А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


- Серьезно. Ты не можешь жить как отшельник. Еще два дня, и ты обезумеешь. От отчаяния и безнадежности ты не сможешь работать, и тогда у тебя в голове не останется других мыслей, кроме как сбежать, и ты совершишь какую-нибудь глупость, например, выйдешь прогуляться на Пустошь. Ты подставишься. - Кит хотел что-то возразить, но Фиона остановила его, подняв руку: - Не надо спорить, Кит. Твоя безопасность сейчас самое важное, но жить ты должен по возможности нормально.
- Что же, все по-честному. Но телохранитель! Я же буду выглядеть дурак дураком.
- Это лучше, чем никак себя не чувствовать.
Прежде чем Кит успел что-то произнести, последние кадры мыльной оперы растаяли на экране, и на нем появилась заставка шестичасовых новостей. Фиона повернулась к телевизору.
- Давай послушаем, что они сказали о Джорджии.
Диктор заученно улыбнулся и заговорил:
- Добрый вечер. Останки исчезнувшей Джорджии Лестер обнаружены в морозильнике на Смитфилдском рынке. Во время пресс-конференции в городском полицейском управлении некий мужчина признался в убийстве знаменитой писательницы.
Ни Фионе, ни Киту не хотелось слушать анонс остальных новостей.
- Какого черта? - едва слышно произнес Кит.
Ждать им пришлось недолго. Смерть Джорджии Лестер была первым номером в списке новостей.
- Сегодня днем в Городском полицейском управлении состоялась пресс-конференция, на которой были оглашены результаты ночного обыска на Смитфилдском рынке, где были найдены останки Джорджии Лестер. Расследование продолжается. Мисс Лестер исчезла где-то между своим домом в Дорсете и лондонским домом десять дней назад. С тех пор о ней ничего не было слышно.
Однако сразу вслед за оглашением результатов обыска в конференц-зале полицейского управления случилось еще одно событие. Включаем нашего корреспондента Габриэль Гершон.
На экране появилось серьезное женское лицо с модными очками на носу.
- Полиция почти ничего не сообщила на пресс-конференции, кроме того что на Смитфилдском рынке нынешней ночью был найден расчлененный труп Джорджии Лестер. Мы не получили ответа на вопрос, есть ли связь между убийством знаменитой писательницы Джорджии Лестер и другими убийствами не менее знаменитых писателей, авторов детективов Дрю Шанда и Джейн Элиас.
Однако, когда пресс-конференция уже подходила к концу, в зале появился человек, который взял на себя ответственность за все три смерти. Он разбросал листовки, в которых написано, что названные писатели украли его работы и он убил их, чтобы наказать за воровство.
По понятным причинам мы не можем показать этот инцидент. Однако этот человек арестован, как сообщили полицейские, по подозрению в убийстве.
Тут вмешался диктор:
- Габриэль, полицейские не предвидели такого потрясающего поворота событий?
- Нет, Дон, они, как мне показалось, были в шоке. До появления этого человека они ничем не дали понять, что подозревают кого-нибудь в убийстве Джорджии Лестер.
- Удивительно все получилось. Не могу припомнить, чтобы такое случалось прежде, - проговорил Дон, когда камера вернулась в студию. - Спасибо, Габриэль. Держите нас в курсе событий. - Он пристально смотрел прямо перед собой. - Немного погодя мы познакомим вас с жизнью и творчеством Джорджии Лестер. А пока другие новости сегодняшнего дня.
Фиона выключила звук.
- Невероятно. Он признался в зале на виду у сотен журналистов!
- Этот человек больше не нуждается в рекламе.
- Дай мне телефон.
Кит подал ей трубку.
- Ты куда собираешься звонить?
- На Вуд-стрит. Хочу выяснить, это серьезно или обыкновенные слухи.
- Думаешь, они тебе скажут?
Фиона смерила его недовольным учительским взглядом.
- А ты думаешь, что не скажут?
Через десять минут она положила трубку. Сары Дюваль, естественно, не было на месте. Но как только Фиона объяснила усталому дежурному сержанту, с кем тот имеет дело, он немедленно подтвердил, что полицейские восприняли всерьез признавшегося в убийстве мужчину. Конечно же, ему будет предъявлено обвинение. Утром. Может быть, не в убийстве. Пока не в убийстве. Но в чем-то тяжелом.
Похоже на то, как отходит заморозка с десны, подумала Фиона. Груз с плеч. От изначального сомнения ничего не осталось, когда солидный сержант заявил, что проницательная Сара Дюваль воспринимает подозреваемого очень серьезно. Если бы этот человек явился с повинной, когда дело уже прогремело в прессе, тогда другое дело. Фиона улыбнулась, глядя в испуганные глаза Кита.
- Они считают его виноватым, - проговорила она со вздохом облегчения, после чего быстро повернулась к дивану и обняла Кита. - Надеюсь, они правы. Дай бог, чтоб это был конец.

Глава 43
В комнате стоял густой аромат иланг-иланга , сандалового дерева и роз. Из-за мигающих огоньков пары свечей белые стены спальни Стива уже не напоминали ни о больнице, ни о монастырской келье. Массажное масло и свечи были вкладом Терри, которой после первой ночи, когда все было прекрасно и без ухищрений, захотелось чего-то романтического.
Крепко обнимая друг друга и забыв о бокалах с шампанским, они делились воспоминаниями о своем прошлом. Слушая рассказ Терри о ее детстве, Стив с наслаждением избавлялся от всего приземленного в своей жизни.
Когда же резкий телефонный звонок заставил умолкнуть милый голосок Терри, ему ничего не оставалось, как вернуться в реальную жизнь.
- Черт! - только и сказал он, отрываясь от Терри.
Она хмыкнула.
- Не отвечай. Ты же не на службе.
- Не могу, - с остервенением проговорил Стив, решительно шагая по комнате и беря со стола телефонную трубку. - Слишком много у нас там всего. Черт бы их побрал. - Он нажал на кнопку. - Престон слушает.
- Стив? Это Сара Дюваль.
Стив взял себя в руки и, вернувшись, сел на край кровати.
- Чем могу помочь, Сара?
- Я не вовремя?
- Да нет. Нормально.
Естественно, Сара Дюваль поняла, что «нормально» - всего лишь отговорка, но решила не обращать на это внимания. Сейчас ей было не до вежливости.
- Я хотела спросить, как вы думаете, доктор Кэмерон согласится работать с нами по делу Джорджии Лестер?
Стив смущенно поглядел на Терри. Ему было немного неловко говорить о Фионе в ее присутствии. Словно он совершил инцест.
- А почему бы и нет? Проблемы у нее были с нами, а не вообще с полицией. Что именно вам нужно?
- Вы, верно, уже знаете, что мы арестовали некоего Чарльза Редфорда, признавшегося в убийстве. Но я не совсем ему верю, потому что все имеющие значение подробности преступления совпадают с теми, что есть в книге мисс Лестер. И еще мне кажется, что он автор писем. Мне бы хотелось проверить, так ли это. А потом проследить его связь с другими убийствами, ведь возможно, что Шанд и Элиас тоже получили подобные письма. Я подумала, что доктор Кэмерон могла бы проанализировать письма и листовку, которую он принес с собой на пресс-конференцию, а потом посмотреть имеющиеся свидетельства по двум другим делам и сказать нам, есть ли связь между всеми тремя убийствами. Если рассматривать три дела вместе, у нас больше шансов получить улики, может быть, найти свидетелей и передать нашего подозреваемого в суд или исключить его из подозреваемых.
- Думаю, вам стоит попробовать, - задумчиво произнес Стив. - Все равно более подходящего человека вам не найти.
- Мне бы не хотелось ждать до утра. У вас есть ее домашний телефон? - спросила Дюваль.
- Наверно, вам лучше встретиться лицом к лицу, чем разговаривать по телефону.
Стив понимал, что не время объяснять Дюваль, почему Фиона вряд ли захочет разговаривать с женщиной, к которой испытывает неприязнь из-за того, что она отказала в защите Киту и его коллегам.
- Тогда дайте мне ее адрес.
Стив бросил взгляд на Терри, свернувшуюся калачиком рядом с ним и с улыбкой смотревшую на него. На мгновение у него мелькнула мысль, а не пойти ли ему в другую комнату, чтобы не посвящать Терри в подробности жизни ее начальницы. За долгие годы работы в полиции он так приучил себя хранить в тайне любую информацию, что это сделалось его второй натурой, однако он тотчас сообразил, что если хочет продолжать отношения с Терри, ему придется допустить ее в свою жизнь. Тяжело вздохнув, он продиктовал знакомый адрес. Терри наморщила лоб и с любопытством посмотрела на него. В конце концов Стив закончил разговор и положил трубку.
- Я не буду лезть не в свои дела, если не хочешь, но адрес мне знаком.
Стив улегся в постель и обнял Терри.
- Ты слышала о парне, который на пресс-конференции в полиции признался в убийстве Джорджии Лестер?
- Да. Я смотрела новости.
- Ну вот, городская полиция хочет проконсультироваться у Фионы на его счет. Они полагают, что он может стать главным подозреваемым.
- И поэтому хотят установить связь с убийствами двух других писателей, правильно?
Терри стало интересно, и она приподнялась, опершись на локоть.
- Правильно. Фиона наверняка ухватится за это. Помимо всего прочего, она узнает, убийца он или нет и можно ли успокоиться насчет Кита.
- Конечно. Так вот почему она последние два дня не в себе.
- А тебе не приходило в голову, что Кит тоже в опасности?
- Не знаю. Я забыла о нем. Да мы и виделись-то всего один раз. К тому же Фиона редко говорит о своих домашних делах. Да и о серийном убийце как будто пока не писали. Во всех газетах сообщалось, что нет никакой связи между убийствами Дрю Шанда и Джейн как-ее-там. - Она покачала головой. - Господи, ну и дура же я! Она ведь с ума сходила от страха, а я ничего не поняла.
Стив вздохнул.
- Да уж. Фионе сейчас нелегко. Мы вчера даже поругались. Она разозлилась, потому что это ей пришла в голову идея обыскать Смитфилдский рынок, а ни городская полиция, ни мы не пошли ей навстречу, когда она попросила защитить Кита.
Терри нахмурилась.
- Ох, Стив, хуже ничего не бывает, когда приходится разрываться между личным и профессиональным. Плохо пришлось вам с Фионой. Ведь вы оба беспокоитесь о Ките, а теперь что?…
- Нелегко, - признался Стив. - По крайней мере, похоже, что Кит пока в безопасности, и это хорошо. Он ведь мой лучший друг, и если с ним что-нибудь случится, не представляю, как я буду жить. Осталась одна проблема. Наши отношения с Фионой. Она не из тех, кто легко прощает обиду.
- Ничего, успокоится, - уверенно отозвалась Терри. - Особенно если ты постараешься. Могу сказать по собственному опыту, она любит, когда всерьез каешься.
Стив покачал головой.
- На сей раз этого будет мало.
- Мне пришлось очень постараться, чтобы ты расслабился, - сказала Терри, прижимаясь к Стиву, - а ты опять как натянутая струна. - Она потянулась за массажным маслом. - Значит, так. Ты выкидываешь Фиону и Кита из головы, лежишь спокойно и, как настоящий мужчина, принимаешь лекарство.
Постаравшись улыбнуться, Стив перевернулся на живот и тотчас почувствовал, как затрепетали его мышцы под ее пальчиками.
- Как скажете, доктор.
- Я еще не доктор, - отозвалась Терри. - Но ты только представь, каким я буду доктором, когда выучусь по-настоящему…
Терри стала растирать ему плечи, и Стив лишь застонал в ответ.
- Уж и не знаю, как я это выдержу.
- А мы постепенно, солдат.
И ее пальцы побежали по сильной спине Стива, удаляя все мысли о Саре Дюваль и даже о Фионе из его головы.
Фиона была в кухне и варила кофе, когда раздался звонок в дверь. Не ожидая ничего приятного от чьего-то нежданного вторжения, Фиона, нахмурившись, вышла в холл и посмотрела в глазок. Она не исключала возможность того, что кто-нибудь из журналистской братии решил нагрянуть к Киту ради «красного словца» для утренней газеты. Если так, то она с превеликим удовольствием даст ему от ворот поворот. Одно точно. Никто из друзей не пришел бы сегодня, предварительно не позвонив по телефону.
К своему удивлению, Фиона узнала старшего инспектора Сару Дюваль и не могла взять в толк, зачем та пожаловала к ней домой.
- Проклятье, только этого не хватало, - пробурчала Фиона, открывая дверь. - Добрый вечер, старший инспектор Дюваль.
- Прошу прощения, что врываюсь к вам без спроса, - резко проговорила Дюваль, словно ей было непривычно извиняться. - Однако я надеялась, что вы все-таки уделите мне несколько минут.
Фиона сделала шаг в сторону, пропуская гостью.
- Вторая дверь налево. Кухня. Мы можем поговорить там.
Дюваль пересекла холл, оценив все до мелочей: и отличный деревянный пол, и дорогие восточные ковры, и пару написанных маслом пейзажей на стенах. На лестнице появился мужчина, в котором она узнала Кита Мартина, и с любопытством посмотрел на нее.
- Это ко мне по работе, Кит, - сказала Фиона. - Мне надо поговорить со старшим инспектором Дюваль.
- До утра никак не могла подождать? Ладно, все в порядке, - буркнул он, отворачиваясь и вновь поднимаясь по лестнице.
- В новостях передали, что у вас появился подозреваемый, - сказала Фиона, входя в кухню. - Садитесь, пожалуйста.
Дюваль подвинула к себе стул и села, скрестив ноги.
- Я собиралась делать кофе. Выпьете чашку?
- Спасибо.
- Черный, да? - Не дожидаясь ответа, Фиона достала вторую кружку и наполнила ее. Потом налила молока в свой кофе и обе кружки поставила на стол, после чего уселась напротив Дюваль, старательно сохраняя безразличное выражение на лице, не хуже самой Дюваль. - Итак, что привело вас ко мне?
- Как вы правильно заметили, у нас есть подозреваемый. Пришлось его арестовать, ведь у нас не было выбора из-за его публичного признания, - с иронией проговорила Дюваль. - Однако до ясности еще очень далеко. Зовут его Чарльз Редфорд, он признался в убийствах, однако не назвал ни одной подробности, о которой не мог бы прочитать в газетах или в романе Джорджии Лестер, ведь ее убийство похоже на описанное в романе. Обыск в его квартире тоже ничего не дал. У него были все три главных романа Шанда, Элиас и Лестер, причем лежали на столе. Полицейские нашли также кучу газет с описаниями всех убийств. И больше ничего.
Правда, его телефонные счета говорят о том, что в последние три месяца он звонил Шанду и Лестер. Агент сообщила нам, что Редфорд ей угрожал. Она даже как будто собиралась заявить на него в полицию, но потом раздумала. Получив ее письмах отказом, он явился к ней в офис, прорвался внутрь и стал непристойно орать. Даже схватил нож для разрезания бумаги с ее стола и стал размахивать им перед ее лицом, крича, что ей надо быть поосторожнее. Потом он швырнул нож в стену и убежал.
Фиона пила кофе и молчала, время от времени морща лоб. Прежняя встреча с Дюваль не настраивала ее на дружеский лад.
Кашлянув, Дюваль продолжала:
- Она говорит, что решила не звонить в полицию, потому что на другое утро улетала в Нью-Йорк и у нее не было времени на, цитирую, «жалобы». - У Дюваль было недовольное лицо. - Мы просмотрели также его компьютер, однако не нашли и следа писем с угрозами. Надеюсь, наши специалисты смогут отыскать что-нибудь на жестком диске, однако это не главное. - Она поставила себе на колени принесенный портфель. - Я захватила копии писем, а также копию листовки, которую он разбрасывал сегодня на пресс-конференции. - Дюваль достала пачку пластиковых конвертов, в каждом из которых была одна фотокопия, и положила их на стол. - Мне кажется, все это написано одним и тем же человеком. - Дюваль поймала взгляд Фионы, которая все еще не желала помочь ей. - Честно говоря, я рассчитывала, что вы проанализируете их как психолог и скажете мне, что вы о них думаете.
- Что я думаю о чем?
Дюваль поджала губы. Она не рассчитывала на легкий разговор, однако ее больше устроила бы открытая неприязнь, чем упрямое нежелание Фионы идти ей навстречу - в этом она слишком хорошо узнавала себя, чтобы не понимать, что к чему.
- Мне бы хотелось знать, один ли человек писал эти письма? Если один, то способен ли он перейти от слов к делу? Есть ли в этих письмах что-то, объединяющее все три убийства? Мне необходимо все, что вы сможете извлечь из них.
Фиона обеими руками держала кружку и смотрела прямо в глаза Дюваль.
- Вы считаете его убийцей?
Дюваль поправила очки.
- А это важно?
- Мне любопытно. Если помните, я тоже заинтересованное лицо, - холодно произнесла Фиона.
- Я не принадлежу к тем сыщикам, которые руководствуются инстинктом, - сказала Дюваль, переменив позу. - Для меня главное улики и опыт. Если опираться на это, то он, скорее всего, убийца, потому что он самонадеянный и самоуверенный человек. И очень тщеславен, очень. Убежден, что его ограбили. Думаю, он очень тщательно все спланировал, чтобы его судили, но признали невиновным. Вот тогда он всем покажет. Думаю, Кит Мартин вне опасности, доктор Кэмерон.
Фиона услышала то, что хотела услышать.
- Я согласна.
Дюваль прикрыла рукой конверты.
- Есть еще кое-что.
Фионе не нравился принцип работы старшего инспектора Дюваль. Во всем, что она говорила и делала, был холодный расчет, и у Фионы складывалось ощущение, что ее используют. Если бы не ее собственная заинтересованность в этом деле, она ни за что не согласилась бы работать вместе с Дюваль. И все же Фиона разозлилась. Она и так зашла слишком далеко, так нечего толкать ее еще дальше.
- Уже поздно, старший инспектор, - произнесла она ледяным тоном. - Давайте прекратим охоту.
Дюваль мигнула.
- Доктор Кэмерон, я здесь не для того, чтобы попусту расходовать ваше и свое время. Мне отлично известны ваши работы о межпреступных связях. Если нам удастся довести дело до суда, думаю, будет очень важно связать все три убийства. Я уже разговаривала с коллегами в Эдинбурге и Ирландии, и они согласны предоставить вам все материалы, чтобы иметь в суде убедительную версию.
Фиона с недоверчивым видом покачала головой.
- И вы заранее решили, что я соглашусь?
- Я рассчитывала на вас, - нетерпеливо кивнув, подтвердила Дюваль. - Если вы скажете «нет», я найду кого-нибудь другого. Но мне сказали, что лучше вас нет никого. И, как вы сами справедливо заметили, вы заинтересованное лицо.
Не отрываясь, Фиона смотрела на Дюваль, и внутри у нее разыгрывалась буря. Она была в ярости из-за самоуверенности полицейского инспектора, злилась из-за того, что ею манипулировали, но была, несмотря ни на что, польщена и заинтригована, как всегда бывало в преддверии трудного поединка. Делом об убийстве писателей Фионе хотелось заниматься самой, и она отлично это понимала. Однако ей не давала покоя мысль, что Дюваль воспримет ее согласие как свою победу.
- Обстоятельства в каждом случае особые, - сказала она, собираясь немножко помучить незваную гостью. - Вряд ли мне удастся найти нечто такое, что будет убедительно для присяжных.
Дюваль едва заметно улыбнулась.
- И я, и вы отлично знаем, что Дрю Шанда, Джейн Элиас и Джорджию Лестер убил один человек. И мы знаем, что он не мог не оставить своего знака. Вам известно, как прочитать невидимые чернила. А мне известно, как перевести это в улику. Вы со мной или нет?
Женщины пристально всматривались друг в друга через стол. Слишком близко это дело касалось Фионы, чтобы она могла доверить его кому-нибудь другому, и она потянулась за конвертами.
- Я с вами.
Чарльз Кэвендиш Редфорд вытянулся вдоль холодной стены в своей камере. Он знал, что нет смысла даже пытаться уснуть. За ним будут наблюдать в глазок, и когда он отключится, его сразу же разбудят и потащат на допрос в надежде, что он расслабился и в таком состоянии выдаст им что-нибудь, не упомянутое в романе или в газетах. Не на того напали. Недаром он прочитал столько замечательных детективов и документальной литературы. И Чарльз Редфорд собирался бодрствовать всем назло, подпитываемый выбрасываемым в кровь адреналином. Дольше строго определенного времени они не смогут держать его за решеткой, не предъявив обвинение. А если нарушат закон, это ему только на пользу. В тюрьме или на свободе он будет точно следовать своему плану.
Пока все шло прекрасно. Полицейская дама просто послана ему Господом. Уж ее-то нетрудно взбесить, а чем сильнее она его возненавидит, тем скорее предъявит обвинение в убийстве Джорджии Лестер. Тогда наступит его звездный час.
Чарльз Редфорд не боялся, что его осудят. Слишком он был умен для этого. Так или иначе, но он выйдет отсюда или из зала суда свободным человеком.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39