А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

У меня есть для тебя новость: Харви и я собираемся пожениться.
– Ну, я не удивлен, – ответил с улыбкой Дэниел.
– Может, ты и не удивлен, но это будет уже совсем скоро, в следующую субботу, и я хотела бы, чтобы ты приехал.
– В следующую субботу? Почему такая спешка? Ты случайно не…
– Нет, я не беременна. Просто Харви получил прекрасное предложение. Оно пришло как раз вовремя, ведь сейчас он почти не занят. Оно прислано из Канады. Он, естественно, хочет принять его.
– Да, конечно. Я рад слышать это, Фло. Правда, тогда мы вас потеряем. Как я буду скучать без тебя и без Харви! Знаешь, я привык к этому парню.
– Я тоже. Харви, видимо, знал о предложении уже несколько недель, но ничего мне не говорил, боясь, что дело провалится. И, Дэниел…
– Что, Фло?
– Сам понимаешь, мы больше не сможем каждую неделю ездить к Уинни. Тебе придется что-то с этим делать.
– Я ничего не могу с этим поделать. Ко мне только что заходил отец Рэмшоу. Он видел Уинифред сегодня, и из его рассказов я понял, что даже мое имя выводит ее из себя. Но ты об этом не беспокойся. Я должен поблагодарить тебя за все, что ты сделала за эти недели. Так или иначе, в субботу я буду. Если не я, то Джо приедет обязательно.
– Может, вы оба постараетесь приехать? Но нет… Наверное, я прошу слишком многого. Буду рада видеть и одного из вас. А как дела у Аннетты?
– Боюсь, не очень хорошо в последнее время. Врач предписал ей неделю оставаться в постели, но она пока лежит лишь сутки, не больше. Между нами, я очень удивлюсь, если роды пройдут вовремя, хотя и надеюсь на это. Кстати, сколько времени вы собираетесь провести в отъезде? Или вы поселитесь там навсегда?
– Насколько я знаю, да. Но, конечно, сначала нужно поехать и посмотреть, как нас там примут, понимаешь?
– Конечно. Но как только они получше узнают Харви, они примут его от всего сердца. Я в этом уверен.
– Хотела бы я быть так уверена. Харви не сможет пойти ни в одну из центральных гостиниц, ты же знаешь. И ни в какие клубы. Он, конечно, разумно ведет себя и не поднимает скандалов. А вот Джерри Морлей, тот друг, о котором мы говорили, был выставлен из клуба для рабочих, представляешь? Джерри ничуть не похож на Харви, выдержанного и способного спокойно воспринимать подобное, и он устроил из этого скандал и чудом не попал в руки полиции. Поэтому при всем уважении к Канаде нам все-таки сначала придется там осмотреться.
– Я желаю вам обоим всяческой удачи. Буду очень скучать без вас. Мы все будем скучать, потому что, если честно, ты и Харви добавили немного света в этот дом в последние месяцы. А это было так необходимо.
– Спасибо, Дэниел. До субботы. А лучше приезжай в пятницу вечером, потому что в субботу все начнется рано.
– Так и сделаю, Фло. Спокойной ночи. Да хранит вас Бог!
На кухне Мэгги, услышав новости, сказала:
– Какое счастье для них! Но все же я сомневаюсь, что им там придется легче, чем здесь. Ужасно сознавать это, ведь они одни из самых лучших людей на свете. Я никогда прежде не встречала никого, сравнимого с Харви. С такими манерами… И его – джентльмена из джентльменов – преследуют за цвет кожи! Господи! Хочется плюнуть, как подумаешь, что эти идиоты вокруг занимают все высокие посты. И не надо далеко ходить – взять хотя бы отца Аннетты. Он – единственный, кто ни разу не заговорил с Харви. Но теперь он не разговаривает даже с собственной дочерью. А правда, что он думает избавиться от своих предприятий?
– Нет, это просто слухи. Они слишком выгодны, чтобы он их бросил.
– Но правда, что они переезжают?
– Насколько я знаю, да.
– Говорят, куда-то в район Карлисла.
– Мне плевать, пусть переезжают хоть в ад. Но вернемся к нам, Мэгги. Что же насчет нас?
Мэгги отвернулась от него, подошла к печи и, наклонившись, задвинула заслонку. Затем тихо промолвила:
– Мне… мне нужно подумать об этом, Дэниел. Оставим на следующий раз, ладно?
Она повернулась, посмотрела на него, и Дэниел, подойдя к ней, снова обнял ее и проговорил:
– Только пусть этот следующий раз придет поскорее. Пожалуйста, Мэгги, приблизь его.
7
В четверг в половине седьмого утра Аннетта почувствовала себя нехорошо. Острая боль внизу живота – и на мгновение ей показалось, что она теряет сознание. Аннетта медленно подтянулась к краю кровати и посмотрела на часы. Дэниел и Джо обычно не заходят к ней до семи часов, а сиделка приезжает не раньше восьми. Аннетта встала с постели, посмотрела на Дона, спящего под воздействием таблеток, и осторожно прошла мимо его кровати к двери, ведущей в гостиную. Едва она добралась до дивана, как боль накатила опять. Аннетта согнулась, схватившись за живот. Взглянула на кнопки звонков на стене и, сделав усилие, дотянулась до одной из них. Уже через минуту она услышала, как кто-то бежит по коридору. Джо был тут как тут:
– Что случилось?
– Джо…
– Что, дорогая? Не волнуйся, не волнуйся. – Джо повел ее обратно к дивану, сел рядом и обнял ее. – Тебе больно?
– Мне… Кажется, началось, Джо. Хорошо бы вызвать врача.
– Ты уверена?
– Ужасная боль. – Аннетта судорожно вздохнула.
Джо тут же встал и подошел к телефону, стоявшему на боковом столике.
– Уже едут, – произнес он, вернувшись к ней. – Долго ждать не придется. Ложись.
– Я не могу, Джо. О, дорогой мой, – Аннетта застонала.
– Ну, полно, полно, – Джо крепко прижал ее к себе. – Ничего страшного. Пока отдохни, а я позвоню отцу. Он принесет тебе горячего питья, это может помочь.
Джо протянул свободную руку, нажал на другую кнопку, и через минуту в комнату вбежал Дэниел. На мгновение замер, оценивая ситуацию. Затем подошел к Аннетте и спросил:
– Началось?
– Папа… папа, но ведь еще слишком рано!..
– Знаю, дорогая, но ничего страшного. Такое часто случается. Вот увидишь, все будет в полном порядке… Что с врачом?
– Я позвонил ему, он уже в пути.
– О Боже! – Лицо Аннетты скривилось в муке. Она скрючилась так, что мужчинам пришлось поддерживать ее.
– Какого же черта он не торопится? – пробормотал Дэниел.
– Он спал, я разбудил его. Ему нужно одеться.
– Сюда езды пять минут на машине.
– Послушай, иди разбуди Мэгги. Только осторожно. Не нужно, чтобы Дон знал об этом. По крайней мере, пока.
Мэгги и доктор вошли в комнату почти одновременно. Аннетта лежала на кровати, грудь ее вздымалась. Она схватила доктора за руку и простонала:
– Пожалуйста, сделайте что-нибудь.
– Мы все сделаем, дорогая, не беспокойся. Как часто наступают схватки?
– Кажется, что все время… все время… Доктор повернулся, оглядел комнату и бросился к телефону.
– „Скорая" примчится с минуты на минуту, – сказал он, вернувшись.
– „Скорая"? – Аннетта попыталась сесть.
– Да, она самая. И лежи спокойно, сейчас поедешь в больницу.
– Я… я думала…
– Что бы ты там ни думала, теперь будешь размышлять в больнице. Сейчас твое место там. Ты и не заметишь, как все пройдет. Нечего волноваться. – Врач повернулся к остальным: – Я бы на вашем месте оделся. Одному из вас надо поехать с ней.
Джо сказал Дэниелу:
– Оставайся здесь и присматривай за Доном. С ней поеду я.
Удивительно, но Дэниел, не раздумывая, согласился:
– Ладно, парень, хорошо.
И оба поспешили каждый в свою комнату, чтобы одеться, так как оба дела не терпели отлагательства.
До приезда „скорой" у Аннетты случились три еще более болезненные схватки. Но когда мужчины переложили ее на носилки, она повернулась к ним, говоря:
– Я… я могу идти сама. И… я хочу повидать мужа.
Врач и Дэниел помогли ей подняться на ноги и повели в сторону спальни. К счастью, суета и суматоха не разбудили Дона. Аннетта наклонилась над ним и поцеловала в щеку. Но когда Дон пошевелился во сне и пробормотал что-то, доктор быстро отвел Аннетту от кровати. В коридоре он сказал:
– Ты уже достаточно ходила. Ложись на носилки и забудь обо всем, кроме того, что тебе предстоит родить прекрасного малыша. Я буду рядом и зайду к тебе попозже. Я уже связался с доктором Уолтерсом, он будет ждать тебя.
Снова начались схватки, и Аннетта застонала. Санитары остановились, и она, тяжело дыша, перевела взгляд на Джо:
– Ты поедешь со мной, Джо?
– Поеду. Не бойся, я поеду с тобой.
Прошло два часа. Джо выпил уже четыре чашки чая и как минимум раз шесть объяснил трем будущим отцам в комнате ожидания, что он сам не отец, а всего лишь брат мужа. Один молодой парень спросил его:
– А где же сам виновник торжества? Убежал?
– Нет, он просто спит, – добродушно ответил Джо.
На это после минутного замешательства парень сказал:
– Что вы говорите! Пьяный?
– Нет, не пьяный, – грустно произнес Джо. – Хотелось бы, чтобы он всего лишь напился. Нет, он попал в аварию.
– Да что вы? – В голосе собеседника чувствовалось смущение. – Вот несчастье-то. Но я просто хотел узнать… – И когда Джо кивнул: „Конечно", парень показал пальцем в конец коридора, где прохаживался один из будущих отцов, и прошептал: – Вот этот захотел поприсутствовать на представлении. Представляете себе? Ему бы мой жизненный опыт, так он рад был бы держаться подальше. Ох, и бывают же люди!
Джо рассмеялся, но мысли его в это время были заняты совсем другим. Он то умолял Бога, то требовал у него, чтобы с Аннеттой все прошло благополучно. Если пришлось бы выбирать между ней и ребенком, то пусть бы осталась она… Ребенок любой ценой – какой бред! Тут церковь не права, он прямо скажет об этом отцу Рэмшоу, как только его увидит. Да хоть бы и отцу Коди! Он бросит это им в лицо! Если ради спасения ребенка пожертвуют жизнью Аннетты, то единственный луч надежды для него погаснет.
Внутри Джо шла постоянная борьба, чувства скрывались под внешней оболочкой невозмутимости. По мере того как рос живот Аннетты, росла и его зависть к Дону. Хотя Джо и знал, что у Дона уже больше никогда не будет детей, он все равно ревновал к нему. Он все время напоминал себе, что этого могло бы и не быть. Если бы он, Джо, был сильным и решительным и в открытую заявил о своей любви к Аннетте, отец не начал бы строить собственные планы по спасению Дона, Дон не оказался бы прикован к постели, а его приемная мать не находилась бы сейчас в психиатрической лечебнице.
– Мистер Кулсон? – Медсестра похлопала его по руке. – Все в порядке, мистер Кулсон, не волнуйтесь, все хорошо.
– Что с ней?
– Все хорошо, говорю вам. Она сейчас спит. Нам пришлось сделать кесарево сечение. У вас маленькая девочка… Я имею в виду, – она улыбнулась, – маленькая племянница.
– Девочка?
– Ну, – сестра снова улыбнулась, – раз племянница – значит, девочка. Тут вариантов нет.
Джо испустил глубокий вздох, в котором чувствовались облегчение и благодарность. Этого было достаточно, чтобы целый ряд голов повернулся к нему. Когда Джо вслед за сестрой вышел из комнаты, один из ожидающих сказал другому:
– Забавный парень. Называет себя деверем, а волнуется больше, чем я.
Деверь в это время смотрел сквозь стекло туда, куда показывала ему медсестра. На детской кроватке лежало что-то, Джо не мог точно разобрать – что. Он видел лишь маленькое сморщенное личико, напоминавшее старушечье.
– Она красавица, – заметила сестра. – Маленькая, весит немногим больше шести фунтов, но такая красавица!
Джо улыбнулся в ответ и спросил:
– Можно ее повидать? Я имею в виду миссис Кулсон.
– Сейчас не имеет смысла, еще какое-то время она будет спать. На вашем месте я поехала бы домой, рассказала бы отцу новости, а затем приняла бы ванну и хорошенько позавтракала. К этому времени она уже придет в себя.
– Спасибо вам, сестра. Так я и сделаю. Но, как вы думаете, смогу я переговорить с доктором до того, как…
Улыбнувшись, она прервала его:
– И на это у вас будет больше шансов, когда вы вернетесь. Дело в том, что доктор сейчас занят, достает еще одного… из глубин.
Джо тоже улыбнулся, еще раз поблагодарил сестру и зашагал прочь.
„Из глубин", – сказала она. Была ли она католичкой?
Из глубин я кричал тебе:
Услышь мой голос, Господи!
Пусть ухо Твое внемлет моей мольбе!
Впоследствии много раз Джо произносил эти слова и все время недоумевал, почему он повторяет именно их, ведь его всегда мучили сомнения, слышит ли кто-нибудь его голос. Но одно он знал точно: если бы сегодня утром с Аннеттой что-нибудь случилось, он понял бы, что в течение стольких лет он, подобно миллионам других людей, разговаривал лишь сам с собой. И никогда больше он бы не произнес: „Я верую, укрепи мою веру, Господи!" Никогда.
Но Аннетта выжила.
Джо вышел в холодное утро, несколько раз вдохнул морозный воздух. Посмотрел наверх. Небо было высокое, голубое, но такое холодное, словно на дворе разгар зимы.
Поскольку сюда он приехал в машине „скорой", домой ему пришлось добираться на автобусе. Он сел на тот, который довозил его почти до самого дома. Автобус был полон людей, и все обсуждали внезапное наступление холодов. Все, кроме одного пассажира – женщины, сидящей рядом с ним. Она повернулась к Джо и низким голосом заговорила:
– Вовсе и не внезапное. Уже третье утро такое. Я еще на прошлой неделе обещала, что выпадет снег. И он выпадет. Конец марта – не конец марта, а вот увидите. Ну да мне сейчас выходить. – Джо подвинул колени, пропуская ее, и женщина попрощалась: – Покедова.
Джо ответил так же: „Покедова", – и подумал, как много теряешь, разъезжая на машине. Не только проносишься через всю сельскую местность, ничего толком не видя, кроме дороги, но и пропускаешь множество людей. „Покедова", – сказала она. Такого он не слышал уже давным-давно. Ребята и девушки в его конторе обычно говорили: „Счастливо", „Скоро увидимся", в крайнем случае – „Пока!"… Джо сидел и смотрел в окно. А ведь эта женщина могла оказаться его матерью. Он оглянулся. Любая из этих женщин могла быть его матерью. Но нет – все они, похоже, принадлежали к рабочему классу, а его мать… Кем была она? Стоп! Сколько же можно! Пора прекратить обманывать самого себя, ведь этому не будет конца и края. Как только он найдет мать, он захочет отыскать и отца. Во всяком случае, был только один выход, чтобы прекратить изводить себя: приехать домой и спросить.
Подростком Джо думал, что, когда он вырастет, вопросов станет меньше. Но не тут-то было. Они все прибавлялись и прибавлялись. А что, если он и вправду найдет ее и сильно разочаруется? Так стоит ли рисковать? Он был отвергнут собственной матерью, отвергла его и приемная. В каком-то смысле его отвергла и Аннетта. Стоит ли рисковать, чтобы еще раз оказаться отвергнутым или разочарованным? Внутри себя Джо чувствовал страшную пустоту. Нужен был кто-то, чтобы заполнить ее. И независимо от того, как скоро освободится место после смерти Дона, Джо никак не мог представить на этом месте себя. Пусть даже Дон этого хочет. Это будет непорядочно. Так или иначе, для Аннетты он всегда оставался всего лишь братом…
Лучше бы он вообще не садился в этот автобус. Нет, на самом деле не лучше – ведь он любил находиться среди людей. Но тут крылось противоречие. Почему же тогда он попросил, чтобы его комнаты располагались в коттедже, отдельно от всей семьи? А вот почему: просто он хотел скрыться как можно дальше, забыть, что Аннетта отвергла его. И еще – чтобы не видеть, как отец разбивается в лепешку, чтобы загладить свою вину, которая, если разобраться, была не меньшей.
А как насчет Джессики? Джессика Боубент или Ирен Шилтон? Что можно сказать о них? Нет, только не Ирен. Итак, остается Джессика или, еще лучше, Мэри Картер. Да, лучше Мэри…
Мэгги ждала его на пороге. За ней стоял Дэниел, а за ним Пэгги и Лили.
– Ну?!
– Все замечательно. Родилась малютка. Дэниел закрыл глаза и громко вздохнул. Но тут же набросился на Джо с криком:
– Какого же черта ты не позвонил? Мы сидим как на иголках!
К его удивлению, Джо огрызнулся:
– У вас здесь тоже есть телефон. Мог бы и сам позвонить в больницу.
– Ладно, дружище, успокойся. – Дэниел похлопал сына по плечу. – Я понимаю, что ты, должно быть, переволновался там. Откровенно говоря, я боялся звонить. Ну пошли, поешь что-нибудь.
– Сейчас, минутку. Я хочу зайти к Дону.
– Конечно, конечно. Он места себя не находит. Никак не мог поверить, что Аннетта уехала, а он даже не проснулся.
Джо быстрым шагом подошел к комнате Дона, остановился, взял себя в руки и только после этого распахнул дверь, крича:
– Где тут наш папа?
Сиделка мигом оторвалась от кровати.
– Как, все кончилось?
– Да, все уже позади. – Джо стоял и смотрел на брата. Но Дон молчал. – Ну скажи же что-нибудь! – закричал ему Джо.
– Как… как она? С ней все хорошо? – голос Дона был слабым.
– С ней все просто отлично! Она в полном порядке! – Джо не знал, правда это или нет, но сейчас надо было делать вид, что вокруг все прекрасно. – У тебя теперь есть дочь.
– Девочка?
Ответ был коротким и ясным, голос Джо звучал громко:
– Раз дочь – значит, девочка. Во всяком случае, так мне сказала медсестра.
Дон откинул голову на подушку и прикусил верхнюю губу, а сиделка тем временем спрашивала:
– Сколько же она весит? И все ли с ней в порядке? Я имею в виду, не больна ли она или еще что?
– Конечно, с ней все в порядке, – так же громко отвечал Джо. – Сколько малышка весит, не знаю. Хотя, нет, знаю: кажется, сестра сказала, что больше шести фунтов. Я был изумлен. Говорю вам, комната битком набита мужчинами, которые прохаживались там, ожидая новостей о своем отцовстве… – Тут Джо понизил голос и почти прошептал: – Не надо, дружище, не надо. – Он смотрел на Дона. Глаза того были закрыты, по щекам текли слезы. – Я принес тебе прекрасную весть. Взбодрись!
– Ну почему это мужчина не может поплакать от радости? Вот так и он. – Сиделка вытерла лицо Дона, словно он был ребенком. – А теперь нам нужно отметить это событие, всем нам нужно. Как насчет этого?
Она хитро взглянула на Джо, и он, поймав ее настроение, ответил:
– Да, отличная мысль.
С этими словами Джо торопливо вышел из комнаты. Он был удивлен тому, что Дэниел не пошел с ним к Дону. Проходя через столовую, он заметил отца, спускавшегося по лестнице, и прямо спросил:
– В чем дело? Почему ты не пошел к Дону? Дэниел провел рукой по волосам и сказал:
– Я… я почему-то не могу смотреть ему в глаза. Мне кажется, что я не выдержу. Но сейчас я иду туда.
– Я принесу нам чего-нибудь выпить.
– Это мысль, – улыбнулся Дэниел. – Мы всех позовем. Я крикну Стивена. Он наверху с Пэгги. – Джо уже собирался идти, но Дэниел остановил его: – Одну минутку. Можно тебя кое о чем попросить?
– Ты мог бы и не спрашивать. А что такое?
– Не мог бы ты вместо меня поехать на свадьбу Фло в субботу? То есть в пятницу вечером. Сделаешь это вместо меня?
– Конечно, какие пустяки. Но я думал, ты сам хотел поехать туда.
Дэниел какую-то секунду смотрел в сторону, затем сказал:
– Да, я хотел бы быть там. Но у меня странное чувство. Я не хочу оставлять Дона, ему все хуже и хуже. А ты как думаешь?
Джо ответил не сразу.
– Жизнь в нем угасает, но я бы не сказал, что так уж быстро, – проговорил он. – Какое-то время он еще может продержаться. И рождение ребенка даст ему стимул.
– Я не думаю, что дело в стимулах. Но, возможно, здесь ты прав. И все равно: мне кажется, что лучше всегда быть под рукой, понимаешь?
– Конечно. Да и я там не задержусь. Приеду, как только закончится свадьба. Буду здесь уже в субботу вечером. Кстати, я думаю, нам надо позвонить Фло и рассказать ей о ребенке.
– Да, точно. Но пусть это сделает сам Дон. Мы принесем удлинитель из другой комнаты.
– Это мысль. Иди скажи Дону, а я пока принесу выпить и позову остальных.
Через десять минут все уже стояли вокруг кровати Дона: Мэгги, Лили, Пэгги, сиделка, Дэниел, Джо и Стивен. У каждого в руке было по бокалу, кроме Джо. Тот только что набрал номер Фло и ждал ответа.
– Она должна быть где-то в офисе. – Тут подбородок его дернулся: – Могу я поговорить с миссис Джексон?
– Миссис Джексон у телефона. А кто это?
– Как, вы еще не догадались? Это ваш тайный поклонник Джозеф Кулсон.
– Джо, Джо! Что-то случилось?
– Нет, нет, просто один джентльмен хочет с тобой поговорить.
Он передал трубку Дону, и тот, приподнявшись на постели, сказал:
– Привет, Фло!
– Да это же Дон!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20