А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Именно Стив с его проницательным взглядом и длинными пальцами производил впечатление интеллектуала, а Кит был скорее похож на полицейского, работающего на улице и еще прирабатывающего вышибалой в ночном клубе. Задрав головы, они смотрели на Фиону, и оба улыбались ей робкой мальчишеской улыбкой, освещавшей побагровевшие лица.
- Гляжу, вы неплохо пообедали, - сухо проговорила Фиона, сбегая по ступенькам.
Она поднялась на цыпочки и чмокнула Стива в щеку, после чего позволила Киту обнять себя.
Кит смачно поцеловал ее в губы.
- Я соскучился, - сказал он, отпуская Фиону и направляясь в кухню.
- Неправда, - возразила Фиона. - У тебя был великолепный мальчишник, вы оба до отвала наелись мертвечины и заодно напились… - Она помолчала, склонив набок голову и оглядывая обоих. - Три бутылки красного вина…
- Она никогда не ошибается, - вставил Кит.
- …и навели порядок в мире, - закончила Фиона. - Вам было гораздо лучше без меня.
Стив уже уселся в кухне на стул и протягивал Киту рюмку для бренди. У него был вид воина, который начинает понимать, что наконец-то оказался в безопасном месте. Он поднял рюмку и произнес с сарказмом в голосе:
- Пусть снизойдет помрачение на наших врагов. Ты права, Фион, но совсем по другой причине.
Фиона села напротив него и, заинтересованная, придвинула к себе свой бокал.
- Не могу поверить, - насмешливо произнесла она.
- Я очень радовался, Фион, что тебя там не было, потому что ты и без того умная, зачем тебе лишний раз убеждаться в том, что меня ни за что не постигло бы сегодняшнее унижение, работай я с тобой, а не с задницей Хорсфортом.
Стив поднял руку, показывая Киту, сколько налить бренди.
Кит же прислонился к стенке и взял рюмку в ладони, чтобы согреть бренди.
- А ты прав насчет ее ума, - радостно хмыкнул он, гордясь Фионой.
- Что ж, мы немножко лучше узнали друг друга, - заметила Фиона. - Мне жаль, Стив, что у тебя сегодня выдался не лучший денек.
Стив не успел ответить, потому что вмешался Кит:
- Так и должно было случиться. Вся операция была обречена на провал с первого же дня. Достаточно того, что тебе не следовало идти в суд со своей наживкой, даже если бы Блейк проглотил ее и все пошло как по писаному. Британских присяжных на ловушках не проведешь. Самый простой человек в пабе считает обманом засаживать людей за решетку, не доказав их вины честь по чести.
- Да ладно тебе, Кит, говори попросту, - съязвил Стив.
- А я-то думала, вы уже похоронили покойника, - вмешалась Фиона.
- Похоронили, похоронили, - сказал Стив. - У меня сегодня весь день такое ощущение, будто на мне власяница.
- Эй, я же не сказал, что ты виноват, - напомнил ему Кит. - Нам всем известно, что на тебя надавили сверху. Если кто и должен заняться самобичеванием, так это твой начальник. Но ты можешь держать пари на свою пенсию, что Тефлон-Телфорд сегодня умоет руки, как Понтий Пилат, сказав: «Необходимо иногда давать волю офицерам, однако я думал, что Стив Престон лучше справится с делом», - проговорил Кит, подражая basso prof undo начальника Стива.
Стив не сводил глаз с рюмки. К сожалению, Кит не сказал ничего такого, чего бы он не знал сам, однако от этого его неудача не казалась ему менее горькой. К тому же назавтра предстояла встреча с коллегами, которым известно, что ему навязали тащить бочку с дерьмом. Одни политически подкованы и понимают, что он стал козлом отпущения, но ведь есть много других, которые будут исподтишка посмеиваться над ним. И это плата за прежние успехи. В верхних полицейских эшелонах о человеке судят по последним делам.
- Ты и вправду больше никого не искал? - спросила Фиона, видя, как приуныл Стив, и пытаясь направить разговор в другое русло.
Стив взвился.
- Это официальная версия. Если бы мы сказали что-нибудь другое, то выглядели бы совсем дураками. Теперь уже все равно. Парень, убивший Сьюзан Бланчард, на этом не остановится, и уж кому, как не тебе, это знать.
- И что ты собираешься делать?
Кит перевел на нее задумчивый взгляд.
- По-моему, речь идет о том, что ты собираешься делать.
Фиона покачала головой, стараясь не показать своего раздражения.
- О нет, вам не удастся меня поймать на жалости. Я сказала, что никогда не буду больше работать на столичную полицию, и не буду.
Стив замахал на нее руками.
- Даже если бы мне дали деньги, я бы не осмелился обидеть тебя.
Подвинув к себе стул, Кит уселся на него верхом, словно вскочил на коня.
- Конечно, но меня-то она любит. И я намерен ее обидеть. Ну же, Фиона, от тебя не убудет, если ты хотя бы взглянешь, как они устраивали ловушку. Из чисто академического интереса.
Фиона застонала.
- Тебе просто хочется заполучить сюда все материалы, чтобы ты мог сунуть в них свой нос, - заявила она, пытаясь защититься. - Все что ни есть должно лить воду на твою мельницу, разве не так?
- Ты играешь нечестно! Разве я когда-нибудь читал секретные материалы? - возмутился Кит.
Фиона усмехнулась.
- Ага!
- Попался! - расхохотался Кит.
Даже не улыбнувшись, Стив вновь откинулся на спинку стула.
- С другой стороны…
- Ну нет, сладкая парочка, - буркнула Фиона. - У меня есть в жизни дела поинтереснее, чем копаться в гениальных операциях Эндрю Хорсфорта.
Ничего не говоря, Стив наблюдал за Фионой. Он знал ее много лет и понимал, что только вызов на поединок, соперничество может противостоять ее упрямому нежеланию влезать в его дело, и ему ничего не оставалось, как давить именно на это.
- Беда в том, что след холодный. Уже год прошел с тех пор, как убили Сьюзан Бланчард, и десять месяцев, как мы сосредоточились исключительно на Фрэнсисе Блейке. Но я не желаю оставлять преступление нераскрытым. Я не желаю, чтобы ее сыновья выросли, не зная ответа на главный вопрос. Тебе ведь известно, какую муку это может причинить. Теперь мне нужен настоящий преступник. Но для этого надо заново пересмотреть все дело. Ну и, Кит прав, для тебя это тоже могло бы быть полезно.
Фиона со злостью хлопнула дверцей холодильника.
- Чертов манипулятор, - с горечью произнесла она. Отдавая ему должное в том, что он выбрал правильную кнопку, Фиона не стала делать вид, будто ничего не понимает, но попыталась по-другому защитить себя. - Стив, я не врач. Не мое дело выслушивать жалобы пациентов на свои беды. Я профессионал. Мое дело факты, а не эмоции. Даже если бы я согласилась забыть об обиде и взялась пропахать ваши отчеты о ловушке, не думаю, что смогла бы отыскать там что-нибудь полезное для тебя.
- При чем тут обиды? - вмешался Кит. - Ты же не откажешься от своего слова и не будешь работать на полицию. Речь идет о личном одолжении Стиву. Ну, посмотри же на него. На нем лица нет. Он все сделает, что скажешь. Разве тебе не хочется ему помочь?
Фиона сидела, опустив голову, каштановые волосы закрывали ей лицо.
- Черт с вами, я согласна, - сказала она и увидела счастливую улыбку на лице Стива. - Но никаких обещаний. Завтра с утра пораньше присылай свои материалы. Я посмотрю.
- Спасибо, Фион. Даже если поиск затянется, мне будет нужна любая помощь. Поверь, я благодарен тебе.
- Ладно. Еще бы тебе не быть благодарным, - строго проговорила Фиона. - А теперь, может быть, поговорим о чем-нибудь еще?
Только после полуночи Фиона добралась до кровати со своим «Путеводителем».
Кит вышел из ванной и с удивлением воззрился на книжку.
- Хитрый способ ты выбрала, чтобы намекнуть, мол, не пора ли нам, дорогой, заняться планированием отдыха? - сказал он, забираясь под одеяло и прижимаясь к Фионе.
- И не надейся. Увы, это работа. Сегодня я получила предложение от испанской полиции. В Толедо два трупа, похоже, работает серийный убийца.
- Насколько я понимаю, ты приняла предложение?
Фиона сунула ему под нос путеводитель.
- Похоже. Утром еще поговорю с ними подробно, но в конце недели придется на несколько дней вырваться туда.
Кит перекатился на спину и сложил руки над головой.
- А я-то думал, ты мечтаешь о романтическом путешествии в Торремолинос!
Фиона отложила книгу и, повернувшись к Киту, стала перебирать мягкие темные волосы у него на груди.
- Ты можешь поехать со мной, если хочешь. Толедо - красивый город, и тебе есть чем там заняться, пока я буду работать. Ничего не случится, если ты сделаешь небольшой перерыв.
Кит притянул ее к себе.
- С книгой у меня немного застопорилось, так что, если тебя не будет тут на уик-энд, у меня появится хороший повод запереться и сделать рывок.
- В Толедо тоже можно работать.
Фиона провела рукой по его животу.
- Ты будешь мне мешать.
- Я буду работать все дни и, может быть, даже ночи, если что-нибудь получится.
Она устроилась поудобнее.
- Тогда тем более мне лучше оставаться дома.
- Толедо тебе понравится, - сказала, зевнув, Фиона. - Интересный город. Вдруг он вдохновит тебя?
- Ага, конечно, так и вижу себя за писанием испанского триллера о серийном убийце.
- Почему бы и нет? Не спорю, работа грязная, но кто-то должен ее делать. Я только подумала, что тебе не помешала бы перемена обстановки, тем более там вкусно кормят…
Фиона умолкла, засыпая.
- Есть и другие вещи, кроме тех, что радуют желудок, - возмутился Кит. - Разве не в Толедо весь Эль Греко?
- Правильно, - подтвердила Фиона. - Там еще и его дом.
У нее слипались глаза, да и слова она произносила не совсем членораздельно, соскальзывая в благословенный сон.
- Вот это другое дело. Может быть, и в самом деле стоит поехать.
Ответа он не дождался. Ранний подъем и десятимильная прогулка по дербиширской пустоши сделали свое дело. Кит усмехнулся и взял со столика книжку Джеймса Саллиса. В отличие от Фионы, ему никогда не удавалось заснуть без доброй порции ужасов. Но он твердо знал, что все это фантазия автора и не имеет значения, успеет он или не успеет решить загадку до того, как наступит время выключить свет. Его убийцы не будут убивать, пока он вновь не возьмется за них.

Глава 5
Самолет, летевший в Мадрид, был полупустым. Не дожидаясь просьбы Фионы, Кит пересел подальше, достал ноутбук и взялся за работу, едва самолет набрал высоту, а магнитофон отключил его от всего происходящего вокруг.
По дороге в аэропорт Кит ворчал на Фиону за то, что за два дня она ни разу не прикоснулась к материалам, которые ей прислал Стив, под предлогом толедского дела. Однако если честно, то причина была в другом, а теперь у нее и вовсе не было никаких причин, тем более что перелет предстоял долгий.
Сначала Фиона прочитала вырезки с интервью Блейка, в которых тот признавался, что, несмотря на долгий роман с бортпроводницей, он отвечал на газетные объявления одиноких дам, что ему нравятся беззащитные женщины, так как они всегда рады симпатичным парням, вроде него, и не отрицал, что в первую очередь его интересует секс, но при этом он не тратит время на безмозглых дур. Это не противоречило собственным впечатлениям Фионы относительно самоуверенности Блейка. Этот человек гордился своим успехом у женщин, знал, чего хочет, и не сомневался в своем умении добиваться желаемого. На слабака или сумасшедшего он никак не походил.
Основываясь на своей интерпретации интервью Блейка, Хорсфорт составил несколько объявлений, которые должны были привлечь его. Поначалу среди огромного количества откликнувшихся мужчин Блейка не было.
- Даже объявление составить не может, - пробурчала Фиона.
Однако на второе объявление: «26 лет, стройная блондинка, недавно в Лондоне, ищет партнера для бесед, ужинов, кино и другого приятного времяпрепровождения. Желательны фотографии», Блейк откликнулся.
Он написал, что у него есть профессия, что ему двадцать девять лет, что он интересуется кино, чтением, прогулками по лондонским паркам и любит женское общество. Под руководством Эндрю Хорсфорта детектив Эрик Ричардс ответила на его послание:
Дорогой Фрэнсис, большое спасибо за письмо, самое милое из всех, что я получила. Должна признаться, мне немного не по себе, потому что я никогда еще не знакомилась подобным образом. Надеюсь, Вы не будете возражать, если мы для начала обменяемся несколькими письмами.
Я тоже люблю ходить в кино. Какие фильмы Вам нравятся больше всего? Наверное, это не совсем обычно для женщины, но я очень люблю крутые триллеры «Семь, восемь миллиметров» и «Фарго», а еще хичкоковские фильмы типа «Психопата». Однако в них должен быть хорошо закрученный сюжет. Читаю я не так много, как хотелось бы. Больше всего мне нравятся книжки Патриции Корнвелл, Кита Мартина и Томаса Харриса, и еще я иногда читаю отчеты о настоящих преступлениях.
Лондон я знаю не настолько хорошо, чтобы свободно гулять в нем. Вы читали в газетах об ужасах, которые в нем происходят? Людей убивают, насилуют в парках, поэтому я боюсь, ведь я здесь недавно. Может быть, Вы покажете мне свои любимые места?
Я работаю в государственном учреждении. Ничего особенного. Это Министерство сельского хозяйства. В Лондон я приехала из Саффолка после смерти мамы. Там меня больше ничего не держало, потому что папа умер на два года раньше. У меня нет ни братьев, ни сестер, поэтому я решила поехать в Лондон и посмотреть, что из этого выйдет. Вы можете писать мне на а/я, потому что он мой еще две недели.
Искренне Ваша, Эйлин Роджерс.
Блейк сразу же ответил ей:
Дорогая Эйлин, спасибо за Ваше очаровательное письмо. Похоже, у нас много общего. По крайней мере, нам нравятся одни и те же фильмы и книги.
Я понимаю, почему Вам не по себе, когда Вы одна гуляете по Лондону. Я прожил в этом городе всю свою жизнь, но в нем есть места, которые я совсем не знаю, и если мне приходится ехать туда по делам службы, то я испытываю страх, потому что любое незнакомое место таит в себе угрозу. А для женщины тем более. Я буду счастлив показать Вам мой Лондон. Я хорошо знаю Хэмпстед-Хит, Риджентс-парк, Гайд-парк и часто бываю там.
Понимаю, что Вам не по себе при мысли о свидании с незнакомцем, однако мне хотелось бы поговорить с Вами напрямую. Не могу не думать, что нам есть о чем поговорить. Для первого раза, как обычно рекомендуется, мы могли бы встретиться в людном месте. Скажем, почему бы нам не выпить где-нибудь кофе в субботу вечером? Думаю, мы могли бы встретиться в три часа на Гайд-парк-сорнер возле кафе «Хард Рок». Если хотите, позвоните мне, чтобы подтвердить свое согласие.
Пожалуйста, скажите «да». Мне кажется, вы та женщина, которую я мечтал встретить.
С наилучшими пожеланиями,
Фрэнсис Блейк.
Фиона подумала, что рыбка на удивление легко заглотнула наживку. И дело не в том, что Хорсфорт придумал нечто исключительное, просто Блейку самому захотелось познакомиться с дамой, несмотря на пристальное внимание к нему полиции. Наверное, сыграло роль то обстоятельство, что Блейку позарез нужен был кто-то, кто не знал бы ничего об инкриминируемом ему преступлении. Как человека самоуверенного, его наверняка бесили люди, думавшие, будто знают о нем больше, чем знали на самом деле. Чтобы отдохнуть от них, ему понадобилась женщина, не подозревавшая о его роли предполагаемого убийцы.
Какие бы ни были причины, они позволили продолжить операцию. Детектив Ричардс позвонила Блейку и договорилась о свидании. Фиона отметила, что телефонный разговор продолжался десять минут. Почти не чувствуя неловкости, они поболтали о недавно виденных фильмах и после этого подтвердили час и место встречи. На первую встречу, так же как на все последующие, Ричардс пришла с аппаратурой, позволявшей тем, кто следовал за парочкой на машине, записывать все их разговоры.
Девушка хорошо играла свою роль, не нарушая баланс между опасением перед необычным знакомством и желанием заполучить кавалера. Они отправились пить кофе, потом Блейк предложил прогуляться по парку. По пути он рассказывал о тех местах, куда можно ходить без страха и куда лучше не ходить в одиночестве. Ему как будто были известны все освещенные и неосвещенные места, где в кустах могли прятаться люди с дурными намерениями. Пожалуй, несколько странные наблюдения для обычного посетителя парков, подумала Фиона. Тот, кого однажды застиг пожар, потом проявляет особый интерес к запасным выходам, вот и Фрэнсис Блейк, по-видимому, не только любил дышать свежим воздухом, но и предполагал использовать парк для каких-то иных целей. В своем мире он был хищником, а не жертвой.
Однако это еще не делало его убийцей. Даже если он был грабителем, соглядатаем, эксгибиционистом или насильником и остается им по сей день. А Хорсфорт убедил себя, что Блейк убийца, и соответствующим образом интерпретировал его поведение. Это ясно из его заметок по поводу свидания. Хотя беседа была совсем безобидной, это не помешало Хорсфорту найти в ней то, что он хотел найти.
Сделав этот вывод, Фиона расстроилась. Любой объективный анализ был скомпрометирован на ранней стадии, и выводы Хорсфорта легли в основу всей будущей работы.
Свидания происходили два-три раза в неделю. На четвертый раз Ричардс заговорила об убийстве Сьюзан Бланчард, естественно, в контексте ужасных вещей, которые случаются с женщинами в городе. Блейк немедленно отреагировал:
- Я был там в тот самый день. В Хэмпстед-Хит. Я проходил там, по-видимому, как раз тогда, когда ее насиловали и убивали.
Ричардс сделала вид, будто она в шоке.
- Боже мой! Это ужасно!
- В то время я ничего не знал. И, конечно же, не я поднял тревогу. Но не могу не думать о том, что, если бы я выбрал в тот день другой маршрут, если бы свернул в кусты вместо того, чтобы идти по тропинке, я бы наверняка наткнулся на убийцу, - проговорил он с хвастливой интонацией в голосе.
Это было важно. Но опять же, его слова можно интерпретировать совсем не так, как их интерпретировал Хорсфорт. Он решил, что Блейк - убийца, которого распирает от желания рассказать о своем преступлении, пусть даже таким образом. А Фиона подумала совсем другое. Она сделала запись в блокноте и стала читать дальше.
К концу третьей недели Блейк стал сворачивать беседы на секс. Пора, говорил он, от кино, кафе и прогулок перейти к следующей стадии в их отношениях. Ричардс отвечала ему уклончиво, как ей было приказано, ссылаясь на необходимость убедиться в их совместимости, прежде чем сделать решающий шаг и лечь с ним в постель. Это был заранее запланированный ход, чтобы вывести Блейка на разговор о сексуальных фантазиях, и Фионе пришлось признать, что это было неплохо придумано Хорсфортом, хотя сама она использовала бы окольный путь. Но она же не клиницист. Ей в таких случаях приходится полагаться на свой инстинкт, вероятно, не самого лучшего советчика.
Наступила очередь Ричардс направить разговор в определенное русло. И она не теряла времени даром. Дело не в том, что она совсем уж неопытна в сексе. Однако ее прежние партнеры ей быстро надоедали.
- Они такие предсказуемые, такие обыкновенные, - пожаловалась Ричардс. - Поэтому теперь я хочу знать наверняка, что у мужчины, которого я выберу, есть воображение и он поможет мне обрести блаженство, какого я еще не знала.
Блейк тотчас спросил, что она имеет в виду, но Ричардс, следуя наставлениям Хорсфорта, сделала шаг назад, заявив, что не склонна обсуждать такие вещи посреди Риджентс-парк. Она сказала, что на следующей неделе поедет в Манчестер, где будет повышать квалификацию, и оттуда напишет ему.
- Здесь я чувствую себя так, словно выставлена на всеобщее обозрение. Лучше я напишу. Если же вы будете шокированы и захотите меня бросить, я хотя бы не увижу вашего лица.
Блейка как будто очаровала ее неожиданная застенчивость.
- Держу пари, вы меня не шокируете. Обещаю, Эйлин, я исполню любое ваше желание. Все, что вы захотите. Напишите мне сегодня вечером, чтобы в понедельник утром письмо уже было у меня. Клянусь, вы будете мечтать о возвращении в Лондон, когда получите мой ответ.
Почему-то Фионе в это не верилось. Однако у нее не осталось времени проверить свои сомнения. Кит уже спрятал свой ноутбук, пора было пристегивать ремень, потому что самолет заходил на посадку. Майор Беррокал будет ждать их на аэродроме, и Фиона отдала предпочтение расследованию, в котором могла быть полезной, отставив в сторону мысли о загубленном расследовании.
Какими бы фантазиями ни обменялись Фрэнсис Блейк и Эйлин Ричардс, они могут подождать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39