А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Бакстер Мэри Линн

Былая любовь


 

На этой странице выложена электронная книга Былая любовь автора, которого зовут Бакстер Мэри Линн. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Былая любовь или читать онлайн книгу Бакстер Мэри Линн - Былая любовь без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Былая любовь равен 89.99 KB

Бакстер Мэри Линн - Былая любовь => скачать бесплатно электронную книгу



OCR & Spellcheck: Dinny
«Былая любовь»: Радуга; Москва; 2007
ISBN 978-5-05-006698-5
Аннотация
Обстоятельства вынуждают Молли приехать на ранчо Уорса Кавано, ее былого возлюбленного. Рискованная поездка: ведь Уорс может узнать в ее малыше Тренте своего сына. А раскрывать тайну нельзя, у их отношений нет будущего: Уорс намерен избираться в сенат и ему уже подыскали влиятельную невесту. Или все же старая любовь возьмет верх?..
Мэри Линн Бакстер
Былая любовь
Глава первая
Что она делает?
Молли Стюарт Бэйли не могла больше сдерживать тошноту и свернула на обочину. Она быстро оглянулась, чтобы посмотреть, не разбудила ли неожиданная остановка ее сына Трента, спящего в своем детском кресле. Его голова склонилась набок. На мгновение ей захотелось выйти из «тойоты» и поправить ее, но машины проносились мимо с такой оглушительной скоростью, что она передумала. Взгляд ее снова упал на сынишку, который продолжал спать. До чего же он похож на нее! Такие же темно-каштановые волосы, голубые глаза и мягкие черты лица.
Одна из подруг как-то сказала Молли, что у нее самое безмятежное лицо на свете. Обычно воспоминание об этих словах вызывало у нее улыбку, но не сегодня.
Ее мысли были в полном беспорядке. Возможно, именно поэтому она не сводила глаз с Трента.
Единственное, что он унаследовал от отца, это… Молли стиснула руль так, что побелели костяшки пальцев. Сейчас самое неподходящее время предаваться воспоминаниям. Это может лишить ее присутствия духа, чего нельзя допускать. Тем более что она твердо решила хранить свою тайну.
Тряхнув головой, чтобы отогнать непрошеные мысли. Молли выехала на шоссе и вскоре осознала, что находится ближе к ранчо Кавано, чем предполагала. К горлу снова подступила тошнота.
Уезжая отсюда, Молли поклялась себе, что никогда не вернется в восточную часть Техаса. Но кто мог тогда знать, что ее мать повредит позвоночник и окажется прикованной к постели? Подавив тяжелый вздох, Молли попыталась сосредоточить свое внимание на пейзаже – могучих дубах с разноцветной осенней листвой, соснах с кронами до небес, прудах с прозрачной, как бриллиант, водой и зеленых лугах с загонами для скота.
Но разве могла она думать о чем-то еще, когда спустя почти пять лет ей предстояло снова встретиться с Уорсом Кавано? У Молли по спине побежали мурашки, и она содрогнулась. Перестань, сказала она себе. Нужно держать свои эмоции под контролем, если не хочешь, чтобы ближайшие несколько недель превратились для тебя в ад.
Взяв себя в руки, Молли свернула на усыпанную гравием дорожку, ведущую вверх к ранчо. Поднявшись на холм, она заглушила мотор и несколько раз глубоко вдохнула, чтобы успокоиться. Она знала, что это будет нелегко, но чтобы настолько… Каждый нерв в ее теле звенел от напряжения как струна.
Это совсем на нее не похоже. Будучи дипломированной медсестрой, Молли гордилась тем, что у нее железные нервы. Работа требовала от нее выдержки и хладнокровия. Но предстоящая встреча не имела никакого отношения к работе. Скоро она столкнется лицом лицу с мужчиной, которого надеялась больше никогда не увидеть. Мужчиной, который не только разбил ей сердце, но вырвал и его из груди и растоптал.
Прекрати, Молли! – приказала она себе, затем посмотрела в зеркало заднего вида на Трента. Ее волнение никак не передалось ему: он по-прежнему крепко спал. Молли нахмурилась, осознав, что через несколько минут придется его разбудить. Если ее сынишка не высыпался, он капризничал и был неуправляемым.
Впрочем, когда она начнет рассказывать ему о лошадях и коровах, которых он сможет видеть каждый день, малыш быстро успокоится. Для визита к бабушке она даже купила ему ковбойские сапоги и шляпу. Молли улыбнулась, вспомнив, как Трент важно разгуливал по дому в этом наряде и при каждом удобном случае вертелся перед зеркалом.
Но вдруг ее улыбка исчезла и из груди вырвался вздох. Взгляд ее упал на дом Уорса, и на мгновение ей захотелось развернуться и уехать отсюда. С глаз долой – из сердца вон. Но эта мысль улетучилась, когда она вспомнила о матери, чей удрученный голос преследовал ее вот уже несколько дней. Мать нуждалась в ней. Молли была в неоплатном долгу перед Максин Стюарт, и не только потому, что та была ее матерью. Максин всегда поддерживала дочь, хотя Молли почти ничего ей не рассказывала о своей жизни в последние годы. Она не расспрашивала, и Молли была ей за это благодарна.
– Мамочка.
Молли повернула голову и посмотрела в широко распахнутые глаза сына.
– Ты вовремя проснулся.
– А где лошади и коровы? – спросил Трент.
Молли улыбнулась.
– Сперва мы зайдем к бабушке, хорошо?
– Но бабушка меня не отпустит.
Выйдя из своей «тойоты камри», Молли помогла Тренту выбраться из детского кресла.
– У бабушки болит спина, и она лежит в постели. Нахмурившись, мальчик огляделся по сторонам.
Они пошли к дому вдоль идеально подстриженного газона. Вдалеке на склоне над голубой гладью озера паслись стада.
– Мамочка, смотри, там коровы.
– Я вижу, – рассеянно ответила Молли, поворачивая сына за плечи и ведя его к боковой двери, за которой находилось скромное жилище ее матери. Хотя спальня и гостиная Максин были частью главного дома, Уорс предусмотрительно распорядился сделать для нее отдельный вход, за что Молли сейчас ощутила к нему благодарность. Она не была готова столкнуться с Уорсом, по крайней мере, до тех пор, пока не узнает, что с ее матерью.
– Мама, мы приехали, – крикнула она, открывая дверь.
Максин Стюарт лежала в постели. Она протянула руки к Тренту, и на ее лице появилась широкая улыбка. Но внук медлил.
– Обними бабушку, сынок.
– Да покрепче, мой сладкий. Бабушка так по тебе соскучилась.
Трент неохотно подошел к Максин и позволил ей заключить себя в объятия. Когда пожилая женщина отпустила внука, ее глаза блестели от слез.
– Как ты вырос, мой мальчик.
– В следующий день рождения мне исполнится пять лет, – гордо ответил Трент.
Максин подмигнула ему.
– Бабушка об этом помнит и уже купила тебе подарок.
– Вот здорово! – восторженно воскликнул Трент.
– Не слишком радуйся, – предупредила его Молли. – В следующем месяце Тебе будет только четыре с половиной, и это означает, что до твоего дня рождения еще довольно далеко.
– А я не могу получить подарок сейчас?
Улыбнувшись, Молли взъерошила его волосы.
– Придется немного подождать, малыш.
Затем она повернулась, чтобы обнять мать, и у нее защемило сердце. Когда-то красивое гладкое лицо Максин покрывали морщины, под глазами залегли темные круги. Сейчас она казалась болезненной и хрупкой, хотя всегда была воплощением красоты и здоровья, Незнакомые люди иногда даже принимали их с Молли за сестер.
Годы. Именно это так изменило и состарило ее мать. Взглянув на Максин глазами профессионала, Молли поняла, что боль еще не скоро ее отпустит. Она видела снимки, присланные ей доктором Коулменом, и у нее не было причин сомневаться в поставленном им диагнозе.
– Мама, как ты себя чувствуешь? – спросила она после небольшой паузы.
– Хорошо.
Молли закатила глаза.
– Ты забыла, с кем разговариваешь?
Максин состроила гримасу.
– Помню, с медсестрой.
– Еще она причина, чтобы быть со мной откровенной.
– Хорошо. У меня ужасно болит спина, – призналась Максин, наблюдая за Трентом, который ходил по комнате и все трогал.
– Именно поэтому я здесь.
– Но, разумеется, ненадолго. – Максин поморщилась. – Я не позволю, чтобы из-за меня ты потеряла работу.
– Не беспокойся, мама. – Молли наклонилась и поцеловала мать в щеку. – Наш главврач замечательный человек. Я взяла отпуск по уходу за тобой, к тому же у меня остался в запасе неиспользованный отпуск. Итого четыре недели.
– Однако…
– Все в порядке, уверяю тебя. Моей карьере ничто не угрожает.
Максин облегченно вздохнула.
– Рада это слышать. – Она улыбнулась. – Я так рада видеть вас с Трентом. – Максин посмотрела на внука и еще шире заулыбалась. – Он так вырос с тех пор, как я видела его в последний раз.
– Трент слишком быстро растет, – произнесла Молли надтреснутым голосом. – Он уже больше не мамочкин малыш.
– Это не так, – возразила Максин. – Он навсегда останется для тебя ребенком, как и ты для меня.
На глаза Молли навернулись слезы, но она сдержала их, чтобы не расстраивать мать.
– Расскажи мне, как тут у вас.
– Ты имеешь в виду мою работу?
Этот вопрос застал Молли врасплох.
– Нет. Я не думаю, что с этим могут быть какие-то проблемы.
– Надеюсь, ты права, – сказала пожилая женщина, сдвинув брови. – Несколько месяцев назад Уорс позволил мне нанять приходящую помощницу. Сейчас хозяйство ведет она. Разумеется, под моим руководством.
– Значит, вы нашли выход из положения?
– Да, но этому дому нужна постоянная экономка, особенно теперь, когда Уорс решил податься в политику.
Меньше всего Молли сейчас хотелось говорить об Уорсе. Более того, она предпочла бы не встречаться с ним, пока будет находиться здесь. Но при данных обстоятельствах это было невозможно.
– У меня есть некоторые опасения, что в конце концов я все же потеряю работу, – сказала Максин, – Особенно если не пойду на поправку.
– Не бойся, мама, Уорс так не поступит. Ты сама прекрасно это знаешь.
– Возможно, но, пока я валяюсь тут без дела, в голову лезут нехорошие мысли.
Молли подмигнула ей.
– Теперь, когда мы с Трентом здесь, все изменится. – Она обернулась, чтобы поискать взглядом сына, но его не оказалось в комнате.
– Мам, ты не видела, как Трент выходил? – спросила Молли, стараясь не поддаваться панике.
– Нет, но не думаю, что он мог далеко уйти.
В этот момент Молли заметила, что дверь, ведущая в главную часть дома, открыта.
– Я сейчас вернусь, – бросила она через плечо и помчалась туда.
– Трент Бэйли, где ты?
– Кто такой Трент?
Молли замерла на месте, увидев прямо перед собой Уорса Кавано. В течение нескольких секунд они молча смотрели друг на друга, но напряжение было так велико, словно они кричали.
– Здравствуй, Уорс, – выдавила из себя она.
– Что ты здесь делаешь? – отрывисто спросил он, проигнорировав ее приветствие.
– По-моему, это очевидно.
– Максин не говорила мне, что ты собираешься приехать. – Его тон был резким и холодным.
– Это тоже очевидно.
Снова молчание.
– Итак, кто такой Трент?
– Мой сын.
Черные глаза Уорса засверкали, губы сжались в тонкую линию.
– Тебе везет, – язвительно произнес он, с презрением глядя на нее.
Слово «негодяй» едва не сорвалось с ее губ, но в этот момент из-за угла выбежал Трент.
– Мамочка, я ходил смотреть коров.
Молли привлекла его к себе и положила руку ему на плечо. Когда он начал вырываться, она усилила хватку. Чувствуя, что что-то не так, Трент перестал вертеться и с любопытством посмотрел на Уорса.
– Трент, – сухо сказала она, – это мистер Кавано.
Кивнув мальчику, Уорс снова переключил внимание на Молли.
– Я бы хотел поговорить с тобой наедине. Проглотив еще одно бранное слово, Молли обратилась к сыну:
– Ступай к бабушке, мой сладкий. Я сейчас приду.
– Хорошо. – Трент повернулся и побежал назад по коридору.
– Сколько ему?
Вопрос Уорса застал ее врасплох.
– Почти четыре, – солгала она с такой легкостью, что это ее потрясло.
– Красивый мальчик.
– Спасибо.
Напряжение, повисшее в воздухе, стало почти осязаемым, и Молли начало казаться, что комната вот-вот взорвется. Судя по тому, как омрачилось лицо Уорса, он испытывал то же самое.
– Надолго к нам приехала? – спросил он. На его щеке дергался мускул – верный признак того, что он раздражен или взволнован.
– Я не знаю. – Молли помедлила. – Может, на неделю, может, на дольше. А ты что-то имеешь против?
– Нет.
– Тыуверен?
– Да, – отрезал Уорс, – но лучше не попадайся мне на глаза.
Глава вторая
Он проявил слабость и ненавидел себя за это. Черт побери, это его территория, и он контролирует все, что на ней происходит. По крайней мере ему так казалось. Выругавшись себе под нос, Уорс вышел из своей комнаты на балкон. Вдалеке быстро садилось солнце.
Посмотрев на часы, Уорс обнаружил, что еще нет пяти. Он любил осень, особенно октябрь, из-за того что листья на деревьях окрашивались в яркие цвета. Впрочем, у этого времени года есть один недостаток: постепенно световой день становится все короче. А ему, как фермеру, дорог каждый светлый час.
Но в данный момент его разочарование не имело никакого отношения к раннему заходу солнца. Время не смогло унять боль, гложущую его изнутри.
Молли вернулась в его жизнь.
Нет, это невозможно.
Но это произошло.
Она в его доме.
И с этим ничего нельзя поделать. Не мог же он вышвырнуть ее и ее сына на улицу. Он снова выругался, но тяжесть в груди не прошла.
А ведь он знал, что однажды они увидятся снова. Отрицать это было глупо. В конце концов, ее мать работала на него. Но поскольку они с, Молл и не виделись целых пять лет, он уже начал думать, что судьба сжалилась над ним.
До сих пор Максин во время отпуска всегда ездила навещать Молли. Сейчас, когда она повредила спину и была прикована к постели, возвращение ее дочери на ранчо было в порядке вещей. Если бы он знал о нем заранее, оно не причинило бы ему никаких неудобств.
Уорс не любил сюрпризов, особенно такого рода. Неожиданно столкнувшись лицом к лицу с Молли, он испытал огромное потрясение, от которого до сих пор не оправился.
Не помогло даже то, что с ней был ее ребенок.
Уорс потер уставшую шею. Он успокоится, только когда они уедут, но в ближайшие несколько дней этого не случится и ему придется смириться. Если Молли не будет попадаться ему на глаза, он справится. Если нет… Черт побери, это еще больше его разозлит.
Его раздражало, что Молли так привлекательно выглядит. Даже лучше, чем раньше. У него прекрасная память. Не проходило и дня, чтобы что-нибудь не напомнило ему о ней.
До сих пор ему удавалось бороться с навязчивыми мыслями, но сейчас это было невозможно. Пока Молли находится на его территории, ему не избежать случайных встреч с ней и ее сыном. Разумеется, она не станет держать мальчика взаперти. Он очень на нее похож, и с этим малышу повезло. Темно-каштановые волосы Молли были модно подстрижены и изумительно оттеняли дымчато-голубые глаза. А этот томный голос, который всегда так его возбуждал…
Хотя Молли было сейчас двадцать семь – на семь лет меньше, чем ему, – она не выглядела на свой возраст. С такой гладкой фарфоровой кожей она могла сойти за двадцатилетнюю.
Все же фигура выдавала ее истинный возраст. Она по-прежнему оставалась стройной, но грудь и бедра заметно округлились. Эти изменения связаны с рождением ребенка, но они делали ее еще сексуальнее, чем раньше. Ему было неприятно это сознавать, но только мертвый мог этого не заметить.
Были времена, когда ему хотелось умереть. И все из-за нее.
Когда Молли сбежала, у него внутри что-то надломилось. Часть души умерла, и виновата, несомненно, она.
Он презирал ее за это.
По крайней мере убеждал себя, что это так. Но стоило, ему один раз на нее взглянуть – и весь мир перевернулся с ног на голову. Впрочем, так будет продолжаться недолго. Он хорошо помнит, какая она лживая.
Эти воспоминания вернули ему уверенность в себе. Даже то, что Молли поселилась в маленькой комнате неподалеку от его спальни, не имело значения, хотя сначала он был против.
Черт побери, ему безразлично, где она будет жить. Он распорядился, чтобы Кэти, помощница Максин, показала Молли эту комнату, потому что она находилась рядом со спальней ее матери. Часто он спрашивал себя, что Молли рассказала матери об их отношениях. Он подозревал, что Максин не знала всей правды, и от этого его гнев лишь усиливался. Так даже лучше, сказал он себе. Пока им движут гнев и ненависть, последнее слово останется за ним.
Кажется, зазвонил телефон… Только после третьего звонка Уорс осознал, что это его сотовый. Не посмотрев на дисплей, он прорычал в трубку:
– Кавано.
– Похоже, ты сегодня встал не с той ноги.
– Привет, Оливия.
Его собеседница наигранно вздохнула.
– Это все, что ты можешь мне сказать?
– А что ты хочешь, чтобы я тебе сказал?
– Для начала подошло бы «здравствуй, дорогая».
Уорс не ответил. Во-первых, он никогда не называл ее «дорогая» и не собирался начинать сейчас. Во-вторых, у него было плохое настроение, но сейчас не самое подходящее время объяснять ей причину. Он представлял себе, какой скандал закатит Оливия, если узнает о приезде Молли. Хотя это было совершенно не ее дело.
– Хорошо, ты победил, – небрежно произнесла Оливия. – Можешь себе дуться сколько влезет.
– Тебе нужно от меня что-то конкретное? – холодно спросил Уорс, зная, что ведет себя как настоящий грубиян, но не видя необходимости извиняться.
– Во сколько ты за мной заедешь?
– Заеду за тобой? – тупо повторил он.
– Да, – сказала Оливия, не скрывая раздражения. – Помнишь, ты обещал сегодня со мной поужинать?
– Точно.
– Ты про это забыл, не так ли?
Он действительно забыл, но не собирался ей в этом признаваться.
– Я буду около семи.
Вздохнув, она добавила:
– Кстати, не забудь о завтрашнем приеме у нас дома, на котором речь пойдет о твоем будущем.
– Я помню, Оливия, – устало ответил он. – Мои родители приведут с собой человека, который, возможно, будет содействовать моей политической карьере.
– По крайней мере, ты хоть что-то помнишь.
Сказав это, она положила трубку.
Сегодня он уже поругался с двумя женщинами. Наверное, третьей будет его мать. Обычно они с Евой Кавано редко приходили к согласию. Уорса раздражало, что она постоянно вмешивалась в его жизнь. С отцом все было по-другому. Они отлично ладили друг с другом, хотя Уорс не знал, чем живет Тед Кавано.
По совести говоря, его родители тоже не интересовались, что на душе у их сына. Одно он знал наверняка: они хотели, чтобы он женился на Оливии Блэкберн. Нет, они ждали, что он на ней женится, но это было все равно что махать красной тряпкой перед быком. Уорс не собирался жить по чужой указке. Кроме того, он не любил Оливию. Однажды он уже совершил большую ошибку, влюбившись, и не собирался наступать дважды на одни и те же грабли.
Но он нуждался в том, что могла дать ему Оливия, ив этом заключалась вся проблема. Родители отдали ему триста акров земли, прилегающих к их владениям, но, поскольку его скотоводческий бизнес процветал, ему требовалось больше земли. Он решил бы эту проблему, женившись на Оливии. На землях, подаренных ей отцом, он сможет заниматься разведением лошадей, о чем всегда мечтал.
К черту женщин, подумал Уорс, снова вспомнив про Молли. Ему нужно выпить чего-нибудь крепкого, чтобы снять напряжение.
Только он собрался это сделать, как телефон зазвонил снова. На этот раз он посмотрел на дисплей и обнаружил, что звонит его мать. Ему ужасно не хотелось отвечать, но все же он это сделал. Наверное, она собиралась отменить ужин. Его губы искривились в самодовольной ухмылке. Он ни за что этого не допустит.
– Да, мама.
– Разве так политики отвечают на телефонные звонки?
– Я пока что еще не политик, – раздраженно ответил Уорс.
– Но станешь им, – сухо произнесла она, – как только заявишь о своем участии в выборах.
– Насчет этого я еще не решил.
– Похоже, тебе нравится действовать мне наперекор.
– Мама, если ты собираешься читать мне нотации, наш разговор окончен.
– Ты не посмеешь бросить трубку. – В ее голосе слышалась досада.
Несмотря на то что Ева Кавано была такой же высокой и худой, как он, это нисколько не умаляло ее привлекательности. Яркая блондинка с черными глазами, она знала толк в моде и следила за собой. Но когда была не в духе, как сейчас, ее приятные черты становились резкими и отталкивающими.
– Завтра около восьми я встречусь с вами у Лив. Вот тогда мы и поговорим о политике, хорошо?
– Я звоню совсем не поэтому.
Что-то в голосе матери подсказывало ему, что их дальнейший разговор ему не понравится, и ее следующие слова подтвердили это.
– Почему ты ничего мне не сказал?
– О чем? – недоуменно спросил Уорс.
– О возвращении Молли Бэйли.
В таком маленьком городке, как Скай, сплетни распространялись с удивительной быстротой.

Бакстер Мэри Линн - Былая любовь => читать онлайн книгу далее