А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Golden dreams of Eldorado may come true but only in your heart.
Наконец, растворился последний «спрут», и Стена вновь превратилась в неподвижную обсидиановую поверхность.
Музыка смолкла. Сергей помог подняться Дарию, продолжавшему очумело крутить головой, и повернулся к Ортеге. Нав уже пришел в себя. Кивнув капитану, он подошел к Виталию и присел рядом с ним на корточки.
– Как ты догадался?
– Интуитивно. – Виталий улыбнулся, из прокушенной губы протянулась нитка крови. – Когда они ударили инфразвуком, или чем-то, похожим на инфразвук, на меня словно снизошло озарение, и я врубил музыку, первое, что попалось под руку. Как видишь, помогло, только не спрашивай, почему – пока сам не знаю. А все-таки, что ты имел в виду, когда говорил об опасениях Сантьяги?
Ответить Ортега не успел – пол под ногами содрогнулся, сверху посыпалась земля и прочий мусор. Одновременно с толчком откуда-то сзади послышался вибрирующий звук, и по остановившемуся взору Виталия нав понял, что там что-то происходит. И в этот момент Дарий закричал снова.
Поверхность Стены шла волнами. Прижимая к себе отчаянно вопящего масана, Сергей расширенными глазами смотрел, как под обсидиановой поверхностью перекатываются могучие мускулы – именно такая ассоциация всплыла мгновенно. Страха не было, только любопытство, и еще какое-то щемящее чувство утраты, как в момент пробуждения, когда сотканная сном завеса падает, но недостаточно быстро, чтобы можно было успеть рассмотреть, что же за ней скрывалось. А потом в голове вдруг зародилась мелодия – капитан знал, что это песня, хотя то, что он слышал, не имело ничего общего с привычной музыкой. Постепенно стали различимы отдельные звуки, которые складывались в слова, язык был чужой, но, тем не менее, понятный. «Враг, враг, враг пришел… Созывай Стражей, битве быть… Поднимайся, герой, обнажи свой меч… Враг, враг, враг у стен…». Мелодия нарастала, Дарий вдруг затих, бессильно обмякнув в руках капитана, и Сергей, не отрывая взгляда от Стены, осторожно положил на пол ставшее неожиданно тяжелым тело.
– Погаси свет, – вплелся в мелодию чей-то голос. Капитан повернул голову в сторону, откуда он раздался, и обомлел.
Ортега медленно поднялся и развернулся лицом к Стене. Несколько секунд он сосредоточенно рассматривал колышущуюся поверхность, затем сделал шаг вперед и вскинул руки. Виталий, привалившись спиной к бетону, озадаченно переводил взгляд с черных волн на Ортегу – подняться сил у него не было. Неподалеку капитан осторожно укладывал Дария на пол. Гул прекратился, и в наступившей тишине было слышно шуршание плаща масана о запыленную бетонную поверхность.
– Погаси свет, – произнес нав незнакомым голосом, неожиданно увеличиваясь в размерах. Одежда затрещала, и Ортега неуловимым движением сбросил ее остатки на пол.
– Погаси свет! – повторил он, и будто гром прокатился по тоннелю.
Виталий сглотнул и щелкнул по клавиатуре. Прожектора погасли, и в обрушившейся темноте тело Ортеги озарилось мягким серебристым сиянием. Сияние усиливалось, становясь нестерпимым, и вдруг запульсировало в такт волновым перекатам обсидиановой поверхности. Виталий прикрыл глаза ладонью, и сквозь прищуренные веки с замиранием сердца следил за происходящим.
Внезапно участок стены напротив Ортеги успокоился и принялся раскрываться словно тюльпан. Из отверстия полыхнули языки желтого пламени, и сияние вокруг нава вдруг превратилось в огненные доспехи, принявшие на себя удар золотых копий. Ортега пошатнулся, но устоял. Вторую атаку он отбил неожиданно появившимся в его руках пламенеющим мечом, и медленно двинулся вперед, ловко парируя клинком вылетавшие навстречу огненные протуберанцы. Воздух наполнился непрерывным потрескиванием, резко запахло озоном, и Виталий ощутил, как вздыбились все волоски на его теле.
Исполин в сверкающих доспехах подобрался уже к самой Стене, когда черные лепестки начали стремительно смыкаться. Ловко увернувшись от одного золотого копья и отбив мечом атаку второго, Ортега вдруг прыгнул ногами вперед и скрылся в огненном провале. Виталий закричал, лепестки сошлись, и по обсидиановой поверхности вновь прокатилась волна. Крепыш попытался подняться, и тут ему показалось, что на него рухнул потолок. Последнее, что он успел уловить гаснущим сознанием, был Сергей, подмявший под себя неподвижное тело Дария…
* * *
Ортега нырнул в огненный провал, и Сергей каким-то шестым чувством вдруг осознал, что сейчас что-то произойдет. Он упал на Дария, прикрывая масана собой, попытался сгруппироваться, однако обрушившийся на него мягкий удар оказался слишком силен; капитан почувствовал, как какая-то сила отрывает его от земли, многократно складывает, словно картонную коробку, вертит ротором и затягивает в серый омут небытия…
Когда Сергей открыл глаза, первое, что он увидел, было зеленовато-серое небо, по которому стремительно неслись оранжевые облака. Некоторое время он размышлял над непонятным явлением, затем сообразил, что лежит на спине, и поспешно поднялся. Ничего не болело, тело казалось легким, даже невесомым, как бывает после хорошей пропарки в сауне. Капитан огляделся – во все стороны, насколько хватало глаз, расстилалась гладкая, как стол, вересковая равнина, переходящая в восточной части в холмистую местность – Сергей был почему-то твердо убежден, что восток именно там. На западе возвышался черный купол правильной формы, что указывало на его искусственное происхождение. У основания купола наблюдалось какое-то шевеление, время от времени озаряемое неяркими вспышками. Сергей напряг зрение, пытаясь уловить подробности, но расстояние было слишком велико.
– Это Крагг-Тол, цитадель-усыпальница Поландры, – послышался за спиной чей-то смутно знакомый голос. Сергей обернулся и не особенно удивился, обнаружив там Ортегу. На сей раз нав был нормального роста, сидевшие на нем с необычайным изяществом доспехи отливали серебром. В правой руке Ортега сжимал двуручный меч, вызвавший в памяти капитана полузнакомое слово «клеймор», а причудливой формы шлем с пепельным плюмажем покоился на сгибе его левой руки.
– Ортега, где мы находимся? – Сергей обвел взглядом равнину.
– Ортега? – поднял брови собеседник. – Что ж, вполне созвучно… Меня зовут Орте-Гарка.
– Сергей, – автоматически представился капитан.
– Я знаю, – улыбнулся нав. – Равно как и то, откуда ты прибыл.
– Так все-таки, где мы? – повторил свой вопрос Сергей.
– На Последних Равнинах, если ты имеешь в виду местность. А если тебя интересует название планеты, то в вашем мире вы зовете ее Землей.
– В нашем мире?
– Видишь ли, Сергей, – после непродолжительного молчания произнес Орте-Гарка, – все, что нас окружает – не более, чем плод сновидений Спящего. Однако сон, как правило, вещь довольно последовательная, не по содержанию, а по времени проявления. Сны сменяют друг друга, и вместе с ними меняется мир – иногда это происходит плавно, и тогда одна цивилизация органично перетекает в другую, а иногда скачком; в последнем случае изменения сопровождаются глобальными катаклизмами…
– То есть, вы хотите сказать, что и мы с вами – не более чем плод воображения какого-то спящего? – перебил собеседника капитан.
– Не какого-то, а Спящего. Кто он или что он, никому понять не дано. Но он существует, и благодаря ему существует мир.
– А если Спящий проснется?
– Наверное, тогда Вселенная попросту прекратит свое существование, – пожал бронированным плечами Орте-Гарка.
– Ну, прямо солипсизм какой-то, – проворчал Сергей, лихорадочно пытаясь отыскать хоть какое-то логическое объяснение всему происходящему. – Наверное, я просто брежу, – ничего более убедительного в голову не лезло.
– Нет, не бредишь, – покачал головой нав. Легкий порыв ветра взъерошил его коротко стриженные смоляные волосы. – Просто волею Спящего ты оказался здесь, с определенной целью, и, скорее всего, скоро отправишься обратно.
– А что там сверкает, у подножия этой самой усыпальницы? – Сергей решил сменить тему.
– Сейчас увидишь. – С этими словами Орте-Гарка взял капитана за локоть. Мгновенное ощущение полета – и Сергей вдруг обнаружил себя в нескольких десятках метров от подножия обсидианового купола. Только сейчас капитан осознал истинные размеры этого сооружения – в высоту купол вздымался на добрую сотню метров, а в поперечнике достигал минимум полукилометра. Неподалеку находилось десятка три, судя по доспехам, соплеменника Орте-Гарки. Выстроившись полукругом, они раз за разом метали в купол огненные шары, срывавшиеся с наконечников их мечей. Достигнув черной поверхности, шары взрывались с негромким треском, и от места попадания во все стороны разбегались волны. Что-то во всем этом было очень знакомое…
– Стена! – вдруг понял Сергей. – Та самая!
– Стена, – согласился Орте-Гарка. – Пробить которую никому еще не удавалось.
– Зачем же тогда все это? – спросил капитан, кивая на методично работающих воинов.
– Чтобы спровоцировать раскрытие прохода, – пояснил собеседник. – Только таким образом можно попасть в цитадель.
– А зачем вообще туда попадать? – Сергей увидел, как обсидиановая поверхность вдруг пошла пузырями, из которых посыпались давешние мучнисто-белые «спруты», тут же стремительно бросившиеся в атаку. – А это что?
– Отвечаю по порядку, – взмахом меча Орте-Гарка развалил особо ретивого осьминога пополам. Часть воинов прекратила метать шары и вступила в бой с противником. – Только встань чуток сзади, чтобы эти твари до тебя не добрались. Попасть туда нужно для того, чтобы попытаться добраться до портала во Внешние Миры. Одного из последних. А этих тварей мы зовем Стражами, хотя на самом деле предназначение у них несколько иное – они должны поддерживать существование купола.
– И кто же создал такую махину, – пробормотал капитан, опасливо глядя на «спрута», неожиданно превратившегося в полковника Барабаша.
– Асуры, – односложно ответил Орте-Гарка, снося полковнику голову. – Кстати, эти Стражи наделены способностью наводить морок. Мы, навы, к этому невосприимчивы, а вот прочие разумные… – он не закончил и развел руками.
– Навы? – Сергей озадаченно уставился на собеседника. Уцелевшие «спруты» откатывались назад и растворялись в стене.
Несколько секунд Орте-Гарка задумчиво смотрел на капитана.
– М-да, – наконец произнес он. – Цепная реакция – очередное объяснение порождает несколько новых вопросов. Ладно, времени у нас мало, поэтому в двух словах: твой мир отделяет от нашего невообразимое количество Снов, и здесь нет никого из тебе подобных. Среди рас, населяющих этот Сон, самыми могучими были асуры. Но их время проходит, и они постепенно сдают позиции под ударами навов, своих извечных противников, то есть нас. Сегодня мы владеем практически всей планетой, за исключением нескольких подобных цитаделей-усыпальниц, каждая из которых закрывает выход во Внешние Миры. К сожалению, даже проникнув внутрь, нам так и не удалось отыскать работающий выход – все они оказались уничтожены асурами. Осталась последняя надежда на Крагг-Тол, прижизненную усыпальницу Поландры, одного из семнадцати Иерархов. Поэтому-то мы здесь и находимся.
– Не очень-то вас много, – оглядев закованных в доспехи воинов, скептически заметил Сергей. – Я всегда полагал, что штурм крепостей осуществляется силами огромных армий.
– Мы не воины, – покачал головой Орте-Гарка. – Мы Гарки, особая каста. Каждый из нас стоит сотен воинов и магов, вместе взятых.
В этот момент участок стены напротив вдруг стал раскрываться, и из образовавшегося отверстия прямо в бойцов ударили огненные стрелы. «Дежа-вю», промелькнуло в сознании Сергея, когда один из воинов, шлем которого был украшен снежно-белым плюмажем, двинулся вперед. Остальные, отойдя на безопасное расстояние, внимательно наблюдали за происходящим.
– Это Сантья-Гарка, – кивнув головой на удалявшуюся фигуру, пояснил Орте-Гарка. – Сильнейший.
Неожиданно фигуру воина окутало серебристое сияние, и он начал резко увеличиваться в размерах. Огненные копья били все чаще, но исполин с неожиданной ловкостью отражал их атаки.
– Сейчас он доберется до провала и скроется в нем, – быстро заговорил Орте-Гарка, сжимая локоть Сергея. – Так что запоминай: обычно Стражи «просыпаются» только тогда, когда цитадели грозит непосредственная опасность. Но иногда случается, что какой-нибудь Страж очнется раньше времени, и тогда он выходит на «охоту», поскольку для поддержания своей жизнедеятельности ему необходима пища. В качестве пищи Стражи используют энергетику живых существ, предпочитая разумных. Мы не знаем, по какому принципу они выбирают жертву, поскольку нападают избирательно – известно только, что они способны наводить морок, вызывая в сознании знакомые образы и тем самым усыпляя бдительность.
Сантья-Гарка подобрался уже к самому провалу.
– Материал купола – время, – Орте-Гарка заторопился еще сильнее. – Как асуры это сделали, не знаю, но обычным силовым и магическим воздействием пробить его невозможно. Стражи активизируются, когда рядом находится нав…
– То есть, Ортега из моего мира – тоже нав, – все, что Сергей сейчас слышал, больше всего походило на горячечный бред, но, что самое удивительное – он полностью в этот бред верил. – И, значит, вначале он сумел активизировать Стражей, а затем открыть проход…
Орте-Гарка резко повернулся к нему, его глаза расширились:
– И он вошел в провал?
– Да, – реакция собеседника изумила капитана.
– Сантья, стой!!! – Орте-Гарка вдруг сорвался с места и гигантскими прыжками помчался к стене, на ходу уворачиваясь от золотых копий. Но было поздно – именно в этот момент черные лепестки начали сходиться, и Сантья-Гарка, чьи сияющие доспехи отчетливо выделялись на обсидиановом фоне, гигантским прыжком покрыл отделявшее его от стены расстояние и нырнул в огненный провал. Обрушившийся вслед за этим мягкий удар Сергей воспринял как должное, только вот терять сознание ему очень не хотелось…
… Черная поверхность вдруг успокоилась, ее наискось пересекла огненная трещина, и из нее, спиной вперед, вывалился Ортега. Уже пришедший в себя Сергей тут же бросился к нему и помог подняться на ноги. Тело нава по-прежнему отливало серебром, но доспехов на нем уже не было. В углу заворочался Виталий и, чертыхаясь, сел, подтягивая к себе полевой комп. Дарий по-прежнему лежал, не шевелясь, и, похоже, даже не дышал. Капитан помог Ортеге добраться до бетонной стенки и бережно усадил его на пол. Потом подошел к Дарию и попытался нащупать пульс.
– Не трать зря времени, капитан, – в голосе нава сквозила усталость. – С ним все в порядке, просто нагрузка оказалась слишком большой, и сейчас он в отключке.
Неожиданно вспыхнул холодный голубоватый свет – Виталий, наконец, сумел включить прожектора.
– Но он не дышит! – возразил Сергей.
– Для масанов это не обязательно.
– Масанов?
– Ну, вампиров. Или ты не веришь в их существование?
– После того, что я видел и слышал, я, кажется, готов поверить во что угодно.
– И это правильно, – произнес вдруг незнакомый голос, и из темноты тоннеля материализовался высокий черноволосый мужчина в элегантном белоснежном костюме. – Ну вы тут и нашумели, даже до меня докатилось.
– Комиссар! – Ортега поднялся и слегка поклонился.
Вновь прибывший кивнул, изящно подернул брюки и присел возле Дария.
– Все в порядке, через несколько минут придет в себя, – сообщил он, распрямляясь. – А вы как?
– Я тоже в порядке, – Виталий по-прежнему сидел, прислонившись спиной к бетонной стенке. – Только почему-то встать не получается.
– Сейчас я тебе помогу, – сказал Ортега.
Комиссар повернулся к Сергею, продолжавшему внимательно его разглядывать, и протянул руку:
– Рад познакомиться, Сергей Владимирович. Меня зовут Сантьяга.
Капитан принял руку, несколько секунд пристально всматривался в лицо комиссара, а затем тихо спросил:
– А может, вас правильнее было бы называть Сантья-Гарка?
Брови комиссара удивленно поднялись, и он повернулся к Ортеге, издавшему короткий смешок:
– Он удивительно быстро адаптируется к ситуации, – в глазах Ортеги мелькнуло и тут же пропало непонятное выражение.
– Вижу, – медленно ответил Сантьяга и взял Сергея под локоть. – Тогда, Сергей Владимирович, у меня к вам будет деловое предложение, которое я хотел бы обсудить здесь и сейчас. Не возражаете?
– Нет, – капитан посмотрел Сантьяге прямо в глаза. – Не возражаю…
Станислав Брандт
Последний контракт
Рассвет…
Над городом вьются хмурые свинцовые тучи, моросит дождь. Капли стучат по окну, дрожащими слезами стекают по стеклу, оставляя за собой едва заметные причудливые дорожки…
Он ушел на заре. Молча поцеловал ее, виновато улыбнулся, махнул на прощание рукой. На прощание. Прощание… Она знала, что он не вернется. Она поняла это, едва за его спиной захлопнулась дверь. Хотела броситься следом, окрикнуть, остановить, вернуть, но ноги словно прилипли к полу, защемило сердце, а крик так и замер в груди.
Она смотрит в окно. Ждет…
Олег переступил через порог бара, недовольно скривился. Спертый, удушливый воздух был насквозь пропитан едким табачным дымом. В Тайном Городе курить не принято, но этот бар был обычным, человским. Почему Анвар решил назначить встречу именно здесь, а не в более приличном месте так и осталось для наемника загадкой.
Впрочем, ломать над этой тайной голову Олег не собирался. Анвар был из той породы ловкачей, которые делали деньги, балансируя на тонкой грани нарушения Кодекса. Каждый раз Олегу приходилось изрядно попотеть, выполняя контракты теневого дельца. Шас был скуп, лжив и коварен, но при всех своих недостатках обладал одним важным достоинством: ему было наплевать, что его наемник полукровка. Большинство же обитателей Тайного Города общались с такими, как Олег, сквозь стиснутые зубы и с миной отвращения на мордах.
Шас сидел за дальним столиком, что-то жевал, запивал пивом. В отличие от большинства своих родичей коньяк он не любил. За спиной посредника маячила широкоплечая фигура охранника.
Анвар заметил наемника, махнул рукой. Его носатая физиономия расплылась в радушной улыбке.
«Если шас тебе улыбается, берегись: значит, он уже заработал на тебе денег», – вспомнилась Олегу примета чудов.
– Здорово, Олег! – снова улыбнулся Анвар. – Садись… Пива хочешь?
– С утра? – поморщился наемник, отрицательно покачав головой.
– Это для тебя утро, а у меня еще вечер не закончился, – поправил его Анвар. – Сегодня всю ночь в «Пурге» зажигали.
– Ты меня по делу позвал или про свои ночные подвиги трепаться?
– Ишь какие мы нетерпеливые! Злой ты, Олег, не душевный.
– Время – деньги! Заплати – и я буду слушать тебя хоть трое суток кряду.
– Что-то я не пойму, кто из нас шас? Это ведь мне положено быть деловым и прижимистым!
– Тебя подло обманули, Анвар. Сдается мне, что твоими предками были не шасы, а концы.
– Ладно, Олег, поговорим о деле… Надо спуститься в Лабиринт, забрать оттуда одну вещицу и принести мне. Делов на пол дня, а бабки платят приличные. Правда, просто.
– Слишком просто – насторожился Олег. – Что за вещица? Надеюсь, не запретный артефакт?
– За кого ты меня принимаешь! – всплеснул руками шас. – Я не нарушаю Кодекс! Ну, разве что самую малость…
«Ага, но чела или полукровку за такие „малости“ уже давно отправили бы на свидание со Спящим», – усмехнулся про себя Олег.
Анвар был племянником Урбека Кумара и на пару с дядюшкой контролировал почти половину черного рынка Тайного Города. Контрабандная энергия Источников и «левые» артефакты, скупка награбленного у осов и Красных Шапок, контракты, которые даже по меркам Тайного Города были излишне… э-э, деликатными, – для Анвара деньги не пахли. Вернее, пахли деньгами. Поговаривали, что он приторговывает даже с Сабат. Но в это Олег не верил: Анвар – пройдоха и хитрюга, но не идиот – так рисковать он не стал бы.
– Ты слышал о том, как барон Мудрополк пытался проникнуть в Цитадель через Лабиринт? – спросил шас.
Олег кивнул. Вряд ли в Тайном Городе кому-то была неизвестна эта история. Разгром крысиными стаями осов ударного отряда големов барона Мудрополка надолго сделал из Зеленого Дома посмешище.
– Какое это имеет отношение к делу?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37