А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Жил наемник, явно ни в чем себе не отказывая и прожигая некогда заработанные в Тайном Городе кровью и потом деньги.
Двери лифта раскрылись и наемники вышли в просторный холл выдержанный в песочно-золотых тонах. На площадке располагалось всего три квартиры. Кортес решительно шагнул к ближайшей двери и нажал кнопку звонка. В коридоре кто-то завозился и из-за двери донеслось хрипловатое недовольное «Кто там?».
– Свои, Влад, открывай. – Кортес был настроен решительно и даже, как показалось Артему, воинственно.
– Кортес? – теперь голос звучал недоверчиво.
– Я самый, Влад. Ну что пустишь меня наконец внутрь или так и будем через дверь общаться?
Щелкнула пара замков, дверь распахнулась и перед парой наемников появился мужчина лет сорока пяти, с абсолютно белыми седыми волосами. Выглядел экс-наемник взъерошенным и даже встревоженным, хотя всячески пытался это скрыть. Довершал картину торчащий у него из-за пояса «магнум».
– Чего тебе надо, Кортес? – Влад хмуро уставился на старшего наемника, едва они вошли в квартиру.
– Поговорить. Кстати, познакомься, это Артем, мой напарник.
Влад смерил молодого коротким ничего не выражающим взглядом и кивнул, не подавая руки. Артему пришлось ограничиться тоже кивком.
– О чем на этот раз? Помниться после нашего последнего разговора, меня едва не вздернули на дыбе.
– Ты сам был виноват. Я тебя предупреждал, – Кортес безразлично пожал плечами. – И сейчас я опять пришел предупредить тебя, о неприятностях, в которые ты вляпался.
– Тогда можешь сразу уходить, – нахохлился Влад. – Дверь позади тебя. Мне не нужны твои советы и предупреждения.
– Поздно. Я уже подписал контракт на одно дело, в котором ты увяз по самое не хочу. Не догадываешься о чем я? – Старый наемник молчал. – Ну так я намекну. Всего три слова. Алир Кумар. Картина. Теперь понял?
– Кортес, – Влад устало вздохнул, – я уже три года как отошел от дел и не имею никакого отношения к Тайному Городу. И мне глубоко без разницы, что там у вас творится.
– А мне почему-то так не кажется.
– Что ты имеешь ввиду? – Влад вскинул голову и с вызовом посмотрел Кортесу в глаза.
– Сегодня ночью кто-то влез в дом к Алиру Кумару и спалил его картину. Думаю, тебе не нужно напоминать как шасы оберегают свое имущество и какие охранные заклинания для этого используют. А в Тайном Городе, на моей памяти, было лишь два случая успешного проникновения во владения шасов. Один мы уже отмели, за отсутствием возможного исполнителя, остался лишь ты.
– И это все твои улики против меня? – Влад коротко рассмеялся. – Маловато и неубедительно будет, Кортес. Не ожидал от тебя. Думаешь, я такой единственный и неповторимый? Ошибаешься, среди челов самородков хватает. Так что советую поискать среди молодежи, а я уже слишком стар для таких фокусов и вообще, повторяю еще раз для непонятливы, я больше не наемник. У меня свой успешный бизнес и меня вполне устраивает та жизнь, что я веду сейчас. Я уже не в том возрасте, когда ищут романтики и приключений на свою задницу.
– Три года назад, ты был не намного моложе, – негромко заметил Кортес, – и все равно решился влезть в здание Торговой Гильдии.
– Тогда был другой случай. Мы просто поспорили. То, о чем ты говоришь сейчас, не заставит меня совершить даже многомиллионный контракт.
– А долг?
– Что?
– Влад, у меня есть все основания полагать, что данный инцидент с Алиром произошел с непосредственным участием в нем Дитера де Гора. – При упоминании имени рыцаря, в глазах экс-наемника проскочило смешанное чувство тревоги и настороженности. – Ты ведь его должник, Влад.
На скулах седовласого заиграли желваки, но он был непреклонен.
– Я все сказал, Кортес. А теперь выметайся.
– Все значит все, – покладисто склонил голову Кортес, поворачиваясь к двери и делая вид, что собирается уходить. Но неожиданно резко развернулся и сделал короткий выпад. Его тяжелый кулак встретился с переносицей Влада.
Не ожидавший нападения седовласый не успел отреагировать. Удар был не очень сильным. Не такой, чтобы лишить экс-наемника чувств, но достаточно ощутимый, чтобы убедить его в серьезности намерений Кортеса.
– Проклятье, Кортес! За что? – Влад вскинул руки к окровавленному носу. – Я сказал тебе правду. Я тут ни при чем!
– Правду? – Кортес прищурился. – Ну так за нее и пострадать можно.
Он втащил Влада в гостиную и толкнул в ближайшее кресло. К удивлению Артема бывший наемник даже не сопротивлялся.
– А теперь, Влад, – Кортес по-хозяйски достал из бара бутылку коньяка и три бокала, выставил их на стол и наполнил янтарной жидкостью. – мы с тобой поговорим. Тихо и спокойно, по-дружески. И ты мне все расскажешь, на чистоту, тоже по-дружески. Да, ты прав, – Кортес сделал глоток из бокала, – прямых доказательств твоего причастия к этому делу у меня нет. Только косвенные. Но и их достаточно, чтобы устроить тебе сканирование памяти. Знаешь, моя девушка очень неплохо владеет некоторыми приемами и уверен, сможет вынуть из твоей головы много чего интересного.
Широкоплечий наемник недобро ухмыльнулся и налил себе еще порцию.
– И можешь потом сколько угодно жаловаться на наши незаконные действия, – добавил Артем. – Сантьяге.
– Твое здоровье, – Кортес отсалютовал Владу бокалом и сделал глоток.
Седовласый наемник мрачно изучал свои руки, не притрагиваясь к выпивке.
– Влад, я действительно не хочу доводить до подобного, – в голосе Кортеса зазвучало дружеское сочувствие. – Может быть мы с тобой никогда не были друзьями, но нам случалось оказываться в одной лодке. Поэтому в память о старом давай все решим полюбовно. В конце концов, чего ты боишься, ведь по условию контракта ответственность все равно будешь нести не ты, а заказчик.
– Не было у меня контракта, – неожиданно тихо, не поднимая головы, буркнул Влад.
Кортес аж поперхнулся от удивления. Такого заявления он явно не ожидал.
– Что??? Ты что, серьезно?
– Не было у меня контракта, – уже более громко и отчетливо, с ноткой раздражения в голосе, повторил седовласый. – Да, это я влез в дом Кумара. Да, это я пытался спереть у него ту чертову картину, но официально у меня не было никакого контракта, доволен? – И он зло пронзил Кортеса взглядом.
Тот только разочарованно покачал головой.
– Не ожидал от тебя такой глупости, Влад. Честно, не ожидал. Ты же не глупый парень. Очень не глупый. Так какого Спящего ты полез к Кумару без всякой страховки?
– Я больше не наемник Тайного Города, забыл? Меня, считай, выперли из ваших рядов.
– Официально никто не лишал тебя права на практику. Ты сам решил уйти, – возразил Кортес. – Но это ничего не меняет. Однажды связав свою жизнь с Тайным Городом, ты остаешься его частью до конца жизни. Уж тебе ли этого не знать.
– После всего, что случилось, я не мог остаться.
– Ты сам так решил. Было доказано, что ты действовал в пределах допустимой самообороны, а тот рыцарь-узурпатор сам виноват. – напомнил Кортес и как бы невзначай обронил. – Это подтвердил даже сам Дитер де Гор. Это ведь он тебя нанял влезть к Алиру? Чем он прижал тебя, Влад, что ты решился на подобную глупость без контракта? Уж не чувством же долга.
– Ты всегда был сообразительным малым, Кортес, – Влад усмехнулся. – Но я все равно не могу сдать тебе де Гора, потому что в противном случаи полетят не только его и моя головы.
– Ну может быть тогда хотя бы расскажешь, по-дружески, что произошло и почему ты сейчас трясешься и собираешь вещи. Я видел сумки в коридоре. Собираешься сбежать? А у верен, что поможет?
– Не твое дело, – насупился Влад.
– А вдруг я смогу помочь?
– Сомневаюсь.
– А это уже мне решать. Для начала расскажи, что произошло между тобой и этим де Гором на самом деле, а там посмотрим.
– Упрямый ты, Кортес, – вздохнул седовласый. – Хорошо, я удовлетворю твое любопытство, а после спокойно возьму вещи и уеду. И если ты попытаешься меня остановить…– Влад демонстративно положил руку на рукоять «магнума». – Я еще не разучился стрелять.
– Не надо меня запугивать, Влад, – внешне Кортес был совершенно спокоен, но чувствовалось, что седовласый начинает его раздражать. – Не на того напал. Рассказывай.
– Это началось три года назад, когда в баре я прикончил того рыцаря-узурпатора. И серьезных разбирательств с Орденом я избежал тогда, лишь благодаря вмешательству де Гора. Он официально заявил, что сам был свидетелем того, как узурпатор угрожал мне, а я лишь действовал в пределах допустимой самообороны. А так как его слово в Ордене много чего значило, меня довольно быстро оставили в покое, даже не подвергая испытанию «Поцелуем русалки».
– Неужели твое чувство благодарности ему было так велико, что ты решился на ограбление вассала Темного Двора без контракта? – не удержался от язвительности Артем.
Влад окатил его ледяным взглядом.
– Не все так просто, мальчик. Рыцаря-узурпатора на самом деле убил не я. Сана.
– Сана? – Кортес наморщил лоб, вспоминая это имя. – Кажется так звали твою девушку.
– Да.
– Она из черных морян?
– Да. И этот чертов узурпатор оскорблял ее. Я вмешался. Он полез на меня с кинжалом… В общем у него были все шансы порезать меня в навский шуркь. Сана не позволила.
– А де Гор видел, кто на самом деле прикончил рыцаря, – догадался Артем.
Влад с горькой усмешкой посмотрел на молодого наемника и снова перевел глаза на Кортеса.
– Сообразительный у тебя напарник, Кортес. Да, он видел, как Сана всадила рыцарю нож под ребра. Я тогда всю вину на себя взял. Мне в любом случаи пришлось бы легче. Я все же был уважаемой личностью в Городе. А Сана кто? Просто моряна. Бедная девочка из презираемой семьи. Орден любыми правдами и неправдами добился бы ее казни.
– Значит де Гор шантажировал тебя Саной, – скорее утвердительно, чем вопросительно произнес Кортес и скрипнул зубами.
– Ублюдок, – негромко, но отчетливо процедил Артем.
– Да, – невесело согласился Влад. – Тогда он с меня ничего не потребовал. Сказал, придет время – верну долг.
– И когда он предложил тебе ограбить Алира, причем не заключая контракта, чтобы самому не засветиться, ты согласился, хотя заранее знал, что подставляешь шею под удар самому Темному Двору, – заключил Кортес.
– У меня не было выхода.
– Выход всегда есть, только не всегда это понимаешь во время, – философски заметил наемник.
Влад фыркнул.
– Оставь свои речи для Сантьяги. Это он у нас любитель высокопарной словесности. Мне это сейчас уже не поможет. Ты узнал, все что хотел Кортес, теперь убирайся. Мне нужно собираться. – Влад решительно поднялся из кресла и направился к выходу из гостиной. – И не пытайся меня остановить. Я уже отправил Сану подальше из этого города, из этой страны, на другой конец земного шара. Теперь я должен уехать сам, чтобы позаботиться о ней.
– Я не буду тебя останавливать, – Кортес действительно не сделал попытки подняться. – Но не понимаю к чему такая спешка? Я ведь еще не звонил Сантьяге и ничего ему не рассказал.
– Да при чем тут Сантьяга! Кортес, я же провалил заказ. Я должен был не испортить эту картину, а украсть, чтобы затем в целости и сохранности доставить ее де Гору. Но когда я попытался отключить охранное заклинание, там что-то переклинило… клянусь, я такое первый раз видел: изображение в центре на глазах плавиться стало. Де Гор еще не знает о провале, но когда узнает, нам с Саной не жить.
– Влад, а если я поклянусь спокойным сном Спящего, что смогу вытащить тебя и Сану из этой передряги, но тебе придется подтвердить перед Сантьягой причастность к этому делу де Гора, ты согласишься?
Влад, прищурившись, посмотрел на Кортеса.
– Я не собираюсь становиться еще и твоим должником.
– Никаких долгов, Влад. Можешь считать это актом доброй воли с моей стороны.
Седовласы наемник молчал, пристально изучая лицо Кортеса и обдумывая, стоит ли верить тому. Чтобы помочь ему наконец принять решение, Кортес высказал последний свой аргумент.
– Ты, конечно, можешь сбежать, но подумай еще раз. Вряд ли ваша семейная жизнь с Саной будет такой замечательно и безоблачной, если вам придется все время прятаться, скрываться и жить с оглядкой назад. А в моих силах всего этого не допустить и навсегда избавить тебя и ее от грязного шантажа зарвавшегося рыцаря.
Видимо это подействовало, потому что Влад действительно сдался.
– Не знаю почему, но я верю тебе, Кортес.
Кортес улыбнулся.
– Потому что я не де Гор, Влад и никогда не опускался и не опущусь так низко.
* * *
Расставить все точки над «i» собрались в офисе «Неприятных ощущений». Кроме двух наемников и комиссара, тут присутствовал амбициозный рыцарь-коллекционер Дитер де Гор и Алир Кумар собственной персоны. С рыцарем, правда вышла некоторая заминка, он категорически не хотел являться на встречу, ссылаясь на занятость и просто отсутствие желания общаться с комиссаром и его наемниками. Но Сантьяга умел убеждать. Алир же, наоборот, примчался с радостью. Художник не мог пропустить такого момента. Что может быть лучше, чем разоблаченный и пристыженный противник. Первые минут десять де Гор усиленно отпирался и все отрицал, уповая на то, что все это происки Темного Двора, а все эти обвинения в его адрес, лишь очередной повод разжечь конфликт между Навью и Чудью. Поэтому Кортесу не оставалось ничего, кроме как пригласить в их скромную компанию еще и Влада.
Но де Гор был крепким орешком.
– Все ваши обвинения глупы! Я не заключал никого контракта и это легко проверить, – бушевал оскорбленный де Гор. – А этот чел явно действовал на свой страх и риск. А теперь просто пытается свалить все на меня!
– Говорит он правду или нет, проверить весьма просто, – напомнил Сантьяга. – Достаточно будет испытания «Поцелуем русалки». А когда выясниться, что он все же говорит правду, то к вашему обвинению в незаконных действиях против вассала Темного Двора, повлекшим уничтожение его собственности, добавятся еще лжесвидетельства. Боюсь, рыцарь, после этого вам будет трудно смотреть в глаза многим своим соратникам и друзьям. Возможно так же, что вы даже потеряете свое положение в ложе.
Де Гор, насупившись, молчал довольно долго, явно обдумывая ситуацию, в которую попал и, наконец, нехотя буркнул:
– Ладно, чего вы хотите?
– На самом деле, – Алир тонко улыбнулся, – я тоже не горю желанием выносить этот маленький инцидент на всеобщее обозрение. А потому предлагаю решить все мирно, путем, так сказать, компромисса.
– То есть? – де Гор, до этого демонстративно не смотрящий в сторону художника, наконец соизволил взглянуть на него из под кустистых рыжих бровей.
– Ну, я предположим забуду, о том, что по вашей милости я лишился раритета. С трудом, но забуду. А вы постараетесь возместить мне потерю картины чем-нибудь не менее ценным.
– Например?
– Например… – Алир постучал пальцем по подбородку, размышляя. – Вы помните ту золотую китайскую маску, Дитер, которую семьдесят лет назад вы приобрели на аукционе в Англии, а потом отказались мне продать. – Судя по вытянувшемуся лицу рыцаря он прекрасно помнил. – Так вот, думаю ее будет вполне достаточно.
Только присутствие Сантьяги и трех крепких наемников не позволили де Гору вцепиться шасу в глотку. Хотя он был близок к этому. Покрасневший от бессильной ярости, рыцарь едва не жег всех пламенем из ноздрей.
– Мне кажется это справедливым. – спокойно заметил комиссар, но его черные глаза смотрели на рыцаря холодно. – Не правда ли, Дитер. Не большая цена, за все те неприятности, что вы доставили нашему уважаемому Алиру Кумару.
Пыхтящий де Гор с трудом подавил в себе вспышку ярости и кивнул.
– Вы правы, комиссар. Действительно, очень… кхм… мило со стороны Алира простить меня за эту глупую выходку. – Было видно с каким трудом гордому рыцарю даются эти слова. – Я еще раз, прошу у него прощения и прошу принять в качестве компенсации за нанесенный ущерб и в знак примирения мой скромный дар в виде золотой маски. – Де Гор вежливо поклонился.
Алир Кумар ответил таким же сдержанным поклоном, с трудом сдерживая расползающуюся по лицу улыбку.
– Что ж, можно считать инцидент исчерпанным, – Сантьяга довольно потер руки.
* * *
Пристыженный, а потому злой де Гор уехал первым. Вслед за ним упорхнул Артем, которому неожиданно позвонила Инга, заявив что соскучилась, сбежала от родителей и соответственно из Франкфурта и сейчас ждет его в аэропорту. Поэтому, привыкшему к неожиданным и сумасбродным выходкам своей подруги, Артему не оставалось ничего, как мчаться встречать ее. Почти одновременно с ним, тепло попрощавшись со всеми, удалился довольный Алир Кумар.
В офисе «Неприятных ощущений» остались лишь трое – Кортес, Влад и Сантьяга.
– Комиссар, а что будет теперь со мной и с Саной? – поинтересовался бывший наемник, теребя молнию куртки и стараясь не смотреть в глаза Сантьяге.
– Ничего не будет. Алир ведь не дал делу ход в так сказать высшие инстанции. Мы все решили полюбовно и в узком кругу семьи, – Сантьяга негромко рассмеялся, – А значит официально никакого происшествия вообще не было. К вам тоже особых претензий нет. Вы действовали по принуждению. Поэтому можете расслабиться и жить спокойно.
– Но де Гор… – Влад оставил молнию в покое и сейчас не знал куда деть руки. – Он может попытаться мне отомстить.
– Не думаю, – не согласился с ним Сантьяга. – Сегодня уважаемый рыцарь получил хороший урок и относительно легко отделался. Вряд ли в скором будущем он захочет снова ввязаться во что-нибудь сомнительное. Если вообще когда-нибудь захочет. – И после недолгого размышления добавил. – В любом случаи, как бы там ни было, вы и Сана всегда можете рассчитывать на помощь со стороны Темного Двора.
Сидящий в соседнем кресле Кортес, прикрыл усмешку рукой, глядя на вытягивающееся лицо Влада. Такого предложения от Сантьяги он точно не ожидал.
– Спасибо, комиссар за столь… э… щедрое предложение, – Влад был смущен. – Но все же я лучше пока уеду.
– Это ваше право, Влад, – Сантьяга пожал плечами. – Но если решите вернуться в Тайный Город и снова стать наемником, милости прошу. И постарайтесь больше не попадать в щекотливые ситуации.
– Я запомню ваши слова, комиссар, – Влад постарался искренне улыбнуться, но получилось немного натянуто. Видно было, что в присутствии Сантьяги он чувствует себя крайне неудобно. – У меня к вам только один вопрос. Это касается той картины… Почему она выгорела, комиссар? Мне казалось я все делал правильно.
– Вы действительно все делали правильно, – согласился комиссар. – Просто случилось непредвиденное. Дело в том, Влад, что на этой картине стояла личная магическая подпись художника, ее написавшего. Собственно ничего особенного эта подпись из себя не представляла. Просто предохраняла картину от старения и делал абсолютно невозможной ее подделку. А когда вы попытались преодолеть защитное заклинание, оберегавшее картину, ваше грубое вторжение в магические поля привело к некоему конфликту. Защитное заклинание «Глаз Валькирии» по идеи должно было уничтожать, точнее сжигать любого, кто приближался к картине ближе, чем на пять метров. Но вместо этого, в тот момент когда вы активизировал свои артефакты для его нейтрализации, произошло непредвиденное: магическая подпись дала сбой в работе «Глаза Валькирии» и в результате вместо того, чтобы спалить вас, «Глаз» спалил то, что по идеи должен был охранять. Редкий случай, но такое случается, даже в магии. Я понял это по остаткам магической энергии в кабинете Алира. Потом сопоставил еще кое какие данные. И теперь абсолютно уверен, в том, что говорю.
– Мда… нет в этом мире совершенства, – задумчиво протянул Кортес, отпивая из бокала. – Но Алиру от этого не легче.
– Думаю, – комиссар лукаво улыбнулся, – он уже утешился новым раритетом.
ЭПИЛОГ
– Зачем ты хотел меня видеть, Сантьяга? – завернутый в черный плащ повелитель Нави пристально изучал расположившегося перед ним на столе нава в светло-бежевом костюме. – Чтобы лишний раз продемонстрировать мне свою ужасную обновку. Опять между прочим белую.
– Бежевую, князь, бежевую, – поправил его Сантьяга. – И это не обновка. Я уже как-то надевал этот костюм.
Черная фигура недовольно заклокотала и еще глубже завернулась в окружающий ее тягучий, почти осязаемый мрак.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37