А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Шапошников Игорь

Будущее не выбирают


 

На этой странице выложена электронная книга Будущее не выбирают автора, которого зовут Шапошников Игорь. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Будущее не выбирают или читать онлайн книгу Шапошников Игорь - Будущее не выбирают без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Будущее не выбирают равен 261.4 KB

Шапошников Игорь - Будущее не выбирают => скачать бесплатно электронную книгу



OCR Фензин
«Шапошников И. Будущее не выбирают»: АСТ, Люкс; М.; 2005
ISBN 5-17-026538-7, 5-9660-0681-4
Аннотация
ЭТУ межпланетную войну в средствах массовой информации называют «мелкими стычками» на границах сфер влияния трех враждующих группировок — Земной Федерации, мятежного Альянса Внешних Планет и противостоящей и тем, и другим «криминальной цивилизации» Пояса Астероидов.
В ЭТОЙ войне ВПЕРВЫЕ появилось НОВОЕ ОРУЖИЕ — люди, каждый из которых способен управлять целым звеном боевых кораблей при помощи парапсихологических способностей.
Официально они — обычные пилоты. Неофициально их называют «индикаторами». И исход войны будут решать — ОНИ.
Игорь Шапошников
Будущее не выбирают
Моей рыжей
* * *
За иллюминатором станции «Европа-Стационар» медленно плыл огромный диск Юпитера. В больничном боксе на кровати лежал старик, подключенный к системам жизнеобеспечения. Медицинский монитор тихо отсчитывал его пульс. Во всём больничном отсеке была чуть понижена гравитация, чтобы облегчить жизнь пациентам. Старик тихо спал. Нос и рот его закрывала кислородная маска, а работающий рядом аппарат принудительной вентиляции легких поддерживал дыхание пациента. Количество датчиков на теле спящего явно указывало на то, что за ним ведётся серьезное медицинское наблюдение.
По местному времени станции была уже ночь. Дежурная медсестра перед выходом на работу по привычке приняла капсулу тонизирующего средства, чтобы во время дежурства не клонило в сон. Однако когда в медицинский отсек через вентиляцию был пущен снотворный газ, она заснула в течение минуты.
Порция газа была невелика, очевидно, злоумышленник хотел усыпить только дежурную медсестру. Ни у одного из пациентов самочувствие не ухудшилось настолько, чтобы медицинские системы контроля подняли тревогу. Минуты через две после того, как медсестра заснула за своим пультом, в отсек вошел мужчина в темном деловом костюме. Сначала он проверил, насколько крепок был сон медсестры. Убедившись, что она не собирается просыпаться в ближайшее время, мужчина обошел ее сзади, и с ее пульта отключил систему видеонаблюдения в медицинском отсеке.
Затем мужчина просмотрел расположение пациентов. Больных на станции «Европа-Стационар» было немного, поэтому он быстро нашел того, кто его интересовал. Уже через две минуты ночной посетитель больничного отсека закрывал за собой дверь бокса, в котором спал старик. Мужчина даже не стал подходить к кровати. Он сразу же направился к аппарату искусственной вентиляции легких и отключил его.
На экране медицинского монитора было отчетливо видно, как замедляется пульс пациента по мере усиления кислородного голодания. Сердце, показываемое в левом нижнем углу экрана, сокращалось все реже и реже. На пульт дежурной медсестры пошел тревожный сигнал, но это не обеспокоило визитера. Наконец на экране высветилась ровная линия. Сердце перестало биться. Мужчина подождал еще минуту и снова включил аппарат искусственной вентиляции легких.
Старик умер во сне. Мужчина не торопясь покинул медицинский комплекс. Когда медсестра проснется, ее будет ждать неприятный сюрприз. Но это не будет слишком серьезным происшествием. Аппаратура не всесильна, и люди тоже иногда подводят. Никто не застрахован от своей смерти. Скоро об этом случае забудут.
В Северной Америке в этот момент было лето. В одной из квартир типового многоквартирного дома спального района Ванкувера молодая женщина собиралась на работу. Все как обычно — легкий завтрак перед экраном во всю стену комнаты, затем десять минут возни с косметикой. Три минуты девушка стояла перед гардеробным шкафом, покусывая ноготь и выбирая, что ей сегодня надеть. Наконец выбор был сделан. Девушка быстро оделась, регулярно поглядывая на часы, и побежала к двери квартиры. Уже открывая ее, девушка вспомнила, что портфель, с которым она ходит на работу, остался лежать в комнате. На секунду она задумалась, стоит ли ей вернуться за ним или нет, а затем состроила легкую гримаску и вышла из квартиры. Портфель так и остался лежать на кресле возле письменного стола.
Выскочив из дома, девушка направилась к станции монорельса. Но, не доходя до нее, вдруг остановилась на пешеходной дорожке и подставила лицо лучам утреннего солнца. Прохожие, спешащие на работу, были вынуждены обходить ее, что вызывало их недовольное ворчание. Внезапно девушка рухнула на землю без единого звука. Проходившая мимо женщина средних лет в официальном синем костюме государственной служащей увидела, как из-под головы упавшей начала медленно вытекать темно-красная струйка, и закричала.
Полиция прибыла на место происшествия буквально через пять минут. В результате быстрого осмотра было установлено, что девушку убили. Неизвестный снайпер выстрелил в неё из гауссовой винтовки. Это оружие стреляло пулями малого калибра, которые разгонялись до огромной скорости. Маленькая пуля прошла сквозь голову и, пробив покрытие пешеходной дорожки, вошла в землю больше чем на полтора метра. Дальность боя у подобного оружия была огромной, и стрелок мог находиться практически в любой точке в радиусе трех-четырех километров от места убийства. Неудивительно, что розыски снайпера окончились неудачей.
Как только зазвучали сирены тревоги, Артур мгновенно проснулся. Совершенно автоматически он надел брюки и куртку, все еще вспоминая приснившийся ему сон. Собственно, сам сон он не помнил, но оставшееся от него ощущение было Артуру знакомо. Даже слишком знакомо.
Последние четыре года он очень часто просыпался и помнил, что ему снился какой-то сон. Никаких зримых образов Артур припомнить никогда не мог, но когда он пытался вспомнить, что же именно он видел, в мозгу постоянно всплывало несколько одних и тех же образов. Один из них он называл «внутренности часов». Как будто бы множество шестеренок, зубчатых колесиков, валов и прочих мелких деталей составляло один огромный и сложный механизм. Движение любой шестеренки обязательно влияло на работу всех остальных деталей. Они все зависели друг от друга, и в их работе не было места случайностям. Артур точно помнил, что его во сне даже немного пугала эта бескомпромиссная выверенность работы всего механизма. Никаких случайностей, никаких отклонений — все предопределено. Точно! Предопределенность — вот то самое слово, которым можно охарактеризовать оставшееся от увиденного сна ощущение.
На осознание своих ощущений от увиденного сна у Артура ушло не больше десяти секунд, которые ему потребовались для того, чтобы застегнуть брюки и накинуть куртку. Его разбудила сирена тревоги, значит, корабли внешних засекли на подлете к станции. Согласно боевому расписанию Артур должен в этом случае максимально быстро прибыть в ангар, где располагался его файтер, подготовленный к вылету. То, что служба наблюдения засекла корабли противника, еще не значит, что схватка неизбежна. Вполне может случиться, что корабли внешних просто продефилируют мимо, не начиная атаки, но за последние два месяца такого не было ни разу. Станция «Феллоу», на которой находился сейчас Артур, была заблокирована военным флотом Альянса Внешних Планет уже почти шесть месяцев.
Согласно уставу Артур должен был явиться в ангар одетым по всей форме, то есть к форменным брюкам и куртке необходимо было добавить и обувь. Однако ей Артур пренебрег. Полы на станции не были холодными, а в кабину файтера все равно приходится лезть голым — зачем еще тратить время на обувь? Артур выскочил в коридор, и дверь каюты тихо закрылась. Покрытие пола мягко пружинило под босыми ногами. Артуру нравилось это ощущение, именно поэтому он старался «забывал» обуваться даже тогда, когда этого требовал устав.
На то, чтобы добраться до ангара, Артуру потребовалось не более пяти минут. Все пилоты были предусмотрительно переселены поближе к своим файтерам, чтобы не тратить драгоценное время. Порой лишняя минута могла стоить достаточно дорого.
Вбежав в ангар, Артур огляделся. Все шесть файтеров его звена стояли в полной готовности. Рядом с каждым колдовал техник, прогоняя предстартовые тесты. Вращающиеся проблесковые маячки под потолком указывали, что тревога не учебная. Но в последнее время учебных тревог на станции «Феллоу» не было — настоящих, боевых вылетов было более чем достаточно. Кроме Артура, пилотов в ангаре пока не было, он прибежал первым.
Впрочем, преимущество его было невелико. Артур уже слышал топот ног за спиной. Остальные пилоты все же предпочитали обуваться, поэтому он отчетливо слышал звук ударов легких туфель по чуть пружинящему покрытию пола. Пилоты его звена спешили к своим кораблям.
— Давайте не задерживаться, коллеги, — поторопил Артур ребят. — Не будем заставлять внешних ждать слишком долго.
Пилоты разбежались по своим местам. Артур подошел к своему файтеру. Матово-темная машина высотой в три человеческих роста и более десяти метров в длину не несла на себе никаких опознавательных знаков. На файтере вообще не должно быть ни одной отражающей поверхности. Чем позже тебя заметят сенсоры противника, тем больше у тебя шансов вернуться после вылета. Еще в училище их инструктор рассказал, как он засек один пиратский файтер еще на подлете к его кораблю только из-за того, что неквалифицированный пилот налепил на одну из внешних панелей эмблему, изображающую оскаленную тигриную морду. Инструктор говорил, что он после боя сам вышел в открытый космос, чтобы подобрать осколок этой панели в качестве сувенира, который он потом неизменно демонстрировал на своих лекциях. Кое-кто из курсантов, правда, поговаривал, что ничего этого не было, и инструктор выдумал всю эту историю ради красного словца, а для подтверждения своих слов просто взял старую списанную панель и собственноручно налепил на нее эту злополучную наклейку, но Артур считал, что реальное происхождение этого осколка панели файтера не имеет значения. Главное, что она служила отличной иллюстрацией к словам инструктора. Насколько было известно Артуру, ни один из пилотов, закончивших это училище, никогда не повторял этой глупой ошибки. Жизнь стоит гораздо дороже, чем глупое стремление выделиться подобным образом.
— Все в порядке? — спросил Артур техника, хлопотавшего у его машины.
За каждым файтером был закреплен один техник, который полностью отвечал за исправность корабля. Пилоты четко осознавали, что их жизнь напрямую зависит от качества его работы, поэтому между ними часто завязывались дружеские отношения. А иногда не только дружеские, благо процент молодых девушек среди техников был достаточно высок. Артуру тоже повезло с техником. Лайза была его ровесницей, и помимо того, что была действительно приятной собеседницей, отличалась дотошностью и методичностью, которые были так необходимы для хорошего технаря. Так и сейчас, уже перед самым вылетом она все еще прогоняла какой-то тест на аппаратуре файтера, склонившись над тестером. Артуру был виден лишь хвост, в который она собрала свои каштановые волосы.
— Все нормально? — спросил Артур.
— Угу, — кивнула Лайза, не отрываясь от экрана тестера. — У тебя с прошлого вылета был дисбаланс основной тяги, из-за того, что дюзу одну помял. Так я тебе ее поправила.
— Спасибо, сладкая, — ухмыльнувшись, поблагодарил Артур.
— Вернешься, морду набью, — меланхолично ответила Лайза, так и не оторвавшись от своей работы.
Артура и Лайзу связывала только дружба, поэтому Артуру доставляло удовольствие поддразнивать Лайзу. Это уже стало почти традицией.
— Внимание! Объявляется десятиминутная готовность. Всем пилотам начать предстартовую подготовку.
Мужской голос раздавался из динамиков громкой связи.
— Ага, в диспетчерской сегодня Бишоп работает, — сказала Лайза, узнав голос диспетчера.
— Учти, узнаю, что он тебе свидание назначил, я его на дуэль вызову, — предупредил Артур девушку, продолжая дурачиться.
— На чем, интересно? — спросила Лайза.
— Э-э-э… На китайских палочках для еды!
— Угу, — кивнула Лайза. — Смертельное оружие. У Бишопа инфаркт случится, когда он увидит, какое оружие ты ему предлагаешь.
— Ну, тогда…
— Давай лезь уже! — Девушка оторвалась наконец от своего тестера и прервала фантазии Артура. — Тебе сейчас с крейсерами внешних дуэлировать придется. На сгустках высокотемпературной плазмы.
Артур начал раздеваться. Пилотам файтеров приходилось лезть в кабину в голом виде. Файтеры были слишком малы для того, чтобы разместить в них гравитационные генераторы, следовательно, пилот будет полностью чувствовать все перегрузки. В современном бою в пространстве маленький корабль должен иметь максимальную маневренность, чтобы не попасть под выстрелы стационарных корабельных батареи, каждый из которых с легкостью разносил маленькую машину в клочья. Если файтер даже слегка зацепят, он уже не сможет продолжать бой. И пилоту еще крупно повезет, если он останется в живых. Поэтому маневренность файтера была единственным шансом пилота вернуться после вылета целым и невредимым.
Подобная маневренность предполагала серьезные перегрузки на пределе человеческой выносливости. Если бы пилот просто сидел в кресле, как было заведено еще лет пятнадцать назад, он потерял бы сознание на первом же боевом развороте. Поэтому в файтерах последней модификации кабина выглядела как шар, заполненный упругим гелем. Именно он и позволял пилоту выдерживать все броски и маневры машины в форсированном режиме.
Артур начал раздеваться. Попытка залезть в гель кабины прямо в форме привела бы к тому, что форму пришлось бы выкидывать. Но дело было не только в этом. Пилоту приходилось наклеивать на себя столько датчиков, что любой костюм пришлось бы разрезать в очень многих местах. Собственно, когда подобная модификация файтеров только вводилась в эксплуатацию, многие пилоты старой закалки начали протестовать. Сама мысль о том, что им придется вылетать в пространство без скафандра, была для них неприемлема. А уж сидеть в кабине голым и знать, что от вакуума тебя отделяет всего лишь полтора метра приборов и прочей машинерии, было выше их сил. Поэтому сначала в качестве компромисса был использован костюм, который плотно облегал тело. Но потом в одном из вылетов файтер одного незадачливого пилота тряхнуло слишком сильно от скользящего попадания осколка, в результате рывка костюм чуть сдвинулся, и один из датчиков отклеился. Это повлекло за собой потерю управляемости файтером. Пилот был вынужден тут же выйти из боя. Рассказывали, что вернувшись на базу, он первым делом выкинул свой костюм, который чуть было не стоил ему жизни.
Артур аккуратно сложил куртку и брюки рядом с лесенкой, ведущей в кабину, и начал подниматься. Преодолев три ступеньки, он обернулся и перехватил оценивающий взгляд Лайзы, направленный на его ягодицы. Заметив, что Артур обернулся, девушка подмигнула ему. Эта сцена повторялась перед каждым вылетом раз за разом. Еще одна их маленькая традиция.
Наконец Артур добрался до люка, ведущего в кабину файтера. Люк уже был открыт, так что Артур просто сел на его край и свесил ноги вниз. Перед тем как спрыгнуть вниз, в упругую толщу светло-зеленого компенсирующего геля, следовало подготовить себя к полету. Сначала — кислородная маска, закрывающая нос и рот. Без нее дышать в кабине будет просто нечем. Затем — сетку тродов на голову с разъемом для подключения компьютерного ассистента пилотирования. Потом пришла очередь датчиков обратной связи. Артур лепил их с отработанным автоматизмом. Грудная клетка, руки, бедра. Последним движением Артур воткнул в разъем штекер компьютерного ассистента, закрыл глаза, вдохнул дыхательную смесь из маски и спрыгнул вниз.
Компенсирующий гель принял Артура без звука. Пилот повис в сферической кабине диаметром два с половиной метра в свободной, расслабленной позе, не касаясь ее стен. Он привычным мысленным усилием подключился к компьютерной системе челнока. Троды на голове служили прямым интерфейсом между мозгом Артура и ассистирующим компьютером. В прямом соревновании человека и машины человек неизменно проиграет, так как компьютер все равно будет считать быстрее. Но в схватке беспилотных машин и файтеров с живыми пилотами победителями выходили люди. Дело в том, что хоть компьютер и сможет определить наиболее безопасные маршруты перемещения, где риск попасть под удар сгустка высокотемпературной плазмы наименее вероятен, он не в силах найти оптимальный вариант ведения боя. Поэтому на смену беспилотным аппаратам пришли тандемы из тактического компьютера и пилота.
В полете компьютер предлагал пилоту веер возможных траекторий и вариантов действия, а пилот лишь выбирал тот, который казался ему оптимальным. Человеческая интуиция и видение всей картины боя создавали преимущество перед чисто автоматическими файтерами.
После активации ассистирующей компьютерной системы в мозгу Артура расцвела визуализация окружающего пространства. Пилот не мог сам видеть, что происходит снаружи. Никакие экраны не дали бы такого ощущения всевидения, которое предоставлял пилоту компьютер. Троды напрямую передавали в мозг визуальную и звуковую информацию. Датчики, которые налепил на себя Артур перед тем, как нырнуть внутрь кабины, давали ему еще больше информации. Картину напряжений силовых полей пилот воспринимал как разницу температур. В прямом смысле, чем горячее было пилоту, тем опаснее была обстановка вокруг его файтера. В бою использовались все чувства человека, с которыми могла работать ассистирующая компьютерная система. Чем больше чувствует пилот, тем лучше он ориентируется в пространстве, тем он эффективнее.
— Пятиминутная готовность.
Теперь голос диспетчера раздавался уже внутри черепа. Он поступал из компьютерной системы напрямую в мозг через троды. Сейчас все файтеры объединялись в единую информационную сеть, чтобы в бою они смогли взаимодействовать как части единого целого. Диспетчеры сейчас собирали всю информацию о силах противника, чтобы согласовать стратегию боя. А пилоты тем временем получали вводные.
Артур перестал чувствовать свое тело. Теперь у него вместо рук и ног — орудия и двигатели, а вместо кожи — матово-темная обшивка. Пилот и файтер должны составлять единое целое. Артур ощущал стены ангара, он видел своих пятерых коллег в виде ярких голубоватых точек. Все предстартовые тесты были пройдены. Все были готовы.
Техники начали покидать ангар. Артур ощутил, как на обшивке его файтера захлопнулись крышки пары разъемов. Очевидно, Лайза вытащила щупы тестера.
— Три минуты.
Встроенные лифты начали поднимать файтеры на один уровень вверх, на стартовую палубу. Бишоп из диспетчерской начал обрисовывать ситуацию.
— Три крейсера внешних. Заходят, как обычно, со стороны Пояса Астероидов. Очевидно, они считают, что это даст им преимущество, так как наши радары не засекут их в астероидах, и у нас будет меньше времени на подготовку. Последние два месяца их ничему не научили. Задача у вас тоже вполне обычная. У нас нет тяжелых кораблей, но орудия вполне смогут нанести им серьезный урон. Поэтому крейсеры не будут прорываться вплотную к нам. Скорее всего они как всегда начнут ракетный обстрел и выпустят файтеры, которые должны разрушить защитный периметр. Вам надо, как обычно, не допустить этого.
Лифты поставили все шесть файтеров звена Артура на стартовые площадки.
— Шестьдесят секунд.
Артур проверил подачу топлива и включил зажигание. Воздух из шлюза был уже выкачан. Створки стартовых ворот начали раскрываться. Пилоты почувствовали, как напряглись их икроножные мышцы. Конечно, это была всего лишь иллюзия, генерируемая ассистирующим компьютером, но когда придет время, пилоты в своих кабинах почувствуют, как они прыгают вперед, и двигатели вытолкнут файтеры в пространство.
— Тридцать секунд.
Артур активировал меню управления ассистирующей компьютерной системы. Перед глазами у него развернулся список команд. Он прежде всего отключил тактический режим. Теперь компьютер не сможет помогать ему в бою. Для любого другого пилота это было бы самоубийством, но Артур за последние полтора года ни разу не воспользовался тактическим режимом после того, как обнаружил, что он превосходит компьютер в качестве анализа ситуации и скорости выбора вариантов действий.
— Старт!
Четыре звена файтеров выпорхнули из стартовых шлюзов станции «Феллоу».

Шапошников Игорь - Будущее не выбирают => читать онлайн книгу далее