А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Клер неуверенно улыбнулась:
— Это ничего не меняет?
— А почему что-то должно измениться? Я согласился на это дело вовсе не ради тебя. У меня здесь был свой интерес.
— Разумеется. — На этот раз ее улыбка получилась более естественной. — Мне просто очень хотелось излить перед кем-нибудь душу, покаяться.
— Это нехорошее чувство. Никогда больше не поддавайся ему.
— Не буду.
— Хорошо, — сказал он. — Француз еще какое-то время будет с нами. Мы его используем. До тех пор, пока он чувствует себя в безопасности, ему можно доверять. Но будет лучше, если ты тоже будешь приглядывать за ним.
— Ладно.
— Вот и хорошо. А теперь идем. Надо перегрузить товар.
Глава 3
С улицы снова донесся вой сирен.
— Продолжай работать, — распорядился Паркер, а сам снова отправился к ограждению, чтобы взглянуть вниз. Прошло уже минут пять, как они перетаскивали кейсы из одной машины в другую, но все равно большая часть товара пока еще оставалась в грузовике.
Паркер осторожно выглянул на улицу. На несколько кварталов в обоих направлениях улица буквально кишела полицейскими, прибывавшими сюда в машинах и пешим порядком. Должно быть, кто-то видел, как грузовик повернул налево и выехал на эту улицу. Полицейские проверяли все переулки с примыкавшими улочками и подъездными дорогами. Пока Паркер наблюдал за происходившим, одна из полицейских машин медленно развернулась и въехала на первый этаж стоянки.
Тогда Он торопливо возвратился обратно к Клер:
— У нас гости. Подойди к выезду на пандус и слушай. Если услышишь, что они поднимаются, щелкни пальцами вот так. О`кей?
— Ладно.
Он снова подошел к ограждению и заглянул за него, дожидаясь, пока на выезде покажется полицейская машина. Если они все же надумают подняться наверх, ему придется или отступать вниз по лестнице, если они станут заезжать на машине, или же съехать вниз по рампе, если они поднимутся по пожарной лестнице. Здесь был припаркован синий «порше», вот его-то он тогда и возьмет.
Если можно будет воспользоваться машиной, то он прихватит с собой и Клер. Но если придется уходить на своих двоих, то она станет ему обузой. Тогда он ее пристрелит. Паркер гнал от себя мысли об этом, но если обстоятельства сложатся подобным образом, то он именно так и поступит.
Внизу на улице суетились полицейские, очень похожие на черные фигурки в компьютерной игре. Паркера охватило искушение перестрелять их всех, сразить каждую движущуюся мишень, стрелять до тех пор, пока улица снова не станет тихой и пустынной. Его самого удивила эта реакция на те непростые обстоятельства, в которых ему пришлось оказаться. Паркер продолжал наблюдение.
Прошло почти пять минут, а затем темный нос полицейской машины, медленно выползавшей из ворот, снова показался на улице. Паркер глядел на мигалку на крыше автомобиля, на то, как машина медленно развернулась и уехала прочь.
Он выждал еще с минуту. Все оставалось по-прежнему тихо. Основные силы полиции, устроившие облаву, продвинулись дальше по улице, и немногочисленные пешие полицейские, проходя мимо, бросали лишь беглые взгляды в сторону въезда на стоянку.
Паркер подошел к Клер:
— Все в порядке. Здесь чисто. Давай заканчивать.
Клер тем временем почти полностью пришла в себя, к ней вернулось прежнее самообладание. Она вернулась к машине, и они вместе торопливо выгрузили оставшиеся кейсы с монетами.
Минуту спустя Клер нарушила молчание.
— Я придумала кое-что. Специально для Француза.
— На предмет чего?
— Мы спустим грузовик вниз, — принялась рассказывать она, — и оба выйдем из кабины, но мотор глушить не станем. Сделаем вид, что ничего не замечаем, а Француз тем временем сможет пробраться к грузовику. Он залезет в него и укатит, думая, что теперь все достанется ему одному. За ним погонится полиция, а мы сможем тихо уехать.
Паркер усмехнулся.
— Неплохо придумано, — сказал он. — Но не пойдет.
— Почему?
— Во-первых, Француз не станет угонять грузовик. Он останется с нами до тех пор, пока мы не выберемся из города. Во-вторых, Билли мертв, так что...
— Пожалуйста, — умоляюще сказала она, побледнев. — Не надо об этом. Он пожал плечами:
— Дело в том, что нам нужен новый скупщик. Тот, кто будет заниматься реализацией нашего товара. Конечно, мы и сами без всякого Француза смогли бы найти кого-нибудь, но на это уйдет время, а в наших же интересах спихнуть все побыстрее.
— Но ведь это, наверное, небезопасно? Если этот Француз будет таскаться с нами... А вдруг он попытается нас облапошить?
— Обязательно попытается. Но об этом не беспокойся.
Клер с сомнением покачала головой.
— Как скажешь, — вздохнула она, снова принимаясь за работу.
Минутой позже, когда уже почти все было готово, она вдруг сказала:
— Я знаю, что ты тогда собирался сделать. Паркер обернулся к ней:
— Что ты имеешь в виду?
— Если бы полицейские поднялись наверх... Я знаю, что ты тогда собирался сделать. Но в этом не было необходимости. Я бы и так им никогда ничего не рассказала.
Он еще несколько секунд поразмыслил над ее словами, а затем кивнул:
— Я учту это на будущее.
Глава 4
Француз сидел в будке вместе со смотрителем. Когда вошел Паркер, он обернулся в его сторону и доложил:
— Парень вел себя хорошо.
— Вот и отлично. А теперь выруби его. И присмотри за ним, пока я спущу вниз пожитки.
Француз встал со своего стула:
— Уже уходим?
— Больше ждать нельзя. Уже почти четыре часа. Тем более, что фараоны теперь довольно далеко отсюда.
— Хорошо.
Паркер направился к выходу из тесной будки и уже в дверях обернулся:
— Только не вырубай его навсегда. Пусть угомонится на время.
— Сам знаю. Паркер, я не убийца. Этот твой козел Лабатард сам первый попер на рожон.
— Ну ладно, ладно...
Паркер снова поднялся наверх. Свинченные с грузовичка регистрационные номера федерального округа Колумбия были теперь переставлены на микроавтобус, а подлинные, местные номера надежно припрятаны в салоне. До этого колумбийские номера валялись в кузове грузовика, и по первоначальному плану перед тем, как бросить машину, их предполагалось вернуть на прежнее место.
Клер уже расположилась на сиденье пассажира. Паркер сел за руль и начал медленный спуск. Управлять машиной было нелегко из-за тяжелого груза, сваленного в задней части салона, и Паркеру приходилось постоянно давить на тормоз, чтобы удержать автомобиль и вписаться во все плавные повороты пандуса.
Когда они наконец спустились на первый этаж, из будки служителя гаража вышел Француз. Он открыл было дверь со стороны Клер, но Паркер остановил его:
— Сядь назад.
— Ладно. — Снова захлопнув дверь, он открыл боковую дверцу и залез в салон, где были сложены кейсы с монетами. — С машиной неплохо придумано. Тот грузовик всеравно годится только на металлолом.
Выехав на улицу, Паркер сделал левый поворот и поехал обратно по направлению к отелю. Немного не доехав до места, он повернул направо, проехал по Монумент-Серкл, вырулил на шоссе, ведущее на северо-запад. Затем, миновав еще с полдесятка кварталов, свернул на погруженную в темноту улицу и остановился у обочины.
Первым нарушил молчание Француз:
— И что сейчас?
— Мы найдем место, где можно будет отсидеться. — Паркер обратился к Клер: — Ты здесь живешь. У кого из твоих знакомых мы могли бы остановиться на время?
Клер нахмурилась:
— В том смысле, кому из них можно доверять? Я, вообще-то, таких не знаю...
— Доверие здесь ни при чем. Нужен кто-нибудь, кого не станут разыскивать, если он пару дней не покажется на людях.
— Неужели убийство, — в ужасе выдохнула она, и голос ее дрогнул.
— Нет, никаких убийств. На убийство мы идем только в случае крайней необходимости, когда нет иного выхода.
Сидя в салоне микроавтобуса. Француз сказал Клер:
— Это твой ублюдочный Лабатард спутал мне все карты. Я не...
— Не надо! — Она схватила Паркера за руку. — Паркер, пожалуйста, не позволяй ему говорить об этом.
— Заткнись, Француз. Дай ей подумать, — приказал Паркер. И потом снова обратился к Клер: — Лучше всего найти место где-нибудь неподалеку, чтобы можно было припарковать автобус у тротуара, там, где он ни у кого не вызовет подозрений.
Она явно была рада выпавшей на ее долю возможности подумать о чем-нибудь еще, но только не о Билли.
— Значит, нам нужен кто-то, кого не хватятся, — задумчиво проговорила она. — Кто-нибудь из тех, кто не ходит каждый день на работу, кто... Я знаю! Это как раз то, что надо.
— Хорошо. Поехали.
— Она разведена, и...
— Мне плевать, кто она такая и чем занимается. Давай поскорее уберемся с улицы.
Глава 5
Дверь отворилась после того, как Паркер почти пять минут барабанил в нее кулаком.
— Вы имеете представление о том, который сейчас час? — начала было выражать свое недовольство появившаяся на пороге крашеная блондинка в розовом неглиже. Тут она заметила в руке у Паркера пистолет и с явным опозданием попыталась снова захлопнуть дверь.
Паркер стремительно ворвался в квартиру. Француз последовал за ним.
— Только попробуй пикнуть, — угрожающе предупредил Паркер.
— Что я, дура, что ли? — В глазах у нее стоял испуг, намечающийся двойной подбородок слегка дрожал, но в целом она довольно неплохо владела собой.
— Двадцать пять минут пятого, — сказал Француз. — Самое время, чтобы снова лечь в постель.
— А я и не знала, что маньяки работают парами, — только и вымолвила хозяйка квартиры.
— Ты ошиблась, — возразил Паркер. — Мы просто побудем здесь какое-то время. Будешь хорошо себя вести — и с тобой ничего не случится.
Теперь испуг сменился замешательством.
— Да в чем дело? Кто вы такие?
— Мы деловые люди, — ответил Француз. — И к тому же мы ужасно торопимся. Развернись и иди в спальню. Медленно.
— Вас что, кто-нибудь навел? — не унималась блондинка. — Неужели Томми присоветовал?
Паркер решительно шагнул вперед и довольно бесцеремонно схватил ее за руку. Грубое обращение пойдет ей только на пользу, пусть знает, что все это серьезно.
Для начала как следует встряхнув хозяйку квартиры, он втолкнул ее в коридор, посоветовав при этом:
— Не стоит нарываться на неприятности.
— Моя рука! — Она держалась за запястье другой рукой, испуганно оглядываясь в его сторону. На этот раз ей стало ясно, что никто не думал шутить. Не произнося больше ни слова, она покорно пошла по коридору, а Паркер и Француз следовали за ней.
Клер довольно подробно описала им планировку квартиры. Здесь было четыре комнаты, и все они находились по левую сторону длинного и узкого коридора с белыми стенами. Первой по ходу была гостиная, затем кухня, третья дверь вела в ванную и, наконец, четвертая — в спальню. Единственным источником света в коридоре был светильник из матового стекла, укрепленный под потолком строго по центру. Когда они вошли в спальню, Паркер пошарил рукой по стене у двери и, нащупав выключатель, зажег верхний свет.
Блондинка, которую, как им стало известно от Клер, звали Мейвис Гросс, во время сна надевала специальную повязку, поддерживающую подбородок в правильном положении. Эта штука лежала теперь на подушке, куда она в сердцах отшвырнула ее, отправившись открывать дверь. Теперь она постаралась незаметно засунуть ее под подушку, подальше от чужих глаз. Только потом снова обернулась к ним:
— Ладно, и что теперь?
— Ложись. Перевернись на живот.
— Послушайте, — начала она. — Ведь вы же не садисты и не какие-нибудь там извращенцы, правда? Я хочу сказать, вы же не собираетесь изрезать меня или устроить еще что-нибудь в этом роде.
— Тебе ничего не будет, — пообещал Паркер. — Просто у нас на хвосте фараоны, и нам нужно затаиться до поры до времени. Если будешь хорошей девочкой, ничего с тобой не случится. — Ему всегда были не по душе все эти пространные объяснения, но он знал, что в этом тоже есть свой смысл. Если блондинка станет вести себя спокойно, то у всех будет меньше хлопот. Она не станет паниковать, устраивать истерик, а это значит, что им быстрее удастся управиться с ней.
Объяснение подействовало благотворно. Хозяйка квартиры улеглась на кровать, как было приказано, и терпеливо ждала, пока Паркер рылся в ящиках комода, подыскивая что-нибудь подходящее, что можно было бы использовать в качестве веревки и кляпа. Наконец он чулками связал ей руки и ноги, а потом принес из ванной кусок пластыря, которым заклеил рот.
Когда с этим было покончено, они снова погасили свет в спальне и вышли в коридор, плотно закрыв за собой дверь. Француз отправился прямиком на кухню, а Паркер прошел через весь коридор на лестницу, где, перегнувшись через перила, крикнул в пролет:
— Порядок.
Такова была договоренность. Клер все равно, скорее всего, не удастся избежать расспросов полиции в связи с этим ограблением, но у нее по крайней мере еще остается возможность проработать версию всего случившегося с ней. Лучше всего представить себя в роли заложницы. Она могла заявить, что якобы ожидала в вестибюле отеля знакомого мужчину, который подвел ее и не пришел, и что, собравшись уходить и выйдя на улицу, она натолкнулась на грабителей, выносивших кейсы с монетами. Они тут же схватили ее и силой отвели в танцевальный зал, собираясь, по-видимому, отпустить после того, как управятся с делами. Если делать ставку на это, Мейвис Гросс не должна видеть Клер в компании с Паркером и Французом, поэтому Клер все это время находилась внизу, дожидаясь, пока препятствие в лице хозяйки квартиры будет надежно устранено.
Паркеру казалось, что у Клер была еще одна причина, по которой ей хотелось ненадолго остаться одной. Мысль о необходимости проявления насилия была для нее невыносимой, но Паркера это не беспокоило. Однажды выдержка ее уже подвела, но теперь она знала, что это может снова произойти, причем с роковыми для нее последствиями, и изо всех сил старалась сохранить самообладание. Теперь Паркер был уверен: с ней все будет в порядке...
Клер медленно поднялась наверх, еле переставляя ноги от усталости. Когда они уже стояли рядом, Паркер заметил темные круги у нее под глазами.
— Можно будет поспать пару часов, — сказал он.
— А как... как Мейвис?
— Лучше всех. Мы ее хорошенько связали, заклеили рот и уложили в кровать. Она в полном здравии, совсем не испугалась и даже не слишком на нас обиделась.
— Скорее всего, наоборот, — ответила Клер. — Я-то знаю, что ты имеешь в виду.
Пока Паркер запирал входную дверь. Клер вошла в гостиную, включила торшер и легла на диван.
— Даже не знаю, как сейчас вообще можно думать о сне, — невнятно пробормотала она, уже засыпая.
Паркер отправился на кухню, где Француз уже сделал себе огромный бутерброд и открыл банку с пивом. Когда на пороге показался Паркер, он оторвался от еды и взглянул в его сторону.
— Никогда не ем перед тем, как идти на дело, — проговорил он с набитым ртом. — У меня очень чувствительный желудок. Понимаешь, о чем я? Зато потом могу обжираться целую неделю.
Паркер сидел напротив него за кухонным столом.
— Нужно будет кое-что решить.
— Знаю. — Француз отложил в сторону свой бутерброд, отхлебнул еще глоток пива и сказал: — Но только дай мне прежде высказаться.
— Я знаю все, о чем ты хочешь сказать. Ты оказался на мели, ты был уверен, что наезжаешь на лохов, и все прошло бы тихо, если бы только Лабатард не попытался навести на тебя ствол.
— Да, я запсиховал, — согласился Француз. — Нужно было, конечно, без промедления смываться оттуда вместе с тобой и Лемке сразу же, как только из-за Лабатарда все пошло наперекосяк. Но я позабыл обо всем на свете, когда он показался из-за стены. Вот и уложил его. С моей стороны это было глупо.
— Лемке теперь в полиции. И двое других — Карлоу и Майнзер — тоже.
— Я никого из них не знаю.
— Они тоже не прочь иногда подработать.
— С Лемке очень нехорошо получилось, — сказал Француз. Но затем он пожал плечами и добавил: — Ну что ж, видать, кому-то суждено доживать свои дни за решеткой, а кому-то... Не он первый, не он последний.
— Дело в том, — продолжал Паркер, — что ты обломал мою сделку. Уже за одно это тебя следовало бы проучить. Но еще не все потеряно, и ты можешь загладить свою вину, если приведешь своего барыгу. Так что теперь дело в цене. И позволь узнать, на что ты рассчитываешь?
— Ну, нас осталось трое, — сказал Француз. — Поделим поровну.
Паркер отрицательно покачал головой:
— Нет, нас шестеро. Лемке, Майнзер и Карлоу тоже в деле. У них у всех есть посредники, через которых они работают и кому можно будет переправить все, что ребятам причитается. Тем более, что сейчас им понадобятся деньги на оплату адвокатов и тому подобное.
— Значит, я получаю одну шестую?
— Ты получаешь одну шестую. — Паркер взял банку с пивом и отпил немного. — Так кому спихнем товар?
Француз усмехнулся:
— Шутишь? Только благодаря моему барыге я еще как-то держусь на этом свете. Потому что как только я его сдам, ты меня постараешься уделать.
Паркер пожал плечами:
— Я могу отдать тебе шестую часть.
— Этого должно хватить на какое-то время. Черт возьми, я согласен, беру шестую. А что будем делать теперь?
— Подождем восьми часов, а потом ты пойдешь и наймешь грузовой фургон.
— Почему я?
Паркер строго посмотрел в его сторону:
— Потому что я так сказал.
— Но мне не хотелось бы оставлять тебя наедине с товаром, — возразил Француз.
— Даже при всем желании мы еще какое-то время не сможем вывезти вещички из города. Сам подумай.
Француз снова отхлебнул пива, а потом посмотрел на свой недоеденный бутерброд и сказал:
— Дурак я был, нужно было с самого начала соглашаться. В конце концов все вышло не так уж и плохо, правда?
— Это точно, — согласился Паркер.
Глава 6
Под одним из железнодорожных мостов через Уайт-Ривер, к северу от Рилей-Парк, Паркер и Француз снова возились с кейсами, набитыми монетами, на этот раз перегружая их из микроавтобуса в «додж» — грузовой фургон, взятый Французом напрокат. Воскресное утро, девять часов, и вокруг ни души.
Когда с перегрузкой было покончено, Паркер снял с микроавтобуса липовые номера, якобы выданные в округе Колумбия, и засунул их в кузов фургона. Затем они вместе с Французом отправились обратно на квартиру к Мейвис Гросс, где оставили спящую Клер. Паркер остановил машину перед домом.
Француз открыл дверцу кабины со своей стороны, но перед тем, как выйти, сказал:
— Жду один час. После этого начнутся неприятности.
— Я вернусь, — отозвался Паркер. — Можешь не беспокоиться.
— Беспокойся не беспокойся — все одно, — философски заметил Француз. Он спрыгнул на землю и захлопнул дверцу.
Паркер отъехал от тротуара, в зеркало заднего обзора ему было видно, что Француз остался стоять на месте, глядя ему вслед.
Паркер отправился в центр города, где заехал на другую стоянку. Здесь всеми делами заведовал усатый негр, который как раз в это время спал, расположившись на заднем сиденье зеленого «линкольна», припаркованного рядом с конторой. Радио в машине было включено, передавали концерт Вивальди. Паркер посигналил, и смотритель немедленно проснулся и тут же с готовностью выскочил из лимузина. Паркер объяснил ему, что хотел бы оставить здесь свой фургон на день-другой, после чего взял принесенную негром из конторы карточку, снова вышел на улицу и прошел пару кварталов пешком, прежде чем на пути ему попался телефон. Паркер позвонил и вызвал такси. Он приказал таксисту остановиться за два квартала до того дома, где жила Мейвис Гросс. Оставшийся путь он проделал пешком и, вернувшись в квартиру, обнаружил, что теперь на диване спит Француз, а Клер сидит в кухне, ест бутерброд и пьет кофе.
Когда Паркер вошел, она взялась сварить кофе и для него тоже.
— А как же Мейвис? — спросила она. — Нам ведь ее нужно будет покормить.
— Этим сможет заняться Француз, когда проснется. Пусть она запоминает его лицо.
— А как же я, Паркер?
— А что ты?
— Мне что, вернуться и рассказать им свою душераздирающую историю? Если так, то с этим лучше поторопиться.
— А что, могут быть варианты? — пожал плечами Паркер.
— Пойти с тобой.
Паркер положил обе руки ладонями вниз на стол перед собой и сосредоточенно их рассматривал.
— В ближайшие несколько дней, — наконец заговорил он, — я собираюсь убить Француза.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13