А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


– Если останется в живых. Мы же пока будем курсировать вдоль берега, помаленьку торговать и ждать его. А что, если тебе, паренек, остаться в Йорктауне? Тогда уж мы точно его не пропустим!
– Ладно, – покорно согласился Джонни. – И все-таки я не понимаю, мистер Мактейвиш, почему кэп отправился на эту войну? Он же даже не виргинец!
– Сейчас для него сгодится любая война, – философски заметил шотландец. – Он потерял свою любимую, а без нее ему жизнь не мила!

Часть VI
ПОД ЮЖНЫМИ ЗВЕЗДАМИ
Глава 28
Бриджтаун, Барбадос
Декабрь 1675 года
В то время как глубокий снег окутал Род-Айленд, а мороз сковал льдом прежде непроходимые болота и топи, гордый нос «Дельфина» разрезал голубые карибские воды. И вот наконец судно вошло в тесную бухту Бриджтауна, столицы кораллового острова Барбадос, своей формой напоминавшего грушу.
Отыскать Бенджамина Николлса не составило труда: он остановился в лучшей гостинице города. Обрадованная этим известием, миссис Херст тепло попрощалась с Лорейн и отбыла в дом брата, взяв с девушки слово, что та отобедает с ней послезавтра.
Лорейн поспешила в гостиницу. Мистер Николлс принял ее в общем зале «Раковины и черепахи», где благодаря опущенным жалюзи стояла благословенная прохлада. Усевшись в уголке, они приступили к изысканному обеду, состоявшему из черепахового супа, жареной рыбы и сочных золотисто-розовых плодов манго. Во время трапезы Лорейн вкратце поведала управляющему о своих приключениях. Хотя он время от времени сочувственно цокал языком, было видно, что мысли его заняты чем-то другим. После обеда выяснилось чем именно.
– Я хотел бы показать вам местные достопримечательности, – предложил мистер Николлс, выводя свою спутницу на главную улицу.
По ней неторопливо двигались улыбающиеся темнокожие женщины, неся на голове самую немыслимую поклажу – от деревянных ваз с фруктами до вместительных корзин, наполненных бельем. Впрочем, прохожих было немного – в это время дня город погружался в послеобеденную сиесту. Лишь величавые пальмы слегка шевелили своими роскошными листьями, похожими на веер. Тропическая жара заставляла Николлса то и дело обмахиваться широкополой соломенной шляпой.
– Вам тоже придется купить такую, – посоветовал он Лорейн и тут же приобрел у уличного торговца прелестную шляпку с мягкими широкими полями.
– Вон едет наш губернатор, лорд Роулингс, – сообщил управляющий, кивая на противоположную сторону улицы.
Лорейн обернулась и увидела всадника на светло-сером коне, который сворачивал за угол. Рассмотреть его она не успела, осталось лишь впечатление высокого широкоплечего мужчины, уверенно державшегося в седле.
– Он хороший наездник, – заметила она, научившись за последнее время разбираться в таких вещах.
Ее спутник улыбнулся.
– Говорят, ему хорошо удается не только это. Вообще о нем рассказывают занятные истории… Якобы он спешно покинул Лондон, поскольку две титулованные девицы претендовали на звание его невесты. Ему еще повезло, что подвернулась эта должность! А все благодаря покровительству короля Карла, который неизвестно почему питает к лорду слабость… Что и говорить, этот Роулингс – настоящий распутник, не то что прежний губернатор, тихий семейный человек! – Глаза Николлса сверкнули веселым лукавством. – Все дамы острова соперничают в борьбе за его внимание.
Лорейн пожала плечами.
– Сомневаюсь, что нам часто придется сталкиваться. А теперь покажите мне ваш знаменитый остров, о котором я столько слышала. Говорят, это настоящее чудо!
– Я взял на себя смелость приобрести для вас карету, – сообщил Николлс.
Перед ними появился просторный открытый экипаж. Мечта Лорейн наконец сбылась – после долгих мытарств и унижений она садилась в собственную карету! А ведь еще недавно негодяй Дедуинтон волок ее, связанную, по улицам Провиденса, и прохожие, ухмыляясь, глазели на нее…
Николлс проворно забрался на сиденье и взял в руки хлыст. Лорейн никак не могла угадать возраст своего спутника – ловкость в движениях наводила на мысль, что он еще не стар, чему противоречило иссеченное морщинами лицо и глаза, светившиеся мудрой грустью.
Карета покатила по набережной, вдоль которой росли финиковые пальмы. Стволы этих необычных деревьев украшали длинные «бороды», свисавшие до самой земли. Они-то и дали острову его название, пояснил Николлс. По пути он показал Лорейн главные достопримечательности Барбадоса. Чувствовалось, что управляющий предпринял эту поездку не просто ради прогулки. Действительно, вскоре экипаж выехал на длинную аллею, обсаженную белыми гибискусами и стройными королевскими пальмами. Высунувшись из окошка, Лорейн увидела в конце аллеи дом, построенный, как и большинство зданий в Бриджтауне, из гладкого белого камня. Но на этом сходство заканчивалось. Лорейн показалось, что такого прекрасного особняка она в жизни не видела. Да и расположен он был как нельзя более удачно – на вершине скалы, откуда открывался великолепный вид на лазурные воды Карибского моря.
Карета подкатила к просторной веранде, резные двери которой, сделанные из твердого кампешевого дерева, обозначали главный вход. Николлс натянул вожжи, и экипаж остановился.
– Разве мы зайдем внутрь? – удивилась девушка.
– Да, – ответил управляющий, спрыгивая на землю и помогая ей сойти.
– Какое красивое место! – воскликнула Лорейн. – А кто здесь живет? Губернатор?
– Нет, вы сами, – торжественно проговорил Николлс.
Девушке показалось, что она ослышалась. Лишь через некоторое время она, запинаясь, смогла пролепетать:
– Не могу поверить, что это в самом деле мое…
– Куплено на ваше имя. Все бумаги я храню здесь. – Николлс похлопал себя по карману. – Я убежден, что приобрел не только самый красивый на острове особняк, но и самую лучшую землю. Неподалеку располагается пальмовая роща. Прямо за ней начинаются сады, где растут лимоны, лаймы, апельсины, грейпфруты, авокадо и гранаты. Имеются также плантации сахарного тростника, а кроме того…
– На них я взгляну позже, – со смехом перебила его Лорейн. – Пока же мне хочется вдоволь налюбоваться океаном!
– Теперь вы сможете любоваться им сколько угодно, – снисходительно заметил управляющий, подавая ей руку.
С замиранием сердца Лорейн шагнула в просторный холл с высоким потолком, где царила необычная для здешнего климата прохлада. Первое, что ее поразило, было обилие света и воздуха. Это ощущение создавалось благодаря многочисленным окнам, занимавшим пространство от пола до потолка. Квадратная гостиная и чуть продолговатая столовая были столь велики, что по сравнению с ними даже самая большая комната в доме Элиейзера Тодда казалась каморкой. В каждом помещении имелся камин, хотя, как заметил Николлс, «вам вряд ли придется им часто пользоваться». Позади дома располагались конюшни. Просторная спальня помещалась в торце дома. Оттуда открывался великолепный вид не только на бесконечные океанские просторы, но и на плантацию. Куда бы ни зашла Лорейн, ей сразу бросалась в глаза высота потолков. По словам всеведущего Николлса, эта архитектурная деталь является непременным условием домостроения в тропическом климате.
– Дом выглядит таким… старинным, – мечтательно заметила она, когда они вышли в сад.
Чувствовалось, что здесь потрудились умелые руки. Дорожки были тщательно расчищены и обсажены жасмином. Повсюду пышно цвели бугенвиллеи, а также розовые и алые гибискусы.
– Ему не более десяти лет.
– А мне показалось, несколько столетий! Поглядите, в тех местах, куда не заглядывает солнце, камни поросли мхом.
– Это из-за пористой структуры местного кораллового камня, – объяснил Николлс.
– Все выглядит чудесно! Но как-то пусто… Хватит ли у меня денег, чтобы обставить этот роскошный особняк?
– Хватит и еще останется! Дом обошелся нам почти даром, – похвастался он, бесконечно довольный своей новой ролью. – Его прежние владельцы неожиданно унаследовали фамильный замок в Кенте и решили поскорее переселиться на землю предков. От покупателей, естественно, не было отбоя, но только я мог заплатить сразу и золотом. Сделка состоялась в считанные минуты – вот так! –  Николлс выразительно щелкнул пальцами.
Они двинулись дальше. Лорейн шла медленно, упиваясь видом и ароматом экзотического рая тропиков.
– Сейчас я веду переговоры о приобретении еще одной плантации, – деловым тоном сообщил мистер Николлс. – Однако следующим шагом, на мой взгляд, должна стать покупка корабля. И может быть, не одного, а нескольких… Возить мелассу в Новую Англию мы должны на собственных кораблях.
Он пустился в технические детали некоего грандиозного проекта. Николлс был прирожденным коммерсантом и то, что сейчас у него в руках сосредоточилась такая уйма денег, воспринимал как редкостную удачу.
– Дорогой мистер Николлс, – как можно мягче произнесла Лорейн, – я понимаю, что вы можете многому меня научить. Поверьте, для меня будет большой радостью брать у вас уроки. Но пока… – Она помедлила, не желая его обидеть. – Пока позвольте мне просто наслаждаться этим восхитительным раем! Кстати, как называется здешняя плантация?
– Последние ее владельцы так и не смогли сделать выбор между «Скалистым утесом» и «Отвесной скалой». Прежде на этом месте располагался другой дом, но он также не имел названия.
– Я назову ее «Удачей», – решительно объявила девушка. – Ведь если бы не склонность моего отца к риску и не его вера в удачу, я никогда бы не стала владелицей такой роскошной плантации! А в будущем мы дадим такие же красивые имена и нашим кораблям. Скажем, «Гордая красавица», «Остров счастья», «Смелое предприятие»… Что вы об этом думаете?
– Я думаю, – негромко, но с большим чувством откликнулся Николлс, – что вдвоем мы прославим эти имена на весь мир!
– Согласна. Вот вам моя рука!
Управляющий энергично потряс хрупкую девичью ладонь. Он весь светился энтузиазмом.
– Нам потребуются люди, сведущие в морском деле, и притом честные. По правде сказать, – признался он, – я сам не слишком в этом разбираюсь. Моя стихия – не моря с океанами, а цены, товары, прибыль…
– Я знаю подходящего человека! – воскликнула Лорейн. – Это капитан того судна, на котором я прибыла на Барбадос. Его фамилия Боумен.
– Если позволите, мисс Лондон, я бы оставил это на потом. Сейчас мне хочется закончить одно дельце. Я уже говорил, что собираюсь приобрести для вас вторую плантацию. Правда, она меньше этой, но зато расположена на атлантическом побережье острова. К тому же просят за нее недорого. Грех упускать такую возможность!
– Я полностью на вас полагаюсь. И вот еще что… Дом слишком велик для меня одной. Мы могли бы отлично разместиться здесь вдвоем. Ведь жить в гостинице не слишком удобно!
Подсаживая девушку в карету, управляющий вежливо отклонил предложение:
– Весьма великодушно с вашей стороны, но я предпочитаю остаться на старом месте. Живя в центре города, я всегда в курсе событий!
За неделю Лорейн с триумфом утвердилась в бриджтаунском обществе, чему способствовало покровительство двух влиятельных дам – миссис Херст и ее невестки. Нанеся обещанный визит брату своей попутчицы, девушка пригласила его супругу и сестру к себе в «Удачу». Когда гостьи уселись, Лорейн приступила к делу. Речь шла о том, как обставить особняк.
– Честно говоря, – призналась она, – я просто влюбилась в этот прелестный обеденный стол. Правда, он слишком длинный и громоздкий, но от него веет такой стариной! И сделан он из настоящего красного дерева… Прежние владельцы сочли, что не имеет смысла переправлять такую громадину в Англию, и оставили его мне, чему я очень рада. Кстати, этот стол навел меня на интересную мысль… Что, если начать делать мебель из красного дерева прямо здесь, в Бриджтауне? Как вы думаете?
– Дело, конечно, прибыльное. Но вот перевозка… Она обойдется вам недешево! – высказала сомнение миссис Херст.
– Я буду торговать мебелью, перевозя ее на собственных судах, – гордо произнесла Лорейн.
Светские обязанности не помешали ей быстро освоиться с новой ролью хозяйки большой плантации. В короткий срок она подобрала себе слуг, а потом заключила сделку с капитаном Боуменом, который вызвался уговорить теперешних владельцев «Дельфина» продать его Лорейн и пообещал, что не покинет капитанского мостика и при новой хозяйке.
– Надеюсь, первой пассажиркой, которую вы доставите на Барбадос, будет ваша тетя, – улыбаясь, произнесла она, заранее радуясь этой встрече. – Лучшей компаньонки и подруги мне не найти!
Капитан улыбнулся в ответ:
– Постараюсь ее уговорить.
– Но сделайте это осторожно, так, чтобы о моем предложении никто не знал, – предупредила Лорейн. – Я хочу, чтобы все считали меня мертвой.
– Понятно, – кивнул моряк. – Можете на меня положиться.
Не успел «Дельфин» бросить якорь в гавани Провиденса, как его доблестный капитан уже спешил к дому Тоддов. Миссис Боумен, обложенная подушками, возлежала в гостиной на диване и, морщась, потирала больную лодыжку. Когда в комнате появился ее любимец, она так обрадовалась, что непременно бросилась бы ему на шею, если бы моряк не удержал ее.
– Надолго ты вышла из строя, дорогая? – озабоченно поинтересовался он.
– Пустяки, Джон. Денек полежу, и все как рукой снимет. А как прошло твое путешествие?
– Превосходно. Мы только что прибыли, и я тут же поспешил сюда. Понимаю, что тебе не терпится узнать о… – Он осекся, вспомнив просьбу Лорейн. – В доме кто-нибудь есть?
– Ни души, кроме нас с тобой.
К сожалению, миссис Боумен ошибалась. Визит капитана Боумена не ускользнул от внимания Филиппа Дедуинтона. Молодой человек крадучись последовал за гостем, затаился в соседней комнате и приник ухом к стене, так что слышал разговор от первого до последнего слова.
– Мисс Лондон благополучно прибыла на Барбадос, – не потрудившись понизить голос, начал капитан Боумен. – Опекун купил ей прекрасную плантацию, и добрая девушка предлагает тебе переехать к ней в качестве подруги и компаньонки.
– Ах, Джон, как я рада, что все так хорошо устроилось! Но ты же понимаешь, что я не могу жить за ее счет…
Моряк улыбнулся:
– Мне кажется, ей нужна домоправительница, а лучшей кандидатуры, чем ты, не найти. Подумай хорошенько, а я тем временем попытаюсь купить «Дельфин» – такое поручение дала мне мисс Лондон. Когда вернусь, ты должна дать мне ответ. Лично я советую ехать. Барбадос – самое прекрасное место на земле!
– Тогда и раздумывать нечего! – энергично воскликнула пожилая дама. – Я еду с тобой.
– Вот и отлично. Как только «Дельфин» возьмет товар, мы отплываем.
Дальше Филипп слушать не стал. Слова «Барбадос» и «прекрасная плантация» не шли у него из головы. Значит, Лорейн его обманула! Николлс увез деньги на Барбадос, и теперь эта ничтожная девчонка ведет роскошную жизнь, в то время как он, отвергнутый Лавинией, вынужден прозябать, довольствуясь тем, что Элиейзер Тодд из милости не прогоняет несостоявшегося зятя на улицу!
Дождавшись ухода капитана, Дедуинтон выскользнул из дома и отправился побродить. Ему требовалось время, чтобы все обдумать.
К вечеру решение созрело. Лорейн с детства влюблена в него, как кошка, самодовольно рассуждал молодой человек. Правда, в последнее время их отношения испортились, но еще не поздно все наладить. А даже если она заартачится, у него есть способ ее уломать. Бумаги-то по-прежнему у него! А если он расскажет всем, что никакая она не наследница, а беглая служанка? Такая угроза подействует наверняка!
Капитан Боумен еще не вернулся, а Филипп уже отплыл на Барбадос.
Глава 29
Плантация «Удача», Барбадос
В последнее время умами бриджтаунцев владели две темы: таинственный новый губернатор и чудом спасшаяся наследница.
Лорд Роулингс еще не занял губернаторскую резиденцию. Заехав по делу на соседний остров Мартинику, он застрял там надолго. Ходили слухи, что виной тому его скандальная связь с женой местного правителя, обворожительной француженкой, моральные принципы которой не отличались строгостью. Все сходились во мнении, что дело кончится дуэлью, и бриджтаунские красавицы заранее оплакивали возможную гибель своего любимца.
Сведения о наследнице были более скудными, поэтому любая весть с плантации «Удача» жадно подхватывалась сплетниками и раздувалась до невероятных размеров. Мисс Лондон не походила на обычных женщин. Она не делала попыток войти в местное светское общество, не устраивала вечеринок, не давала балов. Утро проводила, обучаясь верховой езде, а вечером – подумать только! – занималась делами плантации. Последнее обстоятельство казалось невероятным даже людям с самым смелым воображением – как правило, представительницы прекрасного пола не интересовались подобной скучной материей.
Лорейн и в самом деле была очень занята, и если бы бриджтаунцы узнали, чем именно она занимается, они бы изрядно удивились.
Первым, кто посетил очаровательную наследницу, был ее ближайший сосед Уилл Шелби. Однажды утром девушка вышла на веранду и обнаружила незнакомого молодого человека.
– Мисс Лондон! – с поклоном приветствовал ее незнакомец.
Лорейн взглянула на гостя с удивлением. Перед ней стоял простоватый на вид юноша в не слишком чистом оранжевом костюме. Взъерошенные светлые волосы то и дело падали ему на лоб, и он отбрасывал их назад. При этом его карие глаза весело блестели.
– Меня зовут Уилл Шелби. Я живу рядом, в «Скалистом утесе». – Юноша мотнул головой в направлении невысоких скал и заодно водворил на место непокорные волосы. – Добро пожаловать в Бриджтаун! А для начала позвольте пригласить вас на верховую прогулку.
Только сейчас Уилл как следует рассмотрел Лорейн, и в его взгляде отразилось искреннее восхищение.
– А вы гораздо красивее, чем я ожидал!
– К сожалению, я не умею ездить верхом, – с улыбкой призналась она, покраснев от этого бесхитростного комплимента.
– Я научу вас в два счета!
– Но у меня нет подходящей лошади…
– Не беда. Оглянуться не успеете, как перед вами будет самая послушная кобылка из моей конюшни!
Не давая ей опомниться, Уилл взлетел в седло. Вернулся он через час, ведя в поводу смирную гнедую лошадку, на которую Лорейн взобралась не без страха. Этот день стал для нее днем неприятных открытий. Вначале молодой человек провез ее мимо своих владений. Следом начиналась земля его южного соседа. Эта плантация в отличие от владений самого Шелби производила впечатление неухоженной. Поля заросли сорняками, ветхие домишки нуждались в ремонте. Когда Лорейн указала своему спутнику на эти недостатки, тот кивнул.
– Вы правы. Пинчот, так зовут владельца, к сожалению, горький пьяница. Он совершенно забросил плантацию, передоверив все дела управляющему. А тот, видно, не справляется…
Вдруг молодой человек нахмурился:
– Зря я привез вас сюда! Только этого не хватало…
Взгляд Шелби был устремлен влево, и Лорейн посмотрела туда же. Зрелище, представшее ее взору, было ужасным: обнаженный до пояса, закованный в цепи человек был привязан к дереву. Полуденное солнце немилосердно жгло ему спину, на которой виднелись следы кнута.
Уилл уже собирался повернуть лошадь, но Лорейн запротестовала:
– Не можем же мы бросить этого несчастного!
Ее спутник вздохнул.
– Этот мужчина – наемный слуга. Его фамилия Моэн. Он постоянно пытается сбежать от хозяина, а тот постоянно его наказывает.
Всадники подъехали ближе, и Лорейн увидела, что все тело Моэна представляет собой сплошное кровавое месиво. Неподалеку от дерева стояло ведро с водой, но дотянуться до него он не мог.
Спешившись, Лорейн подбежала к страдальцу и протянула ему доверху наполненный черпак, который мужчина с жадностью осушил.
– Они специально оставили воду у меня на виду, но так, чтобы я не мог до нее добраться, – сообщил он.
– Но почему?
– Чтобы помучить.
– Да нет, почему вас подвергли такому жестокому наказанию?
– Небось опять пытался удрать, – вмешался Уилл Шелби. – Не так ли, Моэн?
Ответом послужил энергичный кивок.
– Я ведь работал кучером, мисс. Страсть люблю лошадей, да вот только хозяину моему до них и дела нет! Стоило мне заикнуться, что, мол, животных надо кормить получше и выводить на прогулку, как он тут же прогнал меня из конюшен. Отправил работать в поле. Да разве это по мне?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29