А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Вспыхнут ссоры, а то и драки. Нам предстоит долгий путь, и я бы предпочел обойтись без бунта на корабле. Знать правду будет один Мактейвиш. Если со мной что-нибудь случится, он доставит тебя на берег в целости и сохранности.
– Он мне нравится, – робко призналась Лорейн, не зная, соглашаться ли на мистификацию, предложенную Рэйлом.
Он улыбнулся:
– Еще бы! Мактейвиш – отличный малый.
– А какой груз мы везем, капитан Камерон? – с невинным видом поинтересовалась девушка, желая сменить тему.
– Сыр и шерсть, – не моргнув глазом соврал он. – И пожалуйста, называй меня просто Рэйл. Это будет выглядеть правдоподобнее… при существующих между нами отношениях.
– Значит, мы плыли ночью без бортовых огней, чтобы защитить сыр и шерсть?
Обезоруживающая улыбка осветила его лицо.
– Как я понимаю, Джонни все тебе выболтал.
– Ничего подобного! – принялась с жаром отрицать Лорейн, но покраснела и этим себя выдала.
– Да, мы везем оружие, – не стал отрицать Рэйл. – Жаль, что теперь тебе все известно. Жизнь контрабандиста может оборваться в любую минуту…
«А жизнь его подружки может оказаться еще короче», – мысленно продолжила Лорейн.
– Так вы приезжали в Род-Айленд, чтобы продать оружие? – спросила она.
Он кивнул:
– Но когда я приехал, Моффатт был уже мертв. Вижу, ты удивлена – очевидно, не могла предположить, что такой человек способен покупать оружие у контрабандистов. Что поделать, мисс Лорейн! Всякому дорога собственная шкура. Моффатт и его друзья боялись, что индейцы восстанут, и надеялись встретить их с оружием в руках – моим оружием.
– Но почему же вы не попытались отыскать друзей Моффатта? – возбужденно начала она и осеклась под насмешливым взглядом Рэйла. – Ах да… Из-за меня.
– Ты не должна так думать, – мягко возразил Рэйл. – Я поступил так, как хотел.
– Но ведь можно продать оружие прямо здесь! Для этого вовсе не обязательно плыть в Вест-Индию. Как насчет Нью-Йорка? Он совсем недалеко…
Рэйл покачал головой.
– Я плохо знаю Гудзон, девочка.
– Тогда в Виргинию! – не отступала она. – Отвезите меня в какой-нибудь небольшой городок и там оставьте. Все равно рано или поздно мне придется самой заботиться о себе.
Шотландец задумчиво барабанил пальцами по столу.
– В Виргинию мы плыть не можем – у меня на то свои причины. Лучше я отвезу тебя на один из вест-индских островов. Там ты будешь в безопасности, особенно если выбрать остров, принадлежащий голландцам, – английские законы там не действуют.
– Но я же не говорю по-голландски! – изумленно вскричала Лорейн.
– Не беда, научишься. Война между Англией и Голландией закончена, и я могу отвезти тебя на Кюрасао, после того как закончу свои дела на Барбадосе.
«Он распоряжается мной, как своей собственностью!» – подумала Лорейн и неожиданно обнаружила, что ей это вовсе не неприятно. Правда, она все-таки предпочла бы остаться на Барбадосе, где говорят по-английски. Уж как-нибудь бы устроилась… Нет, она ни за что не позволит Рэйлу везти ее на Кюрасао! Приняв решение, Лорейн просияла от удовольствия.
– Путь не покажется нам долгим с такой очаровательной спутницей, – услышала она восхищенный голос Рэйла.
Высокий шотландец нравился ей все больше. Было что-то надежное в его манерах, спокойном голосе. И хотя он частенько бросал на нее весьма выразительные взгляды, Лорейн не сомневалась, что он не станет приставать к ней, если она сама этого не захочет.
Вернулся Джонни Сирс. Не успел он расставить тарелки, как шотландец нетерпеливо отослал его прочь. Лорейн молча наблюдала, как Рэйл поглощает еду. В мыслях девушки царил сумбур. Как резко изменилась ее жизнь за несколько дней! Неделю назад она позволила Филиппу соблазнить ее, потом сбежала с контрабандистом, а теперь должна терпеть многозначительные взгляды и ухмылки матросов, уверенных, что она – любовница капитана!..
– Пойдем пройдемся по палубе, – услышала она голос Рэйла.
Лорейн отпрянула.
– О нет, ни за что! Ведь все эти люди думают, что я…
– Что ты спишь с капитаном? – без обиняков докончил Рэйл.
– Ну да.
– Надеюсь, что так, иначе тебе не избежать их ухаживаний. Впрочем… – он усмехнулся, – если ты настаиваешь, мы можем сказать им правду!
Он еще издевается! Лорейн покраснела от досады и смерила капитана негодующим взглядом; и тут он бросился к ней и сгреб в охапку.
– Сейчас же отпустите меня! – потребовала Лорейн.
Не обращая внимания на протесты, Рэйл потащил ее к двери.
– Не надо, прошу вас! Я не хочу… – Не успела она докончить фразу, как они оба очутились на палубе.
К ним подошел Мактейвиш.
– Мисс Лорейн, – слегка наклонил голову невозмутимый шотландец. – Надеюсь, вы хорошо спали?
Вспомнив слова Рэйла: «Только Мактейвиш знает правду», Лорейн без страха встретила его взгляд.
– Да, сэр, благодарю вас. Меня никто не беспокоил.
– Ну, что я говорил, Тейв? Она еще прекраснее при дневном свете!
– Вы и впрямь красотка, мисс Лорейн! А мы уж вас заждались. Долго спите, милочка!
Эти слова Дерри Корка сопровождались столь недвусмысленным подмигиванием, что Лорейн стала пунцовой. Минуту назад она намеревалась под любым предлогом вернуться в каюту, но теперь решила принять бой. Смерив верзилу-ирландца надменным взглядом, Лорейн хладнокровно пояснила:
– Я очень устала, поэтому и спала так долго.
– Понятно. Да и нас боялись, я думаю, – лукаво улыбнувшись, предположил ирландец.
– Я никого не боялась и не боюсь! – запальчиво возразила Лорейн.
– Неужели? – Дерри Корк подмигнул Рэйлу. – По правде сказать, нам не терпится узнать, что за особа сумела так быстро завоевать сердце нашего кэпа. Может быть, за ужином вы расскажете о себе?
Лорейн душил гнев. Как Рэйл посмел поставить ее в такое унизительное положение? Ну что ж, ему придется за это поплатиться! В конце концов, что одна ложь, что другая…
– Боюсь, с этим придется подождать, – небрежно бросила она. – Я поужинаю у себя в каюте, а потом буду отдыхать, чтобы на свадьбе выглядеть как можно привлекательнее.
– На свадьбе? – не веря своим ушам, переспросил Дерри Корк.
Присутствующих поразило это сообщение. Андре Лестрей захлопал от радости в ладоши, у Мактейвиша отвисла челюсть, а немногословный голландец Якоб Хелст выпучил глаза.
Лорейн обворожительно улыбнулась:
– Ну да. Мы не могли пожениться в Провиденсе – за нами гнались мои разгневанные братья. Но как только мы доберемся до острова, где имеется священник, церемония состоится без промедления. Не так ли, любимый?
Она повернулась к Рэйлу и, слегка приоткрыв губы – зрелище, показавшееся всем присутствующим очаровательным, – стала ждать ответа.
Лицо Рэйла превратилось в непроницаемую маску. По выражению серых глаз было невозможно угадать, о чем думает их владелец.
– Мы это еще обсудим, – наконец с трудом выдавил он из себя.
– Ну конечно, дорогой, обсудим, – сладчайшим голоском пропела Лорейн. – А сейчас я возвращаюсь в каюту. Всего хорошего, джентльмены.
Она поклонилась офицерам и направилась к себе, покачиваясь при ходьбе, как заправский моряк.
Теперь пусть он думает, как выпутаться из этого положения! Собирался выдать ее за свою любовницу, а вместо этого будет вынужден играть роль жениха!
Глава 10
Войдя вслед за Лорейн в каюту, Рэйл ногой закрыл дверь. Девушка чувствовала, что он находится у нее за спиной, но нарочно не оборачивалась.
– Мисс Лорейн. – Голос Рэйла был холоден как лед.
– Да? – небрежно бросила она через плечо.
– Я должен вас предупредить – я не из тех, кто женится.
Равнодушие Лорейн как рукой сняло. Она резко обернулась к Рэйлу. Ее серо-голубые глаза пылали негодованием.
– Могли бы этого не говорить, сэр! Я сама давно догадалась. А кроме того, с чего вы взяли, что я собираюсь за вас замуж?
– Вы сами только что объявили об этом на палубе, – резонно возразил он.
– Ах, это! – Она пожала плечами. – Я подумала – уж лучше пусть ваши офицеры сочтут меня излишне нетерпеливой невестой, чем заурядной шлюхой, которую вы забавы ради приволокли на борт, чтобы скрасить долгое путешествие!
Услышав эту красноречивую характеристику, Камерон не смог удержаться от улыбки.
– Итак, мы отлично поняли друг друга, малютка, – подмигнул он. – До сих пор мне удавалось избежать цепей Гименея, и я намерен уклоняться от них как можно дольше.
Лорейн презрительно фыркнула:
– Да хоть всю жизнь! Единственное, чего я хочу, это без стыда смотреть в глаза вашим офицерам. Мало того, что я выгляжу как оборванка… Зная, что мы живем в одной каюте, за кого, по-вашему, они меня примут? Скорее всего за потаскушку-судомойку, решившую поразвлечься с моряком!
– Не в моих правилах приводить судомоек на борт «Красотки», – возразил Рэйл, не сводя с Лорейн внимательного взгляда.
– Итак, с этой минуты я начинаю играть роль стыдливой невесты, а вы – нетерпеливого жениха.
– Как пожелаешь. Для правдоподобия могу даже пообедать не с офицерами, а с тобой.
– Вам вовсе не обязательно менять привычки, – торопливо возразила она. – Обедайте там, где всегда. А я с удовольствием перекушу в каюте – одиночество меня не страшит.
– Но такое поведение вряд ли подобает нетерпеливому жениху. Кажется, ты так выразилась?
Одарив ее обезоруживающей улыбкой, шотландец вышел из каюты. Язвительные слова, уже готовые сорваться с языка, застряли у Лорейн в горле. Что ни говори, сердиться на такого великолепного мужчину не способна ни одна женщина!
Она села на стул и уронила голову на руки. Для чего она выдала себя за невесту Рэйла? Что за безумие на нее вдруг нашло?
В таком же недоумении пребывал Рэйл, что не мешало ему принимать поздравления от судовых офицеров. Лишь Мактейвишу он сказал правду, улучив минуту, когда они остались вдвоем.
– Ты не должен ей верить, Тейв. Никакой свадьбы не будет.
– Вот это да! – изумился тот. – А почему же тогда…
– Лорейн выдумала это нарочно, чтобы ее не считали потаскушкой. Во всей истории нет ни грана правды, Тейв.
Мактейвиш покачал седой головой с видом человека, которому не постичь женскую логику.
– Так, выходит, ты ей не нравишься, парень?
Рэйл отвел взгляд, с преувеличенной сосредоточенностью уставившись на белые гребешки волн.
– Выходит, не нравлюсь. Но помни, Тейв, ты один знаешь наш секрет. Если со мной что-то случится, я рассчитываю, что ты доставишь девушку на берег.
– Можешь не сомневаться. – Мактейвиш с любопытством посмотрел на своего молодого друга.
Лицо Рэйла было непроницаемым, а серые глаза бесстрашно встретили взгляд седовласого шотландца. Мактейвишу показалось, что в голосе Рэйла проскользнула грустная нотка. Должно быть, вспоминает другую молодую женщину, догадался он, отчасти посвященный в сердечные дела друга.
К вечеру Рэйл, казалось, начисто забыл утреннюю выходку Лорейн. Он вел себя как обычно, а вот его внешность существенно изменилась. Теперь это был щеголеватый денди, одетый по последней моде. «Рядом с таким щеголем я выгляжу оборванкой», – с досадой подумала Лорейн, с ненавистью глядя на свое изношенное платье.
– Я бы тоже переоделась к обеду, но мои вещи остались в Род-Айленде, – сообщила она, не уточняя, что под «вещами» подразумевается второе – и последнее – платье, причем выглядевшее не лучше, чем первое. – К тому же – вот досада! – я умудрилась разорвать рукав. Сомневаюсь, что мне удастся незаметно заштопать это место.
– А ну-ка, встань, – неожиданно скомандовал Рэйл.
– Это еще зачем?
– Вставай. Я хочу тебя рассмотреть. Послушай, девочка, из какой материи ты хотела бы сшить платье?
– Из пурпурного шелка, – не задумываясь, выпалила она.
Рэйл расхохотался, обнажив ослепительно белые зубы.
– У меня есть кое-что получше. То, что гораздо больше подойдет к твоим глазам.
Он подошел к меньшему из двух сундуков и извлек оттуда отрез небесно-голубого шелка, посередине которого красовалась геральдическая лилия, вышитая золотой нитью. По краям ткань была отделана такой же нитью, а с изнанки подбита серо-голубым атласом, который мерцал и переливался, словно серебро.
– Подойдет тебе это? – спросил Рэйл.
Лорейн восхищенно уставилась на великолепную вещь, не решаясь прикоснуться к ней.
– Но ведь это… – Она осеклась.
– Так и есть, – беззаботно подтвердил Рэйл. – Погребальный покров. Красиво, правда?
Лорейн не раз приходилось видеть подобные покровы. Их набрасывали на остроконечную крышку гроба, и они свисали оттуда на плечи и спины мужчин, которые несли гроб к кладбищу.
– Но как же можно его брать? – нерешительно спросила девушка, содрогаясь при мысли, что ткань появилась на судне по вполне понятной – и зловещей – причине.
– Не беспокойся, этот покров не использовали и не будут использовать по назначению, – заверил ее Рэйл.
Отодвинув стакан, он расстелил материю на столе, чтобы Лорейн могла лучше ее рассмотреть.
– Один из моих матросов, по имени Жак Ле Луп – мы звали его Джоко Волк, потому что «луп» и значит по-французски «волк», – заказал этот покров на Ямайке для самого себя, а потом попросил знакомую девушку вышить на нем геральдическую лилию – символ Франции. Когда Джоко напивался, что случалось нередко, он со смехом подбрасывал покров в воздух и заявлял, что уж если ему не довелось прожить жизнь, как подобает французу, то он хотя бы умрет французом.
– А этот… как его? Жак не будет возражать, если я воспользуюсь его материей? – робко спросила Лорейн, с вожделением глядя на роскошную ткань.
– Можешь не беспокоиться. Однажды он так напился, что свалился за борт и утонул. Это было в Бордо.
– Просто не верится, чтобы моряк мог утонуть! Разве он не умел плавать?
– К несчастью, не умел. – Видя, что Лорейн ждет объяснений, Рэйл продолжил свой рассказ: – Наш прежний судовой врач сошел с корабля в Плимуте, и мы никак не могли найти другого. Тогда Джоко похвастался, что ему ничего не стоит отыскать врача. Гуляя по Бордо, он случайно встретил Андре Лестрея, своего старинного приятеля, притащил его на шхуну и заставил меня подписать с ним контракт, а потом поволок Андре по всем портовым тавернам. Вернулись они изрядно пьяными. Кок приготовил крепкий кофе и уже шел к ним с чашками, когда Джоко вдруг закричал как безумный: «Это она! Наконец-то я ее разыскал!» – перегнулся через поручень и исчез за бортом. Мы пытались его найти, но ночь выдалась безлунная, а вода в бухте была слишком грязной…
– И кого же он там увидел? – спросила пораженная Лорейн.
– Ему просто почудилось, – мрачно пояснил Рэйл. – В юности, живя в Эльзасе, он полюбил девушку. К несчастью, бедняжка заболела туберкулезом и в страшных мучениях скончалась на руках у Джоко. Он так и не смог ее забыть и, когда бывал пьян, всюду видел ее лицо – в ветвях деревьев, среди облаков, в морской пучине.
– Неужели он всю жизнь хранил ей верность? – мечтательно спросила Лорейн, завороженная этой романтической историей.
Рэйл усмехнулся:
– Я бы не сказал. Напротив, не пропускал ни одной юбки. – Он умолк, вопросительно глядя на Лорейн. – Итак, если ты сможешь сшить себе платье из этого покрова…
– О да! Думаю, что смогу, – торопливо заверила девушка.
Она осторожно взяла в руки переливчатую материю. Какая мягкая и шелковистая! Дотронуться до нее и то приятно. Как часто в мечтах Лорейн представляла себя в подобном наряде!
– Спасибо вам, – тихо произнесла она.
Рэйл пожал плечами.
– Благодари Джоко, а не меня.
– Я благодарю вас обоих.
С этой минуты шитье стало основным занятием Лорейн. От матери она унаследовала превосходный вкус и умение обращаться с иглой, но за время, проведенное в таверне, ей нечасто доводилось блеснуть своим мастерством.
К концу второго дня, видя, что Лорейн не поднимает глаз от рукоделия, Рэйл решил, что пора вмешаться.
– Тебе нужен воздух и солнце. – Его тон был категоричен. – Успеешь насидеться в каюте, когда погода испортится.
– Но я хочу закончить! – запротестовала Лорейн.
Однако капитан был непреклонен.
– Прогуляйся по палубе, а потом закончишь. Или ты хочешь, чтобы я снова тащил тебя силком?
Лорейн поспешно вскочила со стула. Очутившись на палубе, она с наслаждением подставила лицо солнцу. Освежающий ветерок играл ее волосами, холодил щеки, развевал юбку. День и впрямь выдался превосходный. «Красотка» плавно скользила по воде, в которой отражалось безоблачное небо. Матросы возились со снастями, один из них, разувшись, драил палубу, а ветер трепал паруса.
Оставив Лорейн у левого борта, Рэйл отошел поговорить с Мактейвишем. Облокотившись о поручень, девушка смотрела на морскую воду, и вдруг ей показалось, что кто-то наблюдает за ней. Она резко обернулась. Никого. Рэйл и Мактейвиш были увлечены беседой, а чуть дальше Хелст о чем-то спорил с судовым врачом. И все же неприятное чувство не покидало Лорейн. Чтобы избавиться от наваждения, она несколько раз прошлась по палубе, но это не помогло.
Ей захотелось вернуться в каюту, но она заставила себя остаться, надеясь обнаружить соглядатая. Лорейн внимательно приглядывалась к офицерам. Вот Дерри Корк. Дюжий малый и весьма грозен на вид, но взгляд у него простодушный. Вряд ли это он. Да и голландец Якоб Хелст, хоть и похож на головореза, всегда улыбается ей вполне дружелюбно. Мактейвиш? Седовласому шотландцу Лорейн, не колеблясь, доверила бы собственную жизнь. Андре Лестрей? Ну, на ее честь он еще мог бы покуситься, но причинить ей зло вряд ли способен! Нет, ни один из обитателей шхуны не внушал Лорейн никаких опасений.
И все же девушка была уверена, что ей не почудилось. Кто-то – неизвестно кто – явно следит за ней.
Так и не разгадав тайну, она вернулась в каюту. Настроение испортилось, и даже за ужином она была молчаливее, чем обычно. Отщипнув кусочек рыбы, Лорейн отодвинула тарелку и вздохнула.
– Ты плохо себя чувствуешь? – с беспокойством спросил Рэйл.
– Нет-нет, все в порядке, – поспешила заверить она.
– Шитье медленно продвигается?
Лорейн с улыбкой покачала головой. Как раз наоборот – она с радостью обнаружила, что прежние навыки вернулись к ней.
– Может быть, ты просто устала? Нет? Тогда давай после ужина пройдемся по палубе. Скоро шхуна прибудет в широты, где есть летающие рыбы. Кто знает, возможно, нам повезет уже сегодня и мы увидим хотя бы одну…
Когда они вышли на палубу, их встретило небо, усыпанное звездами. Шхуна чуть покачивалась на волнах. Легкий ветерок шевелил снасти.
– Какая тихая ночь! – сказал Рэйл. – Верный признак того, что мы приближаемся к южным морям.
Южные моря… Это прозвучало словно в сказке! И так же сказочно приятно было стоять рядом с капитаном при свете звезд и чувствовать, как ткань его сюртука касается ее руки – в последнее время Рэйл, невзирая на погоду, всегда одевался по моде. А как красиво смотрелась на поручне его сильная рука, почти скрытая белым кружевом, которое он тоже надел ради нее. И все же дело было не в одежде. Это поджарое мускулистое тело было бы неподражаемо в любом наряде!
– Лорейн, – чуть слышно произнес он и наклонился к ней. Темные волосы почти смешались с белокурыми прядями.
До этой минуты Лорейн была полна решимости проявить твердость, но стоило ему наклониться, как она непроизвольно подалась навстречу. Еще минута, и в тишине ночи их губы сольются… Он начнет нежно нашептывать ей слова любви, а она, трепеща, прильнет к его груди, и ее слабое сопротивление будет сломлено.
И тогда он уведет ее в каюту, и они впервые разделят ложе, которое, по мнению команды, уже давно служит им обоим. Их соединит страсть…
Лорейн знала, что так и будет. Она ни секунды в этом не сомневалась.
Земной шар словно замедлил свой бег. Стоит сделать шаг, и она окажется в объятиях Рэйла. Ничто не может этому помешать!
Однако произошло непредвиденное.
Внезапно ослепительная зеленая молния разорвала небосвод. В мгновение ока и небо, и море превратились в колеблющуюся зеленую массу. Раздался оглушительный удар грома, и Лорейн в испуге попятилась. Ей показалось, что это зловещее предостережение предназначено именно ей.
– Что с тобой, девочка? – хриплым шепотом спросил Рэйл.
Его губы были совсем близко от ее рта. Казалось, еще минута, и он коснется трепещущих розовых лепестков. Но что это? Ему показалось или в ее глазах действительно появился страх?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29