А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

И уж тогда издатели побегают за ним.
Чтобы не заснуть, он сложил матрас так, чтобы лежать было максимально неудобно. Чарльз Кэвендиш Редфорд лежал в камере на тощем матрасе и мысленно улыбался. Слишком долго его обманывали и обворовывали. Скоро это уйдет в прошлое. Скоро он станет знаменитым. Таким же знаменитым, как Дрю Шанд, Джейн Элиас и Джорджия Лестер.

Глава 44
Фиона прислонилась к дверному косяку у входа в гостиную.
- Завтра утром Дюваль пришлет кого-нибудь допросить тебя, - сказала она. - Ей хочется знать, помнишь ли ты парня, которого зовут Чарльз Редфорд, якобы присылавшего тебе свою рукопись или письма.
- Она ведь не за этим приходила? - спросил Кит, не меняя своего положения на диване.
- Нет. Это заодно.
Фиона вошла в комнату и уселась в кресле так, чтобы видеть лицо Кита.
- Чарльз Редфорд? Это тот, которого арестовали?
Кит отлично знал, что Фиона расскажет ему о цели визита Сары Дюваль, когда будет к этому готова. А до тех пор он мог говорить, о чем ей угодно.
- Правильно. Ты знаешь его?
Кит нахмурился, напрягая память.
- Он как будто присылал мне рукопись пару лет назад.
- И что?
- Я сделал то же, что делаю обычно с такими рукописями. Отослал ее обратно с вежливой запиской, в которой объяснил, что, к сожалению, у меня нет ни времени, ни достаточной квалификации для оценки чужих работ, и предложил ему обратиться к агенту. - Кит зевнул. - Вот и все, кажется.
- Ты прочитал рукопись?
- Жизнь слишком коротка.
Он взял стакан и вылил содержимое себе в рот, после чего стал ждать рассказа Фионы.
- Завтра я лечу в Эдинбург.
- Из-за Дрю Шанда?
- Дюваль считает, что есть смысл поискать связь между тремя убийствами. Я не уверена в успехе. Все убийства совершены в разных местах, где действуют разные законы, и, насколько я понимаю, расследовать их можно только в отдельности. К тому же я не уверена, что суды будут принимать чужие доказательства. Однако полицейские договорились о совместной работе, так что они видят смысл в моем участии хотя бы для того, чтобы очистить свою совесть. Дюваль считает, что у нее больше шансов навесить на Редфорда убийство Джорджии Лестер, если она разберется в его поведении.
Кит повернулся на бок и привстал, опершись на локоть.
- Что ж, значит, информация прошла верная? Они взяли преступника?
- Дюваль считает, что так. А ей можно верить. Правда, сомнение вызывают письма. Но Дюваль говорит, что это его стиль. Удивительно, но она напомнила мне о случае в Штатах, о котором я читала. Там кто-то писал письма с угрозами, а потом убил полдюжины людей. Поднимаю руки. Я была неправа, утверждая, что человек, пишущий угрожающие письма, не может быть убийцей.
Кит усмехнулся.
- Я могу использовать это в романе? - Фиона поддержала игру и показала Киту язык. - Когда ты летишь?
- Есть рейс сразу после девяти.
- Я рад. Дрю мне нравился. И Джейн тоже. Не хочу думать, что убийца не поплатится за это. Если кто и может выстроить цепочку, убедительную для присяжных, то лишь ты.
Фиона вздохнула.
- Хотела бы я иметь твою уверенность. Придется трудновато. Почему бы тебе не полететь вместе со мной?
- Зачем? Нет смысла, если они арестовали убийцу.
Не в силах высказать, что ее тревожит, Фиона пожала плечами.
- Ладно. Просто мне спокойнее, когда ты рядом.
- Мне надо дописать книгу.
- Ну, в Эдинбурге ты тоже сможешь работать. Сиди себе в отеле и пиши целый день.
- Фиона, все не так просто. Здесь мое место. Убийство Джорджии выбило меня из колеи. А теперь пора приниматься за работу. Поэтому я должен быть тут с моими вещами и моей музыкой. В другом месте мне не удастся сконцентрироваться. Тем более в отеле. Горничные будут шастать туда-сюда, и по телевизору ничего не увидишь, кроме дневных новостей. Нет. Я не поеду.
Кит стиснул зубы, и Фиона в отчаянии провела рукой по волосам.
- Не хочу, чтобы ты оставался тут один. По крайней мере, когда ты так расстроен. Мне не удастся тебе помочь, если я буду в четырехстах милях от тебя.
Они смотрели друг на друга, и оба не желали сдаваться. Наконец Кит покачал головой.
- Не могу. Мне нужен мой кокон. Хочу быть в своей комнате. Да и все мои друзья тут. Нам надо собраться и помянуть Джорджию. Так принято, Фиона. Я должен остаться, потому что не могу это пропустить. - Он протянул к ней руку, и в его глазах она прочитала мольбу. - Пойми меня.
- Понимаю. Знаешь, я старалась для себя не в меньшей степени, чем для тебя. Перепугалась ужасно. Вот мне и хотелось удержать тебя при себе. Напомни мне, что теперь все в порядке.
Они печально улыбнулись друг другу, прекрасно сознавая, что мечта и реальная жизнь не одно и то же.
- Тебя долго не будет?
- Не знаю. Возможно, оттуда я сразу отправлюсь в Дублин и поработаю над ирландским делом. Завтра пятница. В Ирландии я буду, скажем, в воскресенье. Значит, дома - в понедельник вечером. Если задержусь дольше, будут серьезные осложнения в университете.
- Я приготовлю что-нибудь экзотическое к твоему приезду. У нас будет романтический обед. Выключим телефон, дверной звонок и вспомним, что мы не можем жить друг без друга.
Фиона улыбнулась.
- Ну, зачем же ждать до понедельника?
Сойдя с трапа самолета, Фиона оказалась в серой измороси. Низкие тучи делали невидимыми самолеты, а дождь прятал от человеческих глаз и дома, и деревья. День сегодня начался плохо, и улучшения, кажется, не предвиделось. Собираясь в дорогу, Фиона была так сосредоточена на Джорджии, что грохнула на пол свой ноутбук. Крышка открылась, и экран отлетел от корпуса.
- О, черт!
Времени не оставалось, и Фиона, побросав в чемоданчик CD-ROMы и дискеты, помчалась вниз по лестнице.
Кит читал утреннюю газету.
- Что-то случилось? - спросил он.
- Сломала ноутбук, - ответила Фиона. - Даже самой не верится. Можно мне взять твой?
Кит обернулся в несколько секунд, и вот он уже опять на кухне - застегивает молнию на чемоданчике, внешне куда более спокойный, чем она. Несомненно, сказалось напряжение последних дней, подумала Фиона, иначе она ни за что не расклеилась бы из-за такой чепухи.
По крайней мере, было на чем работать. Она опробовала ноутбук уже в самолете, сравнив угрожающие письма с листовкой, которую Редфорд принес на пресс-конференцию в полицейское управление. Она нисколько не сомневалась в том, что все они написаны одной рукой. И не могла исключить возможность того, что неудачливый писатель превратился в серийного убийцу. По крайней мере, если придется, она готова засвидетельствовать это на суде.
Так она шагала под дождем, стряхивая воду с волос и следуя указателям. Дорога казалась ей бесконечной, коридоры напоминали лабиринт, в котором ученые крысы наверняка разбирались лучше людей.
Наконец показался зал ожидания, и Фиона увидела мужчину с белой табличкой, на которой было написано «Кэмерон». Мужчина был жилистый, гибкий, как гончая, темноволосый и в чересчур наглаженном пиджаке, который висел на его плечах, как на вешалке. Нетерпеливо постукивая носком туфли, он то и дело обегал взглядом выходивших пассажиров и был больше похож на бандита, чем на полицейского. Фиона подошла к нему, поставила на пол сумку с одеждой и коснулась его локтя.
- Я Фиона Кэмерон. Вы ждете меня?
Мужчина кивнул.
- Ну да. - Он сложил табличку и сунул ее в карман пиджака, после чего протянул Фионе руку. - Детектив-сержант Марри. Дуги Марри. Рад видеть вас. - И он с чувством пожал ее руку. - Нас ждет машина.
Освободив руку, он направился к выходу.
Фиона поправила лямку ноутбука на плече и вновь взялась за сумку с вещами. Снаружи действительно был автомобиль без полицейских опознавательных знаков. Марри помахал патрульному и открыл переднюю дверцу, предоставив Фионе самой открывать заднюю дверцу и класть в машину багаж. Потом она села впереди рядом с Марри, который уже включил зажигание.
- Начальник просил извинить его. У него совещание, поэтому он не смог приехать лично. Я отвезу вас на Сент-Леонард. Там у нас штаб. И начальник там. Хорошо?
- Нет, сначала в отель, - твердо сказала Фиона. - Я подтвержу, что приехала, и оставлю там вещи. Не таскаться же мне с ними целый день.
- Нет, конечно. Мы заказали вам номер в «Чэннингс», так что придется сделать круг.
Сержант проговорил это с видимым удовольствием, словно его работа обрела больший смысл, чем привычная поездка с аэродрома в контору.
Съехав с кругового шоссе рядом с Арт-Деко-Стакис-казино, они пересекли зеленый пояс и оказались на Квинсберри-роуд. Хотя Фиона и смотрела в окошко, пейзаж ее не интересовал, потому что ее мысли были заняты Китом. Сидит сейчас, наверно, за письменным столом и пишет, нагрузив свой плейер современной музыкой. Чего у него только нет? И он слушает все подряд, изредка отворачиваясь от экрана компьютера и глядя в окно, предпочитая сосредоточиваться на работе и держать собственных демонов в узде. Надо ненадолго забыть о нем, чтобы побыстрее выполнить работу, ради которой она тут.
Небольшие дома уступили место высоким каменным зданиям, элегантным особнякам викторианской эпохи, которые уже давно поделены на квартиры с огромными окнами и высокими потолками, поглощающими летний зной. Неожиданно Марри сделал крутой поворот налево на гранитную дорогу и потом еще раз резко свернул, так что недовольно зашипели колеса.
- Вот и приехали, - громко объявил он, останавливаясь у здания из песчаника с входом под навесом и двумя резными электрическими фонарями по обе стороны. - Я подожду в машине.
Внутри было так же красиво, как снаружи. Убедившись, что номер числится за ней, Фиона следом за юным служащим поднялась по красивой лестнице на второй этаж. Из окон открывался вид на сады. Даже несмотря на дождь, она видела стального цвета ленту Форта. Налево поднимался готический замок с двумя симметрично расположенными башенками, как бы господствующий над всем вокруг.
- Что это? - спросила Фиона у юноши.
- Феттс-колледж, - ответил он. - Вы не знали? Здесь учился Тони Блэр.
Что ж, это многое объясняет, подумала Фиона.
Распаковав сумку, она спустилась в холл. Через десять минут они уже покинули Новый город георгианских времен, пересекли Каугейт и направились к современному зданию, которое занимала шотландская полиция. Следом за Марри она вошла внутрь и зашагала по длинному коридору. Наконец он торжественно открыл одну из дверей и сказал:
- Я сообщу начальнику, что вы приехали. Вы будете работать тут, так что располагайтесь.
Когда он повернулся, чтобы уйти, Фиона решила, что настало время самоутвердиться.
- Я бы не возражала против чашки кофе, - проговорила она без улыбки.
- Да, конечно. С молоком? С сахаром?
- С молоком и без сахара, пожалуйста.
Марри повернулся на каблуках и исчез в бесконечных коридорах, махнув на прощание пиджаком. Фиона вошла в комнату. Она оказалась на удивление приятной, хотя и тесноватой. В ней были стол светлого дерева и кресло, пара стандартных стульев возле стены, рядом небольшой столик с телефоном, кувшином с водой и двумя чистыми стаканами. Но, самое главное, тут было окно - Фиона могла видеть автомобильную стоянку, за ней стену, крыши и гору Солсбери, зеленую в непрекращающемся дожде.
Фиона положила ноутбук на стол и опустилась на колени, чтобы отыскать телефонную розетку. Как раз в это мгновение открылась дверь, и она увидала пару крепких и коротковатых ног в брюках. Фиона откинулась назад, чтобы взглянуть на мужчину, стоявшего возле стола. Память ее не подвела. Она словно печатала фотографию, которая с каждой секундой становилась все четче и яснее. Приземистый мужчина с ярко-рыжими волосами и веснушчатым красным от ветра лицом. Светло-голубые глаза, опушенные неожиданно черными ресницами. Нос пуговкой и рот как у херувима. Детектив-сержант Александр Гэллоуэй.
Фиона словно перенеслась на двенадцать лет назад, в темный противный бар в Сент-Эндрюс, где он согласился встретиться с ней, чтобы поделиться своими мыслями об убийстве Лесли. Этим делом он занимался не с самого начала, однако через полгода именно он отвечал за расследование. Но ему было нечего сказать Фионе.
У Фионы перехватило дыхание. Когда Дюваль сказала ей, что расследованием убийства Дрю Шанда занимается детектив-суперинтендант Сэнди Гэллоуэй, Фиона не обратила на это никакого внимания. И вот. Рыжие волосы уже не такие рыжие из-за седины, и красное лицо приобрело апоплексический оттенок, который расстроил бы его врача, если бы Гэллоуэй посещал его. А глаза остались те же, светло-голубые, опушенные неправдоподобно черными ресницами. Нос был в красных прожилках, и у губ сложился другой рисунок, нежели она запомнила. Но ведь прошло двенадцать лет, а двенадцать лет полицейской работы что-то да значат, подумала Фиона. Он же глядел-глядел на нее и неожиданно улыбнулся.
- Нет, нет, доктор Кэмерон, вы все делаете неправильно. Это мы должны стоять перед вами на коленях.
Фиона поднялась.
- Я понятия не имела… Я искала розетку.
На лице Гэллоуэя появилось досадливое выражение.
- А Марри на что?
- Действительно, на что ваш Марри? - сухо отозвалась Фиона. - Во всяком случае, не для того, чтобы угождать стареющим женщинам. Я до сих пор жду, когда он принесет мне кофе.
Гэллоуэй закинул назад голову в беззвучном хохоте.
- А вы стали посмелее с годами.
- Профессиональная наблюдательность, больше ничего. Хотя не буду скрывать, я удивилась, увидев вас снова.
Фиона протянула Гэллоуэю руку и ощутила его крепкую сухую ладонь.
- Я сказал старшему инспектору Дюваль, что мы уже встречались. Почему она не передала это вам?
- Полагаю, старшему инспектору Дюваль нравится держать нас в боевой готовности, - ответила Фиона, стараясь казаться безразличной.
- А, ну ладно. Знаете, я до сих пор чувствую свою вину. Ведь мы так и не нашли убийцу вашей сестры.
Фиона отвернулась.
- Не буду врать, что не злилась на вас тогда. Но сегодня я знаю, как трудно вычислить серийного убийцу. - Она встретилась взглядом с Гэллоуэем. - Я не держу на вас зла. Вы сделали все, что могли.
Указательным пальцем Гэллоуэй поскреб нос.
- Ну ладно. Вы ведь преподали мне важный урок.
- Да?
- Ага. С тех пор я всегда помню, что у убитых есть родные, которым надо знать, что произошло. Всегда держу это в уме. - Он кашлянул. - Хорошо, что вы сразу прилетели. Я приказал одному из моих офицеров принести вам дело Дрю Шанда. Что еще вам нужно?
Фиона расстегнула молнию на чемоданчике с ноутбуком.
- Мне надо побывать в доме Дрю Шанда.
- Мы там все обыскали.
Опершись кулаками на стол, Гэллоуэй подался вперед. Вероятно, ему не понравились слова Фионы, но он сдержал себя и вместо недовольства выказал заинтересованность.
Фиона прямо посмотрела ему в глаза.
- Мне надо почувствовать тамошнюю атмосферу, и еще я хочу проверить, нет ли там чего-нибудь, указывающего на Чарльза Редфорда как на убийцу.
Очень вовремя раздался стук в дверь, и полицейский в форме вкатил в комнату тележку с множеством папок, которые он переложил на стол.
- Это все, сэр? - спросил он.
Гэллоуэй переадресовал вопрос Фионе.
- Кофе, - сказала она. - Или покажите мне, где варят лучший кофе, или приносите по кружке каждый час.
- Вы слышали, констебль? - вмешался Гэллоуэй. - Пойдите ко мне и принесите сюда кофеварку и кофе. - Он улыбнулся Фионе. - Если мне будет уж очень невтерпеж, я ведь могу зайти к вам на чашку кофе? А сейчас я ухожу. Если вам что-то понадобится или вы захотите что-то обсудить со мной, поднимите телефонную трубку и попросите оператора найти меня. Когда соберетесь ехать к Шанду, дайте мне знать, и я вызову машину.
- Спасибо. Но, похоже, я буду очень занята до конца дня. Наверно, придется ехать туда поздно вечером, но я позвоню вам, когда что-нибудь прояснится.
Оставшись одна, Фиона первым делом загрузила ноутбук Кита, но прежде чем приняться за работу, послала ему сообщение. Потом, удостоверившись, что ее мобильник включен, взялась за дело. Уже привыкнув иметь дело с полицейскими документами, Фиона старалась ничего не упускать из виду.
Больше всего ее интересовали факты, общие для всех трех убийств; малозначительные с точки зрения одного преступления, вместе они, возможно, подтолкнули ее к неизбежному умозаключению. Впрочем Фиона не очень надеялась, что сможет отыскать нечто, не замеченное полицейскими. Тем не менее как независимый эксперт она должна была все пощупать собственными руками.
Во- первых, необходимо найти что-то конкретное, что поддастся анализу. Очевидно, что все три убийства совершены по аналогии с убийствами, описанными в книгах жертв. То, что в Ирландии кого-то арестовали, увело внимание полицейских от этого факта, однако Дюваль ясно дала понять, что «Гарда» пересмотрела свои выводы в свете признания Редфорда. У Дюваль не было ни тени сомнения в том, что их подозреваемый скоро выйдет на свободу.
Также очевидно, что все три жертвы вели открытый образ жизни. И Фионе предстояло выяснить, насколько он был открыт для постороннего человека. Если повезет, эту информацию можно будет взять из полицейских документов. Ну и, конечно же, как только в руках полицейских будет фотография подозреваемого, им придется поискать новых свидетелей.
Задача Фионы была более тонкой. Да и спешить ей было некуда. Не исключено, как сказал Кит, что Дюваль права. На сей раз ее не торопит бомба с часовым механизмом. Киллер не приискивает себе очередную жертву.

Глава 45
Джоанн Гибб с таким праздничным видом шагала по коридору в направлении кабинета Стива Престона, словно не она провела бесчисленные часы, согнувшись над списками всех нарушителей закона в пределах Кентиш-таун и Тафнелл-парк.
Телефон зазвонил, когда она уже была готова плакать от отчаяния. Накануне ей так и не удалось связаться с отделом информации местного отделения полиции, указанного Терри. Дежуривший констебль сказал, что архивариус, в ведении которого находится картотека, в отпуске и будет только в понедельник. Это было последней каплей, тем не менее Джоанн продолжала изучать имевшиеся у нее документы.
И вот раздался звонок. Даррен Уотсон, который должен был вернуться только в понедельник, на несколько минут заглянул в участок и увидел послание Джоанн с пометкой «срочно». Чуть не плача, Джоанн объяснила, что ей нужно.
- Что ж, - отозвался Даррен Уотсон. - Кажется, у нас есть парочка таких типов. Почему бы вам не приехать? Вместе и посмотрим.
- Сейчас?
Джоанн не верила своим ушам. Ей еще не попадались полицейские, готовые по собственному желанию прервать отпуск.
- Ну да. Мы с женой только что вернулись из Корнуолла, и, честно говоря, я буду только рад на пару часов удрать из дома. Приезжайте, и мы посмотрим, что у нас есть.
Джоанн не надо было просить дважды. Она опрометью сбежала по лестнице, села в машину и помчалась в полицейский участок в Северном Лондоне, где ее ждал Даррен Уотсон, которого, возможно, Бог послал ей в ответ на ее мольбы. Работавшие в информационных отделах полицейские были, так сказать, интеллектуальным центром любого полицейского участка. Они не только содержали в порядке картотеку, но и знали все, что только можно было знать, о каждом преступнике, попавшем в их поле зрения. Хороший «архивариус» записывал даже знакомых преступника и ходившие о нем слухи. Эта информация редко попадала в компьютер - и правильно. Карточку можно было припрятать подальше, а даже уничтоженный файл оставлял следы. Всеведение и осторожность отличали настоящего «архивариуса», и Джоанн надеялась, что напала как раз на такого.
Даррену принадлежал тайный кабинетик, в котором царил штабной дух времен военных действий. Одну стену закрывали карты района, на которых иголки разных цветов указывали на специфику того или иного места. У другой стены расположились каталоги, третью закрывали полки с ящиками, в которых лежали папки с документами. Даррен сидел на краю стола, стоявшего возле четвертой стены. Он был в гражданском. Белая рубашка, синий шерстяной пиджак, синие джинсы и белые, как снег, кроссовки. У Джоанн сразу же мелькнула мысль, что если у него такой безукоризненный внешний вид, то наверняка и картотека тоже в полном порядке. Ей стало немного неловко за себя, но что она могла поделать, если в последние дни ей даже спать некогда.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39