А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Лемке отказался, замотал головой. Паркер закурил сам и бросил спичку на пол.
— Иногда бывает трудно самому определить тот момент, когда пора отойти от дел, — сказал он. — И некоторые задерживаются слишком надолго.
— Я знаю, когда наступит мой черед, — ответил Лемке. — Для меня это дело станет последним. Поверь мне, я уйду. А сейчас у меня ни гроша за душой. Все, что было, пришлось спустить на адвокатов, когда мне дали срок.
— Мы могли бы установить нечто вроде гонорара за наводку. Процента три или около того. Если остальные не станут возражать.
— Гонорар за наводку? — Лицо Лемке стало мертвенно-бледным, теперь у него был вид человека, которому только что довелось пережить глубочайшее потрясение. — Мне нужно быть там самому.
Паркер слез со стола и, подойдя к одной из застекленных витрин, принялся разглядывать разложенные в ней монеты. Первая из монет, попавшаяся ему на глаза, была оценена в триста пятьдесят долларов. Это была самая обыкновенная металлическая и слегка потертая монета.
— С этого момента и пока все благополучно не завершится, я не скажу ни слова против. Я ничего не боюсь. И не собираюсь становиться у тебя на пути.
Продолжая разглядывать монеты, Паркер сказал вслух:
— Этот поезд не берет пассажиров.
— Я сделаю все, что от меня потребуется. Что бы ни случилось, клянусь: я обязательно справлюсь. За всю свою жизнь я никого не подводил.
Паркер кивнул и обернулся.
— Ладно, — сказал он. — Тогда давай поговорим об остальных. Нам нужны еще двое.
— И ты уже точно знаешь кто именно?
— До некоторой степени. — Паркер вернулся к столу и снова присел на краешек. — Кого-нибудь из качков-амбалов помощнее, чтобы можно было нагрузить на него товар. А еще одного посадим на фургон электрической компании.
Лемке посерьезнел, желая подсказать что-либо дельное.
— А как насчет Дэна Вичи? — спросил он наконец. — На роль амбала вполне подойдет.
— Он мертв. А с Хэком Брауном ты давно не виделся?
— Встречал его в каталажке. Скорее всего, он все еще сидит. Прибил какую-то девку из-за ерунды.
Паркер лишь развел руками: обычное дело. У этого качка были свои проблемы. Но занимаясь настоящим делом, он сохранял железное спокойствие. В остальное время зачастую бывал по-бабьи пуглив и истеричен.
— Я знаю, кто тебе подойдет, — продолжал Лемке. — Отто Майнзер.
— Майнзер? А я его знаю?
— Вообще-то он строит из себя какого-то чокнутого нациста, но с работой справляется неплохо.
— Ты знаешь, где его разыскать?
— По-моему, в Денвере. Я сам выясню. А как насчет Француза? Может, позвать его обратно?
— Он не согласится, — возразил Паркер.
— Тогда Карлоу, — сказал Лемке. — Майк Карлоу. Он замечательно подойдет.
— Майка я припоминаю, — кивнул Паркер. — Позвони ему. — Он отошел от стола и, бросив окурок на цементный пол, наступил на него каблуком. — Мне придется уехать на пару дней. Нужно достать машину.
— А что с Билли? — поинтересовался Лемке. — Что делать с ним?
— Он нам нужен, — сказал Паркер.
— Это я знаю, но а как он сам?
— Клер может держать его в узде.
— Вы с Клер быстро сошлись, — покачал головой Лемке. — На тебя это не похоже. Я имею в виду, в такое время.
— А может быть, это часть моего плана, — ответил Паркер.
— Хочешь сказать, что, пока ты держишь Клер, она станет присматривать за Билли?
— Вроде того, — согласился Паркер. Хотя на самом деле все было совсем не так, а намного сложнее. Обычно Паркер не проявлял интереса к сексу во время работы, полагая, что это можно оставить и на потом. На этот раз все было иначе. Его влечение к Клер возникло еще до того, как он начал всерьез задумываться о том, как наилучшим образом претворить замысел в жизнь, и поначалу все его теории на этот счет были лишь составной частью тактики, позволявшей ему завоевать ее расположение. В конце концов его план стал принимать вполне конкретные очертания, задача оказалась выполнимой. К тому же Клер была непосредственно связана с предстоящим делом, принимала активное участие в его подготовке. Возможно, по мере приближения той самой ночи, на которую было назначено ограбление, что-то и изменится, но пока его внимание отвлечено на другое, чего с ним прежде никогда не случалось.
Но Паркер не собирался изливать душу перед Лемке, и поэтому он попросту согласился с предложенным им объяснением. Затем они оба поднялись наверх.
Билли они обнаружили сидящим за столом в кухне. Он был зол и мрачен.
— Где она? — спросил Паркер.
— Там. — Билли махнул рукой в сторону гостиной. Было ясно, что он опять предпринял попытку выяснить отношения с Клер и снова потерпел фиаско.
— Я хочу на пару дней взять твой фургон. Билли пожал плечами:
— Мне все равно.
Паркер направился в гостиную, где сидела Клер, снова самовлюбленно принявшаяся за свой маникюр.
— Нам нужно будет уехать кое-куда на пару дней, — сказал ей Паркер. Она подняла на него глаза.
— Что, всем вместе?
— Только мы с тобой. На обратной дороге ты будешь вести машину. — В разговор вмешался Лемке:
— Собираешься достать грузовичок?
— Да.
— Тогда я за это время свяжусь с теми двумя ребятами.
На пороге гостиной возник Билли. Лицо его страдальчески исказилось, а взгляд был устремлен на Клер.
— Вы что, едете вместе?
Клер холодно посмотрела в его сторону и ничего не сказала.
Билли хотел было вывалить разом все. Что у него накипело на душе, но так и не смог подобрать слов, развернулся и поспешил обратно в кухню.
Тогда Паркер сказал Клер:
— Не пинай его так сильно, он этого не переживет.
— Он? — презрительно переспросила она, пряча в футлярчик пилку для ногтей.
— Без него нам не обойтись, — сказал Паркер. — Так что иди сейчас в кухню и успокой его.
— Ничего с ним не случится.
— Все равно сходи.
Она взглянула на Паркера с таким видом, как будто собиралась послать его к черту, но, поразмыслив еще немного, передумала и, раздраженно передернув плечами, вышла в кухню.
Паркер обернулся к Лемке:
— Скажи ей, что я жду в машине.
— Ладно, скоро увидимся.
Паркер вышел на улицу и сел за руль. Минут пять спустя Клер вышла из дома и уселась на сиденье рядом с ним.
— С ним все будет в порядке, — сказала она.
Паркер пристально взглянул на нее:
— А с тобой?
Протяжно вздохнув, она кивнула.
— И со мной тоже, — согласилась она, передавая ему ключи от машины.
Глава 3
Утром в пятницу Паркер и Клер выехали из Индианаполиса, направляясь на восток. Они на предельной скорости промчались по первоклассной, связывающей штаты 70-й магистрали, хотя при выезде на шоссе номер 40 пришлось значительно сбавить скорость. Проделав долгий путь по магистрали, идущей вдоль границы штата Пенсильвания, в половине девятого вечера того же дня они наконец добрались до Балтимора. Паркер снял номер мотеля в Таусоне, где они оставили вещи, приняли душ и переоделись. Затем отправились в центр города в поисках места, где можно было бы поужинать. За кофе Клер сказала:
— Я сосчитала предложения.
Все это время Паркер не переставал напряженно думать о том, что делать со стеной в офисе туристической фирмы. Это замечание застигло его врасплох, и он недоуменно посмотрел на нее.
— Что?
— Я сосчитала предложения, — повторила она. — Сколько раз ты заговорил со мной с тех пор, как мы сели сегодня утром в машину. И знаешь, что получилось?
— Что же? — Его раздражало, что приходится отвлекаться от своих раздумий ради какой-то ерунды.
— Двенадцать, — ответила она. — Ровно двенадцать раз ты заговаривал со мной. Получается одно предложение каждые пятьдесят минут.
Он покачал головой:
— Не понимаю. Что тут такого?
— Зачем ты взял меня с собой? Ты не разговариваешь со мной, не глядишь в мою сторону, как будто я для тебя пустое место.
— Тебе придется вести машину на обратном пути, — ответил Паркер.
— А почему нельзя было просто полететь на самолете? Ведь тебе до меня совсем нет дела.
Он снова покачал головой:
— Возможно, там, куда мы нанесем свой первый визит, не окажется того, что мне надо. Тогда придется ехать в Трентон. Есть еще одно место в Ньюарке. Брать машину напрокат или же угонять ее ради того, чтобы потом пару дней разъезжать на ней по всему Восточному побережью, слишком рискованно.
— Значит, мы возвращаемся к тому, что я здесь ни при чем, — обиженно сказала она.
Паркер опустил руки на стол и пристально посмотрел на нее.
— Ты же сама захотела, чтобы я взялся за эту работу, — сказал он. — Ну вот и оставь меня теперь в покое, не мешай заниматься делом.
— Все дело, которым ты занимался сегодня, состояло в том, что ты гнал машину.
— А ты уже знаешь, как мы попадем в зал? — неожиданно спросил он. — Ты знаешь, каким образом вынести оттуда товар?! Как мы будем его потом увозить? Где и как? мы сможем укрыться потом? Неужели ты уже знаешь все о том, что нужно сделать до,во время и после, чтобы быть уверенными, что нас при этом не накроют?
Видимо, она была сильно удивлена.
— Нет, — ответила она. — Конечно же нет. Я думала, что тебе это все уже известно.
— До некоторой степени, — согласился Паркер. — Кое-что я уже знаю, потому что я долго раздумывал над этим. К следующей субботе я узнаю все остальное, потому что до того времени я тоже буду много думать.
— Ты прав, — смущенно протянула она.
— Сегодня я работал. Вот когда у меня не будет работы, можешь мне позвонить, и тогда встретимся и наговоримся от души.
— Извини. Я совсем не подумала об этом.
— Теперь будешь знать, — сказал он и дал знак официанту, чтобы тот принес счет.
Когда они снова вернулись в мотель, он сделал вид, что не замечает ее вопросительных взглядов. Его беспокоила стена в «Дьябло-Турз». Со стороны отеля все на первый взгляд было устроено довольно неплохо: зеркальные створки фальшивых дверей, спрятанные за темно-бордовыми портьерами. Но стена со стороны туристической фирмы была совершенно гладкой, и это было хуже всего.
В номере стояли две кровати. Клер сняла покрывало с одной из них и взбила подушку. Паркер вошел в комнату и остановился у двери, опустив руки и устремив взгляд куда-то в сторону кресла с деревянными подлокотниками у противоположной стены, мысленно представляя себе ту кремового цвета стену в «Дьябло-Турз». Клер снова мельком взглянула в его сторону и после недолгих раздумий отправилась в ванную. Когда она вернулась в комнату, успев переодеться в голубую ночную рубашку, Паркер все еще стоял на том же самом месте.
— Ты что, не собираешься ложиться? — поинтересовалась Клер.
— Я лучше пойду пройдусь, — ответил Паркер и вышел из комнаты.
Вообще-то ему совсем не хотелось гулять. Он просто хотел найти уединенное место, где он мог бы сосредоточиться. Подойдя к их «бьюику», он сел на заднее сиденье, уперся локтями о колени и задумался.
Часом позже он вернулся в номер. Свет был потушен, и Клер как будто спала. Не зажигая света, Паркер в темноте пробрался ко второй кровати, после чего разделся и лег. Он слышал, как Клер вдруг тихонько застонала во сне и перевернулась на другой бок. И снова наступила тишина.
Глава 4
В будке надрывался маленький переносной транзистор, старательно выдавая нечто в стиле «биг-бит», что с музыкальной точки зрения походило, скорее, на шум от потасовки, затеянной наркоманами, вконец обкурившимися марихуаной. Вдоль стен возвышались груды дисков для колес. На письменном столе среди бумаг валялись гаечные ключи, и могло показаться, что черная автомобильная копоть тонким слоем покрывает все вокруг, включая детину, сидевшего у телетайпа и просматривавшего заказы.
Обитатель будки не оглянулся и тогда, когда Паркер вошел в мастерскую. Паркер выждал пять секунд, а затем прошелся по комнате и выключил радио. Парень резко обернулся, готовый вступить в неравный поединок со всем миром, дабы восстановить попранную справедливость. На вид ему было не больше двадцати.
— Эй, ты чего? — выкрикнул он, первым нарушая молчание.
— Мне нужен Бастер.
— А ну отвали от моего чертова приемника, — продолжал парень. Он встал из-за телетайпа и направился к нему.
— А вот этого делать не надо, — спокойно сказал Паркер.
Детина не мог поверить собственным ушам. Черная футболка плотно обтягивала его накачанные как на картинках в учебниках по бодибилдингу бицепсы. Видимо, еще никто и никогда не осмеливался перечить ему. Он был настолько изумлен, что уставился на Паркера, и то, что ему удалось разглядеть в нем, несомненно удержало его от опрометчивого поступка. Радио осталось выключенным.
— Бастера сейчас нет. Он катается на серфинге, — сказал он.
— Я звонил ему сегодня утром, малыш, и он меня ждет. Поэтому пойди и приведи его.
— Ты говорил с Бастером?
— Отправляйся за ним, я тебе сказал. Детина посмотрел сначала на радио, потом на Паркера, а затем через открытую дверь на залитый ярким солнцем двор, где стоял зеленый «бьюик». Клер сидела в машине на переднем сиденье. Она подняла все окна в салоне, опасаясь доберманов Бастера, хотя Паркер и заверил ее, что без команды хозяина они ни на кого не бросаются.
Оба пса нервно расхаживали вокруг чужой машины и настороженно принюхивались. Парень развел руками:
— Я не могу бросить хозяйство. Я должен постоянно находиться здесь. Бастер скоро придет.
— Один, — начал отсчет Паркер. — Два. — Детина не знал, какая цифра обозначала крайний срок, и поэтому поспешил выйти за дверь, прежде чем Паркер успел произнести «три».
Паркер подошел к телетайпу и посмотрел на выдаваемое им сообщение. Дилеру в Вирджинии требовалась левая передняя дверь для модели «Понтиак-Бонневиль-61». За то время, пока Паркер находился у телетайпа, пришло еще одно сообщение из Уилмингтона, штат Делавэр.
Дверь отворилась, и в комнату вошел улыбающийся Бастер.
— Так это, оказывается, ты и есть тот «ублюдочный лох», выражаясь языком Арти.
— Привет, Бастер. Как дела?
— Лучше не бывает. Это твоя женщина вон там?
— Да, — подтвердил Паркер. Никаких дополнительных объяснений не требовалось.
— Ничего себе штучка, — одобрительно произнес Бастер и подошел к телетайпу. Он обладал фигурой тяжелоатлета: сильные руки, широкие плечи и узкая талия. Одет он был в перепачканные смазкой брюки и неопределенного цвета рубашку. Светлые волосы подстрижены по-армейски коротко, на испачканных лице и руках различим густой темный загар. Он покачал головой, просматривая сообщения.
— Запчасти для «плимута» никому не нужны. А я, дурак, с ними связался. — Он отвернулся от телетайпа. — Раньше был «форд», теперь «плимут». А тебе, случайно, не нужны запчасти для «плимута», а?
Паркер вытащил из кармана пиджака конверт и протянул его Бастеру. Внутри оказались сделанные Лемке цветные поляроидные снимки грузовичка электрической компании.
Бастер взглянул на фотографии и расплылся в широкой улыбке.
— Затеваешь что-то, — сказал он, понимающе усмехаясь. — А за руль кого посадишь? — Может быть. Майка Карлоу.
— Что ж, он не плох, совсем не плох, — проворчал Бастер. — Хотя до меня ему все равно далеко. Что, разве не так? — поинтересовался он, увидев, что Паркер не спешит отреагировать на его замечание.
Бастер приобрел эту мастерскую на деньги, которые в свое время причитались ему за участие в полудюжине ограблений, где ему неизменно отводилась роль шофера. Он был добросовестным водителем, надежным и не лишенным фантазии, хотя временами оказывался слишком рисковым.
— Может, сам хочешь в дело? — спросил Паркер.
— Малыш Бастер... — проговорил он и тут же рассмеялся, замотав головой. — Мне и здесь не плохо, приятель.
— А машину организовать можно?
— "Интернешнл-Харвестер". Обычная кабина и крытый кузов. Это не проблема. Когда она тебе понадобится?
— Сейчас.
— Иначе не бывает. У тебя всегда все «сейчас», — усмехнулся Бастер. Он сел за стол и еще какое-то время разглядывал фотографии. — Телефонная компания, — сказал он наконец. — Любая газовая или электрическая компания. Кое-кто из телевизионщиков. Может быть... Подожди-ка немного.
Паркер терпеливо ждал, пока он сделал два телефонных звонка.
Затем Бастер сказал:
— Порядок. А теперь давай посмотрим, что еще в наших силах. — Он подошел к телетайпу и принялся набирать текст сообщения.
— У тебя это можно сделать?
— Конечно. Есть хороший вариант.
— А как с покраской и прочими художествами?
Бастер покачал головой:
— Это уже не по моей части. Тебе придется обратиться к кому-нибудь еще.
— К кому?
— Ты что, никого здесь не знаешь?
— Это твой город, я здесь не живу. Бастер почесал кончик носа.
— Не хотелось бы самому связываться, — сказал он. — Сам знаешь, как это порой бывает...
— Не могу же я заявиться просто так. Мне нужно, чтобы ты меня представил.
— Я и сам знаю. — Бастер закурил сигарету и недовольно поморщился. — Ладно, я позвоню одному мужику. Но учти, поедешь к нему один.
— Разумеется.
— Но только никаких бумаг на тачку у тебя не будет, — продолжал Бастер. — Считается, что ее сдали в металлолом, так что по документам ее больше не существует.
— Ну естественно.
— Добро. Хочешь, чтобы мы поставили что-то конкретное под капот?
— Нет.
— Там все равно нужно будет ставить новый движок. Я хочу сказать, мы будем менять двигатель. Можем поставить любой, какой только пожелаешь.
— Я не собираюсь устраивать на ней гонок с фараонами.
— Как скажешь. — Бастер пододвинул к себе блокнот. — Теперь о деньгах.
— Только постарайся уж выразить круглым числом.
— Самым круглым, — сказал Бастер. — Штука.
— И когда можно будет забрать?
— Сегодня ночью. В два часа. Будет стоять за воротами, через дорогу от дома, вон у тех деревьев. Ключи под сиденьем.
— Хорошо. — Паркер вынул другой конверт и, отсчитав десять сотенных бумажек из стопки банкнотов, взятых у Билли, выложил деньги на стол, а потом спросил: — А где разыскать художника?
— Давай я ему сейчас позвоню. Паркер подождал, пока Бастер снова поговорит по телефону.
— Порядок, — сказал он, положив трубку. — Подъедешь прямо к нему. Его цена — полторы сотни.
— А не многовато ли за художества?
Бастер пожал плечами.
— Не мне тебя учить, — сказал он. — Надписи на дверях. Плюс плата за риск. И еще за то, чтобы держал язык за зубами. Если хочешь поспорить с ним, спорь, но это уже без меня.
— Но он завышает цену.
— Может быть, и так. Но только я лично больше никому бы не доверился.
— Ладно, убедил. Где я могу его найти?
— Недалеко от аэропорта. Поедешь по Харбор-Таннел. Ты знаешь Балтимор?
— Не очень хорошо.
Бастер выдвинул ящик стола, вынул из него засаленную карту города и расстелил ее. Показал Паркеру, как лучше проехать к мастерской, где будет произведена покраска. Он уже заканчивал с объяснениями, когда в мастерскую вошел уже знакомый Паркеру детина, тащивший в руках ржавый бампер. Демонстративно игнорируя Паркера, он деловито обратился к Бастеру:
— Это лучшее из того, что можно было найти.
— Можешь утопить свой хлам в заливе, — сказал Бастер. — Я велел принести чистый.
— Но лучше я не нашел. Бастер лишь безнадежно махнул рукой. А затем сказал посмеиваясь:
— А как это так получается: я прихожу, а радио не орет? Тебе что же, музыка уже разонравилась?
Паркеру не нравились дурацкие издевки.
Пока детина лихорадочно придумывал ответ, он прошелся по комнате и включил радио. Бастер посмотрел на него с нескрываемым удивлением, а его работник и вовсе был сбит с толку.
Во дворе перед мастерской оба добермана наблюдали за тем, как Паркер садится в машину, ожидая, что хозяин даст команду остановить его.
Салон машины был полон сигаретного дыма. Паркер опустил окно, завел мотор и выехал со двора.
— Ну и как? Удачно? — поинтересовалась у него Клер.
Паркер взглянул на нее:
— Тебе действительно хочется знать или ты пытаешься завязать беседу?
— Я тоже участвую в деле, — сказала она. — И незачем каждый раз хамить мне.
— Машина будет. Сегодня ночью мы вернемся за ней и перегоним в другое место для покраски.
— А как ты собираешься доставить ее в Индианаполис? Не странно ли: грузовик электрокомпании Индианаполиса на магистрали в Пенсильвании?
— Мы прикроем тачку сверху брезентом, — ответил он. И вдруг ему стало совершенно ясно, как можно разом решить все вопросы со стеной в помещении туристической фирмы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13