А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


За кривой усмешкой Сары Дюваль скрывалось очевидное раздражение. Сначала - Даррен Грин, а теперь Стив Престон пытается манипулировать ею. Они действуют напрямую - и напрасно, ведь имеют дело с самоуверенной Сарой Дюваль.
- Ясно, сэр.
Стив понял, что пора отступить.
- Решайте сами, Сара.
- Полагаю, вреда не будет. Естественно, вы предупредите его, чтобы он не разговаривал с журналистами, пока мы не сделаем заявление.
Саре Дюваль нельзя было отказать в умении ставить точку.
- Ему такое и в голову бы не пришло. - Стив встал и взял пиджак. - Он дружил с Джорджией, но, в отличие от нее, не гоняется за популярностью у журналистов.
Сара Дюваль молча выслушала отповедь и тоже поднялась с кресла.
- Буду держать вас в курсе, сэр. А как продвигается дело Сьюзан Бланчард?
Стив надел пиджак.
- Нащупали одну ниточку. Но тут такая борьба. У меня нет денег работать по-настоящему.
- Не дают? - с натянутой улыбкой спросила Дюваль.
- Не дают. По крайней мере, пока нет железных улик.
- А я-то думала, у меня одной плохой день.
Стив открыл дверь и придержал ее, пропуская вперед Сару Дюваль.
- Не поддавайтесь. В жизни есть не только работа.
Он шел по коридору походкой довольного жизнью человека, словно гулял в парке. Дюваль глядела ему вслед, не в силах скрыть изумления. Неужели это Стив Престон только что заявил, что в жизни есть не только работа?
Потрясенная, Сара Дюваль села в машину, чтобы ехать на Вуд-стрит. Вот уж точно, день открытий.
Может быть, Дорсет тоже преподнесет какой-нибудь сюрприз? И, может быть, всего лишь может быть, они найдут убийцу Джорджии Лестер прежде, чем журналисты съедят их заживо? Чего не бывает на этом свете!

Глава 40
Фиона вышла из аудитории и направилась в свой кабинет. Ей было трудно вспомнить, о чем она говорила последние пятьдесят минут. Она двигалась, говорила, думала как будто на автопилоте, глядя на своих студентов так, словно они были на другой планете. Страх пожирал ее изнутри, мешая воспринимать что-либо, кроме нависшей над Китом опасности. Ей хотелось быть дома, рядом с ним. Ей хотелось видеть его, хотя бы чувствовать, что он рядом. И хотя она знала, что ему была бы невыносима ее назойливая забота, это ее не утешало и не успокаивало.
То, что скоро что-то должно произойти, Фиона понимала лучше всех. Или полицейским удастся доказать, что никакого серийного убийцы нет и в помине, и тогда все вздохнут с облегчением и вернутся к нормальной жизни, или они поймут, что Кит и несколько его коллег подвергаются опасности, и обеспечат им защиту. Если полицейские откажут в защите, она сама ее организует. Ей были известны агентства, которые специализировались на охране частных лиц, и Фиона была готова заплатить сколько угодно, лишь бы обеспечить профессиональную защиту. Кит, конечно, взбунтуется, если узнает. Но ведь можно ему и не говорить.
Как бы то ни было, но прежней жизни больше не будет. Кит осознал, что не все в его власти, и страдает от этого, хотя старается не показать виду. Несомненно, он теперь смотрит на себя по-другому. Да и Фиона еще раз столкнулась с тем, что не в ее власти защитить дорогих ей людей. То, что она не смогла предотвратить гибель Лесли, еще как-то оправдывалось ее неопытностью, но и теперь, когда у нее были знания и опыт, Фиона не чувствовала особой уверенности в том, что сможет спасти Кита.
Эта мысль мучила ее.
Бросив бумаги на стол, Фиона проверила e-mail. Помимо рутинных указаний начальства она получила короткое сообщение от Кита: «Десять часов, и все отлично». Он обещал посылать о себе сведения после того, как Фиона потребовала постоянного контакта. Кит заявил, будто чувствует себя дураком, но оба прекрасно сознавали, что это всего лишь слова.
Фиона уже начала обдумывать ответ, но зазвонил телефон. Ее вызывала Испания.
- Добрый день, майор Беррокал, - отозвалась Фиона, стараясь казаться заинтересованной и устало удивляясь тому, как мало для нее сейчас значит дело, которым она недавно занималась.
- Я подумал, что вы должны быть в курсе, - сказал майор тоже не очень бодро.
- Очень мило с вашей стороны.
- Боюсь, у меня мало новостей. Делгадо не признается. Сидит с каменным лицом и молчит. Однако есть и добрая новость. У нас появились свидетели. Мы отыскали бывшего соседа Делгадо, который работает в Алькасаре, и он думает, что Делгадо мог взять у него ключи, когда приходил к нему. А самое удачное то, что мы вышли на двух свидетелей, видевших его с англичанкой в ночь убийства. Это муж и жена из Бильбао. Когда они прочитали репортаж в газете, то позвонили нам. Знаете, они жили в отеле, в котором она работала, поэтому обратили на нее внимание, и она тоже обратила на них внимание, вот им и запомнился тот вечер. Пока мы предъявили ему обвинение только в этом убийстве, но думаю, постепенно нам удастся собрать побольше улик и он будет отвечать за все три убийства.
- Неплохая новость, - сказала Фиона, которой в эту минуту было совершенно безразлично испанское дело. - Вы, наверное, рады, что он больше никому не угрожает.
- Еще как рады! Но без вас мы бы не справились так быстро. Я доложил об этом начальству. Надеюсь, мне удалось убедить их, что вы необходимы нам, ведь только вы можете научить нас своим программам.
Фиона натужно рассмеялась.
- Вы оптимист, майор. Все равно желаю вам удачи в борьбе с Делгадо.
- Спасибо. Ивам удачи в вашей работе, доктор Кэмерон. Я уверен, мы с вами еще встретимся.
Фиона попрощалась и положила трубку. Она понимала, что должна испытывать гордость, но не ощущала ничего, кроме разочарования. Своей работой она помогла остановить преступника в Толедо, но ей никто не позволит спасти от преступника любимого человека. Может быть, позвонить Саре Дюваль и предложить свои услуги?
Не стоит. Эта женщина наверняка ей откажет.
Кит был в кухне и делал себе кофе, когда позвонили в дверь. Он застыл на месте. Ждать он никого не ждал, и хотя бравировал перед Фионой своим бесстрашием, но был убежден, что если убийца со списком существует, то теперь он один из первых в этом списке. Опустив ложку в пакет с кофе и прислонив пакет к кофеварке, Кит тяжело вздохнул и отправился в холл.
Когда он был уже в нескольких дюймах от двери, позвонили еще раз, и Кит вздрогнул. «Почтальон звонит дважды». Джеймс М. Кейн, американский классик. У него в романе конец тоже не особенно счастливый. На цыпочках Кит приблизился к двери и приложил к ней ухо.
- Кто там?
Сначала хлопнула дверца почтового ящика, потом послышался знакомый голос:
- Кит, открой, это Стив.
У Кита даже голова пошла кругом от облегчения, он отпер дверь и распахнул ее настежь.
- Не думай, Стив, я не параноик, - проговорил он, но, увидев выражение лица Стива, отступил назад. Идиот, отругал он себя, вдруг осознав, что Стив не был бы тут посреди рабочего дня, если бы не случилось что-то ужасное. - Фиона? - спросил он, мгновенно охрипнув.
В горле у него пересохло, глаза стали круглыми.
Стив положил ему руку на плечо и повел его в дом. Потом запер дверь.
- Насколько мне известно, с Фионой все в порядке. Пойдем в кухню. Мне надо поговорить с тобой.
Онемев от страха, Кит направился в кухню и чуть не упал, зацепившись за ковер.
- Я как раз собирался поставить кофе, - проговорил он, понимая, как нелепо тянуть время, и в то же время не желая знать правду.
- Кофе - это хорошо, - отозвался Стив.
Он уселся за стол и стал терпеливо смотреть, как Кит исполняет привычный ритуал, доставая замороженное молоко и наливая воду в кофеварку. Наконец он поставил одну чашку перед Стивом и сам сел напротив со своей чашкой.
- Джорджия, - сказал он, и это не был вопрос.
Стив кивнул.
- Сегодня ночью мой коллега нашел ее останки на Смитфилдском рынке.
- Фиона это предвидела? Она назвала Смитфилдский рынок?
- Она оказалась права во всем, кроме одного. - Стив достал сигару и занялся целлофановой оберткой. - Это было чудовищно, Кит. Тот, кто разделался с ней, оставил нам ее голову, чтобы у нас не было сомнений.
Кит набрал полную грудь воздуха.
- Господи!
Он закрыл лицо руками, и у него задрожали плечи. Никогда еще Стив не чувствовал себя таким беспомощным. Их дружбе с Китом было уже много лет, но прежде им не приходилось делить настоящее горе. Стив понятия не имел, что делают в таких случаях. Когда плачут полицейские, они делают это не на глазах своих коллег и даже не на глазах любимых женщин. Следуя неписаному закону, они стараются в одиночку справиться со своим горем. Стив встал и подошел к шкафу, в котором, как ему было известно, стояли бутылки. Налив в стакан бренди, он поставил его перед Китом, положил руку на вздрагивающее плечо друга и сказал:
- Выпей. Это помогает.
Когда Кит поднял голову, у него были красные глаза и мокрые щеки. Он отодвинул стакан и взялся обеими руками за чашку с кофе, словно стараясь вобрать в себя ее тепло.
- А я-то надеялся, что Фиона ошиблась, - устало проговорил он. - Все время повторял себе, что не надо выдумывать небылицы, что в жизни так не бывает. Ну, сам знаешь. Только так я мог жить. Страшно подумать, что где-то там ходит человек, которому зачем-то понадобилось нас убивать.
Стив вздохнул.
- Если бы тебе пришлось повидать столько же, сколько мне, ты бы знал, что жизнь куда страшнее ваших романов. Мне искренне жаль Джорджию. Я ведь знаю, вы были друзьями.
Кит покачал головой.
- Она была такая жизнерадостная, что казалась мне несокрушимой, вечной. Всем виделся всякий вздор, а на самом деле в ней было много силы. Я знаю, в нашем окружении на нас смотрели с иронией, но больше ни с одним из моих коллег у меня не было такой близости. Блестящая женщина. Ей ничего не стоило меня рассмешить. Мы постоянно поддерживали связь. Когда работа не клеилась, она приносила бутылку вина, и мы ругательски ругали нашу жизнь, хотя оба понимали свое счастье. - Кит выпил кофе и тыльной стороной ладони потер глаза. - Черт, вот уж не думал.
- Официальное заявление будет сегодня попозже, - сказал Стив. - Но лучше тебе не включать радио.
- Спасибо. А как Энтони? Ты не знаешь?
Стив покачал головой.
- Это дело полиции Лондона, так что у меня нет прямого выхода на него. Однако мне сказали, что ему придется опознавать труп жены.
- Бедняга. - Кит взял стакан с бренди и махом выпил его. - Надо ему написать. Опустишь в ящик? Я ведь обещал Фионе не выходить из дома. Мне казалось, она чересчур уж бдительна, а теперь… - Он встал. - Подожди минутку.
- Не торопись.
Стив раскурил сигару и в ожидании Кита позволил своим мыслям переключиться с чудовищного убийства Джорджии Лестер на Терри. Даже разговор с Сарой Дюваль не стер в памяти Стива воспоминания о прекрасной ночи и еще более прекрасном утре. Вечером они должны были встретиться вновь. Стив совершенно забыл о привычной осторожности, которая так долго отравляла ему жизнь. Ему не хотелось играть самодовольного истукана, достучаться до которого не под силу ни одной женщине. Наоборот, ему безумно хотелось быть рядом с Терри, а так как она уверила его в том, что разделяет его чувства, то было бы глупо не пользоваться мгновениями, которые дарила ему жизнь. Естественно, ему также хотелось разделить с Китом его горе, но с этим можно было подождать.
Кит вернулся в кухню с конвертом.
- У меня нет приличествующей случаю карточки, так что я написал на обыкновенной открытке. Думаю, Энтони даже не заметит. Мне было необходимо сказать ему, что я думаю. Передай ему, что я дома, если он захочет повидаться со мной. Ты понял? - Он отдал письмо Стиву. - Опусти его в ящик в конце улицы, тогда он получит его завтра утром.
- А ты-то как? - вставая, спросил Стив.
Кит вздохнул.
- Да ничего со мной не случится. Тебе пора, Ты ведь на работе.
Не раздумывая, Стив обнял друга, и Кит тоже обнял его и похлопал по спине.
- Спасибо, что приехал рассказать. Ты был прав, Стив, если бы я услышал по радио, мне было бы намного хуже. Теперь я знаю и могу отключить телефон. Меньше всего мне бы хотелось сейчас разговаривать с журналистами.
- Фионе сам скажешь? - спросил Стив. - Или лучше я?
- Я отправлю ей сообщение по e-mail. Не люблю звонить ей на работу.
Проводив Стива до двери, Кит, вопреки своему обыкновению, не стал ждать, когда он скроется с глаз, быстро закрыл дверь и запер ее на все замки. Потом он не торопясь вернулся в кабинет и отстукал послание.
From: Кит Мартин «KMWriter@trashnet.com»
То: Фиона Кэмерон «fcameron@psych.ulon.ac.uk»
Subject: Хуже не придумаешь
Ты была права. Джорджия умерла. Холодные трудные слова для холодного факта. Стив только что ушел. Он сам приехал сообщить мне, не хотел, чтобы я услышал от кого-то по телефону или по радио из новостей.
Ее нашли на Смитфилдском рынке, как ты и предсказывала. Я читал «Чем дальше, тем больше», поэтому могу вообразить, каково это было. Разница только в том, по словам Стива, что реальный убийца оставил голову там же, где и тело.
Жаль, тебя нет тут. Или меня там. Я чувствую себя не в своей тарелке. Совсем потерялся.
Пожалуйста, не беспокойся обо мне. Я все помню, о чем ты говорила. Собираюсь быть дома до твоего возвращения, а потом вместе подумаем, что будем делать, пока этого сумасшедшего не посадят за решетку.
Должно быть разумное объяснение всему этому кошмару. Полагаю, теперь они свяжут вместе все убийства и начнут новое расследование, даже если не объявят об этом. Постарайся включиться в это дело. Только не подумай, что я хочу отделаться от тебя. Просто мне нужно, чтобы этого парня поймали, и не только ради Джорджии, но и ради моего собственного покоя.
А если кто-то и может разобраться со всем этим, так только ты.
Я люблю тебя.
К.
Кит отправил послание и отключил программу. Потом выключил плейер и пошел в гостиную, где на полке были собраны классические записи, любимые Фионой.
Выбрав «Реквием» Верди, Кит опять спустился вниз в свой кабинет, поставил «Реквием» и уселся в кресло.
Едва послышалась музыка, он откинулся на спинку кресла, закрыл глаза, и перед его мысленным взором появилась Джорджия - друг, которого он потерял.

Глава 41
В конференц-зале яблоку негде было упасть, а из-за включенных софитов и распаренных тел там царила немыслимая духота. Возбужденные репортеры строили догадку за догадкой. В конце концов все сошлись на том, что речь пойдет о Джорджии Лестер и ее смерти. Ничего другого быть не могло. Ее исчезновение все еще оставалось главной новостью. Если бы случилось что-то еще, от вездесущих репортеров это не укрылось бы. И Джорджия Лестер мертва, иначе пресс-конференцию устраивали бы ее издатели. Это очевидно.
Кроме того, были еще внутренние источники информации. Один из таких источников сообщил о большой ночной операции на Смитфилдском рынке, которая имела отношение к исчезновению писательницы. Самые сообразительные сложили два и два и получили ответ, подтверждение которого ожидали услышать на пресс-конференции. Тогда им была бы обеспечена первая полоса. А именно это волновало всех без исключения.
В среде наиболее осведомленных журналистов ждали подробностей. Полицейским начальникам предстояло расставить точки над «i». А репортерам рангом пониже, которые не имели титулов типа «наш собственный корреспондент», - искать мужа знаменитой писательницы и выпрашивать у него фотографию и проникновенную реплику.
Шум в зале стих, когда пришли представители городской полиции. То, что дело серьезное, все поняли сразу, узнав заместителя комиссара и Сару Дюваль, которых сопровождал неизвестный человек. Они сели за уставленный микрофонами стол, чувствуя себя неловко по каким-то им одним известным причинам. Проверяя аппаратуру, начальник пресс-службы необычно суетился, так ведут себя родители, дети которых играют в рождественской сказке. Когда наконец все успокоились насчет качества звука, заместитель комиссара откашлялся и заговорил:
- Леди и джентльмены, благодарю вас за то, что вы откликнулись на наше приглашение. У меня есть короткое сообщение, а потом я отвечу на ваши вопросы.
Он представил своих коллег. Незнакомый человек оказался старшим детективом-суперинтендантом из Дорсета. Потом заместитель комиссара взял в руки бумажку и еще раз откашлялся.
- В результате операции, проведенной силами городской полиции сегодня ночью, на Смитфилдском рынке были найдены человеческие останки. Они идентифицированы как останки пропавшей писательницы, мисс Джорджии Лестер. В связи с этим начато расследование, возглавляет которое Сара Дюваль. Мы собираемся держать постоянную связь с коллегами в Дорсете, где на прошлой неделе потерялись следы мисс Лестер.
Это преступление поражает своей чудовищной жестокостью, и мы обращаемся ко всем, кто видел мисс Лестер после того, как она покинула свой дом в Дорсете в прошлую среду, с просьбой сообщить нам о своих наблюдениях. Автомобиль мисс Лестер был найден в воскресенье, однако у нас нет ни малейшего представления, сколько времени он пробыл на том месте, где его отыскали. Мы хотели бы поточнее определить дату преступления. Мы также обращаемся ко всем, кто обратил внимание на что-нибудь необычное возле Смитфилдского рынка или на самом рынке в течение предыдущей недели.
Заместитель комиссара оторвался от бумажки и поджал губы.
- Ваши вопросы, господа.
Поднялся шум, все замахали руками. Начальник пресс-службы указал на журналистку.
- Коринна Томас, - назвалась она. - Радио Би-би-си. Вы сказали о человеческих останках. Нельзя ли уточнить?
Заместитель комиссара кивнул Саре Дюваль, чтобы та ответила на вопрос.
- Тело мисс Лестер было расчленено. Мы предполагаем, что действовал человек, имеющий некоторые познания в человеческой анатомии или в мясницком деле.
Второй вопрос.
- Джек О'Коннор, «Таймс». В одном из романов мисс Лестер, который был экранизирован, есть убийца, похищающий и расчленяющий свои жертвы. Насколько мне помнится, он прятал трупы в холодильной камере, где хранится мясо, предназначенное на продажу. Вы думаете, что убийца скопировал его действия?
- Без комментариев, - твердо произнес заместитель комиссара.
Но О'Коннор на этом не успокоился.
- Вы не думаете, что это убийство может быть связано с убийством Дрю Шанда в Шотландии, которое было совершено в точном соответствии с тем, что он сам написал в своей книге?
Поднявшийся в зале шум заглушал голос О'Коннора, однако ни у кого не возникло сомнений, что представители полиции, сидевшие с мрачными лицами, слышали его.
- Без комментариев, - повторил заместитель комиссара.
Третья журналистка нетерпеливо вскочила на ноги.
- Шарон Колльер, «Миррор». Вы не отрицаете, что, возможно, действует серийный убийца, ополчившийся на авторов триллеров?
- Я ничего не отрицаю и ничего не утверждаю, мисс Колльер. На данной стадии у меня нет данных, чтобы предложить ответы на некоторые из ваших вопросов.
Заметив, что у заместителя комиссара изменилось выражение лица, начальник пресс-службы указал на одного из своих прирученных репортеров.
- Патрик Стейси, «Экспресс». Где конкретно был найден труп?
Дюваль перехватила инициативу.
- Мы обнаружили останки мисс Лестер в одном из морозильников на Смитфилдском рынке. Как сказал владелец, этот морозильник ожидал транспортировки и стоял на том месте, где мы нашли его, около пяти недель. Так что мы хотели бы поговорить со всеми, кто пользовался этим морозильником в течение последних пяти недель.
Теперь вопросы сыпались один за другим:
- У вас уже есть подозреваемые?
- У вас есть предположения?
- Подозреваете ли вы мужа мисс Лестер?
- Предполагаете ли вы, что действует серийный убийца?
- Когда ожидается арест?
- Работает ли в вашей команде психолог?
В конце концов заместитель комиссара встал и положил конец пресс-конференции.
- Леди и джентльмены, на этом мы заканчиваем пресс-конференцию. Когда у нас будут новые материалы, мы пригласим вас.
- Нет, подождите! - крикнул кто-то в глубине зала.
Бородатый мужчина в твидовом пиджаке, клетчатой рубашке и красном галстуке пробивался вперед в толпе журналистов.
Заместитель комиссара посмотрел на начальника пресс-службы, который сделал жест рукой, означавший, что пора покинуть зал.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39