А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


В проницательных глазах дельца зажегся лукавый огонек.
– Вы хотите заставить молодого человека поверить, что задолжали больше, чем тысячу?
– Совершенно верно.
– Прекрасный план! – одобрил Николлс. – Это вынудит парня обнаружить свои истинные намерения. Я сейчас же напишу Филиппу. Кажется, мне начинает нравиться роль вашего управляющего, мисс Лондон!
На следующий день Николлс уехал. Лорейн была рада, что осталась. О, она сумеет отомстить неверному любовнику! Ее глаза грозно блеснули, когда она представила, как запустит когти в Филиппа. Скорей бы наступило завтра!
Завтра наступило, однако Дедуинтон не появился.
После завтрака Лорейн решила прогуляться. Стоя на вершине утеса, она любовалась кораблями, стоявшими на якоре в порту. На одном из них Филипп прибыл в Йорктаун и на нем же намеревается завтра вечером отплыть в Род-Айленд. Интересно, на каком? Она спросила проходившего мимо мужчину, которое из судов называется «Ящерицей», и тот указал на небольшую двухмачтовую шхуну.
Лорейн долго ее разглядывала. Когда-то одна мысль о том, что за ней приехал Филипп Дедуинтон, преисполнила бы ее восторгом. А сейчас она сама удивлялась своему равнодушию. Бросив последний взгляд на «Ящерицу», Лорейн решила возвратиться в город. В воздухе уже чувствовалась осень. Скоро листья изменят свой цвет и начнут опадать. Это будет великолепное зрелище – каскад алых, золотисто-желтых и бурых листьев на фоне красных труб и белых домиков, которые словно стадо овец взбирались до середины городских холмов. Вокруг них располагались ухоженные садики, в которых кое-где еще цвели розы.
Приятное местечко! В таком городке она когда-то мечтала поселиться с Рэйлом, растить его детей, наполнить его жизнь покоем и счастьем… При мысли о том, что этому не суждено сбыться, у Лорейн заныло сердце.
Понурив голову, она побрела обратно в гостиницу, машинально съела обед и вдруг отчаянно пожалела, что не уехала вместе с Николлсом. По крайней мере теперь ее не терзали бы мысли о неверном шотландце! Вчера она была одержима единственным желанием – отомстить Филиппу, но почему-то сегодня мысль о мести уже не доставляла такого удовольствия.
К вечеру она начала жалеть и о соглашении, которое заключила с Джонни Сирсом.
– Хозяин говорит, что вы получили наследство! – возбужденно выпалил паренек, вбегая в комнату Лорейн.
– Ну да. Что-то около тысячи фунтов, – небрежно подтвердила она.
Она попросила Джонни исполнить одну ее деликатную просьбу, а в ответ пообещала дать немного денег, чтобы он смог посмотреть петушиные бои. Джонни не заставил себя долго упрашивать.
Лорейн провела беспокойную ночь – ей мешали уснуть мысли о Рэйле, однако наутро встала с ясной головой. К черту Филиппа! В йорктаунской бухте находится судно из Бристоля, которое скоро отправится на Ямайку. На нем-то она и уедет. Перебраться с Ямайки на Барбадос не составит труда.
Приняв решение, Лорейн повеселела. Она долго прихорашивалась перед зеркалом, потом позавтракала и направилась в порт, чтобы договориться о своем отъезде с капитаном судна.
Возвратившись в гостиницу, Лорейн приняла горячую ванну и поспала пару часов, затем торопливо оделась, намереваясь спуститься вниз. Только сейчас она почувствовала, что проголодалась.
Приподняв подол розовой юбки, она сбежала по ступеням… и от неожиданности резко остановилась. Перед ней стоял Филипп Дедуинтон, такой же красивый и импозантный, каким был в Род-Айленде. Густые каштановые волосы обрамляли загорелое лицо, а темные глаза с улыбкой смотрели на девушку.
– Лорейн!
Он шагнул вперед, нетерпеливо обхватил ее за плечи, потом слегка отодвинул от себя, как бы желая удостовериться, что это в самом деле его бывшая возлюбленная, и снова прижал к груди.
Лорейн оказалась не готова к такому приему. Она попыталась высвободиться, чувствуя, как гулко колотится сердце.
– Я две недели колесил по всему Аккомаку! – воскликнул молодой человек. – А вернувшись, узнал от хозяина, что все это время ты провела в его гостинице!
Итак, Хиггинс с блеском сыграл свою роль, но теперь эта ложь показалась ненужной. Сейчас она выложит Филиппу правду – и прогонит навсегда.
– Нет, Филипп, я… – начала она.
Полагая, что «нет» означает, что он должен перестать ее обнимать, Дедуинтон послушно разжал руки.
– Пойдем скорее! – нетерпеливо воскликнул он. – Я приказал подать обед в отдельную комнату. Там мы сможем спокойно поговорить. «Ящерица» отплывает завтра на рассвете.
С этими словами молодой человек взял Лорейн за руку и повел в небольшую уютную столовую, где обычно обедали те, кто желал уединения.
На столе, покрытом белой льняной скатертью, уже стояли два прибора. Как только молодые люди уселись, улыбающаяся служанка внесла громадное блюдо с жареной дичью. Пока она хлопотала, Филипп не проронил ни слова, однако не спускал глаз с Лорейн. Но вот дверь за служанкой захлопнулась. Молодой человек схватил Лорейн за руку и с чувством проговорил:
– Я очень дурно обошелся с тобой…
– И в самом деле дурно, – не стала отрицать она.
– Я вернулся в «Проворную лошадку» на следующее же утро, везде искал тебя. Хотел попросить прощения…
– Я прощаю тебя, Филипп, – холодно произнесла Лорейн, отдергивая руку. – Может быть, приступим к еде? Корабль ведь ждать не будет.
– Я вижу, что ты все еще меня не простила, – сказал Дедуинтон, уязвленный ее тоном.
– А ты ждал, что прощу? – с вызовом спросила она.
– Да нет, пожалуй. Но все же надеялся… Я все время думал о тебе, Лорейн. Твое лицо стояло у меня перед глазами…
– Возможно – за исключением тех минут, когда ты думал о Лавинии Тодд и когда у тебя перед глазами стояло ее лицо.
– Как ты можешь так говорить? – воскликнул оскорбленный Филипп.
– Да очень просто. – Она пожала плечами. – Я намеревалась многое сказать тебе, но сейчас мне вдруг расхотелось. Перейдем к делу. Как я понимаю, Николлс рассказал тебе о моем наследстве?
– Да. Надеюсь, ты не думаешь, что я искал тебя из-за каких-то жалких денег?
– А что еще я могла подумать, если ты бросился за мной вдогонку, как только узнал о тысяче фунтов?
– Это неправда! Я искал тебя и до этого, просто с ног сбился! И только повстречав капитана Брайди, узнал, где ты находишься…
– А тут очень кстати объявился мистер Николлс, и вы принялись искать меня вдвоем.
– Ну да! – как ни в чем не бывало подтвердил Филипп.
– Хозяин не сказал тебе, чем я занимаюсь? – спросила Лорейн, принимаясь за еду. – Играю в карты на деньги.
– Сказал, – нехотя буркнул он.
Лорейн усмехнулась. Хиггинс ее не подвел!
– Расскажи, как возник пожар в «Проворной лошадке»? – попросила она. – Миссис Оддсбад всегда неосторожно обращалась с огнем. Муж постоянно журил ее за это, но она…
Филипп округлил глаза.
– Так ты ничего не знаешь? От поселка ничего не осталось. В одну ночь индейцы выжгли все.
– Не может быть! – ахнула Лорейн.
– Сгорела не только таверна, но и другие дома. Вскоре после твоего отъезда «король Филипп» развязал настоящую войну. Тебе повезло, что ты вовремя улизнула! Основной удар туземцы нанесли в воскресенье, когда люди возвращались из церкви. Были убиты все Маколди, семейство Пейнов, Мэри Уикхем, Мэтью Стокс… Всех не перечислишь. Пока несчастье не коснулось Провиденса, однако большая часть Новой Англии объята пожаром войны. И конца ей не видно…
Услышав эти страшные известия, Лорейн невольно содрогнулась.
– А твои родственники? – со страхом спросила она.
– Погибли. Все до единого. Наш дом сгорел дотла вместе с надворными постройками. Урожай погиб. Скотина разбежалась. Я сам уцелел лишь потому, что в тот злополучный день отправился искать место для нашего будущего домика.
Последняя фраза была явной ложью, и Лорейн это почувствовала. Теперь стало ясно, для чего Филиппу деньги. Лишившись крова, скота и зерна, он прельстился тысячей фунтов, которая позволила бы ему поправить положение, а заодно заняться земельными спекуляциями…
Беседу молодых людей прервал Хиггинс.
– Извините, я забыл передать вам записку от мистера Николлса, – сказал он, протягивая Филиппу сложенную вчетверо бумагу.
Все шло по плану, придуманному Лорейн. Что и говорить, Хиггинс проявил себя незаурядным актером!
Филипп прочел записку, и лицо его омрачилось.
– Что это значит? Николлс предупреждает, что мне придется отвечать за твои долги… Ты не знаешь, что он имеет в виду?
– Не обращай внимания. Как ты знаешь, я увлекаюсь карточной игрой, а подобная профессия предполагает взлеты и падения.
– Прошу тебя, выражайся яснее! Неужели за две недели ты промотала все свое наследство? Этого не может быть!
– Не понимаю, почему ты так расстроился, – с невинным видом изрекла Лорейн. – Мои долги тебя не касаются.
– Все, что касается тебя, касается и меня, – веско произнес молодой человек.
В этот момент на пороге появился Джонни Сирс.
– Там внизу джентльмен, с которым вы давеча играли, – шепотом сообщил он. – Говорит, что за вами еще пятьдесят фунтов.
– О Боже! – в притворном испуге воскликнула Лорейн. – А ты не мог бы от него отделаться, дружочек? Скажи, что я уехала в Аккомак или еще куда-нибудь…
– Попытаюсь, – кивнул Джонни.
Филипп побледнел.
– Так это правда? Ты действительно спустила в карты все свое наследство?
– И даже вышла за рамки этой суммы, – подтвердила она. – Но это временная неудача, уверяю тебя! Жизнь картежника не всегда течет гладко. К сожалению, удача от меня отвернулась…
– Значит, денег у тебя нет?! – не веря своим ушам, воскликнул Филипп.
– К несчастью, нет, – подтвердила Лорейн. – И это все меняет между нами, не так ли?
– Это меняет только одно, – процедил он. – Я не могу жениться на тебе сейчас…
Он вдруг размахнулся и изо всех сил стукнул Лорейн по лицу. Удар был таким мощным, что она упала бы, если бы Филипп не подхватил ее. Хрупкая фигурка в шелковом розовом платье безвольно поникла в его объятиях.
Раздумывать было некогда. Даже если пареньку удалось избавиться от одного обманутого игрока, кто знает, скольким еще Лорейн задолжала? Да и хозяин вряд ли выпустит его из гостиницы. Разве что…
Словно по наитию, Филипп вытащил фляжку с бренди, щедро окропил лицо и волосы Лорейн, потом налил немного бренди в ложбинку между грудями, удостоверившись, что влага пропитала корсаж. Довольно ухмыльнувшись, негодяй подхватил на руки свою безжизненную ношу, от которой за версту несло алкоголем, и постарался сделать так, чтобы левая щека девушки, покрасневшая от удара, прижалась к его груди.
– Мне надо торопиться, чтобы успеть на корабль, – озабоченно сообщил он хозяину, спустившись вниз.
– А что случилось?
– Видите ли, моя подруга, к несчастью, пьет запоем. Поэтому мы и поссорились, – понизив голос, объяснил Филипп.
От Лорейн и в самом деле так разило бренди, что Хиггинс легко поверил в эту небылицу.
– Надеюсь, у вас нет к нам претензий? – продолжил молодой человек. – За жилье и ужин я заплатил заранее…
В этот момент из кухни донесся звук падающего тела, а затем громкие крики. Дверь распахнулась, и в щель просунулось чье-то испуганное лицо.
– Мег и кухарка снова сцепились! Пойдемте скорее, хозяин! Надо их разнять…
Изрыгая проклятия, Хиггинс устремился на кухню. Когда он вернулся, Филиппа в гостинице уже не было.
Глава 25
На борту «Ящерицы»
Лорейн проснулась от боли в скуле и долго не могла понять, где находится. Под ней был тощий тюфяк, а над головой висела тусклая корабельная лампа.
Она огляделась. Вначале ей показалось, что она каким-то чудом очутилась на «Красотке», и лишь потом заметила, что вместе с ней в каюте находится еще с полдюжины женщин.
– Где я? – спросила девушка, морщась от боли.
Толстуха, стоявшая к ней ближе всех, резко обернулась:
– С пьянчужками вроде тебя порядочные леди не разговаривают!
– Что?! – не веря своим ушам, воскликнула Лорейн. – Да я в жизни не напивалась! Ответьте, прошу вас, как называется этот корабль?
– Не обращай на нее внимания, Полли, – посоветовала толстой даме ее подруга, худышка в платье из коричневой тафты.
Только сейчас Лорейн заметила, что спала в одежде.
– Ты на «Ящерице», девочка, – раздался спокойный голос из угла. – Мы плывем в Род-Айленд.
Теперь Лорейн вспомнила, что произошло вчера вечером. Значит, этот подлец Филипп увез ее с собой? Она чуть не задохнулась от гнева.
– Меня похитили! – вскричала несчастная.
Это известие было встречено издевательским смехом обеих дам, которые и не подумали помочь Лорейн, когда та, спотыкаясь, пыталась выбраться на палубу. В конце концов ей это удалось. Она огляделась. Над головой трепыхались белые паруса, а вокруг, насколько хватало глаз, простирался безбрежный океан.
– Где капитан? – воскликнула Лорейн, обводя судно безумным взглядом. – Он должен немедленно высадить меня на берег!
Появление на палубе столь странной особы вызвало смятение среди пассажиров, которые начали собираться вокруг Лорейн.
– Говорю вам, меня похитили!
Неожиданно в толпе возник Филипп. Оттирая взволнованных путешественников, он наконец добрался до Лорейн и схватил ее за руку.
– Что ты им наговорила?
– Я сказала правду! – сердито закричала она, пытаясь высвободиться. – Вчера ты силой увез меня из Йорктауна!
За спиной Филиппа появился невысокий, крепко сбитый мужчина с бородой.
– Что здесь происходит? – спросил он густым басом.
Филипп обернулся, не выпуская Лорейн.
– Это дело касается только меня и моей служанки, капитан, – произнес он раздраженно.
– Я не его служанка! – запротестовала та, почувствовав в капитане союзника. – Он лжет!
– Вчера вы утверждали, что эта девушка – ваша невеста и что она выпила лишнего, празднуя ваш приезд. Теперь же говорите, что она – ваша служанка. Которой из двух историй я должен верить?
– Обеим! Ни одной! – хором воскликнули спорящие.
– Я докажу правдивость своих слов! – с пафосом провозгласил Дедуинтон и, порывшись в карманах, извлек на свет сложенную вчетверо бумагу. – Вот контракт, переданный мне прежним хозяином девушки, неким Оддсбадом. Все подписи на месте.
Он торжественно протянул документ капитану.
Тот внимательно прочел его, затем поднял глаза на Филиппа.
– Кажется, все в порядке, – со вздохом признал он.
– Этого не может быть! – воскликнула Лорейн. – Оддсбад клялся, что ни за что меня не продаст!
А вот этого говорить не следовало. Из ее слов вытекало, что она все-таки была служанкой. Хор сочувственных голосов, еще недавно поддерживавший юную красавицу, быстро смолк. Замечание Лорейн вызвало презрительную улыбку на лице Филиппа.
– И все же он тебя продал – после того, как ты сбежала, – с издевкой произнес молодой человек. – Тогда-то я и отправился на поиски.
Лорейн попыталась спасти положение.
– Я могу выкупить свой контракт! За время, которое мне осталось быть в услужении, я заплачу золотом!
Капитан задумчиво почесал бороду. Случалось, что мужчина, вознамерившийся жениться на служанке, выкупал ее контракт, но то, что предлагала юная незнакомка, не вписывалось ни в какие правила.
– А у вас есть золото? – спросил он.
– Нет, но я достану!
– Девица лжет, – хладнокровно вмешался Дедуинтон. – Она действительно получила небольшое наследство, но успела не только промотать деньги, но и наделать долгов. Когда мы встретились, она как раз пыталась удрать от кредиторов. Если бы не я, сидеть ей сейчас в долговой тюрьме!
– Не могла же бедняжка голодать и спать под забором! Еда и кров стоят недешево, – послышался ласковый женский голос, и Лорейн узнала в говорившей даму, которая недавно ответила на ее вопрос относительно «Ящерицы».
Филипп обернулся.
– К вашему сведению, это были карточные долги. Подумать только, просадить в карты целое состояние!
– Неправда! – вскричала Лорейн. – Я выдумала эту историю, чтобы отомстить ему. В Род-Айленде он дурно обошелся со мной…
Окончить фразу не удалось – Филипп отвесил ей звонкую затрещину.
– Мерзкая лгунья! Сейчас ты у меня отведаешь кнута!
– На моем судне не принято бить женщин, – громоподобным басом вмешался капитан. – Вас, кажется, зовут мисс Лондон? Именно это имя значится в контракте.
– Да, сэр, – прошептала Лорейн.
– Так вот, мисс Лондон, с вами будут обращаться так же, как с остальными пассажирами. Спать вы будете в женской каюте, а когда вздумаете подняться на палубу, я гарантирую, что к вам отнесутся с должным уважением. – Обернувшись к Филиппу, капитан добавил с плохо сдерживаемой яростью: – Подозреваю, молодой человек, что вы ведете нечестную игру. Должен предупредить – если это так, вы предстанете перед властями, как только мы достигнем Провиденса.
Дедуинтон побледнел. Он понимал, что с капитаном шутки плохи. Не найдя достойного ответа, молодой человек поспешил убраться восвояси.
Толпа пассажиров, еще недавно плотным кольцом окружавшая Лорейн, быстро растаяла. Остался лишь капитан. Глядя на девушку, он задумчиво крутил ус.
– У вас действительно достаточно золота, чтобы откупиться от этого человека? – напрямик спросил он. Лорейн со вздохом кивнула. – Кстати, кем он вам доводится?
– Когда-то был всем, – призналась она, – теперь никто. Он стал искать меня, услышав про наследство. А когда узнал, что денег нет, ударил так, что я потеряла сознание, и привез сюда…
– Но от вас сильно пахло бренди, – мрачно напомнил капитан. – Ваш спутник сказал, что вы слишком бурно отпраздновали встречу.
– Еще одна ложь! Он нарочно облил меня!
– Что и говорить, история запутанная. До прибытия в Род-Айленд нам вряд ли удастся ее прояснить. А пока, как я и обещал, с вами будут обращаться так же, как с другими пассажирами.
Однако женская половина обитателей «Ящерицы» придерживалась иного мнения. Дамы решили, что все и так ясно, и дружно отвернулись от Лорейн.
Страдая от того, что с ней обращаются, как с прокаженной, Лорейн старалась больше бывать на палубе. Время тянулось нестерпимо медленно. «Ящерица» вяло барахталась на волнах, а когда ветер стихал, казалось, и вовсе останавливалась. В плохую погоду пассажиры обычно сидели по своим каютам. Так продолжалось два дня. На третий небо прояснилось, и все радостно высыпали на палубу. Филипп вышел вместе со всеми и обнаружил, что Лорейн уже здесь. Увидев своего мучителя, она демонстративно повернулась к нему спиной. Дедуинтону это не понравилось.
– Ты – моя служанка. Как ты смеешь показывать мне спину?
– Я всегда буду так поступать. Ты мне противен!
Взбешенный этой дерзостью, молодой человек занес руку, чтобы ударить Лорейн, но тут вмешался капитан. Он предупредил драчуна, что если тот посмеет прикоснуться к девушке хоть пальцем, остаток пути ему придется проделать в кандалах.
– Ты околдовала его, – злобно прошипел Филипп.
– Если я колдунья, то ты – дьявол! – сверкая глазами, парировала она. – Отпусти меня, и я найду деньги, чтобы от тебя откупиться!
– Представляю, как ты их найдешь – продавая свои прелести направо и налево! – насмешливо отозвался он.
Побледнев от такого оскорбления, Лорейн бросилась на обидчика с кулаками, но Филипп успел перехватить ее руку.
– Не вздумай звать на помощь, иначе пожалеешь! Не забывай, что отныне я твой хозяин!
«Как я могла любить такого мерзавца?» – с тоской подумала Лорейн.
– По крайней мере на этой шхуне ты мне не хозяин! А возможно, никогда им не будешь!
С этими словами Лорейн поспешила к капитану.
– Я бы рад помочь вам, мисс, – признался тот, – но ведь бумаги в порядке… А раз Дедуинтон действительно купил вас, я ничего не могу поделать.
– Даже если они поддельные, доказать это невозможно, – с горечью сказала Лорейн. – Мой прежний хозяин погиб от рук индейцев.
– Тогда вам остается только одно – по возможности не ссориться с этим парнем. А впрочем, есть еще один выход… – Он подмигнул собеседнице: – Найдите кого-нибудь, кто выкупит вас у Дедуинтона.
«Мне казалось, что я уже нашла такого человека, – печально подумала Лорейн. – Рэйла Камерона…» От этой мысли ее настроение окончательно испортилось.
Осень предстала перед путешественниками во всем великолепии, когда шхуна «Ящерица», достигнув берегов Новой Англии, вошла в залив Наррагансетт. От обилия красок рябило в глазах.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29