А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


— В чем дело? — спросила Клер, взглянув на него.
— Дело? Какое дело?
— Ты чему-то улыбаешься, — сказала она. Паркер положил руку ей на колено:
— Потому что все складывается как нельзя лучше.
Он удерживал руль одной рукой. Вторая рука по-прежнему лежала на ее колене.
— И куда мы сейчас? — поинтересовалась Клер.
— Обратно в мотель.
Глава 5
Ночью освещенный прожектором и заваленный металлическим хламом двор мастерской напоминал безжизненный лунный пейзаж. Обещанный фургон был припаркован под деревьями на противоположной стороне улицы.
Когда Паркер остановил машину, из-за грузовичка и груды железных обломков, сваленных поблизости, выскочили все те же два добермана. Они не лаяли, а принялись беспокойно расхаживать вдоль забора со стороны двора в поисках лазейки наружу.
— Опять эти псы, — сказала Клер, поежившись.
Паркер тронул ее за плечо:
— Ничего страшного. Они заняты своим делом, а мы займемся своим.
— Ладно. — Клер натянуто улыбнулась и сжала его ладонь в своей. — Только давай уедем отсюда поскорее.
— Давай.
Паркер вышел из «бьюика» и подошел к фургону. Когда он открыл дверцу, то свет в кабине не зажегся. Тогда, пошарив рукой по приборной доске, он нащупал выключатель, повернул его до половины, включая подсветку, и принялся искать ключ. Как только ключ был найден, он тут же сел за руль и завел мотор. Сцепление показалось Паркеру несколько слабоватым, и он уже заранее догадывался, что тормоза тоже никуда не годятся, но в конце концов это было не столь уж важно. Этот грузовичок будет задействован один раз, только для перевозки товара. Ничего другого от него не требуется. Но сначала нужно было еще добраться до Индианаполиса.
Клер уже развернула «бьюик», попутно освещая фарами забор и расхаживавших за ним собак, поэтому Паркер переключил на первую скорость и выехал на грунтовую дорогу. Грузовичок преодолевал выбоины и ухабы с гораздо большим трудом, чем их зеленый «бьюик». В боковое зеркальце он видел следовавший за ним «бьюик» с включенными фарами.
Преодолев Филадельфия-роуд, они повернули на юг. Двадцатью пятью минутами позже Паркер свернул с автострады Балтимор — Вашингтон на шоссе, ведущее к аэропорту, а затем сделал поворот на Форт-Мид-роуд, после чего сбавил скорость и поехал медленнее, с трудом различая в темноте дорожные знаки. Клер справлялась со своей задачей лучше, чем того от нее ожидал Паркер. Держась позади на приличном расстоянии от него, она старалась сделать так, чтобы обе машины не производили впечатления единой связки.
Часы показывали без четверти три ночи, когда он наконец остановился перед приземистой постройкой из белых железобетонных блоков, украшенной разноцветной вывеской:
«ПАЛИТРА». ПОКРАСКА АВТОМОБИЛЕЙ". Гаражные ворота сразу же были подняты, и показавшийся в проеме невысокого роста толстяк с сигарой в зубах отчаянно замахал руками, призывая Паркера быстрее заезжать внутрь. Толстяк опустил ворота за грузовиком и торопливо подошел к нему.
— За тобой увязался зеленый «бьюик».
— Это со мной, — сказал Паркер. Он заглушил мотор и вылез из кабины.
— Ну тогда пусть выключит фары, — не унимался толстяк.
— Пойди и сам скажи ей об этом. — Паркер вытащил конверт с фотографиями. — Мне надо, чтобы это выглядело вот так.
— Это не ко мне, — замахал руками толстяк. — Это не по моей части. Эй, Вемм! — призывно выкрикнул он.
Обернувшись, Паркер увидел, что к ним направляется негр в зеленом рабочем комбинезоне. Он держался независимо, как человек, знающий себе цену. Он был молод, но волосы уже тронула ранняя седина.
— Покажи это Вемму, — сказал толстяк. — Он один в этом разбирается.
— А ты что делаешь? — спросил Паркер.
— Я здесь начальник, — важно ответил толстяк. — Она там что, так и не собирается выключать эти чертовы фары?
— Откуда мне знать? — Теперь Паркер повернулся к толстяку спиной и заговорил с Веммом.
— Будешь смотреть фотографии?
— Было бы не плохо, — согласился Вемм.
Паркер протянул ему конверт. Вемм быстро просмотрел его содержимое и покачал головой.
— Идем, — сказал он и зашагал прочь. Они оказались в просторном помещении с цементными полами. Высоко под потолком висели трубопроводы и шланги. Горели флуоресцентные светильники, отчего в помещении было светло, как днем. В укромном закутке, у стены справа, стояли дожидавшиеся перекраски три автомобиля последних моделей.
Вемм провел Паркера к маленькой застекленной будке. Здесь стояли заваленный бумагами стол и два стула. Вемм жестом пригласил Паркера садиться, на другой сел сам и придвинулся к столу. Он разложил снимки на столе поверх сваленных здесь бумаг и направил на них свет настольной лампы. С минуту он молча разглядывал, а затем перевел взгляд на Паркера.
— А как насчет точности воспроизведения цвета? В порядке?
— Откуда мне знать?
— Ты мог это заметить. Цвет на снимках в точности такой же, как на самом деле, или нет?
Паркер наклонился поближе, принялся разглядывать ближайшее к себе фото и наконец сказал:
— По-моему, здесь немного ярче. Но не намного.
Вемм кивнул.
— Я так и думал, — сказал он. — Это то, что принято называть «официальным оранжевым». Те придурки, что привыкли красить двери в коридорах в тошнотворно-зеленый цвет, считают, что для покраски грузовика нужно использовать исключительно этот колер.
— Значит, ты знаешь, каким точно должен быть цвет.
— Но только подобрать его будет не просто.
— Отчего же? Если ты уже знаешь...
— Это частная мастерская. Мы здесь обслуживаем легковые машины. — Он постучал пальцем по фотографиям. — А вот этот цвет никак нельзя назвать распространенным среди частных легковушек.
Паркер откинулся на спинку стула:
— Так, значит, у тебя ничего не получится?
— Ну разумеется, все у меня получится.
— Тогда к чему весь этот разговор? Вемм протянул руки к фотографиям:
— Я хочу, чтобы ты понял, какие проблемы могут здесь возникнуть.
— А зачем?
— Что зачем?
— Зачем мне нужно понимать, какие проблемы могут возникнуть у тебя?
— Ну... — Вемм на секунду задумался, потом снова взглянул на фотографии и покачал головой. — Черт возьми, действительно, зачем? — Он растерянно усмехнулся. — Наверное, просто с языка сорвалось.
— Когда будет готово? — спросил Паркер.
— Ты, наверное; собираешься забрать ее завтра ночью, да? — Если можно.
— Можно.
— Мне надо, чтобы сверху все было закрыто брезентом или еще чем-нибудь в этом роде.
Вемм понимающе кивнул:
— Сам фургон. Нет проблем. А поверх надписей на дверях мы прозрачной лентой скрепим картонные таблички с названием какой-нибудь другой компании. Может быть, у тебя есть какие-нибудь конкретные пристрастия?
— Нет.
— Ладно, будет сделано. Но мне нужно вставить фотографии.
— Конечно. — Паркер встал со своего стула. — Я хочу, чтобы машину перегнали в указанное мною место.
— Об этом тебе надо договориться с боссом, — сказал Вемм. — И о деньгах тоже.
— Ладно.
Паркер нашел толстяка стоящим у ворот гаража.
— Я хочу, чтобы мне завтра доставили заказ, — сказал он.
— Доставили? А что, твой водила не сможет, что ли?
— Завтра ее здесь уже не будет.
— Значит, с доставкой. — Он вытащил изо рта сигару и покачал головой. — За это надо бы накинуть.
— Пятерка, — сказал Паркер.
— Ну, даже не знаю...
— Не шибко жадничай, — втолковывал ему Паркер, — и тогда при случае снова сможешь заполучить клиента.
Толстяк махнул рукой:
— Черт с тобой. Пусть будет за ту же цену. Не волнуйся, сами все сделаем.
— Вот и хорошо. — Паркер протянул толстяку сто пятьдесят долларов из выданных ему Билли денег.
— Квитанция нужна? — спросил толстяк.
— Нет, — покачал головой Паркер.
— Ну конечно же нет, — согласился толстяк. — Дурацкий вопрос, правда?
— Да, — подтвердил Паркер.
Оставив название своего мотеля в Таусоне, Паркер вышел на улицу, направляясь к машине.
— Ну и как? — спросила Клер, когда Паркер сел за руль.
— Порядок. Завтра ночью они ее пригонят.
— Разве мы поедем не вместе?
— Ты можешь возвращаться уже сейчас. Все улажено. Ты доберешься быстрее, чем я на своем грузовике.
— Так ты что, хочешь, чтобы я отправлялась обратно прямо сейчас? — переспросила она.
— А почему бы и нет?
— Сегодня же ночью?
Он взглянул на Клер, и ему наконец стало ясно, к чему она клонит. Охвативший его подъем и радостное настроение успешно проведенного дня улетучились сами по себе, и теперь он снова начинал сосредоточиваться на предстоящем деле. Но она об этом не могла догадаться.
Время от времени человеку приходится делать над собой некоторое усилие, чтобы угодить напарнику, и это был как раз тот самый случай. Лемке до некоторой степени был прав: Клер оказалась весьма ценным союзником, хотя бы потому, что она одна могла совладать с Билли.
Паркер положил руку ей на колено.
— Только не сегодня, — сказал он. — Ведь завтра утром тоже, наверное, будет еще не слишком поздно, не так ли?
Она понимающе взглянула не него.
— Завтра утром — в самый раз, — сказала Клер, и в ее голосе слышалась ирония.
Глава 6
Грузовик прибыл в половине второго ночи. За рулем сидел худощавый парнишка в футболке и очках. Он с трудом подавлял в себе охвативший его восторг: еще бы, оказаться допущенным ко взрослой игре в полицейских и грабителей.
Судя по тому немногому, что Паркеру удалось разглядеть, работа была выполнена на совесть. Весь крытый кузов был затянут грязным серым брезентом, надежно закрепленным с боков. На табличках из белого картона, красовавшихся на дверцах кабины, была черными буквами выведена надпись: «ВЕММ КОРПОРЕЙШН».
Паркер осмотрел грузовик при свете вывески мотеля.
— Все в порядке, — произнес он наконец.
— Мистер Риджус сказал, что вы мне заплатите, — робко напомнил ему паренек.
— Ну, раз он сказал... — Паркер выдал парню пять долларов, и тот заторопился прочь, то и дело оглядываясь через плечо назад, видимо сгорая от нетерпения поскорее поведать кому-нибудь об этом своем маленьком ночном приключении. Паркер же со своей стороны очень надеялся на то, что юный водитель впервые увидел машину уже после того, как ее затянули брезентом.
Сумка была собрана заранее, за номер заплачено. Он надеялся проделать большую часть пути именно ночью, так как номера на его теперешней машине были, скорее всего, липовыми, да и в любом случае никаких документов на нее у него не было и быть не могло. Номера федерального округа Колумбия. Когда дойдет до дела, их придется заменить на номерные знаки штата Индиана.
По 83-й магистрали Паркер доехал до Гаррисбурга, а затем повернул на запад. Грузовичок оказался в несколько лучшем состоянии, чем он предполагал с самого начала. Правда, на скорости больше пятидесяти пяти миль в час с передними колесами начинало твориться что-то неладное, но зато, если не разгоняться, машина шла легко, и казалось, она может катиться так вечно. Время, проведенное в пути, тоже не пропало даром: Паркер всецело посвятил себя раздумьям и не обращал внимания на другие машины, то и дело обгонявшие его.
Когда он наконец добрался до Индианаполиса, был уже полдень. В церквях города недавно закончились воскресные службы, и Паркер оказался среди потока машин возвращавшихся домой прихожан, и потому на то, чтобы проехать через весь город и добраться наконец до Марс-Хилл, у него ушло добрых три четверти часа. Зеленого «бьюика» перед домом Билли не оказалось, дорожка была свободной. Паркер объехал вокруг дома и поставил грузовичок на заднем дворе.
Билли появился на пороге кухни как раз в тот момент, когда Паркер с дорожной сумкой в руках уже направлялся к крыльцу.
— Теперь на лужайке останутся следы, — сказал Билли. — Следы от колес.
— Хочешь выставить это на всеобщее обозрение у себя перед домом?
У Билли был вид мученика. Он снова посмотрел на свежие следы шин в траве и лишь покачал головой.
— Ну, если так надо...
— Так надо, — сказал Паркер и вошел в дом.
Билли последовал за ним.
— Лемке пришлось уехать. Повидаться с человеком по имени Майнзер. Он сказал, что вернется во вторник. А мы должны будем завтра, в половине четвертого, встретить в аэропорту человека по имени Майк Карлоу.
— А где Клер? — Билли помрачнел.
— Дома, наверное, — угрюмо сказал он.
— Позвони ей. Скажи, чтобы она приехала сюда за мной.
— Она не любит, когда я ее бужу.
— На этот раз она не станет возражать, — ответил Паркер. Он открыл холодильник и достал бутылку пива. — Где у тебя открывалка?
— Вон, на стене висит.
Паркер открыл бутылку и прошел в гостиную. Присев на ручку кресла, он смотрел в окно на пустынную улицу. Слышал доносившийся из кухни писклявый голос Билли, говорившего по телефону.
Несколько минут спустя Билли вошел в гостиную и объявил:
— Она сказала, что будет здесь через полчаса.
Паркер кивнул.
Билли стоял посреди комнаты, перекатываясь с пятки на носок и нервно похрустывая суставами пальцев. Паркер продолжал смотреть в окно. Маленькая девочка в розовом платьице проехала по тротуару на красном трехколесном велосипеде. По дороге медленно проплыл черный «бьюик» с опущенным верхом. В машине сидели двое длинноволосых подростков, а из включенного по полную громкость радио неслись звуки рок-н-ролла.
Тут голос подал Билли:
— Я хотел поговорить. Насчет Клер. — Паркер отпил еще глоток пива из бутылки и снова посмотрел в окно.
Билли откашлялся и заговорил снова:
— Она ведь не нужна тебе. Я хочу сказать, не навсегда. Ты ведь не собираешься жениться на ней и все такое...
Паркер отвернулся от окна и посмотрел на Билли.
— Тебе еще не надоело? Все никак не можешь угомониться, что ли?
— Может быть, ты мне и не поверишь, — продолжал Билли в порыве откровения, — но я люблю ее. Действительно люблю. Она мне нужна.
Паркер снова отвернулся к окну.
— Я имею в виду, — не унимался Билли, — что, когда все это закончится, ты ведь просто уедешь и оставишь ее. Ведь так? Она ничего не значит для тебя, просто так, подружка на время, на несколько дней, пока ты будешь оставаться здесь.
Паркер кивнул.
— Именно это тебе хочется услышать, — сказал он. — Да, тогда у тебя не будет конкурентов.
— Ведь у тебя, наверное, всегда так получается, правда? Я имею в виду, ты встречаешься с кем-то только на какое-то время, а потом уезжаешь, отправляешься куда-то дальше. И вся любовь.
Паркер смотрел в окно. Билли был прав, последние несколько лет он жил именно так. Женщины — каждая из них сама по себе — были не столь важны для него, как их безликое количество. Можно сказать, он был до некоторой степени однолюбом, храня верность безликому, безымянному и лишенному индивидуальности женскому телу вообще, не изменяя ему ни с кем более и раз за разом возвращаясь только к нему одному.
Когда-то он был женат, но теперь это в прошлом. Получилось так, что Линн пришлось столкнуться с проблемой выбора: либо рисковать собственной жизнью, либо предать Паркера. И она его предала. Тогда он убил ее. Но только после нее, после Линн, у него больше не было длительных отношений с женщинами, вернее, он сам избегал возникновения чувства взаимной привязанности, будучи не в состоянии довериться их слабым и переменчивым натурам.
Теперь же, оглядываясь назад, он понимал причины предательства Линн, но мучительные поиски объяснения этого поступка были в чем-то сродни наркотикам, которые с каждым разом требуют все большей и большей дозировки, что ведет к привыканию. В конце концов, они становятся едва ли не большей проблемой, чем та, которую, собственно, с их помощью и предполагалось разрешить.
Но из-за того, что Клер вошла в его жизнь при довольно странных обстоятельствах, имела непосредственное отношение к предстоящему ограблению и принимала активное участие в его подготовке, ей все же до некоторой степени удалось сломать этот выработанный годами стереотип. Паркер вдруг осознал, что ему хочется нравиться ей, что ради нее он готов решиться на все. Он пытался объяснить это с сугубо практической точки зрения — Клер была полезна, потому что умела ладить с Билли. На самом же деле он вел себя подобным образом потому, что ему самому этого хотелось.
А что же потом, когда дело будет сделано? Впервые за несколько лет он не был уверен, как поступит с Клер. Возможно, он уедет от нее, как это происходило со всеми остальными. Или, может быть, ему захочется, чтобы она осталась с ним еще на какое-то время: на год или на месяц. Или пожелает, чтобы она осталась с ним навсегда. Сейчас он еще ни в чем не был уверен.
Но зато Паркер точно знал, что от него хотел услышать Билли, чего ему не хватало для его ущербного счастья.
И тогда, все еще глядя в окно, Паркер сказал:
— Когда все будет сделано, я уеду. Один.
— Значит, я угадал, — сказал Билли, и Паркер представил, как он расплывается в счастливой улыбке. Затем коротышка нумизмат принялся расхаживать по гостиной, и минуту спустя он снова заговорил: — Понимаешь, Клер и я, мы не...
— Не начинай, — сказал Паркер. Он отвернулся от окна и взглянул на Билли. — Мне нет дела до твоих воспоминаний.
— Да... — протянул Билли, и ему вдруг стало страшно. Он испугался, что стоит только сейчас сделать что-то не так или заговорить невпопад, и тогда Паркер может передумать и остаться. Он оглядел комнату, провел языком по пересохшим губам, неопределенно развел Руками и наконец сказал: — Ну, наверное, мне лучше... — и тут же поспешно вышел в кухню.
Паркер лишь покачал головой. Он продолжал потягивать пиво и смотреть в окно, ни о чем не думая, до тех пор, пока на дорожку перед домом не въехал зеленый «бьюик». Тогда он взял свою дорожную сумку и вышел из дома.
Клер хотела пересесть на сиденье пассажира, освобождая ему место за рулем, но он открыл переднюю дверцу и сказал:
— Поведешь сама.
— Ладно, — согласилась она. Когда он сел, захлопнув дверцу. Клер спросила: — Обратно в отель?
— Нет, я выехал оттуда. Никто из нас не должен больше там появляться. Никто.
— Тогда куда же? В какой-нибудь другой отель?
— Тоже нежелательно. Она взглянула на него:
— Ко мне?
— К тебе, — согласился он.
Глава 7
Встречу назначили на квартире у Клер в десять часов вечера во вторник. Клер и Паркер были уже здесь. Билли приехал раньше всех без четверти десять. Лемке и Майк Карлоу пришли в десять ровно, и пятью минутами позже явился Отто Майнзер. Квартира находилась на третьем этаже нового дома: сплошные витражи с хромированными рамами на фасаде и облицованные гипсовыми панелями интерьеры замысловатой планировки. Длинная гостиная, окна которой выходили во внутренний двор, маленькая квадратная спальня с единственным узким окошком, из которого открывался вид на вентиляционную шахту, а также крохотная кухня и ванная — тесновато, но для одного человека вполне достаточно.
Мебель была подобрана со вкусом, но расставлена как будто наспех. Складывалось впечатление, что хозяйка квартиры, с одной стороны, любила окружать себя хорошими вещами, но, с другой — вовсе не собиралась надолго здесь задерживаться. Диван, светильники, столики, портьеры — каждый из предметов обстановки отличался изяществом и изысканностью вкуса, но все они хоть и не были безумно дорогими, но тем не менее стоили приличных денег. И все-таки среди этого интерьера оставались своего рода пустоты, словно кто-то пришел и вынес из комнаты часть вещей. Ни одной картины на стенах. Рядом с креслом у окна не мешало бы поставить торшер, да и журнальный столик справа от дивана тоже был бы кстати.
Перед встречей Клер спросила у Паркера:
— Может, мне все-таки подсуетиться насчет выпивки? Я хочу сказать: что, если по ставить пиво или чего-нибудь в этом роде?
— Вообще-то было бы не плохо, — согласился Паркер. — Но только, ради бога, не устраивай здесь светский вечер в бридж-клубе с выносом дурацких бутербродиков на подносе.
— Сама знаю, — отрезала она. Когда прибыл Билли, Клер еще одевалась. Паркер открыл дверь.
Билли вошел со словами:
— Я, наверное, слишком рано.
— Проходи и садись, — обронил Паркер и закрыл дверь.
Билли выказывал все признаки нетерпения и беспокойства, постоянно оглядываясь по сторонам, словно испуганный опоссум, вылезший из своей норки.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13