А-П

П-Я

 Быков Василий Владимирович - Труба 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Яковлева Елена Викторовна

Невезуха на все сто


 

На этой странице выложена электронная книга Невезуха на все сто автора, которого зовут Яковлева Елена Викторовна. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Невезуха на все сто или читать онлайн книгу Яковлева Елена Викторовна - Невезуха на все сто без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Невезуха на все сто равен 254.88 KB

Яковлева Елена Викторовна - Невезуха на все сто => скачать бесплатно электронную книгу




«Елена Яковлева "Невезуха на все сто»»: Эксмо-Пресс; 2002
ISBN 5-04-010308-5
Аннотация
Хорошенькое дельце — обнаружить в собственной постели труп голого мужчины… Недаром скромный корректор Таня Чижова искренне считает себя жительницей того самого рекламного Виллабаджо, обитатели которого никак не могут отмыть свои сковородки. И верно: невезуха буквально преследует Таню. Мало того, что теперь нельзя появляться в своей квартире, так еще какие-то гнусные типы похищают ее из ночного клуба. Таня пошла туда поглядеть мужской стриптиз, твердо решив переломить свою судьбу, вырваться, наконец, из осточертевшего Виллабаджо с его вечно грязными сковородками. Впрочем, сковородка Тане очень пригодилась. Неплохое оружие, если хочешь пробиться на дорогу, ведущую в солнечную Виллариба.
Елена Яковлева.
Невезуха на все сто
Часть I
ГОЛЫЙ ТРУП
Глава 1
Ну да, да, как это ни прискорбно, но я и в самом деле из этой паршивой деревеньки неудачников, которые, один только раз что-то отпраздновав, неделями драют свои плошки, проклиная все на свете. Разумеется, прекрасно осознавая трагизм своего положения, я просто из кожи вон лезу, пытаясь представить дело по-другому и задурить мозги собственной судьбе. Мол, не из какого я не из Виллабаджо, а даже наоборот — из благословенного солнечного Виллариба, где сказочным образом сконцентрировались сплошные везунки и счастливчики, и я, дескать, одна из них. Только фигушки, судьбу не проведешь, и, сколько бы я ни пыжилась, она всегда находит повод указать мне грозным окриком на мое законное место под солнцем: «Эй ты, чего расселась?! А ну-ка шасть к своим сковородкам!»
И я покорно плетусь в указанном направлении. Тем памятным теплым июльским вечером события развивались по вышеописанному сценарию. А ведь я вернулась домой в приподнятом настроении, с сумкой, набитой продуктами, и идиотским букетом ромашек, купленным у благообразной старушки возле метро. В душе бродила какая-то романтическая дребедень, какие-то смутные предчувствия заоблачного счастья, ни на чем конкретном не основанные, что-то из разряда «мы еще поживем, дядя Ваня, мы еще увидим небо в алмазах».
Кажется, я даже напевала некую легкомысленную песенку, могу даже сказать, какую именно — «Абрасса мэ», что в переводе с испанского означает «обними меня». Поскольку в испанском я не сильна, то обхожусь одним «абрасса», а дальше идут сплошные ля-ля-ля, но этим «абрасса» я буквально заворожена: как звучит, как звучит! Сколько страсти — умереть и не жить! Или вот еще — «карамба», по-русски — «черт возьми» — ведь сплошная экспрессия! Я уже молчу про «мачо», что означает «мужик», каких-то несчастных два слога, а всем понятно, какая меж ними пропасть. Между мачо и мужиком. Мачо — прекрасный принц сексуальных фантазий, благородный идальго эротических грез; а мужик — двуногое прямоходящее, рутинно исполняющее возложенные на него природой обязанности по продолжению рода.
Да-а, плохо, что я не знаю испанского языка, но еще хуже, что у меня нет денег на поездку в Испанию. И если первая проблема вполне устранима, было бы желание (ведь выучила же я английский!), то вторая… Короче, вспомните, откуда я родом. Впрочем, какие мои годы! Гм-гм, а вот этого я уточнять не буду. Конечно, я не юная девочка, но и не старуха в глубоком климаксе. В этом смысле я вполне современная женщина, этакая голландская роза, вечный бутон на тернистом пути от праздничного букета к мусорному ведру Но хватит, хватит о грустном, еще успеем, ведь в тот день у меня было отличное настроение. А если подумать, из-за чего? Ну, отпуск очередной подошел, ну, отпускные получила — и что с того? Не на Канары ведь собиралась, а к матери в город Котов, он же Виллабаджо, где уже с июня торчал мой десятилетний сын-оболтус Петька и жаловался на скуку. Что еще раз доказывает: сделать счастливой замордованную жизнью мать-одиночку проще простого, но никто ведь и пальцем не пошевелит! В общем, это был идеальный случай, чтобы вернуть меня с небес на землю и напомнить, кто я и откуда. Да-да, из этой самой деревни Виллабаджо, будь она трижды проклята! Обиднее всего, что на этот раз «грязные сковородки» ждали меня за порогом собственной квартиры, грязные не в прямом смысле, а в переносном.
А теперь все по порядку. Меня сразу насторожили брошенные посреди прихожей тапки — я лично такой дурной привычки не имею. Другие имею, а эту — нет. Разумеется, я быстро сообразила, чья это работа — Ингина, ведь только у нее есть ключи от моей квартиры, а кроме того, она уже месяца два наносит мне визиты в мое отсутствие. Я, конечно, догадываюсь, с какой именно целью, но голову себе этим не забиваю. Мое единственное условие: «лавочка» открыта только до сентября, до Петькиного возвращения от бабушки.
— Могла бы хоть предупредить, — все же пробурчала я себе под нос, сбрасывая с ног босоножки. — А то придешь, а тут… — Что именно «тут», я уточнять не стала — почему, вы со временем поймете. А пока я ограничилась тем, что подхватила сумки и отправилась на кухню разгружать их, размышляя между делом, какую меру наказания стоит применить по отношению к Инге. Высшую — отобрать ключи или условную — ограничиться внушением. Оказалось, что с кондачка такие вопросы не решаются, потому что быть одновременно и судьей, и адвокатом очень непросто.
Ладно, послушаем, что скажет Инга в свое оправдание, остановилась я на компромиссном варианте. Потом наполнила водой вазу для ромашек и пошлепала босиком в гостиную, попутно стаскивая с себя юбку. И вот ровно в тот момент, когда я от нее практически избавилась, мой праздный до сего мгновения взор неожиданно наткнулся на нечто совершенно непредвиденное. Я остолбенела: в приоткрытую дверь Спальни отчетливо просматривалась свисающая с моей (!!!) кровати измятая простыня, а поверх нее чья-то волосатая нога. Остального я не разглядела, но мне было достаточно и этого. Подхватив готовую упасть к моим ногам юбку, я театрально откашлялась и воззвала со всей возможной суровостью:
— Инга! Инга, нам нужно поговорить! В ответ — ни шороха, ни вздоха. Заснули они там, что ли?
Я подошла поближе к двери в спальню и, предварительно отвернувшись, сердито повторила:
— Инга! Ты меня слышишь? Выходи, нам нужно поговорить!
Мне по-прежнему никто не отвечал. Ну это уже наглость! Я кипела от возмущения и мысленно награждала Ингу непечатными эпитетами. По ее милости в моей постели валялся неизвестный мне индивид, а она даже не соизволит голос подать! Я еще немного побегала из угла в угол, рывком застегнула «молнию» на юбке и, проклиная себя за мягкотелость и доверчивость, решительно распахнула дверь спальни. В конце концов, разве не я хозяйка этой квартиры?
— Инга! Ин… — рявкнула я грозно и осеклась. Инги в спальне не было. А вот неизвестный мне мужик возлежал на моей постели в самой непринужденной позе, едва прикрытый простыней. На полу рядом с кроватью валялись его вещички: брюки, рубашка, носки и ботинки. В спальне благодаря плотно задернутым шторам царил располагающий к неге полумрак, но вряд ли это извиняло голого нахала.
— Ну хватит! — Я на всех парах подлетела к окну и отдернула шторы. — Хватит прохлаждаться, а то…
Я резко обернулась и задела стоящую на туалетном столике хрустальную конфетницу, некогда подаренную нам с Генкой (моим бывшим мужем) на свадьбу Свадебный хрусталь, будто только того и дожидался, торжественно брякнулся об пол и разлетелся на мелкие кусочки, повторив тем самым печальную участь нашего с Генкой брака. Впрочем, дела семейные обсудим попозже, когда представится случай — а он представится, и не однажды, уж будьте спокойны, — а сейчас о главном. О том, с чего это меня так повело, ведь я вполне могла бы грохнуть не только конфетницу, но и трюмо. А все потому, что я наконец разглядела подозрительное красное пятно на простыне, аккурат возле слегка повернутой набок головы развалившегося на моей постели незнакомого наглеца. Мертвый! Теперь понятно, почему он так разоспался!
— Эй, эй… — все-таки прошептала я, непонятно на что надеясь.
Неизвестный даже не шевельнулся. А что вы хотите от мертвеца?
Преодолевая естественный ужас и подкатывающую к горлу тошноту, я все же приблизилась к кровати на безопасное расстояние, позволяющее, однако, сделать окончательное заключение… Так и есть, он не подавал ни малейших признаков жизни, а на простыне были вовсе не красные чернила и даже не кетчуп.
Я взвизгнула и пулей выскочила из спальни в гостиную, из гостиной в прихожую, а уже оттуда — на лестничную площадку. Прямо, как была, босиком.
* * *
Вы легко догадаетесь, что со мной творилось, если на минуточку представите себя на моем месте. Вообразите: вы спокойно приходите домой, чтобы отдохнуть от трудов праведных, выпить чайку, принять душ, посмотреть телевизор и как следует выспаться в своей (заметьте — своей) постели, а там — неизвестно чей труп, к тому же совершенно голый. Впрочем, хоть бы и в смокинге, не принципиально. Но как он там очутился? Вряд ли мне его принесли, значит, пришел он своими ногами еще живой.
То есть… его убили в моей квартире, пока я честно сидела на работе и исправляла чужие орфографические ошибки? (Если кто не знает, я — корректор в газете, но об этом, как и о моем бывшем муженьке, поговорим при случае.) Неизвестные киллеры вломились ко мне в мое отсутствие, раздели какого-то мужика, уложили его в мою кровать, кокнули, а я теперь отдувайся? Ничего себе сценарий, прямо голливудский ужастик. Допустим, так оно и было, но при чем здесь я? Это же свинство с их стороны — кого-то убивать в моей квартире, как будто больше негде. Москва, слава богу, большая, страна — еще больше, шестая часть суши, как-никак.
Стоп, нужно проверить замок, ведь как-то они вошли?.. Я осмотрела дверь, заглянула в замочную скважину, но ничего подозрительного не заметила. Возможно, они воспользовались отмычкой, хотя что я понимаю в подобных делах! А если ключом? Меня бросило в холодный пот: ведь если ключом, то без Инги здесь не обошлось. Собственно, я же сразу решила, что она побывала в моей квартире, едва наткнулась на разбросанные тапки. Ну и какой отсюда вывод? Мужика привела Инга, она же его раздела, она же его убила, а я опять в дураках? Вернее, в дурах. Потому что труп в моей постели, а не в Ингиной.
Вот вам, пожалуйста, типичный образчик женской дружбы и преданности. Я ей — бесплатную жилплощадь для подпольных свиданий, а она мне — труп! Вот и входи после этого в положение молодой жены богатого, но старого мужа. Гм-гм, может, она тут все-таки ни при чем? Тогда что же выходит — он с неба свалился и прямо в мою кровать? А если Инга его привела, а убил кто-то другой? Или — я похолодела — убили обоих: и неизвестного мне типа, и Ингу. Но труп-то один! Ага, в спальне один, а в ванную я, между прочим, не заглядывала.
Да, в ванную, в ванную… Я зажмурилась, и перед моим мысленным взором словно по спецзаказу предстала душераздирающая картина: ванна, до краев наполненная багряной от крови водой, сквозь которую виднеется бледное до синевы лицо покойницы, а на кафельной стене — кровавые отпечатки пальцев убийцы. Два трупа, теперь уже два трупа, и оба — на мою шею. Как, интересно, я объясню их появление в моей квартире? А главное, какой Шерлок Холмс возьмется за эту запутанную историю, имея под рукой готового потенциального убийцу в моем лице? Вот она я, вся тут, и искать никого не надо. Зачем лазить по пыльным чердакам и рисковать жизнью в смертельной схватке с безжалостным маньяком, когда под рукой имеется Таня Чижова из деревни неудачников Виллабаджо!
Я стояла на лестничной площадке босая и мысленно рвала на себе волосы, а мимо проходили соседи с авоськами, набитыми продуктами, и кейсами, набитыми бумагами, и бросали в мою сторону недоуменные взгляды. Я справедливо решила, что в моем положении неразумно привлекать к себе излишнее внимание, и, превозмогая тихую панику, переместилась с лестничной площадки в квартиру. И хоть дверь я за собой и захлопнула, дальше ни шагу не сделала. Стояла и тупо смотрела перед собой. Смотрела в это заполненное ужасом безжизненное пространство, некогда считавшееся уютным гнездышком и даже послужившее яблоком раздора на нашем с Генкой бракоразводном процессе. Этот гад пытался оттяпать у меня квартиру, и я с большим трудом при Ингиной материальной поддержке от него откупилась. До сих пор в долгах, кстати говоря, хотя Инга великодушно помалкивает на эту тему.
Инга, Инга, опять засвербело у меня в мозгу. Что же здесь все-таки произошло? И что мне теперь делать? Ясное дело, в милицию звонить, со всеми, как говорится, вытекающими последствиями. Вот именно, последствиями. Такое ощущение, что меня быстро и неотвратимо затягивает в бездонную пучину, как Лизу Бричкину в болотную зыбь. Еще минута — и густая зловонная жижа сомкнется над моей разнесчастной головой. Была Таня Чижова, и нет Тани Чижовой.
Да, в милицию звонить совершенно не хочется, но других вариантов у меня нет. Ведь в спальне труп, не мог же он мне померещиться. А в ванной, возможно, еще один. Надо бы проверить, да боязно. И тем не менее придется. Сейчас, сейчас… Только воздуху в грудь побольше наберу, как перед заплывом. И идти ведь недалеко, учитывая микроскопические размеры малогабаритной квартиры, а сколько времени мне потребовалось, чтобы заглянуть в ванную буквально одним глазком, вы не поверите!
Между прочим, ничего ужасного я там не увидела. Все было, как утром, когда я второпях принимала душ перед работой: ванна пуста, на двери — мой махровый халат, а на полочке под зеркалом — зубная паста, мыло, крем для снятия макияжа и прочие мелочи. На всякий случай я даже потрогала висящее на крюке полотенце, как выяснилось, совершенно сухое;
Ну что ж, по крайней мере одним трупом меньше, констатировала я и вернулась в прихожую. Все, что мне оставалось, — выполнить свой гражданский долг, то бишь сообщить в милицию о том, что я, гражданка Чижова, вернувшись с работы, обнаружила в своей квартире труп неустановленного лица мужского пола. Я уже взялась за телефонную трубку и даже ноль набрала, когда на глаза мне попался предмет, который я не заметила сразу. Мобильный телефон на обувной тумбочке. Ингин, я сразу его узнала, тем более что она уже не в первый раз забывает его у меня, растяпа!
Ну вот, теперь и вовсе никаких сомнений в том, что она побывала в квартире и она же привела сюда этого мужика… Ноль я уже набрала, осталось набрать двойку — и моя совесть чиста. Насколько это возможно в подобных обстоятельствах, конечно. Милиция вплотную займется Ингой, и она станет подозреваемой номер один, а я — номер два, а там, глядишь, и в разряд свидетельниц перейду. Ага, и стану исправно давать показания. Против Инги. А что мне еще прикажете делать? Иначе ведь подозреваемой номер один буду я!
Так-то оно так, но как быть с нашей многолетней дружбой? А Инга? Что она думала, когда заваривала эту кашу? Я бросила телефонную трубку на рычаги и сделала попытку сосредоточиться. Ведь от моего решения так много зависело! Минуту спустя я снова навалилась на телефон и стала судорожно накручивать диск. На этот раз я звонила не в милицию, а Инге. Самое смешное (если при подобном раскладе позволительно употреблять столь легкомысленные выражения), что я стала набирать номер Ингиного мобильника и сообразила, в чем дело, только после того, как он отозвался с обувной тумбочки то ли Моцартом, то ли Бахом.
— Идиотка… — зашипела я на саму себя и набрала другой Ингин номер — домашний.
Сначала в трубку ворвалась громкая музыка, потом неестественный полуистерический смех и только после этого холодный, почти безжизненный голос равнодушно произнес: «Слушаю». Если бы не сильный кавказский акцент, его можно было бы принять за автоответчик, а на самом деле это Ингин денежный мешок — Ованес Сусанян по прозвищу Покемон. Прозвище придумала я с помощью сына Петьки. Есть такой японский мультфильм со странными персонажами — вырожденцами и мутантами, а еще в магазинах продаются картинки с их изображениями. Петька эти картинки коллекционирует, то и дело выклянчивая у меня деньги на них. Таким образом я и узнала, что покемоны — это карманные монстры, а заодно вдоволь на них налюбовалась. Так вот самый страшный из них — вылитый Ингин Ованес.
— Это Таня Чижова, — скрипя зубами, отрекомендовалась я Покемону. — Ингу можно?
На противоположном конце провода возникла довольно продолжительная заминка, сопровождавшаяся подозрительным шуршанием и возней. У меня даже возникло ощущение, будто там идет борьба за трубку. Но Ингу я в конце концов услышала.
— Привет, — выдохнула она в трубку и добавила без всякого выражения:
— Как дела?
— Отвратительно, — не стала я лукавить и сразу перешла к делу:
— Между прочим, ты у меня кое-что забыла…
— Мобильный? — равнодушно отозвалась Инга. — Бог с ним, завтра заберу.
— Если бы только, — прошипела я. — Срочно приезжай…
— Да не могу я сейчас. — Инга перешла на громкий шепот:
— Давай завтра, а? У меня тут гости вообще-то.
— У меня тоже, — зловеще известила я. — Приезжай немедленно, это вопрос жизни и смерти.
— Хорошо, приеду, — торопливо заверила меня Инга. Что неоспоримо доказывало: она знала, она все знала.
Глава 2
Инга возникла в моей жизни в шестом классе средней общеобразовательной школы № 123. Ее привела наша классная руководительница Эмма Семеновна, представив перед уроком истории:
— Знакомьтесь, дети, это Инга Прокопчик, она будет с вами учиться.
Должна вам сообщить, что Инга тогда была очень упитанной девочкой со старомодной корзинкой из толстых кос на голове. Добавьте к этому нелепую юбку плиссе, делающую ее похожей на бочонок для засолки огурцов, и вы без труда представите себе бездну, отделяющую тогдашнюю Ингу от идеала. Помню, она страшно смущалась, а новые одноклассники беспардонно пялились на нее во все глаза, и особого дружелюбия в них не наблюдалось.
Неудивительно, что во мне она сразу вызвала острое сочувствие. Я хорошо знала, какая участь ей уготована: наши отъявленные остряки тут же приклеют ей обидную кличку, липкую, как жевательная резинка. Еще бы, такой «лакомый кусочек»: толстая девчонка с редким именем Инга и совершенно не сочетающейся с именем нелепой фамилией Прокопчик. Я как в воду глядела: Инге досталось издевательское прозвище Копчик, заслышав которое она вздрагивала и заливалась краской.
Я так прониклась сочувствием к несчастной жертве школьного террора, что немедленно взяла ее под свое крыло, обеспечив защиту и покровительство. Я вступалась за нее всякий раз, как кто-нибудь из наших раздолбаев собирался ее обидеть, за что Инга платила мне редкой во все времена монетой — преданностью и восхищением. Признаюсь, мне это было очень даже лестно.
Все резко изменилось после восьмого класса. Инга провела летние каникулы у каких-то родственников, а вернулась неузнаваемой. Пухлая и неповоротливая, как жук, упавший на спину, девчонка превратилась в стройную красивую девушку. Словно ее подменили или она, как Царевна-лягушка из сказки, сбросила наконец отвратительную бородавчатую шкурку и предстала в своей подлинной красе. Я потеряла дар речи, как только оценила масштабы волшебного Ингиного перевоплощения. Подумать только, а ведь я собиралась опекать ее, бедную, чуть ли не до гробовой доски, получая от этого глубокое моральное удовлетворение. И нате вам — за одни только летние каникулы мой привычный обжитой мир перевернулся с ног на голову. Преображенная Инга больше не нуждалась в защите и покровительстве и при желании сама могла взять над кем-нибудь шефство. Например, надо мной, все еще пребывающей в гадких утятах.
Осознав, что мы поменялись ролями, я пришла в жуткое замешательство, а новая Инга неожиданно открылась мне с новой же стороны, продемонстрировав беспрецедентное великодушие. Она вела себя безупречно, словно ничего такого особенного с ней не произошло, и наши отношения остались прежними. Так, вероятно, гусеница превращается в прекрасную бабочку-махаон, не делая из этого превращения события. Ну подумаешь, превратилась и превратилась, ведь так и должно было случиться, разве нет?
И если бы Ингина красота заключалась только в правильных чертах лица и длинных ножках… Так нет же, в ней было нечто большее, и это нечто даже я своим недоразвитым подростковым умишком осознала.

Яковлева Елена Викторовна - Невезуха на все сто => читать онлайн книгу далее