А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Методы вербовки, к которым прибегал губернатор, отличались поистине королевской щедростью: он сулил рекрутам освобождение от налогов, обещал отдать в их распоряжение огромные богатства и клялся, что слуги из числа повстанцев, которые примкнут к его войску, получат свободу.
Измотанный бесконечными боевыми действиями и вероломством противника, Бэкон утратил чутье военачальника. Вместо того чтобы дать себе передышку, а заодно поднакопить свежие силы, молодой человек безрассудно бросился на штурм Джеймстауна, имея в своем распоряжении немногочисленный отряд. Как ни странно, маневр увенчался успехом. Ничего не подозревавший губернатор был застигнут врасплох, и ему пришлось в спешном порядке прятаться за городскими стенами.
* * *
А в это время шхуна «Красотка» двигалась на север. До сих пор Рэйл не предпринимал попыток вернуть расположение Лорейн. После перенесенной лихорадки он похудел и, чтобы восстановить силы, даже днем спал по нескольку часов.
– Не представляю, что нас ждет в Джеймстауне, – мрачно признался он Лорейн. – Пока мы уладим дела с ремонтом, тебе, наверное, было бы безопаснее побыть на шхуне.
«Чтобы так и не узнать, для чего он приехал в Виргинию – продавать оружие или ради своей ненаглядной Лори-Энн Маклод? Ну нет!» – твердо решила девушка.
– Я предпочла бы пойти с вами, – произнесла она небрежным тоном.
– Хорошо, – так же небрежно бросил Рэйл.
«Красотка» миновала мыс Хаттерас, обогнула Норфолк и вошла в устье реки Джеймс. Вступив на землю Джеймстауна – это произошло 13 сентября, – матросы с удивлением обнаружили, что город осажден.
В воздухе ощущалась напряженность. В те времена население Виргинии составляло всего сорок тысяч человек, и, как показалось Лорейн, все они сейчас находились в столице. Повсюду сновали вооруженные солдаты, на которых покрикивали усталые офицеры. Под приветственные возгласы толпы на пороге ратуши появился губернатор, одетый весьма импозантно. На мгновение его взор остановился на Лорейн, и она почувствовала себя неуютно под этим проницательным взглядом.
Пока они пробирались сквозь толпу, Рэйл обратил внимание на частокол, которым было обнесено устье реки, и пушки, держащие его под обстрелом.
– Губернатор не желает, чтобы его застали врасплох, – объяснил прохожий в ответ на вопрос Камерона. – Он поклялся, что повесит Бэкона и его сторонников.
– Тогда ему придется повесить каждого десятого, – вмешался второй прохожий, – поскольку почти все поселенцы сочувствуют молодому Бэкону.
Услышав эти слова, Лорейн в смятении обернулась к Рэйлу.
– Если губернатору надоела осада, почему он не сделает попытки прорваться? Ведь его войско намного превосходит силы Бэкона!
– Пожалуй, я знаю почему, – задумчиво промолвил Рэйл. – Взгляни!
Вдалеке возводилось еще одно фортификационное сооружение. На песчаной косе в спешном порядке насыпали мощный земляной бруствер. Над ним развевались лоскуты белой ткани.
Лорейн прищурилась, пытаясь рассмотреть, что там происходит. Вначале ей показалось, что это мятежники машут белыми флагами, но вскоре она поняла, что белые лоскуты – это фартуки.
– Но ведь там женщины! – с негодованием вскричала она.
– Вот именно, – угрюмо подтвердил первый прохожий. – Жены сторонников губернатора, захваченные в плен этим негодяем Бэконом. Он прекрасно понимает, что у его маленького войска нет шансов победить, вот и решил действовать так подло! Он нарочно заставляет несчастных разгуливать взад и вперед в качестве живого щита, а сам тем временем продолжает строить баррикаду. Без нее наша артиллерия расправилась бы с ним в два счета.
– Весьма хитроумный план, – с иронией изрек Рэйл. – Я бы до такого не додумался. Но как Бэкон рассчитывает на победу, не имея собственных пушек?
– Говорят, он с минуты на минуту ждет подкрепления.
Лорейн посмотрела на белые фартуки. Разглядеть их не представлялось возможным, но зато легко можно было представить негодование женщин, вынужденных выступать невольными пособницами мятежников против собственных мужей! Интересно, подумала она, нет ли среди заложниц леди Фрэнсис, супруги губернатора?
Изумлению Лорейн не было бы предела, узнай она, что среди тех, кто в этот солнечный день шагал по баррикаде, размахивая белым фартуком, была Лори-Энн Маклод. Всякий раз, когда она встречалась с кем-нибудь из своих подруг по несчастью, та окидывала ее ледяным взором.
Лори-Энн, высокая красивая женщина, была создана для жизни в этих диких краях и, хотя родилась в Шотландии, лишь в Америке смогла полностью раскрыть свою индивидуальность. В лесах и в прериях она вела себя так же бесстрашно, как самый отважный из мужчин-поселенцев.
Ее огромные синие глаза лучились весельем при взгляде на захваченных в плен леди, которые дефилировали по насыпи, намеренно обходя стороной непокорную шотландку. Широко улыбаясь, Лори-Энн наслаждалась от души.
– Почему бы вам не снять шляпу? Тогда мужчины Джеймстауна увидели бы ваше лицо и поняли, что вы не из нашей компании, – предложила полная дама в ситцевом платье. Ее настолько утомила ходьба, что она обливалась потом.
Лори-Энн рассмеялась:
– А что, если меня узнает ваш муж, достопочтенная супруга члена городского совета? Как бы ему не пришло в голову застрелить вас, чтобы поиметь меня! Ну же, леди, живее! – насмешливо пропела шотландка. – Покажите джентльменам Джеймстауна, что хотя в постели от вас уже давно мало проку, вы еще не разучились ходить!
Этот пронзительный клич болью проник в сердца несчастных женщин.
– Я больше не вынесу! – взмолилась одна. – Кто посмеет стрелять, даже если мы покинем эту противную баррикаду? Уж, во всяком случае, не наши мужья в Джеймстауне! Да и насчет мятежников я сомневаюсь, хотя они силой приволокли нас сюда и заставили маршировать…
Цепь «воинов» в белых фартуках была готова дрогнуть. Назревало дамское восстание, а мужчины, с лихорадочной поспешностью возводившие баррикаду, и не подозревали об этом.
Снова раздался громкий голос Лори-Энн:
– Мужья могут и не поднять на вас оружие, разве что вы надоели им в постели. Возможно, вас пощадят и люди Бэкона. А вот я, если вы перестанете ходить по баррикаде, не пощажу никого!
С этими словами шотландка извлекла из-под фартука пистолет и для убедительности помахала им перед носом изумленных дам.
– Если вы думаете, что я не умею обращаться с этой штучкой, то ошибаетесь! Я собственноручно прикончила двух индейцев, покушавшихся на мою жизнь…
Фартучное воинство испуганно зароптало.
– Пошли, Гортензия, – шепотом позвала подругу пухлая дама в ситцевом платье. – Эта жуткая особа может и вправду нас застрелить!
– Вот именно! – со смехом подтвердила Лори-Энн. – Хотя, конечно, мне не хотелось бы пускать оружие в ход, разве что кто-то из вас попытается бежать…
Подавленные услышанным, дамы нехотя повиновались. Сама же Лори-Энн лихо вышагивала рядом со всеми, и только пистолет, спрятанный под фартуком, отличал ее от остальных участников галантного марша.
Глава 21
Осада Джеймстауна
Сентябрь 1675 года
Хотя столица кишела гостиницами и тавернами, найти пристанище оказалось не просто. В этом скоро убедились Лорейн и Рэйл. По словам местных жителей, все было заполнено до отказа. В Джеймстауне преобладало мужское население, и Лорейн, женщина красивая, неизменно вызывала интерес. Куда бы она ни шла, головы непременно поворачивались в ее сторону.
– Как только бруствер будет возведен, начнется сражение, – озабоченно заметил Рэйл. – Пожалуй, тебе лучше вернуться на шхуну.
– Ни за что! – отрезала девушка. – К тому же мистер Харли и мистер Грин… – она грациозно кивнула двум джентльменам, стоявшим неподалеку; желающих показать незнакомой красотке достопримечательности Джеймстауна было гораздо больше, но эти двое проявили особую настойчивость, – только что сообщили, что знают гостиницу, где подают превосходную еду.
Рэйл вежливо поклонился упомянутым джентльменам.
– Отлично! Там мы и поужинаем. Надеюсь, господа не откажутся быть нашими гостями?
Те с радостью согласились.
– Похоже, капитан собирается накачать девицу вином и отправить восвояси, – подтолкнув приятеля локтем, шепнул Харли.
– Ты хочешь сказать – подальше от нас, – так же шепотом отозвался Грин.
Предполагалось, что этот обмен репликами не дойдет до ушей Лорейн. Однако она все слышала и тут же дала себе клятву пить поменьше. В ее планы входило оставаться в городе как можно дольше – пока Рэйл будет улаживать свои дела, каковы бы они ни были.
Ужин состоялся в общем зале одной из гостиниц. Ввиду огромного наплыва посетителей по периметру были установлены длинные скамьи и столы, за которыми разместилось почтенное общество. Отовсюду доносились шумные голоса, песни и звяканье кружек. Наиболее развязно вели себя новобранцы губернаторского войска. Они хвастливо уверяли собравшихся, что как только леди покинут баррикаду, Беркли выступит против Бэкона и раздавит его.
– Как я заметил, губернатор держит наготове свои корабли – на тот случай, если придется удирать, – иронично произнес Рэйл. – Вряд ли эти молодые олухи проявляли бы столь бурный энтузиазм, если бы данное обстоятельство было им известно.
– Но ведь у Беркли гораздо больше людей, чем у Бэкона, – возразила Лорейн. – Он наверняка выиграет завтрашнее сражение.
– Если таковое вообще состоится, – уточнил Рэйл. – Эти парни горазды только глотку драть, а как дойдет до решительной схватки, они дрогнут.
В этот момент в гостиницу вошли Хелст и Дерри Корк.
– Странно, что Андре предпочел остаться на шхуне, – удивленно заметила Лорейн. – Тебе не кажется, что это на него не похоже?
– Я не так хорошо знаком с пристрастиями Лестрея, как ты, – отрезал Рэйл и, обернувшись к своему соседу, принялся обсуждать виды на завтрашнюю битву.
Обиженная таким ответом, Лорейн перенесла все внимание на Харли и Грина, которые познакомили ее со своим приятелем, бойким молодым человеком. Он был так очарован девушкой, что тут же предложил уступить ей свою комнату в соседней гостинице.
– Правда, это всего лишь крохотная каморка на чердаке, но вы с мужем вполне там уместитесь.
Лорейн не стала уточнять, кем ей приходится Рэйл.
– А где же будете спать вы? – с беспокойством спросила она.
– Попрошусь переночевать к другу, – беззаботно ответил тот. – Завтра я иду в бой. Не могли бы вы подарить мне какой-нибудь талисман на счастье?
Лорейн извлекла из кармана носовой платочек, и молодой человек спрятал его за пазуху, словно это была величайшая драгоценность на свете.
Этот инцидент не ускользнул от внимания Рэйла.
– Поздравляю с победой, – небрежно бросил он. – Ты времени даром не теряешь.
– Этого джентльмена зовут Оливер Карр, – с видом светской дамы изрекла Лорейн. – Тебе следовало бы его поблагодарить – он проникся участием к нашему бедственному положению и предложил устроиться на ночь в его комнате.
– Благодарю от души, – откликнулся Рэйл, с готовностью протягивая руку через стол. – Ваш слуга, Карр. Меня зовут Рэйл Камерон. Рад, что моей милой не придется спать на полу!
Когда с ужином было покончено, Карр предложил:
– Давайте я провожу вас до гостиницы. Тут совсем недалеко. Правда, хозяева любят ложиться рано. Как бы они не заперли двери…
– Неужели в такую ночь кто-нибудь отважится запереть дверь? – удивилась Лорейн. – Мало ли что может случиться накануне завтрашнего сражения!..
– Говорю вам, они укладываются с курами, – повторил Карр.
Как выяснилось, он ошибался. Оба были на ногах, более того, хозяйка паковала вещи.
– Твое мнение меня не интересует, – раздраженно говорила она мужу, спускаясь по лестнице с ворохом коробок. – Я не намерена слушать, как у меня над ухом будут свистеть пули! Завтра с первым же лучом зари я уеду на восточный берег к своим кузенам. А те, кто этого хочет, пусть дерутся сколько влезет…
– Даже если мятежники доберутся до гостиницы, они вряд ли позарятся на твои шляпы, Молли, – увещевал супругу хозяин. – Скорее уж опасность грозит посуде и столовому серебру…
– Их я тоже заберу! – безапелляционно заявила его жена. – И предупреждаю тебя, Гораций…
О чем именно, узнать не удалось, поскольку в этот момент в гостиницу вошел Оливер Карр со своими спутниками, и достойная дама, обрадовавшись появлению новых слушателей, сменила тему.
– Разве я не говорила вам, мистер Карр, что комета – это дурной знак? Вспомните, как она целую неделю висела у нас над головами… А та огромная стая голубей, от которой днем стало темно, как ночью?
– Ну конечно, – с притворным вздохом отозвался молодой человек, незаметно подмигивая Лорейн. – А уж когда мухи чуть не сожрали все деревья в городе…
– Я предупреждала, что это добром не кончится, и смотрите, что вышло! По улицам разгуливают солдаты, повсюду слышны выстрелы… Попомните мои слова, в Джеймстаун вот-вот придет беда! Только я не намерена сидеть сложа руки и ждать, когда это случится. Завтра я уезжаю!
Грозно помахав пальцем перед носом растерянного супруга, она вновь устремилась наверх. Тем временем Карр объяснил хозяину причину появления Рэйла и Лорейн и повел их туда, где им предстояло провести ночь.
Когда он ушел, Лорейн села на кровать и решительно объявила:
– Если ты надеешься, Рэйл Камерон, отправить меня на шхуну, то предупреждаю – я буду сопротивляться!
– Я не собираюсь с тобой спорить, – спокойно парировал шотландец, – но спать буду на этой кровати. А как только продам оружие, «Красотка» тут же снимется с якоря. Обещаю тебе, Лорейн!
Все-таки он произнес эти слова, которых она так давно ждала! В самом деле, если рядом полно людей, нуждающихся в оружии, почему бы не воспользоваться случаем? А о Лори-Энн Маклод он и думать забыл!
Радость теплой волной накатила на Лорейн. Встав, она лениво потянулась.
– По-моему, нам обоим не мешает хорошенько выспаться, – с видом скромницы произнесла она.
Рэйл рассмеялся:
– А перед этим заняться еще кое-чем!
Лорейн оторвалась от созерцания собственной ноги и подняла глаза на шотландца. Только сейчас она заметила, что он успел освободиться от всей одежды, и покраснела.
Наклонившись, Рэйл задул свечу. Лунный свет струился сквозь створчатое окно, озаряя влюбленную пару серебристым сиянием. Оба немного волновались. Призрак Лори-Энн Маклод больше не заботил Лорейн, но прошло так много времени с тех пор, как они с Рэйлом были близки…
В мгновение ока она пересекла комнату и очутилась в его объятиях. Их обнаженные тела соприкасались. Лорейн издала прерывистый счастливый вздох. Как она соскучилась!..
– Интересно, за что я тебя полюбила? – блаженно улыбаясь, прошептала девушка.
Их сплетенные тела двигались в едином ритме, и вскоре сладостное неистовство этого слияния вознесло обоих на вершину блаженства.
В эту ночь Лорейн заснула, положив голову на плечо Рэйла. Она была уверена, что у нее нет соперниц.
Проснулась она от ружейных выстрелов и, сев в кровати, позвала:
– Рэйл!
Его рядом не оказалось. В мгновение ока она соскользнула на пол и принялась лихорадочно одеваться. Спустившись вниз, она наткнулась на хозяина. По его словам, Рэйл ушел из гостиницы с первым лучом зари. Лорейн охватила паника. Не мог же он бросить ее одну в городе, где идет война!..
Испугаться по-настоящему ей не пришлось – шотландец появился в дверях собственной персоной.
Он все-таки вернулся за ней, с облегчением подумала Лорейн.
– Что происходит? – с беспокойством спросила она.
– Войска губернатора Беркли выступили против мятежников, – лаконично объяснил Рэйл. – В настоящее время они атакуют бруствер.
– А что сталось с теми несчастными женщинами, что разгуливали по баррикаде?
– Их уже давно там нет, – пожал плечами Рэйл. – Они нужны были только для того, чтобы люди губернатора не напали на мятежников раньше времени и дали им возможность закончить возведение укреплений. Башковитый парень этот Бэкон, вот что я тебе скажу!
Сражение длилось недолго: доблестные новобранцы губернатора в панике рассеялись при первом же ударе мятежников. Вскоре на улицы города хлынула шумная толпа отступающих солдат. Выглянув в окно, Лорейн увидела несколько всадников, которые что-то громко кричали друг другу.
– Офицеры губернатора Беркли, – пояснил Рэйл у нее за спиной.
Она удивленно обернулась.
– Но их так много! Как же могло случиться?..
– Что они проиграли битву? Все очень просто: Беркли жаждал крови, в то время как его людьми двигало лишь желание получить обещанную награду.
– Куда же они направятся теперь? – спросила она, вспомнив Оливера Карра, которому подарила свой платок. Интересно, принес ли он ему счастье?
– Вероятно, вернутся на восточный берег. Я слышал, что там индейцы ведут себя потише, и с ними можно договориться.
– Договариваться с дикарями, которые уничтожают твоих соседей? – ахнула Лорейн.
Рэйл усмехнулся:
– Со временем ты поймешь, что каждому человеку дорога в первую очередь собственная шкура. Антииндейские настроения наиболее сильны на границе, что неудивительно – тамошних женщин и детей зачастую убивают на глазах их мужей и отцов. По мере продвижения в глубь страны эти настроения слабеют. Хотя два главаря мятежников – Лоуренс и Драммонд – проживают, как ни странно, здесь, в Джеймстауне. Их дома славятся на всю округу своими размерами и великолепием отделки.
– Я полагаю, теперь мы сможем вернуться на шхуну? – перебила его Лорейн, возвращаясь к предмету, который не переставал ее волновать.
Шотландец покачал головой.
– Сегодня утром я приказал Тейву вывести «Красотку» в открытое море, чтобы люди губернатора ее не захватили. Дерри Корк и остальные офицеры уже на борту. Шхуна будет отсутствовать неделю, может, чуть больше. Но это не должно тебя волновать – думаю, мы отлично проведем время в комнате Карра, если, конечно, он нам позволит.
– Где-то он сейчас?
– Несколько минут назад проезжал под нашим окошком и вид имел исключительно бравый. Он еще помахал тебе платочком. Разве ты не заметила?
В тот вечер они отужинали в обществе Оливера Карра. Молодой человек настаивал, чтобы они оставались в его комнате, сколько пожелают. Он был удручен исходом битвы.
– Наши парни дрогнули и побежали, – повторял молодой человек, сокрушенно качая головой.
– А что могли сделать зеленые юнцы против испытанных бойцов? – резонно заметил Рэйл. – Да они до сегодняшнего дня и мушкета в руках не держали!
На это Карру было нечего возразить.
– Неужели губернатор предпримет новую попытку? – с любопытством спросила Лорейн.
– Вряд ли, – вздохнул Карр. – Он крайне недоволен своим войском. Поговаривают, что Беркли собирается вернуться на восточный берег. Если это так, мне стыдно за него. – Он достал из кармана платок. – Возвращаю ваш подарок. Я не сумел оправдать оказанное мне доверие.
– Вы не должны себя винить! – запальчиво воскликнула Лорейн. – Что вы могли сделать в одиночку, когда все вокруг трусливо сбежали с поля брани?
И она сунула платочек в руку Карра.
Решение губернатора не заставило себя ждать. Он объявил, что возвращается в Аккомак, и пригласил всех жителей города присоединиться к нему. На сборы отводилось пять дней.
Весь город готовился к отъезду. Лорейн с опаской ждала того дня, когда они с Рэйлом останутся одни во всем Джеймстауне, да еще на расстоянии ружейного выстрела от мятежников.
И все же эти пять дней стали счастливейшими в ее жизни. В светлое время суток они с Рэйлом бродили по улицам, вечерами ужинали в обществе жителей города, ряды которых редели с каждым днем, а ночи – восхитительные, сладостные ночи! – проводили в крошечной каморке на чердаке, которую великодушно уступил им Оливер Карр.
Рай, да и только! Но Лорейн знала, что долго такое блаженство не продлится.
Пять дней пролетели, как один. К этому времени в городе осталось лишь несколько человек, но даже они, в том числе хозяин гостиницы, назавтра намеревались отплыть по реке Джеймс в направлении Чесапикского залива. Войска Бэкона не собирались чинить препятствий этой эвакуации, предпочитая мирный исход неизбежному кровопролитию.
Эта мысль пришла Лорейн в голову, когда они с Рэйлом возвращались в гостиницу. Наверное, им тоже придется завтра покинуть город, иначе их сочтут пособниками восставших.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29