - возразила она.
- Вы не считаете, что перо могущественнее меча? - спросила Фиона.
- Нет. Не считаю. Книга всего лишь… книга.
- Палками и камнями можно сломать кости, а словами, по-вашему, нельзя навредить? Вы вправду так считаете?
Дюваль задумалась.
- Пожалуй, мне самой не приходилось читать ничего такого, что как-то повлияло бы на мою жизнь. Не знаю уж, плохо это или хорошо.
- «Стихами мир не изменить».
- Прошу прощения?
- Уинстен Хью Оден . О телефильмах и кинофильмах вы думаете так же?
Фиона обращалась только к Дюваль. Это был их спор, и, не сводя глаз друг с друга, они как будто забыли о Стиве. Дюваль откинулась на спинку стула и задумалась.
- Ваши коллеги постоянно внушают нам, что дети и подростки, видя жестокость по телевизору, копируют ее.
- Это самое простое свидетельство существующей проблемы. Но, как бы это ни воздействовало, прямо или опосредованно, все, что мы читаем или смотрим, меняет наше представление о мире. И я не могу не думать: а вдруг убийце просто не нравится, как эти писатели изображают жизнь.
- Мне это непонятно, - отозвалась Дюваль.
Фиона пожала плечами.
- Странно. Логика подсказывает, что если Джорджия мертва и все убийства связаны между собой, то мотив кроется в книгах жертв.
- Жертва как учитель, - проговорила, кивнув, Дюваль.
- Читай жертву, узнаешь убийцу, - сказал Стив.
- И он собирается убивать еще, - признала Дюваль.
Как раз об этом Фиона изо всех сил старалась не думать, но не могла не думать после того, как прочитала «Чем дальше, тем больше».
- Вы правы. Если его не остановить, он будет убивать еще. Ивам необходимо получить список потенциальных жертв и защитить их.
От уверенности Дюваль не осталось и следа. Она посмотрела на Стива, словно прося его о помощи, но ничего не прочитала на его лице.
- Не понимаю, как мы можем это сделать.
Дюваль не любила, когда ей давали советы о том, что надо делать, тем более когда совет исходил от человека, не принадлежавшего полицейской системе.
- Я думала, это очевидно, - твердо проговорила Фиона. Речь шла о жизни Кита, и к ней вернулась ее обычная напористость. - Вам нужны писатели, получавшие премии за свои триллеры, в которых действуют серийные убийцы и которые были экранизированы. Обратитесь в Ассоциацию. Там вас свяжут с каким-нибудь фанатом, и он снабдит вас точными данными.
- Но ведь их может быть несколько дюжин. Мы не в состоянии предоставить охрану всем.
- По крайней мере, предостережете их, - бесстрастно произнесла Фиона, тогда как глаза ее метали молнии.
Дюваль переменилась в лице.
- Невозможно. Доктор Кэмерон, вы просто не представляете, что начнется. Мы не можем допустить панику. С нас достаточно шумихи в газетах, к тому же нам еще неизвестно, что случилось с Джорджией Лестер. На этой стадии совершенно недопустимо выходить на публику.
Фиона не сводила глаз с Дюваль.
- Среди этих людей есть мои друзья. С одним из них я живу под одной крышей. Если вы не желаете предупредить их об опасности, это сделаю я.
С трудом сдерживая себя, Дюваль повернулась к Стиву.
- Я думала, она понимает, что такое конфиденциальный разговор.
Стив положил руку на плечо Фионы, но она нетерпеливо сбросила его руку.
- Детектив-суперинтендант Дюваль права, - тихо проговорил Стив, - Нам ничего неизвестно наверняка, и если начнется паника, наши шансы схватить убийцу будут ничтожно малы. Ты это знаешь, Фион. Если бы речь не шла о Ките, ты бы сама настаивала на том, чтобы не подпитывать убийцу рекламой.
- Наверно, Стив, ты прав. Но речь идет о Ките, и перед ним у меня куда больше обязательств, чем перед лондонской полицией.
Молчание затянулось и становилось опасным. Первой его нарушила Дюваль.
- Скажите вашему другу, чтобы он был осторожнее. Но я должна настоятельно просить вас не предавать гласности то, о чем мы здесь говорили.
Фиона фыркнула:
- Люди, о которых мы тут говорили, не идиоты. Это умные мужчины и женщины, которые живут своими мозгами. После убийства Дрю Шанда шотландские писатели создали некую телефонную систему, благодаря которой каждый день узнают, все ли еще живы. Один из них уже приходил ко мне за поддержкой. Все знают, чем я занимаюсь. Если вы отыщете Джорджию, разделанную на куски, у меня раскалится телефон. И я не собираюсь говорить этим людям, что нет повода для беспокойства.
- Фион, ты же понимаешь, одно дело - предупредить об опасности и совсем другое - оповестить о серийном убийце, охотящемся на писателей. Тебе, как никому другому, всегда удавалось пройти по лезвию ножа.
- Наверно, Стив, ты забыл Лесли, - вскочив, бросила ему в лицо Фиона. - А я никогда не забуду. И собираюсь действовать по своему усмотрению, а не по твоему.
Стив молча смотрел, как Фиона с развевающимися волосами стремительно шла к выходу.
- О, черт!
- Я была бы вам очень благодарна, если бы вы просветили меня, - сказала Дюваль. - Сэр, - добавила она, скорее чтобы уколоть Стива, чем завершить фразу принятым образом.
Стив смял сигару в пепельнице.
- Она права. Я забыл о Лесли, - произнес он, как бы размышляя вслух, после чего повернулся к Дюваль. - Лесли сестра Фионы. Она была студенткой, когда стала жертвой серийного убийцы. Его так и не нашли. Поэтому Фиона делает то, что делает. Она всегда считала, что если бы в университете должным образом информировали студенток, Лесли была бы жива. Наверно, это не совсем так, однако людям свойственно искать виноватого. Иначе им пришлось бы винить жертву, а это губительно для психики.
Дюваль понимающе кивнула.
- Неудивительно, что она волнуется за своего друга.
- Я тоже волнуюсь, Сара. Он мой лучший друг, - проговорил Стив с каменным лицом.
- Тогда вам лучше догнать ее и успокоить. Я не хочу, чтобы она сошла с катушек, когда расследование в самом разгаре. Какой бы полезной она ни была для нас.
Стив так же, как Дюваль, терпеть не мог, когда ему указывали, что делать, поэтому так посмотрел на нее, что она, подняв руки, примирительно проговорила:
- Как только доберусь до Вуд-стрит, немедленно обо всем сообщу начальству и добьюсь, чтобы расследование велось по полной программе. Сегодня же постараюсь добыть ордер на обыск. Скажите ей об этом.
- Скажу, Сара. Я рад, что вы отнеслись серьезно к нашему разговору. Потому что, если с Китом Мартином что-нибудь случится, не одна Фиона возжаждет мести.

Глава 35
Больше всего Фионе хотелось схватить такси и помчаться домой к Киту. Но так как у нее уже вошло в привычку не ставить личное выше служебного, то она отправилась в университет, ничего и никого не замечая по пути. В голове у нее царил хаос, сердце останавливалось от страха. У нее не было причин думать, будто Кит следующий в списке, но и не было причин не думать об этом. Однако как сказать Киту, чтобы он отнесся к ее словам серьезно, и при этом не очень испугался?
Едва войдя в свой кабинет, Фиона услыхала, что ее окликнули по имени. Она обернулась и увидала потное лицо бегущего к ней Стива.
- Подожди, Фиона! - крикнул он, когда она отвернулась и хлопнула дверью.
Фиона скидывала жакет, когда Стив подскочил к ней, а так как руки у нее застряли в рукавах, то ей пришлось смириться с тем, что он обнял ее и крепко прижал к себе.
- Я знаю, как ты напугана.
- Иди к черту! Я в бешенстве. Людям грозит опасность, а вы не можете их защитить. - Освободившись, она сняла жакет и бросила его на диван. - Вы бы кричали на весь мир, будь это кто-нибудь из полицейских. Почему нее к Киту и его друзьям можно относиться иначе?
- Пойми, Фиона. Полицейские умеют держать рот на замке. А если мы начнем предостерегать писателей, что будет? У нас нет возможности предоставить писателям защиту, потому что не хватает людей. Кто-нибудь обязательно побежит в газету и будет кричать, что полицейские плохие. Газеты подхватят его крик, и начнется массовая истерия. Появятся всякие безумцы. Добровольцы. Все, кому не лень будут звонить по телефону. А кончится тем, что бдительные фанаты возьмут исполнение закона в свои руки. Не успеешь оглянуться, как появятся жертвы, но не серийного убийцы.
Пока Стив говорил, он мерил шагами кабинет, и во всех его движениях чувствовалось предельное напряжение.
- Все это омерзительно, Стив, и ты сам это знаешь. Если Джорджия убита - поверь мне, я молюсь, чтобы ребята Сары Дюваль ничего подозрительного не нашли на рынке, - значит, действует серийный убийца. И я не позволю Киту и его друзьям стать новыми жертвами, пока вы бродите где-то, арестовывая невесть кого. - Фиона со стуком выдвинула ящик и бросила на стол пластиковую папку. - Вот письма, которые получили Кит, Джорджия и еще четверо. Отдай их Саре Дюваль.
Лицо Стива стало похоже на маску.
- Хорошо. Но обещай мне одно. Обещай, что не поступишь опрометчиво.
У Фионы был такой взгляд, словно еще мгновение, и она разразится слезами.
- Ох, Стив, ты мог бы и получше знать меня.
Обида, прозвучавшая в ее голосе, хлестнула Стива, как плетью.
- Прошу прощения. Но ты должна меня понять. Мы не можем позволить прессе начать охоту за ведьмами. Послушай, мне тоже страшно. Если с Китом случится беда, я никогда себе этого не прощу.
- Так делай же что-нибудь.
В отчаянии Стив положил письма на стул.
- Неужели ты не понимаешь? Я не могу. Не я этим занимаюсь. Полиция города нам не подчиняется, и я не имею права лезть в ее дела.
- Значит, не о чем и говорить.
Прежде чем Стив успел ответить, зазвонил телефон, и Фиона потянулась за трубкой:
- Прошу прощения. Я ведь на работе. - Она повернулась спиной к Стиву. - Доктор Кэмерон слушает.
Стив обратил внимание, как ссутулилась Фиона, поняв, кто ей звонит.
- Минутку, майор, - сказала она и прикрыла трубку ладонью. - До свидания, Стив. - Не поворачиваясь, Фиона ждала, пока он брал письма, выходил из кабинета и закрывал за собой дверь. Потом она обогнула стол, села в свое кресло и, вздохнув, убрала ладонь с трубки. - Прошу прощения, я была не одна.
- О, это я прошу прощения за то, что звоню в неурочное время.
- Все в порядке. Урочного времени не бывает. Чем могу помочь, майор?
- У меня хорошие новости. Мы арестовали Мигеля Делгадо.
- Поздравляю. - Фиона постаралась произнести это как можно веселее, несмотря на начавшуюся мигрень. - Для вас это большое облегчение.
- Si. Я рад, что мы победили. Вы оказались правы, он обосновался в другом месте. У него был друг из тех, по ком тюрьма плачет, как говорит моя жена. Делгадо думал, что может ему доверять, коль скоро тот сидел в тюрьме. Но этот друг всего лишь мелкий воришка. Ну, он увидел фотографию Делгадо в газете и понял, что дело серьезное, вот ему и не захотелось, чтоб его обвинили в соучастии. Свой фургон он уступил Делгадо, а сам пошел в местный полицейский участок. Утром мы нашли убийцу недалеко от города.
- Отлично. Он признался?
Фионе показалось, что Беррокал вздохнул.
- Нет. Не говорит ни слова.
- У вас есть улики?
- Только во втором случае. Убитая американка. Официант подтвердил, что видел его с ней за несколько дней до убийства. Мы надеемся на медэкспертов. Еще у нас есть ножи из фургона. Ждем результатов, иначе нам нечем на него надавить.
Фионе очень хотелось, чтобы он не ждал от нее помощи. Ей хотелось послать его подальше, сказать, что у нее есть дела поважнее. Однако она знала, что положить конец убийствам в Толедо так же важно, как все остальное, что происходит в ее жизни. Как профессионал она не имела права ставить одну жизнь выше другой. Иначе какой смысл в ее работе? И Фиона заставила себя не срывать зло на Сальвадоре Беррокале.
- Уверена, у вас опытная команда и вы справитесь, - сказала она, включая компьютер.
- Прежде мне не случалось допрашивать серийного убийцу. Но у меня есть план, - с энтузиазмом проговорил он. - Я хочу сделать так, чтобы он разозлился. Скажем, кто-то из моих людей посмеется над ним. Ну, вы понимаете. Провинциальные полицейские, мол, дураки, арестовывают кого ни попадя. Очевидно ведь, что человек, задумавший такие преступления, должен быть очень умен и обаятелен, иначе у него ничего не вышло бы с его жертвами. А тут какой-то вонючий лавочник, который никак не похож на толедского убийцу. Мой человек будет вести себя так, словно ему жалко терять на него время.
- Думаю, вы сумеете его расшевелить. Это должно сработать. Вы хорошо все продумали. - «А теперь хватит, оставь меня в покое», - пронеслось у нее в голове. - Дайте мне знать, как все пройдет.
Беррокал все еще благодарил Фиону за помощь, когда она положила трубку. Пусть думает, что хочет. Плевать ей на все. Фиона включила e-mail и отправила сообщение. К телефону Кит не подходит, когда работает, но e-mail включает регулярно.
From: Фиона Кэмерон «fcameron@psych.ulon.ac.uk»
То: Кит Мартин «KMWriter@trashnet.com»
Re: Совет
Помнишь послание на обложке «Путеводителя по галактике для путешественника автостопом»? НЕ ПАНИКУЙ.
Мне не хотелось тревожить тебя утром. Есть идея, но сначала я собиралась прокатать ее на Стиве. Ночью узнала, что арестован невинный человек, а не убийца Джейн Элиас. Принимая во внимание убийство Дрю и исчезновение Джорджии, пришлось задуматься о возможном серийном убийце. Я взглянула на «Чем дальше, тем больше» и расстроилась из-за очевидных совпадений. У меня была встреча с дамой из лондонской полиции, и, к счастью, она серьезно отнеслась к моим предположениям.
Плохая новость: если я права, то Джорджии, скорее всего, нет в живых.
Хуже всего то, что могут быть другие убийства. Полиция, естественно, не хочет поднимать шум из страха перед паникой. К тому же у них не хватает людей, чтобы предоставить защиту… НЕТ ПРИЧИН думать, что тебе грозит особая опасность (я все еще считаю, что письма не имеют отношения к убийствам), но все же нужно принять меры предосторожности. Не открывай дверь незнакомым людям. Не ходи никуда один. НИКУДА. К черту браваду. Я не хочу никакого риска.
Я на работе, если захочешь поговорить. Собрание с двух до трех. Семинар с трех тридцати до пяти. Дома рассчитываю быть к шести.
Я люблю тебя.
Будь осторожен.
Ф.
Фиона нажала кнопку «send» и стала смотреть, как ее послание исчезает в «эфире». Разум говорил ей, что она не сможет спасти Кита, если кто-то вознамерился его убить. Однако бить тревогу необходимо. Один взломщик сказал ей когда-то, что никакая охранная система не помешает ему войти в облюбованный им дом. Если ему захочется войти, он войдет. Система охраняет от случайных людей. «Пусть парень поверит, что в соседний дом войти легче» - таков был совет профессионала. Что ж, если убийца выберет другую жертву, которая покажется ему более достижимой, она с этим смирится. Сейчас нет ничего важнее, чем сохранить жизнь Киту.
Несмотря на все сказанное Фионе, Сара Дюваль полностью осознавала свою ответственность перед потенциальными жертвами. Она всегда была сторонницей превентивных мер, однако, когда речь идет об убийстве, а не о воровстве или взломе, действовать надо быстро. Первым делом ей требовалось получить ордер на обыск на рынке, но предприняв шаги в этом направлении, она стала думать, что еще можно сделать.
Саре Дюваль не приходилось работать с Фионой, наверно, поэтому она поймала себя на том, что относится к высказанным ею предположениям куда более скептически, чем Стив Престон, который смотрел на Фиону почти как на святую пророчицу. Ей не показалось убедительным мнение Фионы, будто пишут письма одни люди, а совершают убийства другие. В совпадения Дюваль не верила, и то, что письма и убийства совпали по времени, казалось ей подозрительным. Ну, как поверить, что в то время как серийный убийца охотится на авторов триллеров, какой-то ничем не связанный с ним человек посылает им письма с угрозами? Или действует один человек, или у автора писем дар провидения. Итак, она решила выяснить, кто автор писем. Это приведет ее к убийце или к тому, кто выведет ее на убийцу.
Она не собиралась принимать на веру все сказанное Фионой, но кое-что показалось ей вполне обоснованным. Скорее всего, тот, кто писал письма, или неудачливый писатель, или писатель, чья карьера по каким-то причинам сломалась. Если так, то, расспросив агентов и редакторов, которые непосредственно контактируют с писателями, можно выйти на автора писем. Агенты и редакторы работают с текстами, и не исключено, что они узнают какие-то особенности стиля.
Дюваль поручила одному из своих людей найти наиболее известных агентов и редакторов, а также экспертов в жанре детектива. В результате уже на другой день был назначен завтрак с двумя агентами и тремя редакторами. Они понятия не имели, о чем пойдет речь, хотя Дюваль очень настойчиво попросила их откликнуться как можно быстрее на ее предложение и никому о нем не говорить.
Не успокоившись и на этом, Дюваль стала думать о том, кто из писателей мог стать следующей жертвой предполагаемого серийного убийцы.
Она не зря приехала в Клэпхем, тихие улицы которого были застроены уютными коттеджами. Один из ее сыщиков сообщил ей, что Доминик Рейд все знает о современных авторах детективов. Когда машина остановилась, не доезжая до дома Доминика Рейда, Сара Дюваль не сразу открыла дверцу, постаравшись освежить в памяти рассказ привезшего ее детектива.
Доминик Рейд. Сорок семь лет. Работал на Би-би-си. Потом независимый продюсер. Его компания подготовила не одну программу. Так или иначе участвует почти во всех передачах, связанных с детективной литературой. Написал путеводитель по детективам. Недавно опубликовал книгу «Смерть на книжных страницах», критический обзор современной детективной литературы. Если кто-то и мог подсказать Дюваль кандидата на роль серийного убийцы, так только Рейд.
- Вы читаете детективы? - спросила Дюваль своего подчиненного.
Он покачал головой.
- Попытался однажды. Нашел пять ошибок на первых же двадцати страницах и бросил. Все равно что работать в выходной день. А вы, мэм?
- Вообще никогда не читаю художественную литературу, - сказала Дюваль таким тоном, словно отвечала на вопрос, не злоупотребляет ли она спиртным. - Что ж, за дело.
Рейд открыл дверь, не успел стихнуть звонок. Он оказался высоким, худым, с шапкой седеющих светлых волос.
- Старший инспектор Дюваль? - спросил он, подавляя загоревшееся в глазах любопытство.
- Мистер Рейд? Спасибо, что согласились принять меня.
Он отступил в сторону, приглашая обоих полицейских в дом. Дюваль и детектив вошли в холл, где едва хватило места для троих. Возле одной стены были сложены книги. Рейд повел своих гостей в комнату, где три стены закрывали полки с книгами.
Кроме них там были еще четыре видавших виды кресла и стол.
В одном из кресел уютно устроились черная и белая кошки, даже не пошевелившиеся при виде людей.
- Садитесь, пожалуйста.
Дюваль выбрала для себя ближайшее к двери кресло, где было поменьше кошачьей шерсти - по крайней мере, костюм не так сильно пострадает. Поймав взгляд детектива, она показала ему на дальнее кресло.
- Могу я предложить вам что-нибудь? Чай? Кофе? Сок? Или что-нибудь покрепче?
- Спасибо, мистер Рейд, я не хочу отнимать у вас время. Сядьте, пожалуйста.
И Дюваль махнула рукой на единственное свободное кресло. Рейд послушно опустился в него.
- Мне никогда прежде не приходилось встречаться со старшими инспекторами, - сказал он. - Как-то странно, ведь читать приходилось о многих. Итак?
Он нервно сглотнул слюну, в открытом вороте рубашки было видно, как задвигался кадык на худой шее.
- Благодарю, что согласились принять нас, и прошу прощения - мой коллега не мог объяснить вам, почему нам срочно понадобилась ваша помощь.
- Очень загадочно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39