А-П

П-Я

 Запретные удовольствия 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Кук Тонья

Эльфийские нации - 3. Королевская кровь


 

На этой странице выложена электронная книга Эльфийские нации - 3. Королевская кровь автора, которого зовут Кук Тонья. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Эльфийские нации - 3. Королевская кровь или читать онлайн книгу Кук Тонья - Эльфийские нации - 3. Королевская кровь без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Эльфийские нации - 3. Королевская кровь равен 274.65 KB

Кук Тонья - Эльфийские нации - 3. Королевская кровь => скачать бесплатно электронную книгу



Эльфийские нации - 3

Пол С. Томпсон, Тонья Кук
Королевская кровь
(Эльфийские нации-3)
Посвящается Мики
Пролог
Краеугольный Камень
В то утро тишина долины, затерянной среди гор, была нарушена топотом десяти тысяч ног. Близился рассвет, в ущельях висели пряди тумана. На далеком горном перевале собрались пять тысяч воинов – эльфов, гномов и людей. Многие из них, облаченные в великолепные, отполированные до блеска доспехи и развевающиеся плащи, участвовали в бесконечных Эльфийских войнах, где эльфы шли против людей, люди против гномов, эльфы против эльфов. Многие годы не прекращались кровопролития – сыновья и дочери воинов выросли и сражались с оружием в руках плечом к плечу со своими родителями.
Но сегодня в горах Харолис встретились мирные армии. Они прибыли из королевства Торбардин и страны Квалинести, чтобы заключить договор и заложить крепость, которую предполагалось назвать Пакс Таркас, что на языке эльфов означает «Цитадель Мира».
В южном конце перевала показалась делегация гномов под предводительством нового короля, Гленфорта Высекающего Искры. Именно он вел бесстрашные армии гномов в бой с полчищами Эргота и сдержал натиск людей в высокогорных перевалах вблизи Торбардина. В битве у Вороньего Клюва принц Гленфорт потерял глаз, но это сражение положило конец попыткам императора Эргота подчинить себе народ гномов. А сейчас король Гленфорт, с повязкой на глазу, с пышной угольно-черной бородой, ниспадающей на одетую в кольчугу грудь, вел свой народ на очередной подвиг.
За королем следовали самые могущественные таны, старейшины родов, принадлежавшие к клану Хилар, членом которого являлся сам Гленфорт. Гномы рода Хилар облачены были в богатые одежды из алого бархата, увешаны немыслимым количеством сверкающих драгоценностей, и каждый воин нес на плече церемониальный топор. Следом за гномами Хилар ехали члены клана Девар в темно-синих, словно полуночное небо, туниках, подпоясанных желтыми кушаками, и огромных широкополых шляпах из коричневой кожи. С собою Девар везли позолоченные резцы для работы по камню, высотой доходившие гномам до макушки.
Старейшины других кланов, Клар и Нейдар, менее роскошно одетые, но не менее горделивые, следовали по пятам за своими могущественными родичами. Гномы Клар несли церемониальные мастерки, а Нейдар – кирки.
Когда местность начала повышаться, король Гленфорт поднял руку. Советники и таны остановились в почтительном молчании.
С северного конца перевала к гномам приближалась делегация Квалинести. Большую часть её составляли бывшие подданные государства Сильванести – точеные лица и светлые волосы выдавали их принадлежность к древнему эльфийскому народу. Но внимательный взор мог бы различить среди них представителей расы Кагонести, лесных эльфов, и даже плоские, широкие лица, характерные для людского рода. Новое эльфийское королевство Квалинести существовало всего восемьдесят лет, и до сих пор оно действительно воплощало в себе мечту своего основателя: государство, где эльфы, люди и гномы могли жить вместе, в гармонии, мире и справедливости.
Сам основатель Квалинести вел своих благородных приближенных и советников навстречу танам Торбардина. Сейчас, достигнув, по меркам эльфов, середины жизни, Пророк Солнца по-прежнему являлся самой замечательной личностью среди своего окружения. Годы, труды и заботы посеребрили его снежно-белые волосы, но ясные, благородные черты Дома Сильваноса оставались прежними даже после всех лет борьбы.
Кит-Канан, Пророк Солнца, основатель государства Квалинести, остановил свою свиту в двадцати шагах от гномов и вышел вперед, чтобы приветствовать Гленфорта, короля Торбардина.
Эльф и гном встретились у большого валуна, возвышавшегося посредине тропы. Гленфорт протянул вперед могучие мускулистые руки.
– Мой царственный брат! – сердечно приветствовал он эльфа. – Сердце мое ликует при виде тебя!
– Я также рад видеть тебя, тан из танов!
Высокий эльф и коренастый гном похлопали друг друга по плечу.
– Сегодня великий день для наших народов, – продолжал Кит-Канан, отступая на шаг. – И для всего Кринна.
– Много было мгновений, когда я сомневался, что доживу до этого дня, – откровенно признался Гленфорт.
– Да, и я часто размышлял: неужели наше новое королевство не могло родиться без всех этих кровопролитий и страданий? Моя покойная жена много раз говорила, что все появляется на свет подобным образом – среди крови и боли. – Кит-Канан медленно кивнул, вспоминая ушедшие дни.
– Но сейчас мы собрались здесь, вот что имеет значение, – с улыбкой добавил эльфийский государь.
– Благодарение богам, – искренне согласился гном.
Кит-Канан откинул назад складки своего изумрудного плаща и освободил левую руку. Обернувшись к свите, он улыбнулся и помахал, и по этому знаку вперед вышли двое. Гленфорт моргнул здоровым глазом и разглядел, что это были дети, золотоволосый мальчик и девочка с каштановыми косами.
– Король Гленфорт, с твоего разрешения, представляю тебе моего сына, принца Ульвиана, и дочь, принцессу Верханну, – произнес Кит-Канан, подзывая детей.
Ульвиан подошел неохотно, сторонясь незнакомого гнома. Верханна, напротив, приблизилась к королю и низко поклонилась.
– Большая честь для меня, – ответил Гленфорт, и в его черной бороде мелькнула улыбка.
– Нет, господин. Это ты оказываешь мне честь, – ответила Верханна, и ее высокий голос зазвенел в горном воздухе. Большие темные глаза принцессы разглядывали гнома оценивающе, без малейшего признака страха. – Я слышала песни бардов о твоей храбрости в бою. И теперь я вижу, что песни эти правдивы.
– Воспоминания о битвах – плохое утешение, когда становишься стар и немощен. Я охотно отдал бы все это, чтобы иметь дитя, подобное тебе, – галантно произнес он.
Девочка покраснела от смущения, запинаясь, поблагодарила гнома и вернулась к отцу.
– А теперь ты, – приказал Кит-Канан сыну, – приветствуй короля Гленфорта.
Принц Ульвиан сделал небольшой шаг вперед и быстро, неуверенно поклонился.
– Приветствую тебя, Великий король, – выдавил он. – Для меня большая честь встретиться с тобой.
Отдав долг вежливости, Ульвиан отступил назад и спрятался за спиной отца.
Любовно погладив Верханну по щеке, Кит-Канан отослал детей обратно к придворным. Снова повернувшись к гному, он мягко сказал:
– Извини моего сына. Он совершенно переменился после смерти матери. А моя дочь плохо помнит мать; она легче перенесла эту потерю.
Гленфорт вежливо кивнул. Чуть ли не каждому – от Хило до Сильваноста – известна была история Кит-Канана и Сюзины, его жены из народа людей. Сюзина погибла много лет назад, в одном из последних сражений Эльфийской войны. Ульвиан и Верханна взрослели гораздо медленнее, чем дети людей, но быстрее, чем чистокровные эльфы. По людским понятиям, сын и дочь Кит-Канана были еще очень молоды.
Монархи обменялись любезностями, затем перешли к цели своей сегодняшней встречи. По знаку Гленфорта вперед вышел пожилой гном, неся в руках какой-то предмет, покрытый алым бархатом, очевидно очень тяжелый. Гленфорт принял у него вещь, с легкостью подхватив ее. Старый гном поклонился, и король представил его как советника Гендрина Дунбарта, старейшину клана Хилар.
– Мой господин, – обратился Кит-Канан к гному, внимательно вглядываясь в его лицо, – когда-то я был знаком с мудрым гномом по имени Дунбарт из Дунбарта. Не приходишься ли ты, случайно, ему родственником?
Гендрин обтер лоб грубым носовым платком.
– Да, Высочайший. Дунбарт из Дунбарта, состоявший послом при дворе Сильванести, был моим отцом, – отвечал гном, все еще пыхтя от напряжения.
– Мы встречались в Сильваносте много лет назад, и я сохранил о нем самые лучшие воспоминания, – улыбнулся Кит-Канан. – Он был достойным малым.
Гленфорт прокашлялся, и Кит-Канан обратил свое внимание на государя. Громким, звенящим голосом, слышным всем собравшимся гномам и народу Квалинести, король гномов провозгласил:
– Великий Пророк, от имени всех гномов Торбардина я приношу тебе в дар это орудие. Я знаю, что ты достоин владеть им на благо наших народов.
Король передал завернутую в бархат вещь Кит-Канану. Пророк Солнца отбросил в сторону ткань, и перед ним оказался железный молот, изготовленный в традициях гномов, но достаточно большой для руки эльфа. Восьмигранную железную рукоять украшали серебряные узоры, а навершие молота было позолоченным.
– Его имя – Крушитель, – объяснил Гленфорт. – Жрецы Реоркса выковали его на медленном огне, а затем закалили в крови дракона, чтобы вселить в него боевой дух.
– Он великолепен, – негромко произнес Кит-Канан, поворачивая молот в руках. – Это орудие достойно полубога, а не простого смертного, как я.
– Что ж, во всяком случае, оно для тебя достаточно хорошо, – усмехнулся король, взмахнул унизанной кольцами рукой, и к ним приблизился другой гном, Хилар, с железным посеребренным долотом в руках, которое он подал королю; затем они удалились вместе с Гендрином Дунбартом.
Кит-Канан и Гленфорт, шагая бок о бок, подошли к валуну, что лежал посредине перевала. Пока они шествовали с достоинством, приличествующим случаю, Кит-Канан мягко обратился к королю:
– Не произнесешь ли ты речь, или это сделать мне?
– Это была твоя идея, – понизив голос, отвечал Гленфорт. – Так что тебе слово.
– Это наше общее дело. Ваше Величество.
– Отрицать не буду, но оратор из меня плохой, – возразил гном. Они остановились у камня. – К тому же всем известно, что эльфы больше преуспели в изящной словесности, нежели мы.
– Впервые слышу, – пробормотал Кит-Канан. Пророк Солнца обернулся к собравшимся. Король Гленфорт с решительным видом застыл рядом, сложив руки на длинном долоте, как воин на рукояти меча.
Мгновение Кит-Канан прислушивался к царящей в долине тишине. Мгла рассеивалась под лучами утреннего солнца. Стая стрижей стремительно закружилась над головами воинов. Где-то вдали голубь начал выводить свою печальную песню.
– Мы собрались здесь сегодня, – начал правитель эльфов, – чтобы воздвигнуть крепость. Но это будет не цитадель войны – слишком долго мы не выпускали из рук оружие. Эта крепость, которую мы, народ Квалинести и наши друзья из Торбардина, построим и будем занимать вместе, станет на страже мира, и здесь представители всех народов смогут найти убежище, защиту и покой.
Первые лучи солнца показались над горными вершинами и осветили перевал. Пророк сделал паузу. Он стоял лицом к востоку, и солнце согревало его. Решимость, сознание того, что они сегодня начинают правое дело, переполняли Кит-Канана.
– Этот камень ляжет в основу Пакс Таркаса, Цитадели Мира. Мы с королем Гленфортом намерены собственноручно обтесать его в знак дружбы между нашими государствами.
Эльфийский правитель обернулся к валуну и положил на плечо огромный молот Крушитель.
Гленфорт, уперев свое орудие в скалу, крепко обхватил его обеими толстыми, мощными руками.
– Твой удар, Пророк, – указывая на камень, произнес он.
Кит-Канан поднял молот. Ульвиан и Верханна, стоявшие среди благородных эльфов Квалинести, подались вперед, чтобы лучше видеть, как работает отец.
Крушитель опустился на долото гнома. Дождь искр посыпался на валун, осветив, словно огненной вспышкой, лицо короля Торбардина. Рассмеявшись, Гленфорт попросил Кит-Канана ударить еще. На третий раз эльф нанес действительно мощный удар, и эхо его прокатилось по долине, словно раскат грома, а сразу же за ним последовал сухой треск расколовшегося камня. Часть его отвалилась, и обнажился скол, ровный и гладкий. В толпе зрителей раздались возгласы одобрения.
– Твой молот наносит лишь верные удары, тан из танов, – обратился к Гленфорту Кит-Канан, взмокший от пота, несмотря на прохладное утро.
– Твой молот, Великий Пророк, как и все твое оружие, бьет без промаха, – многозначительно добавил гном, поплевал на руки и потер их.
– Как тебе это, Улли? – окликнул своего сына Кит-Канан.
Мальчик стоял повесив голову, прижав ладонь к правой щеке. Когда он убрал руку, отец увидел на его лице небольшую царапину. Уставившись на окровавленные пальцы, Ульвиан еле слышно пробормотал:
– Я поранился.
– Это осколок камня попал в тебя, – прозаически отметила Верханна. – В меня тоже угодило несколько. – Она встряхнула складки своего мальчишеского одеяния, и на землю посыпались песок и каменные крошки.
Лицо принца Ульвиана исказилось от гнева.
– Я поранился! – закричал он, отшатнулся от отца и кинулся в толпу придворных.
Свита расступилась перед ним, и перепуганный принц исчез за спинами сопровождающих.
– Ульвиан, вернись! – приказал Кит-Канал, но мальчик не обратил на него внимания.
– Хочешь, я его догоню? – предложила Верханна, совершенно уверенная, что сможет поймать брата.
– Не нужно, дитя мое. Оставайся на месте.
Кит-Канан позвал своего кастеляна, эльфа, отвечавшего за его хозяйство и домашних, Таманьера Амброделя. Из толпы придворных выступил престарелый седовласый эльф, облаченный в серый камзол и лиловый плащ.
– Найди моего сына, Там, и отведи его к лекарю, если нужно, – приказал Пророк.
– Будет исполнено, Высочайший, – с поклоном отвечал Таманьер.
Кит-Канан проводил взглядом кастеляна, скрывшегося среди придворных, затем, подняв гигантский молот, вымолвил:
– С Улли все будет в порядке.
Гленфорт откашлялся и уставился перед собой, сделав вид, что изучает камень.
Пророк Солнца и король Торбардина снова заняли свои места у валуна, а Верханна и остальные присутствующие отступили назад. Звон железа о камень огласил перевал.
Вскоре камень приобрел форму куба с четырьмя гладкими сторонами и необтесанным верхом. Королю Гленфорту не хватало роста, чтобы достать до его вершины, и старейшины образовали нечто вроде живой лестницы, так что он смог забраться наверх. Это было незабываемое зрелище – богато разодетые гномы кланов Хилар и Девар, согнувшиеся в три погибели и упершиеся руками в камень. Гленфорт, отложив в сторону свое зубило, вскарабкался по их спинам. Когда он оказался на вершине камня, старейшины передали ему орудие.
– Что ж, Великий Пророк, – произнес гном, – теперь я могу смотреть на тебя свысока! А твои придворные поднимут тебя, как мои сейчас?
Кит-Канан, закинув молот на верхушку камня, обратился к своим воинам:
– Вы слышали слова тана из танов! Согнут ли аристократы Квалинести свои спины, чтобы их государь не ударил в грязь лицом?
К скале поспешили полсотни эльфов и людей, готовых помочь Кит-Канану. Рассмеявшись, Пророк велел им отойти, затем выбрал из толпы троих эльфов и троих людей. Обхватив друг друга за талии, они прислонились к скале. Под ободряющие крики Кит-Канан легко взобрался на вершину валуна, оказавшись рядом с Гленфортом. Крики стали громче. Наконец Кит-Канан, подняв руку, призвал к тишине.
– Мои добрые и верные друзья! – начал он. – Много раз за прошедшие годы я размышлял, мудро ли было приводить вас в эту неизведанную страну. Без конца задавал я себе вопрос: может быть, лучше было оставаться в Сильваносте? И бороться в нашем прежнем отечестве за победу новых идей, которые мы воплотили теперь?
Из толпы послышались крики: «Нет! Нет!»
– А теперь… – Кит-Канан снова взмахнул рукой, чтобы все смолкли, – а теперь я вижу здесь вас – людей, эльфов, гномов, – вижу, как вы трудитесь вместе там, где когда-то сражались, и понимаю, что я не мог поступить иначе, – верным оказалось решение привести вас в эту страну, создать новую нацию. Все вы претерпели страдания и проливали кровь за Квалинести. Я тоже. Мы воевали не затем, чтобы построить государство, подобное тому, где правил мой отец, где традиции и возраст значили больше, чем правда и справедливость. Я не хочу веками сидеть на троне и видеть, как с течением времени мои идеалы блекнут и теряют смысл. И поэтому на этом камне, с этим великим молотом Крушителем в руках, я даю вам такой обет: в день, когда крепость Пакс Таркас будет закончена, я отрекусь от престола в пользу моего наследника.
Среди собравшихся пронесся громкий ропот изумления. Гномы с озабоченным видом поглаживали свои бороды. Некоторые из эльфов Квалинести закричали, что Кит-Канан должен править пожизненно.
– Нет! Выслушайте меня! – повысил голос монарх. – Ведь мы боролись именно за это! Правителя с его народом должна связывать торжественная клятва – не применять по отношению друг к другу никакого принуждения. Когда закончится строительство этой Цитадели Мира, пусть молодой, свежий ум ведет Квалинести вперед, к новому счастью и славе.
Он кивнул королю Гленфорту, и гном приложил зубило к скале. Позолоченный Крушитель сверкнул на солнце и, рассыпая искры, ударил по орудию Гленфорта. Удар Кит-Канана передался через камень в недра земли Кринна, и каждый эльф, каждый гном, каждый из присутствовавших людей ощутили его мощь.
Молва
Когда Кит-Канан повел своих последователей на запад, чтобы основать новую эльфийскую нацию на древней, покрытой лесами земле, ранее называвшейся Митранхана, у него не было ни плана, ни определенных намерений, кроме одного – избежать повторения ошибок Сильванести. Под ошибками он подразумевал не только автократическую, застывшую систему управления первым эльфийским государством, но также и пышный, вычурный стиль архитектуры его столицы, города Сильваноста.
Место для первого города новой страны эльфы не выбирали и не обдумывали – его указал заблудившийся олень. Как-то после полудня Кит-Канан и его приближенные ехали впереди колонны поселенцев, как вдруг заметили великолепное животное с голубыми, словно лед, рогами и серой шкурой. Решив, что зверь этот – отличная добыча, а мясо им необходимо, Кит-Канан и его лейтенанты пустились в погоню. Олень гигантскими прыжками поскакал прочь, и эльфы едва поспевали за ним на своих лошадях. Олень уводил их все дальше и дальше от колонны, пока наконец они не оказались в овраге с крутыми склонами. Натянув тетиву, Кит-Канан уже хотел выстрелить прямо на ходу, когда овраг закончился и перед ними оказался отвесный обрыв, – они находились над долиной реки. Кит-Канан резко остановил лошадь и вскрикнул в изумлении. Олень спрыгнул прямо вниз!
Пораженные, эльфы соскочили с коней и, поспешив к обрыву, заглянули вниз. Тела оленя не было видно, хотя он не мог не разбиться насмерть, свалившись на речной берег с такой высоты. Тогда Кит-Канан понял, что животное это было волшебным, но зачем оно умышленно пересекло их путь? Зачем оно привело их сюда?
Эльфы осмотрели окрестности – ответ напрашивался сам собой. За широкой речной долиной высилось великолепное плато, покрытое лиственными и хвойными лесами. После минутного размышления Кит-Канан решил: это место предназначено для их нового города, столицы основанного им государства.
С севера, востока и запада плато окаймляли две реки, сливавшиеся у его северной оконечности и превращавшиеся в приток реки Белых Бурунов. Два этих потока неслись по глубоким, широким ущельям. Южная сторона плато, почти треугольная, представляла собой лабиринт крутых, скалистых оврагов, затем местность постепенно повышалась, переходя в горы Торбардина. Место представлялось идеальным – красоты природы сочетались здесь с безопасным расположением. А что касается серого оленя – ведь король бардов Астарин, наиболее почитаемый бог эльфов, иногда зовется Бродячим оленем.
Так родился город Квалиност. Какое-то время его хотели назвать в честь Кит-Канана – ведь, к примеру, Сильваност носил имя великого Сильваноса, августейшего основателя первого эльфийского государства. Но Пророк Солнца не пожелал и слышать об этом.
– Этот город построен не для того, чтобы увековечить мое имя, – объяснял он своим благонамеренным последователям, – но для того, чтобы стать жилищем народов доброй воли.
В конце концов, имя для города нашел Анакардайн, друг и боевой товарищ Кит-Канана, пожилой эльф, сражавшийся бок о бок с ним в битве при Ситэлбеке. Однажды вечером, за ужином, воин вспомнил, что самой благородной женщиной, о которой он когда-либо слышал, была Квинара, супруга Сильваноса. Дворец Квинари в Сильваносте был назван в ее честь.
– Ты прав, – объявил Кит-Канан. Хотя Квинара скончалась еще до его рождения, Кит-Канан хорошо знал истории о добродетельной жизни своей бабки.

Кук Тонья - Эльфийские нации - 3. Королевская кровь => читать онлайн книгу далее

 Следы под окном